Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:



Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Личность

«К вере в Бога меня привело Евангелие»

Ключарю Кирилло-Мефодиевского собора г. Самары иерею Сергию Гусельникову исполнилось 45 лет.


Ключарю Кирилло-Мефодиевского собора г. Самары иерею Сергию Гусельникову в декабре исполнилось 45 лет. Многолетнее сотрудничество и просто человеческая дружба связывают коллектив нашей редакции и отца Сергия, когда-то — заместителя редактора «Благовеста», а затем нашего постоянного автора и молитвенника. Интервью с отцом Сергием мы начали с воспоминаний о том времени, когда еще мирянином он работал в редакции «Благовеста».

— На работу в редакцию я пришел в 1994 году, когда газете было только три года. Еще не было журнала «Лампада», не было часовни Святителя Алексия — эти благие дела с Божией помощью только начинались «Благовестом». Мне довелось участвовать в подготовке к изданию книг, которые благословил Владыка Сергий и о выходе в свет которых молилась наша великая праведница блаженная Мария Ивановна (впоследствии схимонахиня).
— Запомнилось ли что-то особенное из того времени?..
— Каждый день был наполнен яркими случаями, выделить какой-то один просто не получается. Вот разве что этот… В 95-м году мы готовили к печати книжечку «Молитвы на разные случаи». Вдруг из компьютерного зала приходит верстальщица Ирина и говорит: «Техника в порядке, а листы почему-то не печатаются!» Как будто кто-то невидимый заблокировал принтер. Нам оставалось только молиться. К нашему удивлению, через несколько секунд из принтера вышла первая страница молитвослова. Так и пришлось стоять возле компьютера, пока не распечатался весь молитвослов. Останавливалась наша молитва — останавливалось и печатание листов. Возобновляли молитву — и работа принтера продолжалась… После этого случая я понял, что даже бездушная техника подвержена духовному воздействию.
— Каким было самое яркое событие последних лет?
— Приезд в Самару на десятилетие «Благовеста» мироточивой иконы Государя. Господь дал мне милость встречать икону на вокзале и два дня находиться рядом с великой святыней. Радовало не только благоухание от этой иконы, но и горячий отклик в сердцах самарцев, духовный подъем. Народ встречал икону как живого Императора. С поклонением, с радостью духовной, с молитвами и со слезами.
— Играет ли Кирилло-Мефодиевский собор, где вы служите, какую-то особую роль в духовной жизни Самары?
— Когда смотришь на наш собор, ощущаешь, что действительно никакие врата адовы не могут одолеть Православие. Храм строился рядом с Волгой, где много подземных вод. И комиссия из Москвы не могла поверить, как можно было здесь возвести такой величественный собор. А настоятель, протоиерей Виктор Ушатов, ответил, что Богу все возможно. Наш храм посетил Святейший Патриарх Алексий II и был рад, что в наше время Епархия может строить такие величественные соборы. Митрополит Владимир Киевский и всея Украины тоже отметил величие и красоту нашего храма. На территории храма уже ведется строительство духовно-просветительского центра, который будет служить делу духовного просвещения всей нашей Самарской епархии.
— Да ведь и когда храм был еще маленьким и тесным, в нем уже началось большое дело…
— Да, уже тогда по благословению Правящего Архиерея в нашем храме начали служить молебны Вифлеемским младенцам-мученикам, от Ирода убиенным, за страшный грех детоубийства во чреве матерей. Первыми начали выпускать и распространять маленькие иконочки в Московском Православном центре «Жизнь», а большая храмовая икона Вифлеемских младенцев впервые появилась у нас в соборе. Нам прислали из Иерусалима большие частицы мощей Вифлеемских младенцев-мучеников. На молебны приезжали из разных городов России, присылали нам просьбы помолиться, а затем пошли и покаянные отклики многих женщин, впоследствии на основе этих писем в «Благовесте» была создана целая «Кровавая книга». Из других храмов стали обращаться с просьбой рассказать, как служится этот молебен, и по всей России теперь тоже служат такие молебны. И это, пожалуй, главное духовное дело в масштабах страны, которое храм Кирилла и Мефодия начал и продолжает вести.
— У вас как ключаря есть какие-то дополнительные обязанности в храме?
— Ключарь — это, проще говоря, заместитель настоятеля храма. Как эконом в монастыре. У него были все ключи от всех хозяйственных, подсобных помещений. Эта должность есть только в соборах, где много священников, много облачения и утвари.
— Но у вас ведь и кроме этого много священнической работы.
— К сожалению, люди сейчас идут в храм часто с бытовыми, мирскими проблемами: как поменять квартиру? К какому врачу лучше пойти? Куда определить на лечение пьяницу-мужа?.. А как спастись в мире в наше тяжелое время, как удержаться в вере, как противостоять злу — спрашивают редко. Не знаю, к счастью или к сожалению, в нашем храме с духовными проблемами чаще обращается молодежь. Они интересуются вопросами поста, молитвы, а также тем, как правильно строить свою духовную жизнь, чтобы спасти свою душу.
Много сейчас опасных суеверий. Сегодня привели крестить маленькую Дашу, и крестная говорит: «Мы хотим ее с другим именем покрестить». — «Дарья — прекрасное имя Христианское! Зачем его менять?» — «Чтобы защитить от колдунов!». Я говорю: «Вы понимаете, что это грех, вы ведь наносите оскорбление святой мученице Дарии! Это то же самое, что сказать родной матери: иди, ты мне не нужна, я возьму себе другую, и она мне будет матерью!.. Если бы у девочки было неправославное имя, католическое, или какая-нибудь Тракторина, Октябрина — тогда бы мы окрестили с иным именем, из святцев». Хорошо, что мама девочки все поняла, Дашеньку мы окрестили.
— К нам в редакцию нередко пишут, пытаясь разыскать прозорливых старцев, чтобы у них узнать, как молиться за умершую маму. «В крещении у нее было другое имя, а какое, она и сама не знала…» И как ее поминать? Как отпевать?..
— Эти же проблемы свалятся и на тех, кого сейчас стремятся окрестить с «тайным» именем. Боязнь колдунов больше, чем страх Божий… Именно оккультисты направляют своих доверчивых клиентов: перекрестись заново, окрести ребенка с другим именем… Люди проходят через секты и экстрасенсов, а потом идут к священнику: «Окрестите меня с другим именем!» А ведь это страшное кощунство! Если священник знает, что человек уже был крещен, но крестит его заново, то он извергается из сана. Крещение как духовное рождение — одно. Одна вера, Один Господь, одно крещение.
Я как-то писал уже в «Благовесте», как супруги ходили к колдуну и он их «для защиты» заставил «переменить» крещение. Муж был более верующий, не стал второй раз креститься. А жена окрестилась заново. И после этого ее так страшно стали мучить бесы! Супруги стали ходить в церковь, уже четвертый год исповедуются, причащаются и соборуются, но и до сих пор она не может выйти из этого страшного состояния. И клиническая смерть у нее была, и чего только не было! Вот она, расплата за второе крещение.
Так что священнику приходится, с одной стороны, приводить к вере в Бога, а с другой — противостоять всем этим дьявольским нападкам в виде современных суеверий.
— А лично вас что привело к вере в Бога, к Православию?
— Самая главная книга — Евангелие! Мама принесла старую книгу XIX века: Евангелие. Ее сотрудница попросила — а я тогда учился в университете на филфаке и часто ездил в магазин «Букинист», — сдать туда эти ненужные ей книги. До этого я только слышал о Евангелии — и решил сначала прочитать, а потом уже сдать его в скупку. Но Евангелие меня настолько поразило, что после этого я уже просто не мог не интересоваться верой, Православием.
Можно сказать, Сам Господь через Евангелие ко мне пришел и призвал мою душу.
— Помогает ли священнику филологическое образование?
— Думаю, не случайно в семинариях вводят курсы словесности. Потому что Бог есть Слово. Животворящее Слово. Владение словом очень помогает в произнесении проповедей, в общении с людьми. К тому же на филфаке мы изучали русскую литературу, а вся русская литература прошлых веков основана на Православном миропонимании, на образах Священного Писания. Я уж не говорю о Достоевском, Гоголе, Лескове, Тургеневе. И понимание литературы в ее лучших образцах, восприятие мира через русскую классику помогает общению с людьми, с которыми нужно говорить языком не богословским, а на примерах, понятных со школьной скамьи.
А ведь мы еще мы в университете изучали старославянский язык. И учились ему на Евангельских текстах!
— Как ни пыталось атеистическое государство победить Православие, а оно все равно жило и пробивалось к людям…
— Вера — она ведь живая, и как всякий живой организм, ее невозможно просто взять и отменить. Вера живет внутри, в каждой клеточке. От спиленного дерева все равно будут расти новые побеги. Даже если выкорчевать все корни, брошенные семена прорастут! Их разнесли птицы, развеял ветер. Не здесь, так в другом месте они взойдут и укоренятся и дадут новую жизнь. Точно так же невозможно и уничтожить веру в Христа.
— Известна поэтическая формула Анны Ахматовой: «Когда б вы знали, из какого сора / Растут стихи, не ведая стыда…» Как рождаются ваши стихи — из сора или из Горнего?..
— Поэзия сходна с молитвой в том, что это сокровенная вещь. Молитва человека — это самое тайное, сокровенное. Поэтому и говорит Господь: Зайди в свою клеть, закройся и помолись втайне Богу. И поэзия живет в глубине сердца человека. И если человек душой общается с Богом, то и написанные им стихи рождаются как бы Свыше. Стихами одними можно душу возвысить, возвеличить, а другими — опошлить, развратить. Когда стихи рождаются у верующего человека, то он тем самым стремится прославить Бога. О чем бы стихи его ни были. Осенью этого года я освящал дом на Горелом Хуторе под Самарой. Была уже вторая половина дня. И вот я непроизвольно поднял взгляд и увидел, как в небе пролетают журавли. И увидел, что журавли какие-то необычные. Они светились серебряным светом в лучах осеннего солнца. Я даже сначала удивился: так выглядят белые голуби. Нет — это были журавли. И на моих глазах они разделились и полетели двумя клиньями. Один клин был большой, другой маленький. И в сердце возникло ощущение духовной жизни как полета в Горнее. Наш духовный мир тоже как бы движется двумя клиньями: задумки и мечты у нас большие, а дела маленькие, неприглядные.
Я видел, как летели журавли.
В осеннем небе под лучами солнца
Их крылья отливали серебром.
Они в полете разделились на два клина,
Большой и маленький, как мир моей души.
Большой — в мечтаньях, маленький — в делах…
— Это, кажется, единственное из ваших стихотворений написано белым стихом. Почему?
— Духовную жизнь не вместить в какие-то определенные рифмы или ритмы. Есть известное сравнение жизни с морем житейским. Море невозможно ограничить какими-то конкретными размерами, так и духовная жизнь порой выражается в безбрежном течении.

Ольга Ларькина
30.12.2005
930
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
10
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2019 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru