Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:



Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Личность

Улица имени Гурника

Вспоминая о добром пастыре.

Вспоминая о добром пастыре.

Решением Совета Исилькульского городского поселения Омской области от 30 января 2018 года часть улицы Партизанской по четной стороне с № 116 по № 190 переименована в улицу имени Н.В. Гурника - нашего дорогого батюшки.

Какая Божия милость, что есть память, - можно вернуться в любое жизненное обстоятельство, а когда эти обстоятельства духовно укрепляли, то возвращаешься памятью в них много раз.

20 сентября 2018 года было пять лет, как освятили наш храм, а 21 сентября исполнилось бы 55 лет нашему настоятелю протоиерею Николаю Гурнику. Память так и возвращается в те дни, когда мы готовились к освящению храма, а у батюшки как раз был юбилей, 50 лет. Но освящению храма предшествовали тревожные события.

Это было летом 2013 года, мы знали, что батюшка плохо себя чувствует, у него постоянно обострялся бронхит, болели прооперированные ноги (удалена часть вен, было 22 шва на ноге) и тревожило сердце. Но он старался об этом не говорить, терпел как мог. После службы иногда он присаживался на лавочку в храме и отдыхал, лицо становилось бледным, я предлагала накапать сердечных капель, он иногда соглашался. Мы делали ему всякие сердечные составы, натирки для ног, его духовная дочь в Москве заказала специальные гольфы, чтобы как-то облегчить боль. Батюшка был очень благодарен за всё.

В один из таких дней отец Николай служил у нас вечернюю службу. В этот вечер он был как-то особенно собран, сосредоточен, на лице была такая одухотворенность, от него веяло покоем и миром, он выходил из алтаря помогать нам на клиросе, подсказать, что не знаем. И когда мы читали канон, он слегка облокотился на стол с нашими нотами и как-то задумчиво замер. Мы переглянулись, но даже не догадались, что ему было очень плохо с сердцем. Он закончил Богослужение, поговорил с женщиной, которая хотела окреститься, и повез нас с моей мамой домой. Обычно батюшка ночевал у нас, чтобы не ехать еще 40 километров, а утром возвращаться обратно, - дороги очень тяжелые. Но когда мы подъехали к дому, он сказал, что ему надо ехать домой, срочно. Отказался и от предложенного валидола: «Ничего не надо, мне надо скорей домой, к матушке, к детям… Все вопросы по стройке решим завтра». Он надел солнечные очки, по-видимому, чтобы скрыть невыносимую боль.

Как только он заехал во двор, зашел в дом и сразу потерял сознание, «скорая» приехала и забрала его, он находится в очень тяжелом состоянии… - об этом я узнала, позвонив матушке Евгении. Слезы ручьем лились из моих глаз, я обзвонила кого могла, чтобы молились, мы на коленях просили Господа подержать его на земле, просили так, что чувствовали - Господь слышит. Заказывались сорокоусты, Неусыпаемая Псалтирь во многих монастырях России, в Иерусалиме, на Афоне, в Черногории, на Валааме. И Господь по молитвам его семьи, по нашим и вашим (я ведь просила и ваших молитв, дорогие читатели «Благовеста»!) поднял батюшку со смертного одра. Через несколько дней я попросила разрешения позвонить ему. Голос был тихий и слабый, я передала ему поклоны, сказала, что трудимся, всё хорошо, только бы он поднялся, как он нам нужен. Батюшка говорит: «Я должен был умереть, меня подняли молитвы». Потом он мне сказал, что хотел умереть дома, чтобы рядом были родные, - спустя три года так и получилось, упокоился дома на крылечке. Хотели перевезти его в Омск в больницу, но он отказался.

Когда он приехал на службу после лечения, сказал такие слова: «Я очень люблю Господа, я так Его люблю, что готов хоть сейчас умереть, но прошу у Него хотя бы три годика пожить, у меня детки еще не все стоят на своих ногах, младшенького бы подрастить еще…» Так и получилось, через три года упокоился.

После больницы батюшка стал готовить храм к освящению, привозил из Омска Епархиальную комиссию два раза, они всё смотрели, делали указания, что докупить, что достроить, где еще раз подбелить. Потом он их увозил. Стояла сильная жара, батюшка переутомлялся, опять себя не щадил. И незадолго до освящения попал в больницу с очередным сердечным приступом. Мы все время были с ним на связи, старались - и всё получалось, храм был полностью готов.

Батюшка отпросился из больницы и приехал на вечернюю службу очень бледный, слабый. Мы так переживали. Священники и Архиерейский хор из Омска тоже должны были приехать на вечернюю службу, а Митрополит Омский и Таврический Владимир утром. Служба шла, мы уже подумали, что никто на вечернюю не приедет, и как раз в тот момент, когда батюшка поднял Евангелие, а мы на клиросе запели: «Воскресение Христово видевше, поклонимся Господу Иисусу…» - вдруг такой хор запел, как будто небо открылось. Мы повернулись, а в дверях столько батюшек и хор Архиерейский, так поют, что слезы хлынули из глаз, душа, как на Пасху, затрепетала от радости, батюшка просиял весь! Словно силы влились в него, а это так и было. Я никогда не забуду этого пения, оно меня укрепляет по сей день!

Храм освятили, Владыка не сделал ни одного замечания. Все переживали, но прошло всё хорошо!

Потом мы ездили к батюшке на юбилей, его шли и шли поздравлять, и администрация, и музей, и гороно, и прихожане, и начальники разных предприятий, так было радостно. На освящение храма прилетела из Москвы архитектор Наташенька Бледнова, она очень ценила разговор с батюшкой, звонила ему часто, спрашивала советов. Он находил всем теплые и нужные слова. Было столько цветов!.. - но все тревожились о его здоровье. Впереди было еще три года…

А сейчас уже пошел третий год со дня его упокоения. Духовная дочь батюшки библиотекарь Елена Владимировна Абышева подготовила и оформила в Центральной районной библиотеке книжную выставку к 55-летию отца Николая. Собраны материалы из архивов музея, местной газеты, из личной библиотеки батюшки. Последняя книга, которую читал батюшка при жизни, была - «Как живут наши умершие и как будем жить мы по смерти».

Он всегда старался, как учит Евангелие, сесть на последнее место, но Господь Сам пересаживал его на первое.

Мы были рядом с этим замечательным духоносным пастырем, он учил нас правильно радоваться и мудро переносить невзгоды.

Я верю словам преподобного Амвросия Оптинского, что «каждый человек рождается в то время, которое максимально подходит для его спасения». Для батюшки было это время, а для нас оно пока есть. Помоги Господь прожить достойно, с молитвой на устах и чистым сердцем.

Татьяна Борозенец, староста прихода св. князя Владимира
с. Аполлоновка Исилькульского района Омской области.

Приоритетом в семье была любовь

Вспоминает старшая дочь протоиерея Николая Гурника Богдана Николаевна Клаберданц (Гурник):

- …Никогда не называла его отец, поэтому по-детски и со всем искренно вложенным в слово папа чувством расскажу именно о папе.

Нас в семье четверо детей. Главным приоритетом была любовь. Достаточно было одного взгляда папы, как тут же всё вставало на свои места. Папа учил нас быть бойцами в этой жизни: «Есть цель - добейся, нет - не мешай другим». Именно таким методом и строили родители наше воспитание. Когда мне было лет десять, то, как и каждому ребенку, хотелось попробовать всё, я записывалась во все кружки и секции. Но меня не привлекли ни спорт, ни рукоделие, и даже любимые попугаи подвели… И тут папа предложил поступить в музыкальную школу. Я с радостью согласилась и с легкостью взялась за обучение. Но интерес за два года пропал… Я категорически отказалась заниматься и радостно спустила аккордеон со второго этажа своего дома по лестнице. Вы думаете, на меня кричали? Нет! Немое кино отдыхало на тот момент, я, как Чарли Чаплин, перетаптывалась на месте, ожидая приговора. Мы так долго искали аккордеон, папа, можно сказать, пол-области объездил…

Папа посмотрел на меня и сказал, обращаясь к маме: «Она никогда и ничего до конца не доведет…» Эти слова, эта интонация сразили меня, я почувствовала, что с ними пропали надежда и вера в меня моего папы!.. Но эта история мне очень в жизни помогла. После третьего курса аграрного университета я вышла замуж, перевелась на заочное обучение. Вскоре узнала, что нужно уходить в академический отпуск. Оставалась одна сессия - и диплом… но не было никакого желания учиться: дом, семья, заботы. И тут перед глазами встала картина из детства, где папа еще черноволосый, и его грустные глаза, а я маленькая девочка. И тогда я сказала себе: «Диплом у меня будет». Только сейчас я понимаю, насколько он был дальновидный. Он знал про нас лучше, чем мы сами про себя. Учиться я пошла только по воле папы. Какая девочка мечтала получить образование со специальностью «Лесное дело»? Мало какая. А я смирилась, сделала, как он хотел, и в 27 лет стала директором лесхоза. Теперь твердо могу сказать: я люблю свою профессию.

Когда мы выросли и у нас появились свои дети, отношение папы к нам не изменилось. Он давал нам возможность чаще с ним разговаривать, делиться горем и радостью, победами и поражениями. Бывало, сядем друг против друга, он возьмет мою руку в свои большие теплые руки и скажет: «Ну рассказывай, дочечка!» Его советы всегда были к месту. Одна обида была у нас у детей: он всегда был с народом, мало бывал дома, а когда появлялся, мы старались, чтобы он отдохнул. Помню ночные встречи с разными людьми, у которых горе или просто душевная рана. Все знали, куда идти, в какую дверь стучать, а мы стояли и бубнили: «Ну сколько можно…» А папа обернется и нам вслед: «Сколько нужно!»

После школы я поступила в Аграрный университет в Омске. Счастливая, я решила незамедлительно покорить город и узнать его. Села в троллейбус и поехала в неизвестном направлении и… заблудилась. Вышла на какой-то остановке и не знаю, куда направиться. Догадалась взять телефон, набрать папин номер и сказать, что не знаю, где я нахожусь, как вернуться в общежитие, тоже не знаю. Стою и плачу, потерявшаяся и обиженная на весь белый свет. Папа задает наводящие вопросы: «Что рядом видишь? Что написано на остановке?» А я только рыдаю и ничего ответить не могу. И вдруг я в трубке слышу твердый ласковый папин голос: «Стой, дочечка, на месте, никуда не уходи, я выезжаю!» Вот она - жертва ради близкого человека, ради спокойствия родной дочери. А ехать-то почти два часа. Можно, конечно, было попросить кого-то из знакомых помочь мне, найти и проводить. Но папа сам решил помочь своему ребенку. Этот поступок очень дорог моей памяти. Мы видели пример отношений наших родителей. И вот теперь я мама троих детей и наконец понимаю каждое сказанное папой слово, напутствие, наставление, совет. Беру с папы пример и надеюсь, что стану для своих детей тоже примером.

202
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
9
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2019 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru