Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)


​Сладкое послушание у Бога

К двадцатилетию газеты «Православный Симбирск». Воспоминания ее первого редактора Сергея Серюбина.

К двадцатилетию газеты «Православный Симбирск». 

Об авторе. Сергей Вячеславович Серюбин родился в г. Ульяновске в 1959 году. По образованию радиоинженер. С 1996 г. основатель и первый редактор газеты «Православный Симбирск». Автор Православных документальных фильмов. Староста храма во имя Архистратига Божия Михаила, что в с. Белый Ключ г. Ульяновска.

Храм на Пятницкой улице

В декабре ­2016 года исполняется ровно двадцать лет выходу в свет первого выпуска епархиальной газеты «Православный Симбирск». Дата немаленькая, и я успел очень хорошо прочувствовать этот отрезок времени.

Лето 1996 года. Истекал последний год моего занятия спортом. Мотаясь по сборам и соревнованиям, я оказался проездом в Москве. С февраля уже шел отсчет моей новой, церковной жизни, и я старался, где бы ни побывал, совмещать это с посещением Православных святынь. Позади уже были Дивеево, Оптина пустынь, Троице-Сергиева Лавра, Пафнутьев-Боровский монастырь. Мне, нетерпеливому неофиту, Православие постепенно открывало свою могучую красоту. И я старался впитывать в себя всё, что хоть как-то утоляло духовную жажду. Так я оказался на улице Пятницкой в магазине «Православное слово». Располагается он и по сей день на территории Троицкого храма. В те годы большинство уцелевших русских храмов были только-только возвращены верующим и представляли из себя внутри пустые, небеленые, с грязными подтеками стены, иконы в них стояли на полу, на стульях или на подоконниках, а иконостас состоял зачастую из больших грубых листов обычной фанеры. Иногда правый или левый приделы были до потолка занавешены огромным полотном полиэтилена, и было видно, что там велись строительные работы. Это был очень романтический период жизни нашей Церкви — Православная жизнь возрождалась буквально на глазах!

Храм на Пятницкой был тогда именно такой. В его притворе были развернуты простенькие столы с духовной литературой. И перебирая эти книги, я вдруг наткнулся на газету. «Что это? — подумал я. — Откуда здесь, в храме, газета?» Приглядевшись, обнаружил, что газета была церковная — «Православный Санкт-Петербург». Мне стало интересно сравнить ее со светскими изданиями. Да, по верстке, оформлению, по стилю подачи информации это было довольно слабо, но по содержанию — выше всяких похвал! «Как же так, — думал я, — почему такой газеты нет у нас, в Ульяновске?! Странно!» Мысль эта настолько глубоко засела в голове, что, приехав домой, я стал размышлять, как же ее воплотить в жизнь…

Благословение Епископа Прокла

Начать решил с малого — с открытия в ведущих областных газетах постоянных рубрик о Православной вере. Стал методично обходить все редакции. Так я перезнакомился почти со всем журналистским цехом Ульяновска. Но это ничего не дало — мне везде тактично отказали.

И тогда я все же решился — да, Православную газету надо создавать самим. Но кто взвалит на себя этот труд? Ведь на тот момент я и печатал-то на компьютере лишь одним пальцем… И я принялся искать будущего редактора. Собственно, круг этот, учитывая специфику газеты, был очень узким. И наиболее вероятной фигурой мне тогда представлялся заместитель редактора газеты «Град Симбирск» Николай Марянин. Николай профессиональный журналист и человек глубоко порядочный. Кстати, годы спустя именно он стал автором стихов к гимну Ульяновской области. Однако светского репортера мое предложение особо не взволновало: «Сергей, ну я же не удержусь, буду всю правду писать, кто на каких «мерседесах» ездит». Отпадает!..

Тогда и было принято решение взяться за это самому. Компьютер дома был. Время и желание — тоже. Вот только с деньгами — как всегда… Решение было тяжелое, больше похожее на авантюру, но желание создать в городе настоящую Православную газету перевесило. Я решился…

Без благословения Правящего Архиерея такие большие дела не делаются. И на следующий день я направился в красивый особняк на улице Льва Толстого. В приемной несколько посетителей ожидали своей очереди, переминаясь с ноги на ногу. Секретарь Епархии священник Владимир Дмитриев что-то энергично набирал на печатной машинке. Мирно пахло слегка подкисшими просфорами.

Владыка Прокл был очень прост и доступен для окружающих. Дверь его кабинета никогда не закрывалась. Секретарь поток посетителей совершенно не регулировал, а занимался только своим делом.

Был конец ноября, и на столе у Владыки лежали документы для поездки на Святую Землю. Вместе с ним в паломничество отправлялась большая группа духовенства епархии.

«Владыка, — говорю, — я хотел бы основать Православную газету. Издавать буду за свой счет! Назвать ее предлагаю — «Православный Симбирск». Испрашиваю Ваше благословение».

Владыка с интересом посмотрел на меня и громко воскликнул: «Отец Владимир! Идите сюда! К нам Сергий пришел, он будет Православную газету делать!» И размашисто, по-архиерейски, двумя руками меня благословил…

Поговорили о будущем издании. «А редактором газеты вот он будет», — Владыка кивнул в сторону батюшки Владимира. Забегая вперед, скажу, что епархиальная текучка так задергала отца Владимира, что очень скоро Владыка махнул рукой и доверил редакторство полностью мне.

Я попросил Владыку разрешить мне, пока он будет в Израиле, съездить в Самару и получить там Свидетельство на нашу газету в региональном центре Минпечати России. Епископ кивнул. Я поехал.

Самара. Знакомство с «Благовестом»

К тому времени мне уже не раз попадала в руки Православная газета «Благовест» из Самары. Читал ее и понимал, что превзойти самарцев в верстке и оформлении я, скорее всего, смогу, но во внутреннем содержании — вряд ли. Чувствовалось, что команда там подобралась очень сильная и профессиональная. Мне хотелось с ними познакомиться. Подходящий случай вскоре представился.

Приехал ранним морозным утром в Самару, сдал документы на регистрацию газеты. Получил четыре часа свободного времени и быстро нашел редакцию. Робко постучал в дверь. Мне открыли. В просторной комнате работали четыре или пять человек. В центре, на стене, висела икона с горящей лампадой. Над лампадой образовался черный от копоти круг на потолке. Антон Жоголев, редактор «Благовеста», оказался очень живым и доброжелательным собеседником. Потомственный журналист, выпускник журфака Ленинградского госуниверситета. К тому времени его газета выходила уже лет пять. Разговор у нас был очень добрым и для меня полезным. Время от времени в него включались и другие сотрудники. Запомнил одного сотрудника. Звали его Сергей Гусельников. Он мне сказал: «Сергий, ты когда родился, сатана приставил приглядывать за тобой своего бесенка. Но ты сейчас стал редактором Православной газеты, и потому сатана этого бесенка отзовет, а поставит вместо него здорового жирного беса. И он займется тобой вплотную! Так что готовься…»

Как же он был прав! Понял это почти сразу, как только началась работа «Православного Симбирска»… А что касается Сергея, то я был очень рад, когда узнал, что тот вскоре стал священником, и сейчас уже протоиерей, настоятель самарского Кирилло-Мефодиевского собора.

Потом поспешил я за готовым Свидетельством на регистрацию газеты, а затем и на автовокзал. Было это 9 декабря 1996 года. Спустя несколько лет я задался вопросом — в чей же праздник выдали мне Свидетельство о регистрации газеты? Открыл календарь и был поражен до глубины души. Это был день памяти великого миссионера Святителя Иннокентия Иркутского… Случайность? Возможно. Но я так не думаю.

Первый номер газеты

Изучив коммерческую сторону дела, пришел к выводу, что лучше всего довериться типографии «Печатный двор». Выпросил у мамы-пенсионерки в долг небольшую сумму и оплатил первый тираж. Очень скоро включил газету в подписной каталог «Роспечати» и получил почтовый индекс подписки. Это были первые маленькие радости, как первые шаги своего ребенка!

Так выглядел первый номер газеты «Православный Симбирск».

Епархия помочь деньгами не могла, а своих сбережений у меня не было. Но Господь незримо помогал. Непонятно откуда появился фотограф, готовый помогать во славу Божию, присылали статьи авторы, которые не просили гонораров, а дирекция типографии позволила мне установить свой домашний компьютер непосредственно в монтажный зал типографии, где я подглядывал за каждым движением опытных монтажниц, спрашивал, приставал с просьбами. Весь период подготовки первого номера я провел в типографии, работал по две смены в день. Запах типографской краски стал для меня таким же привычным, как запах ладана в церкви.

Когда подошло время печати первого номера, навыками верстальщика я еще не владел. Но нашлась одна добрая душа, которая из сострадания к нашей газете понемногу, незаметно для себя сверстала мне весь номер. Когда она сама это заметила, то единственное, что сказала: «Слушай, Сергей, ну ты нахал!»

Вся «редакция» в лице одного меня располагалась в моей однокомнатной хрущевке на улице Терешковой. Полное отсутствие средств жестко поставило ряд условий: мне нечем платить сотрудникам, поэтому я обязан все делать сам. И еще — мне постоянно нужно думать, где добыть деньги.

Написал предложения о рекламе в «Православном Симбирске» и разослал его по разным организациям. В некоторые пошел сам. В итоге с трудом удалось уговорить лишь хозяйку одного частного магазинчика под названием «Тагайские яйца», она дала триста рублей. На этом все и заглохло.

Тогда я дал в газете небольшое объявление с просьбой о поддержке. Внезапно приходит письмо. Авторы, пенсионер Александр Васильевич Селиверстов и его жена Татьяна, просят приехать к ним домой на улицу Хрустальную. Приезжаю. Ну сколько могут дать два пенсионера? Однако дали сумму, на которую я и не рассчитывал — тысячу рублей! Так я стал счастливым обладателем приличных на тот момент фотоаппарата-«мыльницы» и диктофона… Спаси их Господи! Живы ли сейчас, не знаю…

Первые кочки

Первое же серьезное испытание на прочность я не выдержал. Случилось это так. Приближалось 22 апреля 1997 года. Очередной день рождения Ильича. Живя в Ульяновске, обойти эту дату просто невозможно. «Отметил» по-своему эту дату и я. На газетную полосу поместил три фотографии Ленина — красивого кучерявого ребенка, молодого мужчины с жестким волевым лицом и… больного, совсем уже «съехавшего с катушек» вождя, изолированного от партии в Горках. И дал общий заголовок: «В.И. Ленин: жизнь вне Бога». Всё!

Шум поднялся невероятный. Обиженная областная администрация вышла на Владыку Прокла, пожаловалась на газету. Владыка был вынужден как-то реагировать. Позвонил мне. «Кто тебе верстает газету?!» Я виновато бормочу: «Сам…» Помолчав, Владыка продолжил: «Я тут склеиваю, склеиваю взаимоотношения с властью, это и без того непросто… А ты что делаешь?!» Повесил трубку. Я очень его огорчил своей неосмотрительностью. Вскоре всем в городе стало известно, что Владыка Прокл строго со мной поговорил. Коммунисты немного успокоились. А я на всякий случай, чтобы Владыке не причинять неприятностей, убрал до времени с первой полосы строчку «Печатается по благословению…». Чтобы уж за свои поступки отвечал сам.

Разумнее было бы выждать неделю, зайти к Владыке «с поджатым хвостом», извиниться, и он бы тихо вернул ко мне свое былое расположение. Ведь мы оба понимали, почему все так вышло. Но мое комсомольское нутро подсказало другой путь — я решил стоять на своем, оправдываться, защищаться… Сейчас, кстати, стало признаком хорошего тона «забывать» свое комсомольское прошлое. Тем более партийное. Но лично мне ведь все равно сейчас, что обо мне подумают «рафинированные» Православные. Я — оттуда. Из нашего общего комсомольского и партийного далёка. Да, оно было насквозь безбожным, но, несмотря на это, было в нем и немало положительного. И я этого нисколько не стесняюсь.

Обида кипела, моему возмущению не было предела. И это как-то просочилось в следующие номера газеты… Хотя светским журналистам, решившим «раздуть» мой конфликт с Епархией, я по-дружески объяснил, что защищать меня не нужно, сами во всем разберемся.

И началась у меня новая полоса жизни — работа на полном самоконтроле. Один знакомый парашютист рассказывал мне, как это страшно — прыгать на куполе, укладку которого, кроме тебя самого, никто не проверял…

Владыка Прокл поступил в той непростой ситуации очень мудро и миролюбиво. Не запретил распространять газету по церковным точкам. И никак не комментировал мое все-таки — давайте уж спустя годы признаем это — неправильное поведение. И конечно же, Владыка молился обо мне…

В итоге все обошлось. Никуда в сторону меня не понесло, газету распространяли во всех храмах области. И серьезных нареканий на меня больше не было. В таком режиме прошло еще полтора года.

Симбирские звездочки

Мне довелось наблюдать, как в ту пору проходил процесс духовной кристаллизации Православного актива епархии. Жизнь выявляла своих лидеров, они громко заявляли о себе и начинали определять духовную среду Симбирской епархии. Некоторые из них в эту жизнь решительно вламывались, а некоторые входили тихо, словно на цыпочках. И своими богоугодными делами оставили в ней глубокий след. Упомяну лишь некоторых.

Михаил Саунин — его первым направлением, еще с середины 1990-х годов, было движение за трезвость. Сейчас оно немного ушло на второй план. Главное у него сейчас — Православно-патриотическая работа с молодежью.

Владимир Коннов — вклад этого невысокого энергичного офицера-отставника, иногда колючего и жесткого, наиболее заметен. Владимир стал инициатором ежегодных Крестных ходов по епархии с чудотворной Жадовской иконой Божией Матери. Первые два года компания «Волга-Днепр» даже безвозмездно выделяла самолет ЯК-40 для облета с иконой всей Ульяновской области. Он неутомимо мотался на своем «жигуле» по области: договариваясь, стыкуя, согласовывая всё и вся. Только бы Крестный ход прошел как по маслу. Вторая его инициатива — это восстановление исторического Троицкого кафедрального собора. Владимир съездил в Синодальный архив Санкт-Петербурга, привез оттуда копии исторических чертежей. И своей активностью постепенно призвал сильных мира сего заняться этим вопросом. Хочется надеяться, что эти усилия будут вознаграждены и огромный золотой купол возрожденного собора снова засверкает над Волгой.

Нина Коротина — ее ураганная энергия сметала на своем пути все! Это человек с обостренным чувством справедливости. Горячая почитательница Святых Царственных Страстотерпцев, она очень много сил вкладывала в организацию городских Царских Крестных ходов. В отдельные годы они собирали до пяти тысяч человек. Ей принадлежит идея сплошного Крестного хода вокруг Ульяновска. Мы тогда делили весь периметр на отдельные участки, и все группы одновременно начинали движение вокруг города, каждая по своему участку, замыкая в итоге весь город в кольцо молитв.

Сергей и Лидия Шадрины много сделали для сохранения памяти о выдающемся подвижнике старце Антонии Шувалове, жившем в селе Ундоры. Что к его могилке не зарастает народная тропа, есть их заслуга. Мама Сергея, монахиня Таисия, возглавляла первый состав сестричества в Комаровке, выросшего ныне в крупный женский монастырь.

Монахиня Иоанна (Августа Григорьевна Леонтьева) и Таисия Николаевна Ершова. Если бы не самоотверженное служение этих двух энергичных бабушек, то строительство Жадовского мужского монастыря могло бы не закончиться и до сих пор. Стены московских подземных переходов еще долго будут помнить их фигурки, смиренно стоящие с висящими на шее тяжелыми кружками. Я слышал, у них обеих сейчас от долгого сбора пожертвований для монастыря смещены шейные позвонки.

Но враг свое дело делает, и сейчас, к сожалению, удалось ему расшвырять некоторых из этих людей далеко друг от друга, играя где на гордыне, где на безграмотности, а где на откровенной лжи. Но Господь сильнее. И, я надеюсь, Он даст всем этим людям мудрости и смирения, чтобы успокоиться и вновь собраться в стройную и прочную «кристаллическую решетку», неодолимую для врага.

На всю Россию!

Когда я почувствовал, что у газеты определилось ее неповторимое лицо, то ввел газету в общероссийский каталог «Роспечати». Первые результаты подписки обрадовали. У меня появились подписчики по всей территории России — от Петропавловска-Камчатского до Калининграда! Неульяновские читатели тоже начали присылать свои письма, и читать газету стало намного интересней.

Однако непростая ситуация вокруг газеты все равно угнетала. Было понятно, что конфликт с Симбирской Епархией должен быть завершен. Понятно было и то, что первый шаг к примирению должен был сделать я. К тому же выход газеты на общероссийскую аудиторию подразумевал и Патриаршее благословение. А как идти к Патриарху, если и со своим Архипастырем не можешь наладить нормальные отношения?

И вот однажды днем я перешагнул порог кабинета Владыки Прокла. Чтобы понять мое состояние, вспомните, что вы чувствуете, переступая порог кабинета зубного врача…

Владыка не ожидал моего визита — и передо мной предстал не грозный судья, а мягкий, добрый и немолодой молитвенник. Видимо, и ему не очень нравилась эта двусмысленность с газетой, и мой визит принес облегчение и ему. Мне не хватило тогда мужества и смирения внятно сказать ему: «простите, Владыка, я был не прав». Вместо этого я промямлил что-то насчет того, что, мол, «мне вся эта история надоела». Но Владыка все равно был великодушен — даже такое мое горделивое «объяснение» им было принято. «О Вашем благословении в газете можно писать?» — прощаясь, с порога спросил я. «Конечно, пиши. Благословляю», — ответил он мне и примирительно махнул рукой. В дальнейшем наши отношения полностью наладились и даже стали теплыми. Владыка Прокл умер 23 марта 2014 года. Я вспоминаю его с благодарностью.

Затем мне предстояло взять еще один, еще более высокий барьер. Предстояло получить благословение самого Святейшего Патриарха Алексия II. Никаких знакомств у меня в Московской Патриархии тогда не было. Что же делать? Звоню известному духовнику — архимандриту Иерониму (Шурыгину, 2013 г.), наместнику Алатырского мужского монастыря. Моим духовником и старцем он не был, но советовался я с ним тогда очень часто. Иногда и приезжал. Отец Иероним отвечает: «А ты к Его Святейшеству после службы подойди».

В Москву я приехал накануне праздника Богоявления. И после праздничной Литургии в Елоховском соборе произошло маленькое чудо — охранники неожиданно расступились, и я оказался лицом к лицу с Патриархом. «Ваше Святейшество, благословите нашу симбирскую Православную газету», — воскликнул я. Святейший Патриарх Алексий II внимательно посмотрел на меня, помолился и решительно произнес: «Благословляю!» Сел в машину, и кортеж Патриарха стремительно уехал.

Дефолт-98. Газетный долг

Беда налетела внезапно. Однажды вызвал меня директор типографии и сообщил, что вынужден примерно в полтора раза увеличить стоимость полиграфических услуг. Причина — резкое удорожание стоимости импортных фотопластин. Это произошло из-за падения рубля. Денег взять было неоткуда. Но компромисс был найден — тиражи печатаются в долг, а в следующую подписку я поднимаю цены. Так появилась задолженность. Конечно, такая ситуация стала форс-мажорной и давала мне полное юридическое право газету немедленно закрыть. Но как можно закрыть свое детище?

При новой подписке я поднял цену, и у газеты стало меньше подписчиков. И я не смог выплатить долг типографии. Прошло еще полгода. Долг «переполз» дальше, но всему есть предел. Статус учредителя обязывал меня отвечать по долгам всем своим имуществом. А им, кроме компьютера, являлась еще моя однокомнатная квартира, в которой кроме меня уже жила моя жена с нашим новорожденным сыном. Чтобы не оказаться на улице, пришлось принимать решительные меры: написал 600 (!) писем по адресам московских предпринимателей — 300 отправил по почте, а остальные письма две недели разносил по Москве сам. Результат — ноль. Двадцати тысяч рублей не нашлось для Православной газеты ни в Газпроме, ни в Лукойле, нигде…

Вернувшись домой с пустыми руками, пошел к Владыке. Говорю: «По церковным правилам нельзя идти к Царю через голову Епископа — благословите записаться на прием к Губернатору!» — «Сходи», — спокойно ответил Владыка. Я был уверен, что Ю.Ф. Горячев мне откажет, и только тогда я с чистой совестью газету закрою. И я быстро записался к Губернатору на прием.

Неожиданная помощь

Через три месяца раздается телефонный звонок — назначена дата приема. Когда я вошел в кабинет Губернатора, Юрий Фролович с порога стал мне выговаривать: «Сергей, ну где ты был раньше, почему сразу ко мне не пришел?!» Говорю ему: «По Москве с протянутой рукой ходил». Он с досадой энергично махнул рукой.

— Сколько тебе надо?

— Двадцать тысяч рублей.

— Двадцать пять хватит?

— Хватит! — немея от счастья, выдавил я.

2011 год. Архиепископ (впоследствии Митрополит) Симбирский Прокл обращается к читателям на 15-летии газеты «Православный Симбирск».

Рука Губернатора потянулась к радиотелефону. Где-то на дороге развернул своего заместителя В.Т. Чая и попросил его срочно приехать. Мы же, дожидаясь его приезда, принялись пить чай. Выяснилось, что Юрий Фролович некрещен. Но складень с образом Георгия Победоносца, мой подарок, он уважительно взял и отнес в свою комнату отдыха. Устав от безденежья, я попросил его также взять нашу газету на финансирование из областного бюджета.

Подъехал Владимир Тигранович, и Горячев дал ему два поручения: подготовить проект Постановления Губернатора об оказании материальной помощи газете, и другой проект — о взятии на областной бюджет самой газеты «Православный Симбирск». Это была весна 2000 года. Впереди были очередные губернаторские выборы, и Юрий Фролович был абсолютно уверен в своем успехе. Фигура генерала Владимира Шаманова появится на ульяновском политическом горизонте лишь летом. Поэтому никто мне не ставил никаких предвыборных условий — я мог просто встать и уйти.

Вскоре я подумал — Православная газета, а в составе учредителей нет Епархии, это неправильно. Сказал об этом Владимиру Тиграновичу Чая, и он быстро связался с Владыкой Проклом. Вопрос об участии Епархии решился сразу.

И это стало еще одним маленьким чудом: в Ульяновске — эпицентре ленинизма, некрещеный Губернатор, к тому же коммунист, бывший первый секретарь обкома КПСС, к тому же — приемный сын мусульманской семьи, женатый на мусульманке, берет Православную газету на бюджетное финансирование!

Горячев свое слово сдержал: долг перед типографией был закрыт, газета сменила форму собственности, я же из хозяина газеты добровольно превратился в наемного госчиновника-редактора. Правда, пришлось отказаться от общероссийской подписки. Такова была плата за вхождение в бюджет. В гостинице «Советской» нашлось подходящее помещение, быстро закупили нужное оборудование, и я набрал в штат людей, некоторые из них работают в газете и сейчас.

Многая лета!

О том времени вспоминаю с огромной радостью. Я занимался любимым делом, и делом богоугодным, а государство за это мне еще платило деньги! Ну не счастье ли это?!

Очень радостно, что нашим Православным сообществом газета «Православный Симбирск» оказалась востребована. Она прижилась и стала тем епархиальным изданием, в котором себя чувствуют уютно и священник, и мирянин. Всем тем людям, которые приложили свои таланты для сохранения и развития газеты, я хочу выразить свою огромную признательность и благодарность! И прежде всего нынешнему редактору газеты «Православный Симбирск» Ксении Маняковой. Спаси вас Господи!

1 декабря 2016 года, г. Ульяновск (Симбирск).

Дата: 20 декабря 2016
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
7
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru