Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Личность

"Господи! Научи нас любить..."

Интервью с иеросхимонахом Виктором (Гранкиным.


Льгов — один из городов древнего Новгород-Северского княжества в составе Киевской Руси — сегодня мало чем отличается от других районных центров Курской области, это и город и деревня одновременно. В летние вечера стада коров бредут по мощеным улицам, догоняя случайных прохожих. Жители трудятся на своих огородах, а по воскресным дням, с утра пораньше, идут в храмы, которых во Льгове несколько. В одном их них, в Успенской церкви, 37 лет прослужил давний друг и постоянный автор "Благовеста", в недавнем прошлом митрофорный протоирей, а ныне иеросхимонах Виктор (Гранкин). В домике настоятеля Успенского храма, где и теперь, уже год как на пенсии, живет один-одинешенек отец Виктор, нас встретили звуки песнопений, записанных на магнитофон хозяином-старцем, ему уже далеко за семьдесят.

— Мой хор поет! — благодушно восклицает священник, — у архиерея такого хора раньше не было, — я замечаю, как на его глаза наворачиваются слезы... Время проносится перед ним, позади лишения военных и послевоенных лет, позади страшная, жестокая эпоха, позади трудные десятилетия, почти полвека служения Церкви Христовой. Впереди... Бог знает, что впереди.
— А знаешь, раньше лучше было, — доверительно говорит отец Виктор, — дисциплина в Церкви строгая была. Если бы не насилие, которое тогда над верующими творили, все сложилось бы совсем иначе... а теперь дали свободу, только пользоваться мы ей не умеем. Не научились, не подготовлены. Хор мой теперь в храме не поет, расстались с теми певчими молодые священники, жизнь своим чередом течет и всех нас за собой увлекает: хочешь — не хочешь! Я тебе скажу, что та брань, которая сейчас в Церкви идет, духовно страшнее, чем то, что мы, старики, пережили. Страху-то мы натерпелись, знаем, что это такое. Помню, еще мальчишкой зашел я в храм, а мать мне: "Смотри, смотри, сынок, молчи, без отца останешься". Тогда сопротивляться было невозможно: меня расстреливали в войну, что ты сделаешь, когда на расстрел ведут?.. А сейчас сопротивляться надо. Но сопротивляться дьяволу, ох, как трудно! Дьявол-то, видишь, обманщик и льстец, и не сразу его козни распознаешь. А когда он явит свой мерзкий вид, тут-то страх и начнется по всей России. Я не доживу, вы доживете.
— А удастся этот страх преодолеть?
— Удастся, если Президент и Патриарх договорятся.
— Канонизация Николая Второго была ли для вас неожиданностью?
— Я ожидал ее, многое еще в те годы ожидали и надеялись на это. Теперь проклятие с России снято. Схиигумен Кукша (Величко) мне давно об этом говорил...
— Как Вы с ним встретились?
— Великая старица схимонахиня Мисаила из села Муравлево направила меня к нему. Также и матушка-схимница Евстолия из Курского Троицкого монастыря в путь благословила. Приехал я к отцу Кукше в Почаев в 1953 году и, представь, остался у него на три месяца келейником. Строгий старец был. Матушка-то Евстолия все мне говорила: "Иди в монахи, иди..." — а он на постриг меня тогда не благословил, но моим родным предсказал, что я священником буду. Значит, крест мой такой... 15 лет назад похоронил я свою матушку, двое сыновей у нас, оба врачи. Есть ли горе более тяжелое и гнетущее, чем потеря жены для Православного священника? Это равносильно погребению самого себя. А когда человек приближается к преклонным годам, он больше, чем в молодости, нуждается в спутнице. Прошлым летом старец архимандрит Ипполит (Халин) постриг меня в великую схиму. Мы почти ровесники, помню, познакомились с ним в Глинской пустыни. Но он уже давно монах, а я вот только-только начинаю монашеский путь... Глинский старец схиархимандрит Андроник (Лукаш) благословил меня служить в Успенской церкви во Льгове. Я ее за много лет с Божьей помощью отстроил, расписал, кресты поставил, в руинах ведь она была, я помню, помню...
...Не забывают благодарные прихожане Успенской церкви крестных ходов, которые много лет возглавлял отец Виктор. И по городу шли с хоругвями, и на кладбища, в последний путь, уходили с иконами, крестным шествием. Не забывают его вдохновенных проповедей. Помнят добро. И не только во Льгове, но и в Уразово, Валуйках, Велико-Михайловке, — в тех приходах Курской епархии, где еще раньше, с 1955 года, восстанавливал разрушенные храмы тогда еще совсем молодой отец Виктор Гранкин.
Тяжел священнический крест. И — "в мире скорбны будете", предупредил Господь.
"Вот и остался я один на этом свете, и лямку эту тяну уже более четырнадцати лет. И нет мне помощи ни от кого, а только лишь одни подножки да насмешки, — это строки из прошлогодних дневников отца Виктора, скорбные строки. — Ведь когда моя супруга жива была, мы только радовались и молились Творцу Вселенной, так было радостно и весело на душе! А еще вспоминаю я свое детство, Курск, и старенького дедушку. Вот бежит Витя из школы и на весь двор кричит: дедушка, я получил "пять". А старичок с улыбкой ему отвечает: а почему, внучек, не "шесть"? И прижимает внука к себе и гладит его по головке и улыбается. Господи, какая же радость была! Вспомнишь, только слезами зальешься. И только мне остается одна надежда, одно упование. Ты, Господи, и Твоя Матерь, наша Заступница, Она Одна лишь может мне помочь, а потому я стремлюсь вопиять к Ней и день, и ночь, дабы устоять мне от лжи и превратностей мира. Душа моя волнуется, а я сам не знаю о чем. Боже, услыши шепот уст моих, Господи, Господи, услыши вопль мой! Ты Один знаешь, что я страдаю, и силы совсем покидают меня. Отогрей мое сердце, Господи! Разожги в нем неугасимый огонь любви к Тебе, не дай мне погибнуть от диавольского холода, смилуйся надо мной. И всех нас научи терпению и смирению, ибо мы не знаем, где та грань, где та черта, за которой — пропасть..."
— Почему Вы перестали писать, отец Виктор?
— Я не переставал. Но что-то больше не пишется. Значит, время подошло... В молодости я рисовать любил, нравилось, сам не знаю, почему. Потом уже больше "не рисовалось", не до того стало. Недавно во Льгове изданы мои книги "Христос Воскресе!" и "Слава Богу за все!" — записки из дневника, проповеди. Сам Святейший Патриарх Алексий II мне за эти книги благодарственное письмо прислал: "Милость Божия да укрепляет Вас!"
Отец Виктор протянул нам свои книги с изображением Успенской церкви на цветных обложках.
— Что бы Вы пожелали читателям "Благовеста"?
— Веры, — последовал незамедлительный ответ, — стояния в Православной вере. А будет вера, будет и любовь. Ведь у людей отняли веру, а вернуть забыли, вот и расплодились колдуны да экстрасенсы: свято место пусто не бывает. Привораживают много, "ты, девочка моя, талисманчик парню подари, и он тебя полюбит". А потом в сточных канавах тех парней находят. Никого не расстреливают, а люди гибнут насильственной смертью тысячами. Вот следствие неверия.
— Наследие советских лет?
— Не только, общество давно ушло вперед.
— Льгов, как известно родина советского писателя Аркадия Гайдара. Вы согласились бы его отпеть?
— Безбожника? Нет, никогда. А вот его родственника, Егора Гайдара, наверное, согласился бы... Но, конечно, желаю всем только здравия.
— Сильно изменился мир за эти годы?
— Да, очень. Жадные мы стали. На деньги меняют и мать, и отца, и брата. Раньше дед радовался внукам, теперь деды водке радуются. Но надо зло покрывать добром. Прежде всего — в семье. Мой отец в семье был шестнадцатым ребенком, а мать — двенадцатым. И жили, росли в любви и согласии. Чтобы кто черным словом выругался — не было в семье такого. Даже ссорились любя. "Глупенькая", — это муж жене говорил с любовью! А что сейчас говорят? Сами знаете. Стыда нет. Все смешалось. Теперь любовниц "женами" зовут, а какая она тебе жена, если не венчаны?.. И никому до этого дела нет. Когда "кулачили" моего деда по матери, Ивана Андреевича, люди возмутились, за него все село как один человек заступились. А сейчас кто за кого заступится? Свой своего не встречает. Как будто чужие... По-человечески, я бы на всех телеканалах по 4 часа в сутки Православное вещание организовал, чтобы людям веру вернуть. А как по-Божьи? "Не ваши пути Мои пути", — говорит Господь. Жизнь не заменить телевизором. Господь Сам все устроит. Он же Бог-Ревнитель и каждый день промышляет о всех нас, о всей России.
- Вы можете смотреть теперь "со стороны" на все, что происходит в России?
— Нет, я не отделяю себя от церкви, от своего народа…

Около домика отца Виктора столпилось полтора десятка человек, ожидавших возможности побеседовать с ним, попросить духовного совета.
Мы простились со схимником, поблагодарив его за любезно предоставленные, еще нигде не публиковавшиеся дневники.
"Чтобы возродить духовность и традицию Православия, — прочитал я запись, датированную июлем 2002 года, — нужен личный пример Православной Церкви, нужно, чтобы люди верили ей как Матери и шли в ее лоно без смущения, с верой и надеждой на Ея Главного Пастыря Господа нашего Иисуса Христа. Господи!.. Научи нас любить всех, по заповеди Твоей, всех, хороших и плохих. Откуда нам знать, кто хуже и кто лучше! Это открыто только Тебе, Боже милосердный, Сердцеведче наш! О, как нам не допустить в сердца наши пренебрежения к падшим братьям, запутавшимся в крепких сетях сатанинских. Как сохранить сердечную нелицемерную любовь ко всем, как сохранил ее Ты, Господи, даже тогда, когда в Тебя бросали камни и плевали Тебе в лицо..."
...Господи, научи нас любить!

Евгений Муравлев, г. Курск
20.09.2002
1166
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
1 комментарий

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru