Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Личность

«Выставка «Православная Русь» — это главная страница моей жизни…»

Даже должность Ольги Николаевны Чемаркиной звучит необычно: исполнительный директор направления «IT, нефтегаз и Православие» выставочной компании «Экспо-Волга»…


Ольга Чемаркина на своем рабочем месте.
Даже должность Ольги Николаевны Чемаркиной звучит необычно: исполнительный директор направления «IT, нефтегаз и Православие» выставочной компании «Экспо-Волга»…

…Среди строгих сосновых лесов Пензенской земли притаилась деревенька Вачелай. До ближайшего районного центра двенадцать километров, до речки и леса с грибами рукой подать. Деревенские ребятишки ходили в лес чаще, чем в школу. Среди такой детворы прилежание девочки Ольги и ее желание учиться выглядели необычно для многих, но учителя нарадоваться на нее не могли… В шесть лет она сама пришла в школу и попросилась учиться. Объяснила, что скучно с дедом целый день сидеть, и, чтобы ее приняли, показала свое умение писать и читать. Учительница младших классов с радостью взяла такую ученицу, ведь забот с ней было мало. Она уже знала всю программу для первоклашек… Но не только сильное стремление к знаниям отличало девочку — ее умелые руки заботливо помогали маме по хозяйству.
В четвертом классе, когда в школе стали изучать немецкий язык, Ольга почувствовала, что ей мало тех текстов, которые она читает на занятиях, и попросила у педагога газеты и журналы на немецком языке. Учительница этому удивилась, в ее практике преподавания такая заинтересованность языком была впервые. К такому повороту событий она явно не была готова и газет на немецком языке не держала в своем письменном столе, их не было и в деревенской библиотеке. Тогда Ольга с помощью мамы выписала необходимую литературу по почте. Ей, единственной на весь район, почтальон приносил немецкую детскую газету «Ди Троммель», и она прочитывала ее от корки до корки.
…Шагая в последний класс своей деревенской школы, Ольга знала твердо, что будет поступать на факультет иностранных языков, станет переводчицей и обязательно пришлет матери триста рублей… Ей казалось это очень большой суммой, способной дать любимой маме возможность на старости лет не заниматься тяжелым сельским трудом. Девочка и не подозревала, что спустя годы от ее усилий во многом будет зависеть не только благосостояние родных, но и проведение в городе Самаре большой выставки-форума «Православная Русь». Ведь у Ольги Николаевны Чемаркиной даже должность звучит весьма необычно: исполнительный директор направления «IT, нефтегаз и Православие» выставочной компании «Экспо-Волга». В октябре началась подготовка уже третьей Православной выставки в нашем городе. О своей жизни и о выставке-форуме «Православная Русь» нам рассказала ее организатор – Ольга Николаевна Чемаркина.

Двенадцать километров пешком – ради профессии!

— Ольга Николаевна, расскажите немного о ваших родителях и о малой родине…
— Моя бабушка Мария Ивановна Барашева была замужем за военным. Скиталась по гарнизонам, потом прожила некоторое время в Румынии, там в городе Брашове родилась моя мама. Бабушка была педагогом и проработала в образовании более сорока лет. Последнее время, когда они с дедом приехали жить к родственникам в Пензенскую область, в село Вачелай, работала в средней школе. На моей малой родине красивая природа и очень много лесов, об этом даже говорится в самом названии района — Сосновоборский. Если говорить о благосостоянии людей, то оно безнадежно бедное. Нет там возможности хорошего заработка и перспектив на благополучную жизнь. Я окончила десятилетку очень рано — мне только исполнилось шестнадцать лет — и отправилась поступать в Пензенский государственный педагогический институт имени Белинского. До районного центра прошла двенадцать километров пешком, потом, заплатив двадцать копеек, проехала на автобусе до станции, где пересела на электричку до Пензы.
— Как родители отнеслись к вашему отъезду в большой город, в большую жизнь?
— Настороженно… Предупреждали, что в городе будет очень тяжело учиться. Такие слова меня сильно мобилизовали, и я даже переусердствовала в учебе и благодаря этому получала повышенную стипендию.
— Где вы жили?
— В общежитии, там были ужасные условия. Все это прошло, и слава Богу… В институте нужно было помимо немецкого языка выбрать второй язык. Мне все рекомендовали выбрать английский, потому что он применяется во всех сферах деятельности, но я остановила свой выбор на французском языке. Когда еще в школе читала «Войну и мир», то почти на каждой странице встречалась со сносками — переводами. Я завороженно разглядывала слова и буквы этого неизвестного мне языка, где над буквами были какие-то палочки, и хотела его изучить… Хотела без перевода прочесть все фразы, написанные на французском. На том языке, который зовется «языком любви». Так второй для изучения в институте язык я выбрала, как говорится, сердцем…
Мои успехи в языках не остались не замеченными профессурой, и после получения диплома о высшем образовании заведующая кафедрой иностранных языков рекомендует меня для работы преподавателем в Саранский государственный университет имени Огарева. Там мне довелось преподавать мой любимый французский и еще латинский, который является предком романских языков: испанского, португальского, румынского…
Работалось довольно легко, потому что работа мне была по душе. Но в это время серьезно заболела мама, и между своей карьерой и заботой о любимом человеке я выбрала второе. Две мои родные сестры уже были взрослые и жили своими семьями, Елена Николаевна Курганова — в Пензе, а Евгения Николаевна Тихонова — в Самаре. Забота о престарелых родителях на Руси чаще всего выпадала на плечи младшего ребенка, и выполнить эту святую обязанность я вернулась в свою деревеньку Вачелай. Когда мама встала на ноги и я могла ее оставлять на некоторое время одну, то стала искать себе работу. Мне хотелось применять полученные мною знания, но такой возможности в деревне не было. И мне пришлось устроиться на работу за двенадцать километров от дома, в поселке Сосновоборск. Там в школе я преподавала немецкий и предложила открыть класс французского языка. Мне хотелось обогатить ребят новыми знаниями… Но это давалось нелегко — утром двенадцать километров до школы и вечером столько же обратно. Шла через леса, деревеньки, через поля и луга.
— Страшно было идти одной через леса и чужие деревни?
— Раньше как-то люди были проще, добрее, и страха не было. Тем более что жители одной деревни знали жителей соседней. А еще я всегда в этом нелегком пути на работу надеялась на Бога. Зимой было очень холодно, порой были такие морозы, что приходила в школу на обмороженных ногах… В тазике с водой отогревала ноги, надевала туфли, поправляла воротничок и шла учить детей иностранным языкам.

Немецкое «хорошо» для русского «отлично»

— Наверное, так бы я терпела и ходила бы до сих пор по двадцать четыре километра в день на работу и с работы. Но Господь милостив, и в моей жизни после трехлетнего хождения появилась надежда на перемены. К нам в гости приехала моя тетя Серафима Васильевна Агафонова из Тольятти. Она ужаснулась, увидев такую ситуацию, и объяснила моей маме, что я просто погибну в деревне. Что с таким уровнем знания языков можно добиться большего, чем просто место учителя в поселковой школе. Тетя забрала меня в Тольятти, где я стала работать в гимназии с углубленным преподаванием иностранных языков.
— Вы стали жить у тети?
— Нет, не было такой возможности. Я жила в общежитии от АвтоВАЗа, где меня все воспринимали как чужую, потому что я не работала на заводе. Работала в сфере образования для его работников, что вызывало непонимание и рождало конфликты. Это было время, когда каждый день от соседей по комнате я слышала мало добрых слов. Почему так много зла в людях? — непрестанно спрашивала себя и не находила ответа.
В таких условиях я прожила пять лет. Мои хорошие знания языка дали возможность не только преподавать в гимназии, но и работать переводчиком для делегаций из Германии. Тольятти и немецкий город Вольфсбург, где производятся автомобили «Фольксваген», — города-побратимы. Для обмена опытом и укрепления связей происходили поездки из России в Германию. Вскоре я стала руководителем групп, которые сопровождала в Вольфсбург. Сначала это были ученики нашей гимназии, потом стала возить взрослые группы.
— Преподавать немецкий и его переводить — это разные направления… Ведь для перевода нужна хорошая практика. Откуда у вас были такие знания без языковой практики?
— Не знаю, но почему-то немецким группам со мною было комфортно общаться. Они говорили моим российским начальникам, что хотели бы видеть переводчиком именно меня. В одной из поездок в Германию мне последовало предложение преподавать русский для немецких студентов. Так я стала работать в техническом университете города Брауншвейга — преподавала грамматические основы родного языка. Я всегда с радостью принимаю все новое, ведь это дается от Господа. Если жизнь предлагает — значит, надо делать, значит, в этом есть какое-то зерно… Одно цепляется за другое: так, моими студентами были служащие концерна «Фольксваген», и они пригласили меня к ним на работу в отдел маркетинга и технической литературы. Я, русская женщина, получила хорошо оплачиваемую работу в то время, когда многие немцы стояли на бирже труда. Получить там работу непросто! Огромная конкуренция. Русские, которые приезжают в Германию, должны подтвердить свой диплом и свои знания на пересдаче экзаменов в немецких вузах. Мне это не составила труда, и теперь мой диплом преподавания немецкого и французского имеет международный статус. Для девочки из деревни Вачелай это совсем не плохо!..

Архиепископ Самарский и Сызранский Сергий благословляет участников выставки. Рядом с Владыкой — генеральный директор компании «Экспо-Волга» Андрей Левитан и Ольга Чемаркина.
— Работая и общаясь на немецком языке, вы думали на русском или уже на немецком?
— Да, в это время я думала только на немецком, ни одной мысли уже не мелькало на родном языке… Заходила в булочную и думала на немецком, что надо купить две булочки. И многие понятия существуют только на немецком языке, а в переводе теряют некую точность.
— Наверняка, благодаря отличному знанию немецкого языка вы приобрели и некие немецкие качества характера. Но вот что вы не понимали у немцев и не смогли принять?
— Не понимала, как, имея такой высокий уровень жизни, можно быть им недовольными. Они без конца жалуются на жизнь… Помесили бы они грязь в нашей пензенской глубинке!..
— Можете объяснить пословицу: «что русскому здорово, то немцу смерть»? Как вы ее понимаете?
— Я бы объяснила это так: когда трудно в жизни, то мы, русские, боремся с обстоятельствами и благодарим Господа за всё, что нам дается. Немцы же жалуются даже на малейшие неприятности и все время ждут от жизни еще больших благ… Для меня было удивительно слышать их жалобы! Что можно еще желать, когда все хорошо до самых мелочей? В Германии я прожила около пяти лет, потом мои немецкие знакомые гостили у меня в России. Они во время визитов всегда шутили, что приехали отдохнуть от своего порядка в нашем безпорядке. Вот мы, русские, заходим в салон трамвая и даже не замечаем, что подножка очень высока. Для нас главное, что трамвай пришел, а вот немецкие друзья обратили на это внимание и пожалели наших старушек. «Им ведь нелегко так высоко поднять ногу!» — сокрушались немцы. И вот это наше «хорошо» для них было плохим качеством жизни…

Молитва, написанная маминой рукой

— Немцы в своей массе верующие люди?
— В основном мне встречались католики, и для них воскресенье — это святой день, они ходят в церковь и потом в гости. Ближайший Православный храм находился в двадцати километрах от Вольфсбурга в небольшом городе Гифорне, туда я и ездила на службы. Эта церковь любима и посещаема русскими немцами.
— Вас окрестили в детстве или это был сознательный выбор взрослого человека?
— В нашей деревне Вачелай жила моя тетя Мария Леонтьевна Кочкурова, она была верующим человеком, часто ездила в храм. И однажды взяла меня с собой, мне в эту пору было около шести лет. Тогда меня и окрестили. Очень хорошо помню, что тетя отстояла службу, причастилась, а я сидела на лавочке и тихонечко рассматривала убранство храма. Для меня все казалось каким-то таинственным и торжественным. Батюшка сказал, что необходимы крестные, и моя тетя прямо в храме нашла знакомую, которая согласилась стать моей крестной. Крестились сразу десять детишек, я среди них была самая старшая и все делала самостоятельно, как взрослая. Помню, что мне все было любопытно и интересно. Потом батюшка рассказал о Боге — это были мои первые знания о Православной вере. Тетя Мария от болезней вскоре умерла, но она на всю жизнь осталась в моей душе крестной… Мама на листочке написала для меня «Отче наш», и я выучила свою первую в жизни молитву… Я до последнего старалась хранить ее, ведь она написана маминой рукой. Но со временем листочек сильно обветшал, а со мной осталась Казанская икона Божией Матери, которой мама благословила меня на учебу в институте. Сейчас образ Богородицы уже от времени потерял яркость красок, но мне он не красотою дорог. Лик Богоматери смотрел с этой иконы на меня и в Пензе, и в Германии. За границей я не могла икону повесить на стену (жила в чужих домах), но она всегда стояла на подоконнике возле моей кровати. Среди чужой культуры и духовности это была моя защита, моя поддержка и надежда…

«Я заново открыла для себя Православие…»

— Почему, когда вернулись из Германии, своим местом жительства выбрали Самару?
— Здесь живет моя родная сестра Евгения Тихонова, и еще в Самаре я могла получить серьезные экономические знания в Российском торгово-экономическом университете. Я всегда думала о втором высшем образовании и вот наконец-то смогла осуществить свою мечту. Эти знания мне теперь помогают в работе над выставками центра «Экспо-Волга». Выставки — это цепочка между российским рынком и зарубежными, и есть возможность использовать знания иностранных языков. Восемь лет назад я организовывала первую выставку «Энергетика» и пригласила на нее своих друзей из Германии, которые показали световую графику как особый вид искусства…
— Ольга Николаевна, зачем нужны выставки?
— Выставка от слова «выставить» — это то, что мы хотим показать людям. Они бывают разной тематической направленности, а в последнее время я ушла в тему Православия. На Православной выставке мы показываем работу монастырей и храмов, рассказываем о Православном образе жизни. При подготовке выставок я заново открыла для себя Православие, в моей душе пробудились необыкновенный свет и тепло, возможно, это и есть благодать… Идея создания выставки пришла сама. Вдруг я заметила, что на выставочном центре представлены все направления, кроме церковной тематики. Я стала расспрашивать коллег и партнеров о Православных выставках в других городах и вышла на серьезное выставочное объединение «Рестек». Направила им письмо, и они меня пригласили и показали свою выставку, где пахло ладаном, звенел пасхальный колокольчик, батюшка разговаривал с прихожанами, а многие люди имели возможность приложиться к святыням, до которых у них никогда в жизни не было возможности добраться. У меня была первая мысль: почему же мы этого не делаем? И вот год назад попробовали сделать первую Православную выставку.
— С чего началась для вас эта первая выставка-форум?
— С благословения Архиепископа Самарского и Сызранского Сергия!… В моей жизни это был светлейший день. Ехала в автобусе и письменное благословение Владыки на проведение выставки, как флажок, трепетно и торжественно держала в руке. Бежала с остановки на работу, торопилась показать всем роспись Архиепископа Сергия на документе. Для меня все было радостно: и посещение епархиального управления, и мой приход к Владыке. В моей душе царила радость… Перед тем, как зайти в кабинет к Владыке, я очень волновалась, но все прошло благополучно. Стали сразу готовить выставку, приходило много помощников. Вот готовила выставку по нефти и газу — никто не предлагал свою помощь. А как только приступила к Православной выставке, так каждый день приходили добровольные помощники. Брали пригласительные билеты и распространяли их по храмам, кто-то делал безплатную рекламу.
— В чем вы видите сильную сторону именно нашей, самарской выставки?
— В деловой программе. Те же свечи и иконы можно приобрести в храме. А у нас еще можно неспешно пообщаться и обсудить проблему. Я чувствовала, что людям хорошо от такого общения. Деловая программа (а если сказать проще, то это и есть человеческое общение) должна доминировать над сугубо-выставочной стороной. Низкий поклон за помощь в проведении выставки протоиерею Михаилу Мальцеву и иеродиакону Дорофею (Усову), они мне помогли в разработке и исполнении деловой программы. Первый раз я общалась с батюшкой не в храме, а в деловой обстановке, поэтому не всегда знала, как правильно обратиться, как начать разговор… Отец Михаил простил мои такие ошибки, и мы очень хорошо сработались. День заезда на выставку был 16 декабря, и в ночь ударили сильнейшие морозы, доходило до тридцати пяти градусов. Многие наши участники ехали на машинах, при таком морозе мотор просто глушился, и люди застревали порой в чистом поле. Мы всю ночь находились в здании выставочного центра и помогали участникам все-таки добраться до Самары. Вызывали транспорт, который доставлял застрявшие машины и вывозил людей. У нескольких участников были обморожения, но они не отказались от участия в выставке и представляли свои епархии.
— С кем из духовенства вы не просто познакомились, а подружились?
— Мне очень душевно тепло от общения с протоиереем Николаем Агафоновым. Удивительный человек, очень много мне помогал во время проведения весной второй выставки, за что ему огромное спасибо. Лично у меня не хватало дня, не хотелось ни есть, ни пить, все хотелось успеть, а уже ночь… Следующий день в таком же темпе — казалось, он только начался, время летело быстро — и уже поздний вечер. Было трудно, но благодатно, и я каждый день благодарила

Протоиерей Николай Агафонов и Ольга Чемаркина на выставке «Православная Русь».
Бога за то, что Он мне дал возможность проводить такую выставку. Это единственная выставка, которая начала свою работу после молебна и окропления батюшкой всех участников форума святой водой. Это живая выставка, где радуется и учащенно бьется сердце. Я была счастлива все дни выставки, был такой полет души… Кстати, она была подготовлена в рекордно короткие сроки, всего за полтора месяца. Обычно на организацию выставки уходит около полугода. После нее приходили люди со словами благодарности, даже стихи писали, звонили и спрашивали имена устроителей выставки, чтобы молиться за них. Когда такая поддержка, то за спиной просто вырастают крылья и есть желание следующую выставку сделать еще лучше. Даже сейчас идут звонки и люди интересуются, когда будет следующая выставка. Православные рады общению не только в стенах храма, они рады единомышленников встретить вот на такой выставке, где можно многое обсудить.
Православная выставка — это то, что я очень хотела создать. Надеюсь, что какую-то роль в духовном воспитании людей наша выставка сыграла, и этому помогла моя работа. Когда предстану перед Господом, то, наверное, смогу сказать, что не зря прожила данную мне жизнь, в ней была главная моя страница — проведение выставок для Православных людей.
— Что нас ждет на третьей выставке-форуме «Православная Русь»?
— Будет совсем другая деловая программа. Мы получили от своих партнеров резолюцию с благословением Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла провести выставку на необходимую сейчас тему: «Народы-победители: вместе в истории, вместе в будущем». Православная выставка пройдет в выставочном центре «Экспо-Волга» с 14 по 19 декабря. Все секреты не раскрою, пока все находится на стадии согласования. Завтра я лечу в Санкт-Петербург на встречу с Православными писателями, которых хочу познакомить с самарской аудиторией.

Старшеклассница Ольга, которая мечтала стать переводчицей и своей маме отправить триста рублей, уже давно стала Ольгой Николаевной и имеет возможность отправлять любимой матери более крупные суммы. Но все-таки она радуется и тому своему детскому желанию, не забыла его — потому что не оставил Господь ее просьбу без внимания и все сбылось!
…Вот такая она, деловая женщина, от которой зависит подготовка и проведение уже третьей выставки «Православная Русь» в Самаре. Собранная, строгая, но немецкая педантичность, выработанная во время работы за границей, в ней мирно уживается с ранимой русской душой. Казалось бы, это невозможно, но Ольга Николаевна Чемаркина еще с детства умела удивлять сочетанием в себе уникальных человеческих качеств.
Ольга Круглова
08.10.2010
1080
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
3
2 комментария

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru