Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Личность

"Мы готовим будущих молитвенников за Россию…"

К 10-летию возрождения Самарской Духовной семинарии — интервью с ее Первым проректором игуменом Вениамином (Лабутиным).


В октябре исполняется десять лет со времени возрождения Самарской Духовной семинарии. За эти годы на наших глазах произошло чудо: создалось, укрепилось, расширило сферу своего влияния чуть ли не на всю страну и стало одним из лучших в России новое учебное заведение Русской Церкви. Под водительством ректора — Архиепископа Самарского и Сызранского Сергия — здесь сложился мощный педагогический корпус, укрепилась до “столичного” уровня материальная база семинарии. Семинаристы живут в благоустроенных комнатах, есть просторный читальный зал, обустроен спортивный зал. Построены два новых корпуса семинарии. Самарская семинария стала кузницей кадров священнослужителей для приходов не только нашей епархии, но и всего Поволжья. Сейчас сюда едут учиться из самых отдаленных мест. За эти годы было уже шесть выпусков учащихся. На пастырском отделении семинарию окончило 280 человек, и большинство из них приняли священнический сан. На регентском отделении завершили учебу 75 человек. Дипломы об окончании СДС получили девять человек из Оренбуржья, по шесть — из Рязанской и Симбирской епархий, по пять — из Украины и из Мордовии…. И список этот можно продолжать дальше. Все эти годы — еще со времен Духовного училища (на базе которого и создалась семинария) — в этих стенах трудился сначала в качестве инспектора, а сейчас — на должности Первого проректора Самарской Духовной семинарии игумен Вениамин (Лабутин). В канун юбилея учебного заведения мы задали ему ряд вопросов.

— Как вы считаете, оказывает ли сейчас Самарская семинария благотворное влияние не только на церковную, но и на культурную, общественную жизнь Самары и губернии?
— Да, семинария — это духовно-просветительский центр города. Место, куда могут прийти люди, чтобы поработать в нашей библиотеке. Посетить один из лучших в стране Церковный музей. У нас часто проводятся научные конференции, благотворительные акции… Это важный аспект — но не главный! Главная наша цель — подготовка кадров священнослужителей. А вот решение этой задачи очень влияет на духовную атмосферу в нашем обществе. Россия без Церкви, по сути, мертва духовно. Православие — сердце России, выражение ее духа. И потому для общества не может быть безразлично, кто придет служить в наши храмы. Мы знаем, что в тяжелое послевоенное время, когда открывались приходы, а значительная часть духовенства была репрессирована, наш самарский Владыка Алексий (Палицын) и другие Святители рукополагали зачастую простецов. Обычных благочестивых людей, порой не имевших никакого образования. Они выполняли важнейшую задачу — свидетельствовали о Христе. Но тогда было другое время. Церковь, по сути, находилась в гетто. Священник не мог проповедовать вне храма. Сейчас время принципиально иное. Идет воцерковление русского народа. Священник должен идти в школы, дома престарелых, больницы, тюрьмы… И он должен уметь общаться с самой разной аудиторией. Для этого нужны обширные знания. Их и дает будущему пастырю семинария. И это, в свою очередь, благотворно влияет на жизнь не только нашего города, но и целого региона.
— Почему до сих пор государство не признало диплом Православной семинарии дипломом государственного образца?
— Государственные чиновники часто нам говорят, что Россия — страна многонациональная, многоконфессиональная… И потому, мол, опасно давать преимущества какой-либо религии. Но ведь у любого государства есть та религия, которая является государство— и культурообразующей. Для нас это Православие! Ведь именно Церковь созидала страну, во всех исторических коллизиях была со своим народом… Нам говорят: раз семинария носит чисто религиозный характер, то этому диплому нельзя придавать государственный статус. Учебный комитет Московской Патриархии выходил с этим предложением в Министерство образования. Сейчас принят государственный стандарт по теологии. На него перешел Свято-Тихоновский Богословский институт в Москве. Сейчас переходим на этот стандарт и мы. Но для этого надо ввести ряд дополнительных дисциплин, внести коррективы в некоторые учебные программы. Если эти дисциплины будут читать наши преподаватели, то хуже от этих новшеств не будет. А если государство в результате примет решение о признании статуса семинарии, это облегчит путь Православных преподавателей в школы. Но, к сожалению, решение этой проблемы не по нашей вине затягивается.
— Если попробовать составить “собирательный образ” современного семинариста, то каким бы он получился?
— Средний возраст семинариста-первокурсника — 17-20 лет. Это, как правило, выпускник школы, иногда — одного-двух курсов института или техникума. К сожалению, после армии людей к нам немного идет, всего около двадцати процентов от общего числа учащихся. Есть очень подготовленные ребята. Слабее подготовка учащихся из сельской местности. Но в целом уровень образования в школе заметно падает, и мы это видим по нашим абитуриентам. В подавляющем большинстве — это благочестивые ребята. Они уже прошли церковные послушания в качестве алтарников, псаломщиков. Большинство учащихся пришли к нам из семей верующих, но не воцерковленных. От этого возникает немало воспитательных проблем. Мы видим, какая мощная пропаганда зла сегодня идет, и пришедшие учиться в семинарию не могут быть полностью от этого изолированы. Но пастырская работа с ними ведется. Отчисления — редко, но все же бывают. Нам мало, чтобы человек просто обладал суммой знаний по богословию. Он еще должен быть преданным Матери-Церкви. Семинарская жизнь в миниатюре напоминает монастырскую. Жизнь в коллективе требует от каждого определенного смирения, здесь выявляются недостатки характера. Но если у человека есть духовный стержень, он все трудности с Божией помощью легко преодолевает.
— Раньше на Руси было целое духовное сословие, когда дети шли по стопам родителей. Это сословие было почти полностью уничтожено в послереволюционные годы. Можно ли говорить о том, что современные семинарии не просто обучают будущих пастырей, но и созидают вновь это сословие — со своей культурой, вкусами, пристрастиями?..
— На воссоздание духовного сословия уйдет не меньше двадцати лет. Сейчас этот процесс еще в самом начале. И трудно предположить, как пойдет дальше развитие страны. Но у сословности есть не только сильные, но и слабые стороны. Ведь в том числе и из-за того, что дореволюционное священство было во многом замкнутым, корпоративным сословием, создались определенные проблемы. Это и оторванность от народа, и непонимание многих насущных вопросов жизни. Не все умели говорить с народом на доступном языке. Я думаю, нет смысла искусственно стремиться восстановить в прежнем виде замкнутое сословие. Лучше пусть к нам приходят учиться благочестивые люди из самых разных семей. Хотя уже и сейчас мы нередко видим, что есть целые замечательные священнические династии, когда у нас учатся дети уважаемых пастырей, а потом и внуков своих они к нам приведут. Это, конечно, радует. Но в этом вопросе нужно искать золотую середину.
— Приходилось ли вам слышать с приходов добрые отзывы о своих бывших учениках?
— Приходилось, и не один раз. Да и сами выпускники потом благодарят нас за те знания, которые они получили в этих стенах. Многие отмечают, что у нас высокий уровень преподавателей. Мы уже достигли уровня дореволюционной Самарской семинарии. И конкурс к нам в семинарию всегда большой. Порой бывает так: встречаюсь с бывшим выпускником, с которым мы во время его обучения имели какие-то проблемы. И вот вижу, что он сильно изменился. Сейчас он — достойный пастырь, которого очень безпокоит нравственное состояние своих прихожан, который сердцем болеет за возрождение России… Я думаю, мы выпускаем не просто грамотных людей, но и будущих молитвенников за Россию.
— Сейчас уже действует немало семинарий в стране. А что отличает именно самарских выпускников? Есть ли у нас своя особая “изюминка” в преподавании?
— Есть! На мой взгляд, самарский выпускник более приспособлен к проповеди в современном мире. Владыка Сергий ввел целый ряд программ, которых нет в других семинариях. Это Православная педагогика и психология, основы работы с заключенными, работы с сиротами, основы права и даже Православная журналистика. Есть обязательная практика, которую семинаристы проходят в школах, в местах лишения свободы. Когда человек после семинарии принимает сан и идет служить на приход, перед ним встает проблема разрыва теории и практики. В семинарии он получил сумму знаний, но порой не знает, как эти знания применить. Не знает, каким языком говорить со своей паствой. И вот мы стараемся во время учебы прививать практические навыки будущего пастырского служения.
— В работе семинарии очень многое зависит от ее ректора — Архиепископа Самарского и Сызранского Сергия. Семинарию он очень любит и много сил вкладывает в ее становление и развитие. А как бы вы обозначили те основные принципы, которыми он в своей работе руководствуется?
— Владыка Сергий учит нас не искать своего, а все силы полагать на общее дело — создание полноценной духовной школы, развитие духовного образования. Наш Владыка по характеру — миротворец. Он не любит конфликтов, старается на них не идти. И у нас в семинарии он поддерживает единство. И еще, он по натуре очень деятельный человек и не любит праздности. Владыка и нам не позволяет пребывать в праздности. Во многом благодаря этому у нас такая активная деятельность в семинарии — и научная, и общественная…
— Семинаристам мало получить только лишь сумму знаний. Не менее важен для них и пример праведной жизни во Христе. Кто из известных церковных иерархов, подвижников Православия бывал здесь, общался со студентами?
— В нашей семинарии в октябре 1999 года был Святейший Патриарх Московский и всей Руси Алексий II. Семинарию посещали Блаженнейший Митрополит Киевский Владимир, Митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий. В первый наш год, когда я был инспектором семинарии, нас посетил приснопоминаемый Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн. В самом начале нашей работы здесь побывала известная блаженная — схимонахиня Мария (Матукасова). Молился у нас и схиигумен Иероним (Верендякин) из Санаксарского монастыря в Мордовии. Другой известный подвижник — протоиерей Иоанн Букоткин — не просто бывал здесь, но и вместе с нами нес нелегкий крест становления семинарии. Он был первым духовником нашего учебного заведения.
— Отец Вениамин, а чему вас за эти годы научила семинария? Чувствуете ли вы помощь Божию в своей работе?
— По определению Апостола, сила Божия в немощи человеческой совершается. Как только начинаешь уповать на себя, что-то пытаться решить самостоятельно, — чувствуешь, как уходят силы, как приходит духовное опустошение. А когда начинаешь молиться, просить помощи у Господа, все начинает получаться. Здесь учишься во всем полагаться на Бога. Как писал Святитель Иоанн Тобольский в “Илиотропионе”, учишься свою волю согласовывать с волей Божией.

На снимке: игумен Вениамин возле самой древней самарской иконы Спасителя (середина XVII века).

Антон Жоголев
01.10.2004
Дата: 1 октября 2004
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
2
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru