Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:



Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Личность

Стезя

Выйдя из колонии, бывший убийца пришел в монастырь.


В материале «Вера — это золотая нить» («Благовест» № 21 за 2006 год) мы рассказали об осужденном Александре Серегине. За колючей проволокой обретя веру в своем сердце и покаявшись в грехах, Серегин твердо решил после выхода на свободу стать монахом. Мы решили проследить, как дальше сложилась его судьба.
Встретиться нам довелось через год в Свято-Воскресенском мужском монастыре Тольятти. Обитель отмечала десятилетие со дня своего образования. Наместник монастыря Архимандрит Гермоген (Крицын) благословил меня побеседовать с трудником Серегиным.
— В обители я уже девять месяцев, — рассказывает Александр. — Сразу после освобождения поехал в село Курумоч к своему духовному отцу священнику Виталию Тимакову. Он благословил меня идти в монастырь, дал рекомендацию…
«Серегин являлся старостой молельной комнаты Исправительной колонии № 10. За это время проявил себя с положительной стороны, активно участвовал в Богослужениях, молебнах, Крестных ходах, занимался в отрядах миссионерской деятельностью, распространял Православную литературу, принимал участие в ремонте молельной комнаты. Освобожден условно-досрочно за хорошее поведение».
Архимандрит Гермоген рекомендацию прочитал, но предложил будущему монаху подписать лист-договор, где новоначальный обязывался «вместе с братией бывать на всех Богослужениях, не покидать без благословения настоятеля монастырь, не пить спиртное, не курить, не сквернословить…»
Когда документ был подписан, настоятель обратился к братии монастыря с просьбой усиленно молиться о рабе Божием Александре, ставшем членом их духовной семьи.
Вскоре Серегину разрешили побывать на малой родине. В селе Максимовка Богатовского района его дожидались мама, братья и сестра. Удивил же он земляков! Восемь лет не был дома, а даже рюмки в кругу семьи не выпил! К бывшим друзьям, как ни звали, не пошел. Девчонок-красавиц словно и не заметил. Глубоко верующая мама, Любовь Васильевна, на все упреки-недоумения сельчан по этому поводу радостно отвечала: «Слава Богу, сын стал совсем другим!». Решение Александра посвятить жизнь Господу Иисусу Христу и Церкви одобрила.
Через полгода он вновь приехал в родное село — помочь больной маме управиться с огородом. И так случилось, что неожиданно умер его старый друг Сергей Фотин. Умеющего читать по усопшему Псалтирь в большом селе не нашлось — пришли просить будущего монаха. Серегин читал всю ночь и еще полдня, горячо вымаливая у Бога своего друга. Этот случай изменил отношение сельчан к Александру: «Хорошая у твоего сына, Любовь Васильевна, профессия — с Богом разговаривать».
Духовный отец, священник Виталий Тимаков, предупредил Александра: Господу работать — терпеть искушения. И искушения начались. Подъем в монастыре — в шесть утра. В половине седьмого — утреннее монашеское правило. А он вдруг стал просыпать. За опоздание на молитву — десять земных поклонов. Тяжелы не поклоны — очень стыдно было перед братией.
В монастыре нет соблазнительной литературы, нет телевизора, радио, но навязчивые блудные картинки-помыслы возникали в его голове внезапно, не давали покоя, а однажды так придавили, что хоть криком кричи. А то вдруг захотелось водки выпить. Как-то возникло сильнейшее желание закурить, хотя девять лет не брал в руки сигарету… Словно наяву слышал вкрадчивый шепот: «Ну что за грех — одну рюмку выпить, одну сигарету выкурить…»
— Однажды рано утром я вышел из кельи, — рассказывает Александр. — От увиденного оторопел: на кирпичной недостроенной ограде во множестве сидели бесы. Вид их был омерзителен. Второй раз ужасного вида бес явился в нашей келье — по пояс голый, с лошадиной шеей и хвостом. Отец Артемий, когда я ему об этом рассказал, объяснил: «Господь открыл тебе это для испытания и укрепления веры. Молись больше, следи за собой». А недавно по келье стали бродить тени, пугая и смущая. Келью сразу окропили святой водой. Больше нечисть не появлялась.
Каждый раз, когда его донимают бесы, за искушаемого брата на молитву встает весь монастырь. И враг рода человеческого на время отходит.
В монастыре есть еще несколько насельников, в свое время побывавших за колючей проволокой, — послушник, монах и иеродиакон. Их нынешняя жизнь — учебник для Александра. И пример для подражания.
Первый набор братии монастыря в большинстве состоял из бывших осужденных. Как вспоминает Архимандрит Гермоген, с их стороны было немало неприятностей, некоторых пришлось удалить. И все же Воскресенский монастырь остается пока единственным в епархии, в котором бывшие осужденные находят дом и братьев по вере. Например, в Сызранском Вознесенском мужском монастыре люди с судимостью долго не задерживаются. «Наш монастырь расположен в городе, соблазнов много, вот и уходят обратно в мир», — объяснил мне настоятель монастыря игумен Марк (Алексеев).
Но, судя по всему, число бывших осужденных, желающих принять иночество, будет расти. Самарская епархия и Главное управление Федеральной службы исполнения наказаний по Самарской области проводят большую работу по возвращению оступившихся людей к нормальной жизни. В каждой колонии сейчас действует Православный приход. Из тех, кто пришел к вере в колониях и тюрьмах, за колючую проволоку возвращаются очень немногие. Почти все создают семьи, честно работают, учатся.
Священник Виталий Тимаков, окормляющий десятую колонию, подробно рассказывает осужденным о жизни Серегина в монастыре. Тема Серегина — предмет горячих дискуссий для тысячи восьмисот человек в серо-черных робах еще и потому, что Александр молится о начальнике «десятки» полковнике внутренней службы Владимире Борзых, сотрудниках администрации и всех осужденных. Этой его искренности в колонии верят, многие завидуют. На настрой верующих осужденных не повлиял отрицательно даже случай с бывшим послушником того же Воскресенского монастыря, а ныне осужденным Федором С. Бывший насельник с уголовным прошлым нарушил монастырский устав, выпил, после чего совершил уголовное преступление. Получил четыре года лишения свободы. Сейчас он на прежнем месте Серегина — староста молельной комнаты колонии. Мечтает вновь вернуться в духовную семью. Но, как сказал Архимандрит Гермоген, «теперь этот вопрос будет решать Архиепископ Сергий».
Между прочим, в десятой колонии недавно вторично замироточила икона «Господь в темнице», заблагоухал миром и напрестольный крест.
Но вернемся к герою нашего материала. Вспоминаю, как по моей просьбе отец настоятель дважды характеризовал трудника Александра. Первый раз так: «Очень старателен. Серьезных претензий к его поведению у меня нет». И через несколько месяцев: «Напоминаю ему правило святых: мерить глубину свою греховную, а не духовную». Процесс духовного становления — дело не одного и не двух лет.
— К вере Православной, к Богу я пришел через две клинические смерти, тюрьму, колонию, — сказал мне на прощание Серегин. — Я благодарен Господу, что так сложилась моя жизнь. Сердцем вижу: Бог меня любит и только Ему ведомыми путями ведет ко спасению…

Олег Бедула
г. Самара
12.10.2007
888
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
1
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2019 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru