Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:


Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.






Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

События

Всероссийский Крестный ход

И ныне, в эпоху смуты в умах и сердцах, вновь появилась надобность в очистительных и покаянных шествиях…


С давних времен Россия Крестными ходами спасалась. В годы смут и тяжелых испытаний, когда помощи кроме как с небес неоткуда было ждать, народ православный с иконами и крестами выходил в cретение Богу. С покаянным сердцем выходил, взывая: Господи, прости нас и помилуй! Вот мы пред Тобой! — И Он, яко милосерд, неизменно миловал и прощал.
И ныне, в эпоху смуты в умах и сердцах, вновь появилась надобность в очистительных и покаянных шествиях.
До революции в Российской державе существовало много общественных, патриотических, культурных организаций и движений. Объединенные общей идеей, они были ощутимой поддержкой как монархической государственности, так и Православной Церкви, воочию являя триединое: «За Веру, Царя и Отечество». В рамках этих движений существовал и Фонд Апостола Андрея Первозванного.
В девяностых годах нашего столетия усилиями энтузиастов Фонд был вновь возрожден. Но как вдохнуть в него новую жизнь? Организаторы Фонда — председатель Александр Васильевич Мельников и директор — Владимир Любомирович Корысткин, — чтобы разрешить сомнения, решили поехать к отцу Николаю Гурьянову на остров Залита. И когда зашел вопрос о выборе главного поприща, Александр Васильевич, как бы рассуждая, сказал: «Что можно сделать ради спасения Отечества? Может быть, организовать Крестные ходы по всей России?», — старец Николай заметил: «Ну что же вы задаете мне вопросы — и сами на них отвечаете?..»
Так был дан старт глобальному проекту: «Крестный ход-2000, за Веру и Верность».
И уже вскоре, 25 мая 1998 года, по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II из Владивостока вышел первый Крестный ход.
Если не считать вливавшихся в него малых ходов, то целый год ему суждено было идти в одиночестве, пока в июле 1999-го в Тобольске не произошло соединение с другим масштабным шествием, идущим из Салехарда. Маршрут салехардовцев направлялся по царским местам: Тобольск — Екатеринбург — Нижний Новгород — Владимир; и к Рождеству Христову должен был завершиться в Москве.
Рассказывает Валентина Сергеевна Крюкова (единственная участница того, вышедшего из Владивостока Крестного хода):
«Из Красноярска мы вышли в среду Светлой Седмицы, 14 апреля. Отстояли службу в кафедральном, во имя Покрова Богородицы соборе. Архиепископ Красноярский и Енисейский Антоний благословил всех участников, и после установки Поклонного Креста у часовни Параскевы Пятницы шествие отправилось в путь.
Главный Крестный ход направился через Кемерово к Новосибирску, где 9 мая произошла встреча северного и южного Крестных ходов. Участников этой встречи приветствовал и благословил епископ Новосибирский и Бердский Сергий».
В Новосибирской области произошло обновление иконы Святителя Николая, явив второе зримое чудо на долгом пути. Суть в том, что, благословляя 25 мая 1998 года начало Крестного хода, Епископ Владивостокский и Приморский Вениамин подарил его участникам две свои личные иконы: Тихвинский образ Божией Матери и Святителя Николая. По прошествии же девяти месяцев, когда в г. Иркутске, в соборе Михаила Архангела были отслужены литургия и молебен, Тихвинская икона Божией Матери замироточила, как бы знаменуя окончание первого этапа пути и благословляя начало нового.
Чудо же обновления иконы Николая Чудотворца началось еще в г. Кемерово. До этого сам образ был до неразличимости темен, лишь только оклад безошибочно указывал имя изображенного на нем. После службы и молебна, проведенных Архиепископом Кемеровским и Новокузнецким Софронием, некоторые из путешествующих заметили: образ начал просветляться. Особенно явным это стало в Новосибирской области. В довершение тому замироточили Державная икона Божией Матери и образ Спаса Нерукотворного.
Казалось бы, чудес и так через край, тем более, что от икон происходило много исцелений, но — «не мерою мерит Господь». В Новосибирской области, возле Барыбинска, Крестный ход догнал отец Анатолий, посланный Владыкой Сергием, и вручил еще две иконы: Феодоровской Божией Матери и Саввы Сербского. История их такова. Во время натовских бомбежек Сербии одна из бомб пробила крышу церкви и упала в алтарь, не разорвавшись. Когда саперы ликвидировали эту непрошенную гостью, настоятель задался вопросом: что послужило причиной их спасения? И когда открыл шкаф, рядом с которым лежал смертоносный заряд, ответ был найден: из глубины шкафа с любовью и тихим укором смотрели два образа — Саввы Сербского и Феодоровской Божией Матери. И словно озарение сошло на иерея Божьего: он почему-то сразу подумал о том Крестном ходе, который почти год уже шествовал по России.
4 июня прибыли в Омск, где участников Крестного хода ждал директор Фонда Апостола Андрея Первозванного Владимир Корысткин. Встреча произошла под руководством митрополита Омского и Тарского Феодосия на площади близ Никольского «казачьего» собора. Именно тогда в Москве решили направить Крестный ход из Салехарда на встречу с владивостокцами. Поэтому пришлось сделать остановку на 35 дней. Но эти пять недель не прошли праздно: г. Тара, Усть-ишим, Больше-Кулачинский мужской монастырь — вот главные вехи Крестного хода по Омской земле.
Затем в обход Северного Казахстана вышли к границе края Тюменского, где, встреченные духовенством, казачеством и представителями зарубежной Церкви, отслужили молебен и под проливным дождем установили Поклонный Крест. В это время салехардовцы, которые и должны были пройти по местам страданий святых Царственных Мучеников, спешили в Тобольск, на воссоединение с владивостокцами. И Господь дважды видимым образом являл им Свою милость: в Ханты-Мансийске на закате солнца в небе явилось отчетливое знамение Креста. В Кунгуре случилось и более того — небесный хоровод Крестов; они шли друг за другом, сменяясь и чередуясь, как бы благословляя все двенадцать Крестных ходов, предпринятых ради спасения России.
И вот произошло это долго ожидаемое, но все же неожиданное событие. 30 ноября 1999 года в г. Покров вошел Крестный ход: Салехард — Москва. Настоятель нашего храма отец Сергий встретил шествие с несколькими своими прихожанами на въезде в Покров.
Ловлю себя на мысли: событие почти ирреальное. С одной стороны — малочисленный Крестный ход подвижников(не побоюсь громкого слова), пересекших половину России, и такая же немноголюдная встреча его, с другой — безразличная ко всему, заполненная грохочущим транспортом дорога Владимир — Москва; полная индифферентность к событию века большинства покровчан. Становится грустно. Невольно вспоминается: «Господь, придя судить мир, найдет ли веру?» Но шествие уже рядом.
Транспортный поток вынужден остановиться. Крестный ход повернул к
храму, у входа которого с крестами и иконами ожидали его духовенство и прихожане.
Поприветствовав участников шествия, отец Сергий дает слово Валентине Сергеевне Крюковой. От нее узнали, что следом, по югу Владимирской области идет Крестный ход из Владивостока; мироточивые иконы Спас Нерукотворный и Тихвинская также у них, а «Державную» отправили в Северную столицу.
Всего же Крестных ходов одиннадцать. Двенадцатый — воздушный, с облетом вдоль границ России — прошел уже в середине июня, при содействии МЧС России. А сейчас к московским пределам подошли не только салехардовцы, но — петербуржцы, мурманчане, оренбуржцы, Крестные ходы из зарубежья — городов Бари, Патры и Афины, Братислава, из республик Закавказья.
По окончании благодарственного молебна подхожу к руководителю группы Сергею Анатольевичу Захватаеву; сам он из-под Йошкар-Олы, служит псаломщиком в храме Покрова Богородицы села Чкарино. Вспоминается: путь Валентины Сергеевны Крюковой (в этом шествии она за старосту) тоже начался в Покровском соборе, только Красноярска. Как если бы Пресвятая Богородица по всей Руси вела Крестный ход под Своим омофором, чтобы отслужить благодарственный молебен здесь, на Владимирской земле, в храме Своего имени. Но, по большому счету, ведь и вся Россия — это Дом Богородицы, а потому так много храмов, посвященных Ее Рождеству, Покрову и Успению.
Спрашиваю руководителя группы: вами пройден такой длительный и трудный путь, не чувствовали вы, что в этом есть некий подвиг, преодоление себя в соработничестве несения Креста Господня? Сергей понимающе улыбнулся: «Нет, пожалуй, нет. Скорее, просто послушание». — И напомнил слова владыки Йошкар-Олинского Иоанна: Крестный ход — это не прогулка по необозримой и прекрасной российской земле. Напротив, это подобно шествию Спасителя с Голгофским Крестом на раменах Своих. И об этом всегда надо помнить.
Особенно отчетливо проявилась покаянная суть посвященного убиению святых Царственных Мучеников шествия после Екатеринбурга, где возле железного Креста на месте Ипатьевского дома был отслужен молебен. Такой же молебен отслужили и возле заброшенной шахты «Четырех братьев», что в 14 верстах от г. Коптяки; здесь следователем Н.А. Соколовым были обнаружены следы преступления палачей Царской семьи. Лед на дне этой шахты не тает даже самым жарким летом.
Но, к сожалению, призыв к покаянию часто оставался неуслышанным. И чем ближе подходили к Москве, тем больше возникало вопросов по поводу иконы святых Царственных Мучеников; ее просто не разрешали выставлять для поклонения, аргументируя это непрославленностью Царской семьи. Как будто почитание святого есть факт некоего регламента, и покаяние пред невинно убиенными можно определить циркуляром и указанием сверху. Также и во встречах Крестного хода чувствовалась ощутимая разница. Если от Тюмени до Йошкар-Олы их всюду ожидали тысячные толпы народа (в Мари-Эл шесть благочинных встречали с шестью хлебами; старушки, снимая платочки, бросали их под ноги...), то, начиная с вотчины Козьмы Минина, у встречающих уже была заметна внутренняя настороженность, а вместо неисчислимых тысяч народных — сотни, иногда лишь десятки человек.
В городе Володарске, что близ границы с Владимирской областью, шествующих вовсе никто не принял. В лучах заходящего солнца чернели окна запертого храма; реально грозила опасность провести ночь на морозе. И вдруг около участников Крестного хода остановилась проходящая мимо пожилая женщина.
— Откуда вы, угодники Божии? — удивленно спросила она.
— Из Салехарда, — последовал ответ.
Некоторое время женщина стояла ошеломленная, а потом произнесла решительно:
— Пойдемте все ко мне.
И Крестный ход в полном составе, числом одиннадцать человек вошел в дом матушки Любови. А на другой день она провожала их еще целых пять километров и долго потом стояла, крестясь и кланяясь вослед.
По свидетельству участников Крестного хода, не раз возникало чувство, что Сам Господь готовит путь им. О некоторых таких событиях рассказывал Иоанн Лифанов из города Вязники:
— Для Благовещенского Вязниковского монастыря заключенные сделали резной киот. Но не могли найти подходящую по размерам икону. И вот в самом начале лета, когда шествие только вышло из Салехарда, одна старушка принесла найденный на крыше образ Смоленской-Шуйской Божией Матери. Богородица дважды являлась ей во сне, говоря: «Хочу видать свет». Когда икону вставили в киот, размеры совпали точно — миллиметр в миллиметр. И по прибытии в Вязники перед ней, Путеводительницей, теперь уже благоухающей и мироточащей, Крестный ход служил благодарственный молебен.
В советское время Благовещенский монастырь был зоологическим музеем, и когда первые инокини разбирали там кучи мусора, то в одном ящике под ворохом тряпья обрели икону преподобного Серафима; все эти годы он потаенно хранил обитель. Не случайно, что имя игуменьи то же — мать Серафима.
В августе 1991 г. по пути в Дивеевский монастырь мощи преподобного Серафима остановились в Вязниках в Крестовоздвиженском соборе. Сам Патриарх служил литургию и молебен. И когда раку с мощами вносили в храм, то стоящее поодаль вековое дерево медленно, как в поклоне, без треска и шума сломалось пополам и тихо упало кроной в сторону торжественной процессии.
В том же 91-м году батюшка Серафим помог и возрождению Боголюбовского монастыря. Тогда, в зените перестройки, богоборческие силы хотели создать в этом священном для Руси Владимирской месте туристский центр. У стен Боголюбовского собора был отслужен молебен преподобному Серафиму. И почти следом высшими инстанциями был подписан указ о передаче Боголюбовского монастыря Православной Церкви.
— Кто меня прославит, того Бог прославит, — говорил батюшка Серафим. И не случайно на алтарной сени Боголюбовского собора (с приделом во имя прп. Серафима), в год 80-летия убиения Царской семьи сам собой проявился образ Царя-Мученика Николая II в окружении безчисленного воинства Ангелов.
24 ноября после службы в Казанском храме прошли Крестным ходом по центральной улице г. Суздаля до Ризоположенского и Спасо-Евфимьева монастырей, где при жизни бывал Государь Император Николай II. Вечерню уже как паломники отстояли в Покровской обители, которая знаменита усыпальницами инокинь великокняжеской и царской крови.
В самом сердце земли Владимирской около десяти лет назад свил гнездо суздальский раскол. Начал его запрещенный в служении священник Валентин Русенцов. Теперь же, после получения от Зарубежной Церкви епископского сана, он начал масштабную деятельность; пользуясь поддержкой светских властей, он уже утвердил свыше двухсот раскольничьих приходов.
Но, пожалуй, не все священники валентиновской юрисдикции безнадежно погибли и закоснели в своем нечестии. На подходе к Суздалю произошел такой знаменательный случай. Проходя город Кидекшу, решили отслужить молебен в местной церкви. Вышедший навстречу настоятель, замявшись, объяснил, что принадлежит к «Суздальской юрисдикции». Казалось бы, вопрос исчерпан. Но Валентина Сергеевна, сама не зная почему, стала с жаром объяснять раскольнику историю Крестного хода и Фонда Апостола Андрея. И случилось неожиданное. Лицо священника дрогнуло, он часто-часто заморгал и вдруг заплакал навзрыд. Не в силах бороться с собой, он замахал руками и, сдавленно крикнув: «Подождите меня», — скрылся в церкви. А выйдя через минуту, отдал руководителю пачку денег, лишь сказав на прощание: «Помолитесь за меня, грешного».
Во Владимире были на Апостола Филиппа. Отслужили Литургию и молебен в древнем, отстроенном еще князем Андреем Боголюбским, Успенском соборе. Участникам шествия была вручена икона Покрова Богородицы. После недолгого отдыха направились в не менее древний, ныне возрожденный Успенский Княгинин монастырь. Именно там находится великая святыня — икона Боголюбской Божией Матери, написанная повелением благоверного князя Андрея.
В Петушках несколько человек ночевали у рабы Божией Ольги, в доме которой уже тридцать лет благоухает икона Божией Матери. Там же их догнала одна болящая, над которой в Боголюбово производилась отчитка. Во время отчитки злой дух поверг ее на землю, и Валентина Сергеевна перекрестила несчастную Феодоровской иконой Божией Матери. После этого болящая, едва ли не по воздуху несомая, с диким воплем бросилась из Благовещенского трапезного храма. Теперь же она кротко отстояла литургию и молебен, и даже ночевала в доме, где 30 лет благоухает икона.
Но вот пришла пора прощаться. Отслужен молебен в путь шествующим, прихожане последний раз прикладываются к иконам. Далее маршрут шествия — Киржач и Александров. Поется тропарь святителю Николаю. Крестный ход выходит на улицы города Покрова. Словно в ознаменование первого дня зимы с утра задул порывистый ветер, вскоре превратившийся в метель. Снежное покрывало сразу убелило землю, спрятало грязь на дорогах. И посреди неожиданно налетевшей метели и мятущегося мирского моря странным и даже мистичным показалось это шествие: небольшая группа людей, малое стадо, идущее с хоругвями, иконами и крестами, в пургу — как символ духовно непокоренной, несломленной России.
И невольно вспоминается, как шестьсот лет назад по этому же самому тракту несли древний Владимирский образ Божией Матери, прося у Пречистой заступничества от Тамерлана. И, как пишет летописец, весь путь от Владимира до Москвы, все десять дней шествия народ встречал Заступницу стоя на коленях. Тогда Россия была спасена.
Услышит ли теперь нас Господь? Помилует ли в очередной раз? Бог весть. И лишь как знак неугасимой надежды уходят в крутящуюся метель святые Кресты и знамена, уходят, неся в необозримые просторы России весть о милости, покаянии и спасении...

Александр Сороковиков
г. Покров Владимирской обл.
04.02.2000
1421
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
0
0
2 комментария

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2019 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru