‣ Меню 🔍 Разделы
Вход для подписчиков на электронную версию
Введите пароль:

Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.

Православный
интернет-магазин





Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Нужно уметь прощать

Главы из романа Юлии Молчановой.

Главы из романа Юлии Молчановой.

Начало см.

Тень за спиной

На часах было одиннадцать вечера.

- О, а в Камышлове еще работают бары. Можно поехать! - сама себя убеждала Злата. - Что мне тут делать? Я этот дом купила из-за Антипы, а он мне запретил даже во двор заходить. Больше сюда ни ногой!

Злата переоделась и, закрыв дом, позвонила в такси. Она была пьяна и за руль самой не решилась. Такси приехало быстро и, отъезжая от дома, она попросила водителя несколько раз посигналить. Антипа был на молитве. Он прервался и выглянул в окно. Увидев отъезжающую «калину» от дома соседки, он выбежал, но было уже поздно. Машина скрылась из вида. Расстроенный и совсем разбитый, Антипа вернулся в дом и продолжил свое молитвенное правило.

Злата добралась до дома быстро и без происшествий. Трасса была пуста. Когда таксист отъехал, оставив ее около подъезда, одна ее часть требовала продолжения банкета, другая умоляла пойти спать. Но победила первая и поволокла свою хозяйку в ближайший бар. Он находился в трехстах метрах от дома на первом этаже жилой многоэтажки и название имел не очень благозвучное - «Тролль». Но Злате было все равно. Она зашла в бар, села за стойку и попросила себе рюмку коньяка. Выпила, запила соком, осмотрелась. За столиками хихикала молодежь. Несколько парочек безстыдно миловались. Компания мужчин курила кальян и кидала в ее сторону плотоядные взгляды. «Что я тут делаю? Наверное, нужно было сразу идти домой… Ну, сейчас еще рюмочку и спать!»

Злата повторила заказ. Выпив залпом, она слегка поморщилась и стала спускаться со стула. Зацепилась за него ногой и чуть не упала. Ей на помощь поспешил полный, раскрасневшийся от выпитого мужчина и стал настойчиво приглашать за столик. Злата посмотрела в сторону его друзей. На миг ей показалось, что это не люди, а бесы, такие у них были ухмылки и гримасы. Она вяло покачала головой и, расплатившись, побрела к выходу.

Выйдя на улицу, она поняла, что окончательно пьяна. Ноги подкашивались, идти было тяжело. Она не сразу сообразила, в какую сторону ей нужно направляться. Она несмело пошла, ее шатало. «Нет, надо собраться! Я смогу! Нужно идти по прямой! Но как? Дорога все время петляет! И как далеко до дома! Нужно постоять!» Злата прислонилась к столбу.

Ей показалось, что она не одна. Точнее, она почувствовала чей-то пристальный взгляд на своей спине. «Ой, я ведь совсем забыла про городского серийного маньяка! О котором сейчас все только и пишут, и говорят… Я ведь сейчас для него идеальная жертва - одна, ночью и пьяная! Может позвонить Кротову? Нет, он разочаруется во мне, когда увидит такой пьяной! Пусть лучше утром меня найдут красиво лежащей на тротуаре, к утру алкоголь немного выветрится. Что за глупые мысли! Ха, да какая разница, все умрем! А позвоню я Антипе! Он знает, что я выпивши, да и насолю ему. Если на меня нападут, он будет всю жизнь чувствовать свою вину». Злата неуверенным движением достала смартфон и набрала Антипу. После нескольких гудков он взял трубку. Голос его был бодр и встревожен:

- Алло! Ты где?

- В Караганде на верхней полке! - пьяно захихикала Злата.

- А поточнее?

- Стою пьяная около бара, и за мной кто-то следит из кустов.

- Чем я могу тебе помочь?

- Ничем! Просто знай, что если со мной что-то случится… нехорошее… виноват будешь ты!

- Почему я?

- Ты унизил и бросил меня! Из-за тебя я напилась и оказалась в такой ситуации!

- Злата, прости, если обидел. Вызови полицию или обратись к прохожим за помощью.

- Прохожих тут нет! А что я скажу полиции? Они не воспримут меня всерьёз, я же пьяная! - Злата словно в подтверждение начала икать.

- Тогда стой там, где стоишь. Я скоро приеду!

- Ты приедешь на своем драндулете через час. Меня уже десять раз ограбят за это время! Давай, пока! В общем, если что-то случится, знай, в этом твоя вина!

Злата нажала отбой, неловко повернулась на каблуках и телефон выпал у нее из рук. Она подняла его развалившимся на две части с обиженно потухшим экраном и пошла домой. Немного протрезвела в прохладе вечера. На смену браваде пришел страх. Она быстро пошла, прибавив шаг. Шла только по освещенным местам. Как назло около ее подъезда не горел фонарь, а нужно было найти ключи в сумочке. Злата физически ощущала чужое присутствие совсем рядом. Руки у нее тряслись, и от этого замок на сумочке никак не открывался. Внезапно открылась подъездная дверь. На пороге стоял ее сосед с четвертого этажа, щуплый старенький мужичок.

- О, Злата, ты что ли? - неожиданно громко крикнул он.

- Я, я, дядя Боря! - сквозь слезы ответила Злата.

Она услышала, как в нескольких шагах от нее кто-то отпрыгнул в тень и звук перешел в шум удаляющихся шагов.

- А мне что-то не спится. Дай, думаю, выйду на улицу покурю. Ты на помощь не звала? Мне показалось, кто-то на улице кричал. И я шаг прибавил, поспешил на улицу.

- Нет, я молчала.

- Ну, значит, показалось.

Злата стояла рядом с ним у открытой двери, и этот тщедушный курящий старик сейчас был для нее самым близким и дорогим человеком.

- А меня, знаешь, безсонница мучает! Как бабка моя померла, так места себе не нахожу. Всё не то вокруг! Вот ее стул, а ее на нем нет. Вот ее чашка, но никто из нее не пьет. Вот ее халат висит, но никто его не надевает.

- Так ты хоть халат убери! Зачем себя мучаешь?

- Э, нет, он ее запах держит. Я его в балахон целлофановый упаковал, и он висит на двери. Иногда забудусь. Так мне и кажется, что Дуся моя меня окликнет и обедать позовет.

Злата заметила в морщинках у старика заплутавшую слезу и с удивлением поняла, что не она одна страдает от вдовства. Таких людей много и каждый переносит свою боль по-своему.

- Ладно, дядь Борь, не унывай. Я ведь тоже вдова. Всем тяжело. Ты молись о ней.

- Да я молюсь. Недавно начал. Мне друг посоветовал Псалтирь читать, сказал помогает. Я уже месяц читаю. Я и сегодня читал, а потом вдруг почувствовал какое-то безпокойство, показалось мне, кто-то на улице на помощь зовет, вот и пошел. А тут ты у двери.

- А может и не зря вышел! - улыбнулась ему Злата. - Ладно, пошли назад в подъезд. А то уже второй час ночи, да и прохладно.

Они молча поднимались каждый на свой этаж, тепло распрощались, пожелав друг другу спокойной ночи. Злата умылась и свалилась на постель.

Во сне она вновь попала в тот самый момент, когда разбила телефон и пошла домой. Только теперь она видела все происходящее как бы со стороны. Вот она идет, шатаясь и оборачиваясь. А чуть поодаль, прячась за кустами, крадется русоволосый парень. На этот раз Злата его смогла разглядеть получше. Среднего роста, одет в джинсы, футболку с черепом и кроссовки. Движения звериные, безшумные, крадущиеся. Он довел ее до подъезда. Вот она начинает рыться в сумочке, и в этот момент он нападает. Бьет в спину четко и хладнокровно. Злата падает на асфальт. Он снимает у нее с шеи цепочку, достает из сумочки кошелек и быстро убегает…

Злата проснулась. Ее мутило, сердце трепетало в груди, как птица в клетке. В горле застрял ком, сильно тошнило. В туалете Злату вырвало. Она умылась ледяной водой, пошла на кухню и заварила себя крепкий чай. Поглощая его мелким глотками, размышляла: «Я могла умереть этой ночью! Что же спасло меня и смогло изменить ход событий? Не знаю, но мне очень стыдно за всё. Нужно на следующие выходные поехать к Антипе и попросить прощения. Сколько же я гнусных дел натворила! И за что только Господь пожалел меня?» Она начала плакать и пошла к иконам, встала на колени, упала головой в пол, повторяя: «Господи, помилуй и прости меня, грешную!»

Антипа же в эту ночь почти не спал. После разговора по телефону со Златой он пытался ей перезвонить несколько раз, но безуспешно. Он поверил ей, в ее пьяном голосе был слышен животный страх. И потому, вернувшись в свою комнату, целый час стоял на коленях и молился:

- Пощади её, Господи! Огради эту несчастную заблудившуюся женщину от бесов и злых людей, да не возмогут они причинить ей никоего зла! Если ей суждено пострадать, перенаправь свой карающий меч на меня. Я тоже виновен. Так и не смог победить в себе блудного беса. Дал ей надежду на плотские отношения, а потом грубо оттолкнул. Накажи меня!

Антипа долго и горячо молился, и Господь услышал его, но...

Арест

Утро показалось Злате самым ужасным в жизни (если не считать утра смерти Кирилла). Ее душило отчаяние, страх, обида на Антипу и на саму себя. По-прежнему мутило, аппетита не было. Но хотелось пить. Выпив залпом стакан воды, она разочарованно посмотрела на календарь - 6 августа, понедельник. А значит, нужно идти на работу. Пришлось пить кофе, чтобы хоть немного взбодриться. В маршрутке она чуть не уснула. На планерке тоже слегка дремала. Если бы ее не толкнул в бок сосед, она бы даже не поняла, что главред обращается к ней:

- Уварова! Ты меня слышишь?

- Да, Дмитрий Евгеньевич! - встрепенулась Злата.

- У тебя репортаж с открытия мини-аквапарка готов?

- Почти.

- Что-то мне не нравится твой настрой.

- Все нормально, я исправлюсь.

После планерки Злата села за свой компьютер, быстро допечатала репортаж, скинула фотки и, переправив свои труды верстальщику, зашла на сайт «Каминфо». То, что она там увидела повергло ее в шок. Статья называлась «Узнай садиста!»: «Это произошло сегодня ночью, приблизительно в 2.30. 19-летняя Алина Г. возвращалась домой из гостей. В Парке комсомольцев ее настиг все тот же маньяк. Он подбежал к ней сзади и заломил руку за спину. Девушка, несколько лет занимавшаяся борьбой, оказала ему отчаянное сопротивление, при этом сильно расцарапала ему лицо. Озверев, тот стал методично наносить ей ранения ножом. Всего девушка получила семь ранений. Ее, истекающую кровью, нашли недалеко от парка случайные прохожие. Оглянитесь вокруг! Этот мерзавец ходит среди нас! А следы, оставленные жертвой на лице насильника, так быстро не заживут и могут его выдать. Будем надеяться, что с помощью неравнодушных людей удастся поймать садиста и воздать ему по заслугам. За помощь в его поимке назначено вознаграждение в 300 тысяч рублей. Звоните по номеру...»

Дальше Злата не стала читать, она откинулась на спинку стула и закрыла глаза.

«Значит, он не успокоился. У него не получилось со мной, и он нашел другую жертву… К счастью, она выжила. Сможет ли она опознать его?»

Злата позвонила Кротову и договорилась о встрече. Редактору она сказала, что поедет собирать материал о маньяке, и тот с радостью отпустил ее. Злата пошла в следственный комитет пешком, он находился недалеко от редакции. Кротов выписал ей пропуск, и она смогла пройти к нему в кабинет безпрепятственно. Леонид сидел за столом и что-то рассматривал в ноутбуке.

- Как ты? - спросила его Злата.

- Так себе. Но Дроздову еще хуже. Он сумел пробиться к этой девочке и задать ей пару вопросов.

- Что же она сказала?

- Только то, что напал парень, что она его расцарапала, но от всех ударов ножа все равно не смогла увернуться. И то, что он срезал у нее с шеи шнурок с оберегом в виде солнца. Он копейки стоит. Она сейчас под капельницей и к ней никого не пускают. Дроздов приказал установить полицейский пост у ее палаты и сообщить ему, как только ее состояние здоровья позволит вновь задавать ей вопросы. Но думаю, что это будет не так скоро. То, что она выжила, - чудо.

- И что же ее спасло?

- Видимо, то, что она спортсменка, очень крепкая, одни мышцы, сильная. К тому же прошло очень мало времени от нанесения ран до ее находки. Еще час-другой и она истекла бы кровью.

- Как ты думаешь, тот придет за ней в больницу?

- Исключено! У него сейчас весь фэйс в царапинах, он затаится и будет зализывать раны.

- А кто объявил вознаграждение?

- Много желающих проспонсировать его поимку. Если его поймают, боюсь, до суда ему трудно будет дожить.

- Ну а следы он оставил на этот раз?

- Да, есть и волосок и много отпечатков, и даже частицы кожи извлекли у девушки из-под ногтей. Она - молодец, боец, задала ему трепку!

- Она выживет?

- Врачи заверили, что вытащат ее. Ей уже сделали переливание крови, раны зашили. Их хоть и много, но они неглубокие и жизненно важные органы не задеты. Тот не хотел ее убивать.

- Дай-то Бог! Надо пойти за нее свечку поставить в храме и сорокоуст заказать заздравный.

- Ты верующая? - удивленно поднял бровь Кротов.

- Начинающая, - засмущалась Злата.

- А почему ты так за нее переживаешь?

- Знаешь, - Злата запнулась, но продолжила. - Ты не подумай, что я шучу, но, возможно, на ее месте должна была быть я.

- Что ты имеешь в виду?

- Не спрашивай. Может, когда-нибудь я тебе и расскажу. А что это у тебя за фотки на столе?

- Да это по делу Саши Морозова. Его же изначально дали мне. А что?

Злата заинтересовалась групповой фотографией. Там стояли пять парней в обнимку, на белых рубашках были алые ленты выпускников.

- Это его одноклассники. Они потом все в один техникум поступили. Я с ними со всеми общался.

Злата не могла понять, но что-то тревожило ее. Она указала пальцем на русоволосого неприметного паренька, который стоял к Саше ближе всех.

- А это кто?

- О, это Коля, самый его лучший друг. Он мне больше всех помогал в поисках и даже разрыдался, когда узнал, что Сашу нашли мертвым. А что?

- Я сегодня его во сне увидела. Сама не знаю, почему. Или просто похожий. А ты мне можешь дать эту фотку?

- Странная ты какая-то, ну бери. Я их к делу не приобщал, хотел на днях вернуть родителям, но всё никак не соберусь.

Злата забрала глянцевую фотографию и аккуратно положила в сумочку.

***

Когда Антипа утром выгонял корову в стадо, ему встретился Зюзя. Он не смог пройти без шуток мимо расцарапанной физиономии своего врага.

- Ого, Антипка, вот это тебя твоя казашка разукрасила!

- Какая казашка, Василий Сергеевич! - нахмурился Антипа.

- Да соседка твоя.

Антипа покраснел.

- Ага, угадал я! Пора тебе другую кличку давать. А то монах, монах!

Козлов, смеясь, пошел дальше, довольный своей подковыркой. Антипа опустил голову и быстрым шагом направился домой. «Действительно, какой я монах. Нужно забыть об этом… Не достоин этого высокого звания. Нужно признать, что я обычный страстный мужик. Монашество - удел избранных. А я так, тварь дрожащая!» Утром, когда кормил с ложки маму, ему пришлось соврать, что его исцарапала кошка. Надежда Ивановна сделала вид, что поверила. Но аппетит у нее пропал, и слезы покатились из глаз. Хотя она и была парализована, это не помешало ей отличить кошачьи когти от женских. И тревога за сына наполнила ее всю без остатка, излившись слезами на цветастую свежую подушку.

Антипа тоже пребывал в унынии. Он работал в мастерской, творя Иисусову молитву. Но у него не получалось сосредоточиться на умном делании. В молитвенный ряд вставала Злата с ее стройной полуобнаженной фигурой, и он вновь и вновь отвлекался и рассеивался. Задумавшись, повредил себе палец на руке и решил прекратить работу. Он пошел в дом и стал читать Канон покаянный ко Господу Иисусу Христу, который больше всего подходил к его теперешнему настроению.

***

К пенсионерам Козловым на лето приехал погостить внук Егор. Он был городской подросток, все время сидел в интернете. Пару раз его удалось вытащить на речку соседским пацанам. Дед пытался понять, что же так сильно держит его единственного внука около холодного и тусклого монитора, когда на улице такое буйство красок и развлечений. Вот и в это утро он мельком взглянул на экран, на котором ярко был напечатан заголовок «Узнай садиста!»

- А про кого это, Егорка?

- Это у нас в Камышлове никак не могут маньяка поймать. Вон уже 300 тысяч обещают за инфу о нем!

- О, хорошие деньги!

Василий Сергеевич присел рядом с внуком и стал читать.

- Это что, если я укажу на мужика с расцарапанным лицом, мне столько денег дадут?

- Ну, надо правильно указать на маньяка, а так мало ли кого кто расцарапал.

- И скольких он искалечил?

- Напал на трех девушек, а одного парня даже убил. Про последнюю жертву пока не ясно, выживет ли она.

- А приметы есть?

- Нет, он очень осторожный.

- А ну-ка черкни мне этот золотой телефончик на бумажечку.

- О, дед, ты что, знаешь, кто маньяк?!

- Пока не уверен, но...

- Если тебе деньги дадут, со мной поделишься?

- Эх, ну ты и делец! Ладно, если дело выгорит, то поделюсь.


Рисунок Анны Жоголевой.

Василий Сергеевич вышел на крыльцо покурить. Он крепко задумался. «Вряд ли это Антипка! Не похож он на маньяка, я ему когда про соседку сказал, он аж покраснел весь. Хотя... Не зря ведь судачат, что он в армии чуть за изнасилование не сел. Да и сильный он, гад! Как говорят, чужая душа - потемки. Живет на отшибе, может, он Надю покормит ужином, а сам прыг в уазик и в город по ночам мотает, кто его знает. Странный он какой-то, в церковь ходит и женский пол игнорирует. Может, это он их выслеживает по ночам? Да нет, не может быть… А с другой стороны, 300 тысяч на дороге не валяются. Давно хотел себе тракторенок приобрести, вон Степка обещал продать недорого. К нему и сеялка идет, и коса. И себе бы землю обрабатывал, и калымил! К тому же, Антипку я не люблю, что греха таить! Даже если это не он, надо бы его проучить, спесь с него сбить. А то вишь какой правильный - не пьет, не курит, с женщинами ни-ни, только молится и работает. Надо бы спустить его с небес на землю грешную!»

Василий глубоко затянулся, обжег пальцы, выругался и пошел звонить.

Московский следователь сидел в своем кабинете в Камышлове и рассматривал лежащие перед ним фотографии пострадавших от маньяка, пытаясь понять, что их всех объединяет. Он искренне надеялся, что последняя жертва скоро придет в себя и они смогут составить фоторобот. В эту минуту зазвонил мобильный, высветился незнакомый номер.

- Да, - устало произнес он.

- Это вы 300 тысяч дадите, если я маньяка выдам? - спросил мужской возрастной голос.

- Да, а что - есть предположения? - встрепенулся следователь.

- Еще какие. У нас в селе есть мужик, Антипа Корнев, так вот я его сегодня утром видел с расцарапанным лицом.

- Но это еще не доказывает, что он грабитель.

- Но есть много других интересных деталей. Во-первых, он живет на краю села один, с больной мамой, нелюдимый, и в молодости был осужден за изнасилование...

- Называйте ваш адрес, я выезжаю, - перебил его Дроздов.

- А деньги привезете?

- Сначала нужно убедиться в правдивости вашей информации.

- Ну хотя бы аванс.

- Хорошо, называйте адрес.

Дроздов решил ехать сразу с группой. Он взял с собой двоих крепких бойцов. Выехали они на полицейском уазике, в народе называемом «буханкой». Сначала подъехали к дому Козловых. Хозяин ждал их на крыльце.

Дроздов быстрым шагом подошел к нему.

- Это вы нам звонили?

- Я, я.

- Как вы думаете, гражданин Корнев способен на уголовку?

- Думаю, да. Он очень скрытный, живет на отшибе, ни с кем не общается, очень странный. У него и кличка - монах.

- Как-то она не вяжется с образом маньяка.

- Как говорят, в тихом омуте кто-то там водятся. Он женоненавистник и ему не составляет труда хоть каждую ночь в город ездить. От его дома в город есть дорога лесочком. Съездил - сделал свое черное дело и домой. Не работает нигде, вот и грабит.

Следователь кивнул и пошел назад к машине.

- А ав-а-а-нс? - крикнул ему в спину Козлов.

Дроздов полез в кошелек, вынул оттуда три тысячные купюры и протянул доносчику.

- Маловато, - разочарованно протянул он.

- Остальное потом.

Когда полицейская «буханка» подъехала к дому Антипы, он находился во дворе. Дроздов пошел один, а приехавших с ним полицейских попросил постоять у калитки. Приближаясь к Антипе, он раздумывал: «Наверное, опять осечка! Очень высокий, бородатый, крепкий. Это настоящий богатырь. По нашим данным - нападавший молодой человек среднего роста, темно-русый, с ногой 41 размера. Ну да ладно, поговорить с ним стоит!»

- Здравствуйте!

Антипа поставил ведра на землю и с удивлением глядел на пришедшего к нему мужчину.

- Вы Корнев Антипа Аркадьевич? Можно с вами поговорить?

- Да, пройдемте в дом.

Они прошли на кухню.

- Скажите, где вы были прошлой ночью?

Антипу бросило в жар. Прошедшая ночь была для него нелегкой. Инцидент со Златой, ее тревожный звонок. Ее молчание, и его долгая ночная молитва. Следователь заметил волнение Антипы и насторожился.

- Я дома был.

- А кто-то может это подтвердить?

- Живу с мамой, но она парализована.

Дроздов заглянул в соседнюю комнату, на него расширенными от ужаса глазами смотрела худенькая седая женщина, лежащая на кровати.

- Значит, никто не может подтвердить ваше алиби?

- Да что случилось?

Следователь держал психологическую паузу и пристально смотрел в глаза потенциальному преступнику, действуя ему на нервы.

Антипа подумал о Злате, видимо, случилось самое страшное. Он ведь так и не смог дозвониться до нее.

- Она умерла? - неожиданно спросил он.

- Нет, она выжила и лежит в реанимации, - как ни в чем не бывало ответил Дроздов.

Антипа присел на стул и едва слышно произнес: «Слава Богу!»

- Это она вас так расцарапала? - продолжил следователь.

- Да. Но какое это имеет отношение к делу?

- Самое прямое! А про остальных жертв ты расскажешь?

- Каких жертв? - нахмурился Антипа.

- Про девочку Наташу и юную маму Алену, про художницу Лилю и Сашу Морозова?

- Вы о чем?

Антипа стоял и в полном непонимании молчал.

- Ладно вам, - следователь нервничал и переходил то на «ты», то на «вы». - Вы же сейчас признались, что напали сегодня ночью на Гаврилову Алину, и она вас расцарапала.

- Какую Алину? Я спрашивал про свою соседку, про Злату. Мы вчера повздорили, она меня расцарапала и уехала ночью в город. А потом позвонила и сказала, что за ней следят и возможно сейчас нападут. Телефон у нее не работает, я и подумал, что вы мне про нее приехали сообщить печальную новость.

- Что ты мне зубы заговариваешь! - взвился Дроздов. - Собирайся, поехали, оформлю, как явку с повинной.

- Какую явку, я ничего повинного не делал. Да и не могу я маму одну оставить, что с ней будет?

- Собирайся! - Дроздов махнул в окно парням, и те трусцой побежали к дому.

- Дайте хотя бы позвонить!

- Я тебе позвоню…

Следователь попытался вырвать у Антипы телефон, но он увернулся, оттолкнул его и выбежал из дома, в три прыжка добежал до бани и закрылся изнутри. В дверь тут же начали стучать.

- Лена, срочно приезжай, - крикнул в трубку Антипа сестре. - Меня арестовывают. Присмотри за мамой, очень прошу тебя!

- Что такое? - изумленно переспросил голос.

Но Антипа уже отключил телефон. Дверь начали выбивать. Он сам открыл ее. Его тут же скрутили и застегнули наручники за спиной. Для порядка ударили пару раз по бокам и потащили в машину. Закинули в отсек для преступников и повезли в город. Машина ехала по селу медленно. Зоя, прогуливавшаяся с коляской, увидела Антипу, но не поверила своим глазам. Он был растрепан, лицо изуродовано какими-то шрамами. Женщина охнула и прикрыла рот рукой. «Показалось!» - сказала вслух она и пошла домой. Зюзя тоже наблюдал за машиной, но спрятавшись за шторкой из окна дома. Ему грели руку купюры. Следователь отслюнявил ему на ходу еще три однотысячных купюры. Обещал с ним связаться в течение дня-двух, когда «этот» расколется. Зюзя решил, что дело в шляпе, и побежал к соседу Степе, чтобы рассказать интересную новость и предварительно обмыть покупку трактора.

***

Антипа всю дорогу до города старался молиться. Но это у него плохо получалось. Полицейские перебрасывались какими-то непонятными ему фразами о маньяке и посматривали на него с недоверием. Антипа вспомнил, что и Злата говорила ему о каком-то маньяке, орудовавшем в Камышлове, и что тот совершил уже не одно преступление. Но при чем тут он? Неужели его второй раз будут судить за то, что он не делал?

Воспоминания двадцатилетней давности увели его в далекое прошлое. 1998 год, Воронеж. Он в тот день демобилизовался и отправился на вокзал. Его поезд прибывал в час ночи, и Антипа решил прогуляться вдоль перрона. Внезапно за отдаленными кустами раздался сдавленный вскрик. Антипа решил, что ему показалось, но остановился и прислушался. Через несколько минут оттуда же раздался уже плач. Солдат тут же побежал на голос. То, что он увидел, привело его в бешенство. Какой-то молодчик повалил девушку, у той из носа шла кровь, и она ревела. Приглядевшись, Антипа угадал Олю, 18-летнюю студентку медучилища. С ней он познакомился во время недавней увольнительной. Они разговорились, и оказалось, что она из Камышлова и они земляки. Девушка показалась ему очень скромной и милой. Но на следующее свидание Оля не пришла, а искать ее Антипа не стал. Антипа схватил насильника за плечи, скинул с жертвы, а когда тот встал и попытался что-то сказать, Антипа со всей силы ударил обидчика в лицо. Тот вскрикнул и повалился навзничь. Из носа хлынула кровь, и он закричал. Девчонка за это время натянула на себя одежду и отползла в сторону, продолжая рыдать. На крик прибежал обходчик. Он вызвал милицию. Всех троих забрали в отделение.

Девчонка дала честные показания, что шла домой от подружки, незнакомец на нее напал, ударил по лицу и стал насиловать, а солдат ее спас. Она не упомянула, что знакома с Антипой. Медосвидетельствование подтвердило показания девушки. Антипа тоже всё пересказал, как было. А вот с самим обидчиком произошла заминка. Он оказался Степаном Лихолетовым - 25-летним сыном большого начальника, человека со связями.

В общем, девушку отпустили, как впрочем и самого насильника, а вот Антипу судили. На суде Оля, не поднимая глаз, сказала, что у них со Степой всё было по любви, и скоро они поженятся. А Антипа ничего не понял и напал на ее жениха, ударил. Антипе дали условный срок и отпустили в зале суда. Он еще целый год из дома ходил отмечаться у местного участкового. Репутацию, веру в справедливость подточили и испортили надолго, а возможно, и навсегда. С тех пор и к женщинам он переменился. И вот снова всё то же. Почему? Вопрос: «за что» Антипа не задавал себе уже очень давно. Всё по воле Божьей! Видимо, ему нужно еще раз пройти это, что-то он сделал не так, если Господь возвращает его в те же условия и обстоятельства, которые были 20 лет назад.

Подследственные сильно избили Антипу в камере, узнав, что его дело связано с изнасилованием. Но молитва уже тогда жила в сердце Антипы, и пока он призывал на коленях имя Божье, сокамерники разобрались, в чем дело, и даже зауважали его, поняв, что он набил личико сыну крупного начальника. Но до этого его избили так, что проблемы с почками у него остались до сих пор и периодически случались головные боли.

***

- Вылезай!

Резкий голос выхватил Антипу из чреды тяжелых воспоминаний. Изолятор временного содержания для следственно арестованных при городском управлении МВД России по Камышлову находился в подвале Управления. Дроздов провел Антипу для проведения ряда неприятных, но необходимых процедур: досмотр, фотографирование, взятие отпечатков пальцев, волос, крови. Всё это было необходимо для проведения сверки с уже найденными по делу уликами. Врач засвидетельствовал в акте мелкие телесные повреждения на лице Антипы. Дроздов долго спорил с другим полицейским о том, в какой камере должен он содержаться. Антипа понял, что его как подозреваемого в совершении ряда тяжких преступлений должны содержать отдельно, но следователь настаивал на своем. В результате Антипу отправили в камеру, где кроме него уже было трое арестованных. Камера представляла собой небольшое душное помещение. Зарешеченное окно под потолком, две двухъярусные железные кровати, стол и лавка, прикрученные к полу болтами, в углу - раковина, а за перегородкой - унитаз.

Сокамерники встретили его равнодушно. Несмотря на поздний час в камере горел свет. Его в изоляторах не выключают и ночью - таков порядок. Антипе досталась верхняя полка. Он запрыгнул на нее и отвернулся к стене.

- А чё, знакомиться не будем? - спросил его грубый голос с нижней полки напротив.

Антипа посмотрел на его обладателя. Им был истощенный, весь в наколках, с мертвыми глазами мужчина лет пятидесяти.

- Антипа.

- А я Ванюша.

- Славик, - блеснул золотыми коронками худощавый мужик с нижней кровати.

- Лаврик, - белозубо улыбнулся крепкий молодчик напротив.

- Чё те менты шьют? - спросил Ванюша.

- Я так и не понял. Но что-то тяжелое. Чуть ли не убийство.

- О, а чё ж тебя к нам посадили? - удивился Славик. - Тех, у кого тяжкие преступления, обычно в одиночку кидают.

- Значит, так надо, - спокойно заметил Ванюша. - К утру разберемся. А сейчас харэ трепаться. Отбой!

Антипа согласно кивнул и вновь отвернулся к стене. Его это всё тяготило. Он думал о маме, ему показалось, что когда его скрутили и вели к машине, мама позвала его по имени, но понимал, что такое невозможно, и гнал от себя эти мысли и молился о ее здоровье. Думал о Злате, отчасти виноватой в том, что он оказался в этой камере, о своей непонятной и странной судьбе. Затем он смог сосредоточиться и под храп соседей по памяти вычитать вечернее правило, любимые им псалмы и молитвы. Это согрело и успокоило его. Засыпал Антипа, доверясь Богу и полностью положившись на Его волю.

***

Когда Елена вошла во двор Антипы и стала звать его, ей ответил лишь заливисто гавкающий Бельчик. Она вместе с Сан Санычем вошла в дом. Заглянула в комнату к Надежде Ивановне. Та сидела на кровати и плакала.

- Что произошло? - громко спросила Лена.

- Антипу за-бра-ли! - едва слышно, по слогам проговорила женщина и утерла слезы рукой.

- Как? Кто? Тетя Надя, говорите!

- Какие-то люди. Один в обычной одежде, двое в форме. Сначала один зашел в дом, стал его в чем-то обвинять, потом сын просил позвонить тебе. Ему не разрешили. Он выбежал на улицу и закрылся в бане. Его оттуда вывели уже в наручниках, по дороге орали, руки вывернули назад. Я думала, у меня сердце остановится. Стала звать его. Попыталась встать, но не смогла.

Надежда Ивановна вновь заплакала, взяла с тумбочки платок и шумно высморкалась. Елена сидела озадаченная и смотрела в пол, ничего не понимая.

- Она говорит и руками шевелит, - шепнул ей на ухо муж.

Лена на автомате кивнула и продолжила свои тягостные размышления. Потом вся встрепенулась и словно очнувшись, спросила плачущую женщину:

- Тетя Надя, ты говоришь?!

Женщина на кровати перестала плакать и вздрогнула. Она нерешительно потрогала свой рот руками. Потом посмотрела на свои руки, они ее слушались. Она откинула седую прядь волос, упавшую ей на глаза, и всхлипнула:

- Да, и могу руками шевелить.

- А в какой момент это произошло? - спросил Сан Саныч.

- Как только я услышала шум во дворе и что дверь в баню выбивают, так и села на койке и стала сына звать. Увидела, что его ведут к машине, и хотела встать, но не смогла.

- А может, сейчас сможешь? - с надеждой спросила Елена.

- Нет, Леночка, я пробовала. Немного чувствую правую ногу, левой словно вовсе нет и слабость ужасная в ногах.

- Я о таком слышал! - многозначительно поднял вверх указательный палец Сан Саныч. - Люди, испытав шок, способны на многое. У них открываются скрытые возможности. На вас арест сына подействовал как сильнейший стресс, и вы, желая помочь ему, смогли заговорить.

- Да уж, не зря говорят, не было бы счастья, да несчастье помогло! - резюмировала Елена.

- Ой, Леночка, зачем мне такое счастье без сына? А вдруг он сейчас в тюрьме?

- Постараюсь всё разузнать по своим каналам, - вставая, сказала Лена. - Саня сейчас меня отвезет в школу и привезет маму. Она поможет тебе собраться. У кого будешь жить: у нас или у сестры?

- Да я лучше бы с Таней пожила. Что вас стеснять. А мы уж по-сестрински как-нибудь.

Женщина вновь заплакала.

- Вот и хорошо! Тем более, что мы маме прошлым летом все удобства сделали: и вода, и туалет в доме. Я думаю, вам вместе веселей будет. А за Антипу не переживайте, я его вызволю, в какую бы передрягу он ни попал.

Надежда Ивановна потянулась руками к племяннице, обняла ее и вновь заплакала. Уже через два часа она была перевезена вместе с вещами в дом сестры. Ухаживать за скотиной вызвался Сан Саныч.

***

Во дворе у Степика шла знатная гулянка. Угощал всех Зюзя. Собралось уже пять мужиков. Вечерело. Пили прямо во дворе. Степина жена была в отъезде, и поэтому никто не орал и не требовал прекращения банкета.

- Ну, че, Степ, по рукам? - пьяно говорил изрядно подвыпивший Василий Сергеевич.

- Да ты чего?! - не менее пьяно отвечал Степан. - Дашь сто тысяч и трактор твой. Только я тебя предупреждаю, документов на него путёвых нет. Будешь сам их восстанавливать через ГАИ.

- Ой, да у меня денег скоро будет, как у дурака махорки!

- А я все равно не верю, что Антипа - бандит! - вмешался в торг Коля, тощий рыжий мужичишко, прозванный Львом за пышную рыжую гриву.

- Ты, Лев, ничего в этом деле не петришь! Точно это он, я ж вам уже сто раз все пересказал. И морда расцарапанная, и жизнь его замкнутая, и судимость за изнасилование - всё сходится!

- О, что отмечаем? - во двор с широкой улыбкой вошел Тимур.

Как известно, у пьющих нюх на это дело. И они без навигаторов и дозвонов объединяются в шумные компании, стоит только откупорить первую бутылочку и начать задушевный разговор.

- О, Тимурчик! Айда к нам! - Зюзя уважал Тимура. Он ему напоминал его самого в молодости, такой же отчаянный, наглый и хитрый.

Узнав, в чем дело, и пропустив пару стопок, Тимур расхрабрился:

- А я всегда знал, что он с приветом! За Зойку так заступался, словно она его собственность.

- Да она же… вещь общего пользования! - пьяно вставил Степик.

Все засмеялись.

- Он это, он! - продолжил тему Зюзя. - Его женщины вон как обхаживали местные, а он на них ноль эмоций. Он за ними ночью гоняется! Он в детстве такого нагляделся, пока Надька гуляла. Вот и озверел. Теперь всем за это мстит. К тому же мы не знаем, от кого его мать родила. А может, тоже от маньяка?

- Семейка Адамс! - сказал Степик и громко засмеялся.

- А давайте его дом сожжем! - после очередной рюмки предложил Тимур.

Он ненавидел Антипу не меньше Зюзи. Ведь тот его стыдил за погибшую Машу, угрожал за Зою, встал преградой между ним и Златой.


Автор романа «Нужно уметь прощать» Юлия Молчанова на источнике Преподобного Серафима Саровского близ Серафимо-Дивеевского монастыря.

Спиртное еще распалило его внутренний жар и подтолкнуло к таким речам.

- О, и правда! - восторженно округлил глаза Зюзя. - Пошли подпалим! Правда, далековато идти.

- Ничего. Я сейчас кого-нибудь из пацанят тормозну, - уверенно сказал Тимур.

Он вышел на улицу и действительно вскоре остановил мчащегося мимо на дешевой шестерке Артема - бывшего алтарника.

- Подвези нас до Антипы! - не попросил, а приказал он.

- А сколько вас? - робко спросил Артем. Тимура он побаивался и не мог ему отказать.

- А сколько нас? - крикнул во двор Тимур.

- Да только трое, - ругаясь и пошатываясь, вышел из калитки Зюзя. - Лев и остальные слились. Один Степик с нами заодно.

Они плюхнулись на заднее сиденье. Тимур сел впереди.

Когда подъехали к дому Антипы, было уже темно.

- Что-то у него совсем тихо и ничего не видно. Обычно у него где-нибудь свет горит, - удивился Артем.

- Так его ж посадили сегодня, - хихикнул Зюзя.

- Как посадили?

- Обычно, в тюрягу. Допрыгался наш святоша!

- А зачем вы тогда к нему приехали? - не понимал парень.

- А это не твое дело, - сощурив глаза, сказал Тимур. - Даже если за плохим, то ты с нами был. Понял?

Артем быстро кивнул. Мужики, шатаясь, обошли дом. Поорали, заглянули по окошкам. Их облаял пес.

- А вдруг Надька тут? - неожиданно спросил Зюзя.

- Да ее вроде Сан Саныч увез к сестре.

- А ты точно знаешь? А то я на труп не подписывался!

- Ну, всё, заныли, как бабы! - разочарованно сказал Тимур.

- А давайте ему просто окна побьем? - предложил Стёпа и тут же, взяв камень, бросил его в окно. Раздался звон стекла, Бельчик залился лаем, встревоженно замычала в сарае корова.

- Ну давайте побьем, и постройки ему спалим! - смягчился Тимур.

- Так если огонь пойдет, он может и соседский дом спалить!

- Так ей и надо! - зло ответил Тимур.

Погода стояла жаркая, поэтому хватило нескольких всполохов зажигалок. Первым поджег Тимур, затем Зюзя. Степа остановился на битье окон, увидев всполохи пламени, он враз протрезвел и стал отступать к машине. Первым занялся самый дальний сарай с досками и погребом. При поддержке августовской жары пламя, громко потрескивая шифером и брызгая фейерверком искр, перекинулось на коровник. Мужчины побежали к машине, и Артем, весь трясущийся от страха, резко дал по газам. Через пять минут они уже были в селе. Зюзя пошел допивать остатки спиртного и ночевать к Степану. Тимур остался в машине Артема.

- Что ты трясешься? - похлопал он по плечу паренька.

- Зачем вы так? Он же всем в селе помогал, слова дурного не сказал!

- Он насильник. Его за это менты повязали.

- Но ведь это еще не доказано, а вдруг ошибка?

- А ты адвокатом, что ли, заделался? На, хлебни, легче станет.

Тимур протянул парню бутылку самогона. Артем глотнул и сморщился. Жидкость опалила горло, и он закашлялся.

- Слушай, давай в соседнюю Горловку сгоняем! - предложил Тимур.

- Зачем? Уже ночь!

- Да я там девочку одну себе приглядел, нужно наведать. Давай, тут езды всего семь километров полем.

- Да я сейчас не могу!

Тимур посмотрел на парня, на его трясущиеся руки, огромные испуганные глаза и поверил ему.

- Давай, я за руль сяду! - предложил он.

- Да ты пьяный, и у тебя прав нет!

- У тебя тоже пока нет, и я потрезвей тебя буду!

Тимур вышел из машины и, открыв дверцу водителя, вытащил Артема за шиворот на улицу.

Сам сел за руль. В последний момент парень успел запрыгнуть на заднее сиденье, и они поехали в ночь.

Беспросвет

Зоя весь день мучилась, думая об увиденном в полицейской машине. На телефонные звонки Антипа не отвечал. Вечером она, уложив дочь спать, решила съездить на велосипеде к Антипе, чтобы раз и навсегда решить, привиделся ей он или нет. Она подъехала к дому в тот момент, когда оттуда отъезжала «шестерка». Угадала лишь водителя, 17-летнего Артема. А потом увидела пожар. Она тут же стала звонить в Горловку, там всего месяц назад открыли пожарное депо. Трубку сразу же сняли. Уже через десять минут пожар тушили два бравых хлопца. В результате пожара сгорели два сарая (один с досками и погребом, другой - со скотиной), сенник, баня и летняя кухня. Огонь лишь облизнул края мастерской и не дошел до дома. Зоя позвонила и Елене. Та быстро приехала и просто стояла и плакала, не понимая почему все несчастья мира свалились на ее хорошего, доброго и незлобивого брата...

***

Тимур разогнался, на просьбы Артема сбавить скорость реагировал громким смехом и колкостями. Когда им навстречу, с шумом и ревом, и тоже на огромной скорости выехала пожарная машина, он успел резко свернуть влево. Машина улетела в кювет. В последние секунды Артем успел подумать: «Прости меня, Господи!» - и сознание его отключилось. По всем законам жизни и смерти они должны были погибнуть. Но Артема спасло его покаянное и искреннее обращение ко Господу, а Тимуру, видать, Бог решил дать еще один шанс на исправление. Машина врезалась в небольшой стог сена и остановилась.

Парни отделались ушибами и царапинами. Когда они пришли в себя, то Артем упал на колени и, глядя в сине-звездное небо, стал креститься и обещать Господу вернуться в храм.А Тимур стал истерично смеяться и, хлопая себя по коленям, говорить:

- Вот это мы дали! Я даже не понял, что за дура мигающая на нас вылетела! Вот это я молодец, вот это реакция! Как я вывернул, а? Пойду завтра в ГАИ, скажу, чтоб права мне дали, как каскадеру, без экзаменов.

Один славил себя, другой славил Господа. Каждый выносит для себя собственные уроки из одной и той же ситуации.

Помолившись, Артем вдруг почувствовал внутри себя покой и силу. Он сам сел за руль, завел машину и твердым голосом сказал:

- Поехали домой. Прокатнулись уже с ветерком!

Тимур удивился перемене в голосе и в самом парне и неожиданно согласился с ним.

- И правда поехали. Мне уже не до девок!

Ехали они молча. Каждый думал о своем. Тимур о том, что теперь Зою некому защищать и нужно отобрать у нее ребенка, столь похожего на него и злящего его просто фактом своего существования. Артем думал о том, как он придет на исповедь и как будет каяться отцу Сергию, а еще как он будет смотреть в глаза Антипе, в поджоге дома которого принял невольное участие...

***

Утро 7 августа Василий Сергеевич Козлов встретил, вольготно вытянувшись на травке под колесами трактора. Полночи они пили вместе с соседом. На уговоры жены пойти домой Зюзя реагировал коротко и грозно. Поэтому после третьей попытки она вся в слезах ушла домой. Степан проснулся ранним утром почему-то в кабине трактора, где он спал, упав головой на руль. Нащупав в кармане мятый стольник, он не придумал ничего лучше, как поехать прямо на тракторе к местной самогонщице за добавкой. Трактор был на ходу. Он завел его и тронулся с места. Подъехав к воротам, спрыгнул и пошел их открывать. Сзади послышались сдавленные крики. Он обернулся. На земле, корчась от боли, катался Зюзя. Трактор проехал по собутыльнику, аккурат по ногам, превратив их в кроваво-костяное месиво. Степа подбежал к бледному, как полотно, мужчине, но тот потерял сознание от болевого шока. Степан моментально протрезвел и побежал в дом, чтобы позвонить в «скорую помощь».

***

Елена пыталась выяснить судьбу брата. Уже в 8 утра стояла у следственного комитета и требовала аудиенции с Дроздовым. Ей удалось лишь поговорить с ним по телефону.

- По какому праву вы задержали моего брата? - пытаясь сдержать гнев, вопрошала она.

- Он сейчас считается следственно арестованным и находится в изоляторе временного содержания. Он сам сознался в нападении.

- Он так и сказал, что серийный маньяк?

- Нет, но он признался, что его накануне расцарапала женщина и что теперь она вряд ли жива.

- Это какое-то недоразумение! Мой брат вообще избегает общения с женщинами, и он очень уравновешенный и добрый человек. Вы ответите за то, что незаконно задержали его! - Елена все-таки не смогла удержаться от директорских ноток в голосе.

- Его задержание и помещение в ИВС прошло с соблюдением всех формальностей, поэтому советую попридержать свой язык. Если будет нужно вызвать вас на допрос, вы получите повестку. Всего доброго!

Дроздов положил трубку. Этот разговор совсем запутал Елену. Кто исцарапал Антипу? В чем он сознался? Побродив вокруг здания МВД, она уехала в Лесное несолоно хлебавши.

А Зою расспрашивали в этот день сотрудники МЧС. Они установили причину пожара как поджог и пытались выяснить, не видела ли она подозрительных лиц. Зоя сказала, что никого не видела. Она решила, что Артем не мог совершить такого, она знала его как мальчика верующего, из семьи благочестивых родителей. Но после отъезда сотрудников МЧС все-таки сходила к нему домой. Ей повезло, Артем как раз вышел из дома и шел в магазин. Но на ее расспросы испуганно ответил, что просто проезжал мимо и никого не видел. Зое пришлось поверить ему, хотя его сбивчивые ответы ей не понравились. Артем, испугавшись, пошел к Тимуру и предупредил его о том, что Зоя видела машину около дома Антипы.

Тимур решил во что бы то ни стало остановить Зою. План созрел у него в голове моментально. Он подговорил свою мать позвонить в отдел опеки и в красках расписать, какая Зоя пьяница, и что она взялась за старое. Но позвонить ближе к вечеру, чтобы сотрудники опеки приехали не в этот день, а на следующий. Мать согласилась, ей тоже не нравились слухи, по которым ее единственный любимый сынок являлся родителем девочки, рожденной от гулящей женщины. Она мечтала, что сын женится на хорошей девушке, остепенится и порадует её внуками. Поэтому ближе к пяти вечера она позвонила в отдел опеки и так красноречиво всё расписала, что ей пообещали, что уже завтра утром проверят поступивший от нее сигнал.

Козлова в безсознательном состоянии отвезли на скорой в травматологию, где сразу же сделали несколько операций на правой ноге, а левую заковали в гипс и установили вытяжку.

***

Злата узнала из новостей сайта «Каминфо», что задержан подозреваемый в нападении на последнюю жертву, и сразу позвонила Кротову. Тот сказал, что может вечером с ней встретиться. Они решили прогуляться по набережной. Леонид был напряжен и даже хмур.

- Что-то не вижу радости на лице! Вы ведь поймали маньяка?

- Во-первых, не я, а Дроздов, во-вторых, это, по-моему, не тот человек.

- Почему ты так думаешь?

- Да не подходит он никак. И выше, и старше, и волосы у него темнее, и размер ноги больше.

- Почему тогда Дроздов его арестовал?

- Да потому что у того лицо расцарапано, и он вроде бы сам признался и пытался убежать. Но мне кажется, произошла какая-то ошибка. Или их было двое.

- Кого было двое?

- Маньяков! Хотя это звучит еще глупее. В общем, вся надежда на результаты анализов и на то, что Алина очнется и опознает преступника.

- А кто же сейчас сидит в ИВС, ты его видел?

- Нет. Но какой-то деревенский мужик под сорок лет. Я так думаю, его какая-нибудь безбашенная соседка расцарапала, а какой-нибудь недруг оговорил. И сидит он сейчас в камере баланду хлебает ни за что.

- А как его зовут?

У Златы больно засосало под ложечкой и что-то смутное шевельнулось в груди.

- Я не запомнил. Вот, наверное, сейчас настоящий убийца радуется, если в инете вычитал, что кто-то уже за него сидит!

- А если результаты анализов покажут, что это не он, его отпустят?

- Должны. Но самое главное, чтобы эта девочка очнулась и опознала его.

- А как ее состояние?

- Стабильно тяжелое. Но надежда есть.

Злата сослалась на головную боль и рассталась с Кротовым. Ее мучили страшные догадки. Оказавшись дома, она набрала номер Антипы, но абонент был временно не доступен. Тогда она решила позвонить его сестре. Ее номер она долго искала, но все-таки нашла. На вопрос, как себя чувствует Антипа, Елена грустным голосом ответила, что он под следствием.

- Злата, а вы ничего не знаете? Вы же соседи с ним?

- О чем?

- Может, знаете, кто его расцарапал? Это единственная улика против него.

- Нет, не знаю, - соврала Злата.

- Я уже впадаю в отчаяние. Вся надежда на то, что эта девочка очнется и не опознает его как нападавшего. Кстати, ему и двор подожгли этой ночью и все окна в доме побили.

- Как?

- Тоже пока не ясно кто. Но постарались на славу. Вы не переживайте, ваш дом цел. Пожарные приехали вовремя. Жаль скотину: и корова, и куры сгорели заживо, всё сено, что он припас на зиму, сараи, летняя кухня…

- Сочувствую, я не знала, - изменившимся голосом сказала Злата.

Злата вышла на балкон, ее бросило в жар. Это Антипа сейчас томится в изоляторе! И она тоже в этом виновата. Ведь это следы ее ногтей остались на его лице. «Что же делать? - мучительно размышляла она. - Позвонить Кротову? И что она ему скажет? Он ведь сам сказал, что Антипу располосовала, какая-нибудь безбашенная соседка. Как в воду глядел! Признаться, что это она? Нет, она не сможет, ей будет очень стыдно. Что же делать? Остается только молиться. О том, чтобы Антипу оправдали и о том, чтобы эта девочка очнулась». Злата была уверена, что нападавший - тот русоволосый парень, чей образ приходил ей во снах. И был очень схож с фотопортретом парня на групповой фотографии с Сашей Морозовым. Ей очень хотелось показать это фото Алине. Стоит помолиться и о ней. Злата вернулась в комнату, встала на колени перед иконой Спасителя и тихо, но отчетливо произнесла:

- Господи, прости меня! Я очень много сделала греховного и постыдного. Из-за меня Антипа попал под подозрение. Сделай так, чтобы его отпустили и чтобы болящая Алина пришла в себя и сказала всю правду о нападавшем. Услышь меня, Господи!

Злата молилась искренне, и две одинокие печальные слезы покатились по ее красным от стыда щекам.

В эту ночь за Антипу молилась и Надежда Ивановна. Сестра отвела ей отдельную комнату. Там она расставила свои любимые иконы и молилась, глядя на них и плача, осеняя себя крестным знамением и прося, чтобы сын вернулся живым и невредимым.

Юлия Молчанова.

Продолжение следует.

81
Ключевые слова православная проза
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
1 комментарий

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Содержание:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Православный
интернет-магазин



Подписка на рассылку:



Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:
Пожертвование на портал Православной газеты "Благовест": банковская карта, перевод с сотового

Яндекс.Метрика © 1999—2021 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru