Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Взгляд

Храм на Петроградской стороне (Окончание)

Главы из книги Православного писателя Николая Коняева, посвященной 30-летию причисления к лику святых Блаженной Ксении Петербургской.

Главы из книги Православного писателя Николая Коняева, посвященной 30-летию причисления к лику святых Блаженной Ксении Петербургской.

Начало см.

Крест против Мефистофеля

Так, с немалыми трудностями, которые, тем не менее, преодолевались самым чудесным образом, и шло строительство храма святой блаженной Ксении Петербургской.

Сопротивление жильцов соседних домов продолжалось все эти годы, но постепенно, по мере строительства храма, когда уже поднялись церковные стены, оно изменило свой вектор.

Вот открытое письмо, с которым инициативная группа жителей Петроградского района обратилась к Президенту Владимиру Владимировичу Путину, к Губернатору Георгию Сергеевичу Полтавченко и к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу...

Протестуя против строительства храма Блаженной Ксении Петербургской на месте снесенной одноэтажной прачечной, авторы письма уже не возражали против самой стройки, но подчеркивали, что место для храма выбрано крайне неудачно - в нарушение не только градостроительных норм, но и церковных канонов... Авторы письма горевали, что этот храм не сможет исполнять положенные ему по статусу задачи. Вход и проезд к нему с Лахтинской улицы будет крайне затруднен, поскольку улица очень узкая - шириной всего шесть метров, к тому же на проезжей части паркуются автомобили местных жителей. А для совершения чина Крестного хода прихожанам и вообще придется пробираться по чрезвычайно тесному двору между домами. Это же будет неудобно самим верующим!.. Да и колокольный звон в таком тесном пространстве создаст большие неудобства... Опять же, по церковным правилам, храм должен строиться на «лобном» месте, вдалеке от жилых строений, чтобы иметь значительную прихрамовую территорию...

Кроме этого нарушения церковных правил выявился - авторы письма ссылались тут на экспертное заключение - солидный перечень нарушений противопожарных и санитарных норм, строительных нормативов и правил гражданской обороны, допущенных как в проекте, так и в ходе строительных работ.

Особенно безпокоил авторов письма плавун, который, согласно гидрогеологическим данным, - недаром раньше здесь была всего лишь одноэтажная прачечная! - залег прямо под храмом.

Поэтому, понимая, что снести полупостроенное здание вряд ли возможно, авторы письма и предлагали Губернатору Георгию Сергеевичу Полтавченко, пока еще не началось возведение куполов, перепрофилировать храм под первое в России Православное училище садово-паркового мастерства. Построенные три яруса церкви позволяли, по их расчетам, без особых затрат перепланировать здание под учебное заведение. К тому же перепланировка уменьшит поперечные габариты здания и появится возможность создать контейнерную площадку для отходов...


Перед установкой креста на купол храма в честь Блаженной Ксении.

Вот такое - прямо-таки в духе «безбожной пятилетки» - и родилось у авторов письма предложение. Что с того, что Всероссийское общество инвалидов Петроградского района собирало по крохам средства на строительство храма святой блаженной Ксении Петербургской, а люди и организации жертвовали средства, отдавали силы, чтобы создать храм, где жила самая любимая петербургская святая? Нет! Просто взять и «перепрофилировать» недостроенный храм под Православное училище садово-паркового мастерства!

Идея эта, должно быть, настолько воодушевила «антропоморфное фольклорное существо» на доме номер 24, что, позабыв про свой превышающий столетие каменный возраст, затряслось оно в «антропоморфном» хохоте так, что трещины побежали по его плечам и рукам.

Хотя, конечно, полной уверенности в этом у меня нет... Возможно, трещины на горельефе, выполненном Александром Львовичем Лишневским, были и раньше - в конце концов, за сто с лишним лет этот демон успел повидать немало веселящего его каменную душу... Однако на доступных мне фотографиях демона трещины становятся заметными как раз в месяцы странствия по государственным коридорам упомянутого выше открытого письма. Поэтому-то, не настаивая, просто обращаю внимание читателей на это любопытное совпадение.

Письмо никаких последствий не имело, и засверкали, засверкали на солнце увенчавшие храм Блаженной Ксении Петербургской золотые купола.

А 25 августа 2015 года на центральный купол подняли и крест.

Чин освящения совершил настоятель храма протоиерей Константин Гультяев. На церемонии установки креста присутствовали представители власти, в том числе председатель ЗАКСа Вячеслав Серафимович Макаров, так много сделавший для строительства храма на Лахтинской улице. Он отметил, что это событие является знаковым не только для Санкт-Петербурга, но и для всей России...

И совершилось, совершилось еще одно Божье чудо!

Сверкая золотом, проплыл по небу и опустился на купол храма восьмиконечный православный крест...


«С фасада дома № 24 по Лахтинской улице на тротуар свалился столетний демон...»

И тогда и произошло нечто непостижимое... С фасада дома номер 24 по Лахтинской улице на тротуар свалился столетний демон...

Потом хозяин квартиры, над которой находился барельеф, рассказывал, что в десятом часу утра пришли рабочие и попросили отодвинуть машины от окон. Они объяснили, что готовится плановая отбивка штукатурки, надо обстучать фасад и проверить, как она держится.

Когда хозяин квартиры вернулся домой, фасад здания был уже пуст, только на асфальте перед домом белели разводы гипсовой пыли, словно бы клубящейся следом за ушедшим в подземные царства «антропоморфным существом».

Нашлись свидетели, которые видели, как около трех часов дня какой-то рабочий свесился с крыши и сбил демона. Упавшие на тротуар обломки барельефа были собраны в бумажные мешки, погружены на «газель» и увезены неведомо куда.

В районной администрации сразу же заявили, что не имеют никакого отношения к уничтожению горельефа демона.

«Мы имеем дело либо с кражей, либо с актом вандализма», - сказала пресс-секретарь администрации Петроградского района Наталья Яковлева.

Днем 28 августа стало ясно, что это точно не кража - обломки горельефа нашли в мусорном контейнере неподалеку от дома Лишневского.

И снова закипели стихийные митинги, теперь уже у «дома с дьяволом», требуя найти заказчиков и исполнителей этого акта вандализма. Впрочем, организаторы митингов уже с самого начала назначили виновников...

Детектив с нечистой силой

Одним из первых об исчезновении горельефа Мефистофеля с дома Лишневского сообщил депутат петербургского Законодательного собрания Александр Аркадьевич Кобринский. Он сообщил в соцсетях, что днем 26 августа свидетели увидели, как с крыши дома Лишневского свесился мужчина и кувалдой начал колотить по изваянию.

«Еще несколько мгновений - и массивная скульптура была отколота и с грохотом рухнула на землю...»

Сразу обвинили, конечно, храм Ксении Блаженной, прихожане которого - а кто же еще? - и устроили казнь оказавшегося по соседству с храмом демона. Тут же припомнили, будто протоиерей Константин Гультяев осмелился публично заявить, дескать, творению Лишневского не место напротив православного храма, припомнили все неодобрительные взгляды, брошенные его помощниками в сторону увенчанного изображением дьявола здания.

В полном соответствии с законами провокации уже во второй половине дня в уничтожении Мефистофеля признались «Казаки Петербурга», знаменитые разбитым в музее Набокова стеклом и попыткой сорвать лекцию директора Эрмитажа Михаила Борисовича Пиотровского.

«Дьявола с дома на Петроградке сбили мы, потому что на то имелось несколько причин - главная из них та, что он стал достопримечательностью, специально указывали в видео, в путеводителях, что есть такой казус - напротив церкви висит фигура дьявола, которая не дает установить крест... Нас возмущало то, что эта ужасная легенда, дикая история фактически стала завлекаловкой, приманкой туристов, стала гордостью, получается открытое поклонение сатане.

Священников церкви просим не винить, они тут ни при чем и в сговоре с нами не состояли. Отец Константин никогда бы не осмелился. Поэтому осмелились мы. И еще есть несколько подобных грязных легенд и достопримечательностей в городе, и я призываю других наших сочувствующих - присоединиться и всему этому положить конец.

И не надо считать, что мы разрушили чуть ли не Эрмитаж или покусились на какой-то памятник мировой величины. Наши казаки готовы охранять Эрмитаж безплатно, когда теперь убирают оттуда полицию. Но - Эрмитаж, потому что это настоящая культура, наша гордость. А подобный мусор надо один раз убрать и жить настоящей культурой, которая теперь не будет заслоняться».

Хотя подписавший письмо «казак» Денис Горчин и отводил обвинения от протоиерея Константина Гультяева, но делал это так неловко, что любой прочитавший письмо человек мог подумать, что батюшка был осведомлен о планах по уничтожению скульптуры. Правда, ни городские казаки, ни священнослужители, близкие к казачеству, ничего не слышали ни о Денисе Горчине, ни о возглавляемой им организации «Казаки Петербурга», но демократическую общественность это не смутило[1]. Возмущение церковниками, уничтожившими памятник архитектуры, находящийся под защитой КГИОП, продолжало нарастать...


В Петербурге нашлись люди, готовые митинговать за возвращение на фасад дома изображения демона.

«В ближайшее время мы будем вынуждены проститься с определенным набором архитектурных красот, памятников и музейных экспонатов, чтобы вы все убедились, что от попов, от их мировоззрения, кроме запретительства, вандализма, скобарства и хамства, ждать нечего...» - прокомментировал ситуацию некогда знаменитый телеведущий Александр Глебович Невзоров.

«Вандалы - это теперь угроза не только культуре, искусству, современному искусству, а угроза всей стране! - заявил директор Эрмитажа Михаил Борисович Пиотровский. - Если им не поставить какие-то препоны, то будет не только угроза выставкам современного искусства. Вот теперь - фасад архитектурного памятника, следующими будут витрины магазинов и так далее».

«Очень не хотелось бы думать, что Мефистофеля сбросил очередной Энтео[2], очередные псевдоправославные экстремисты. Если это так, значит, светскому государству объявлена война», - сказал депутат Законодательного собрания Борис Лазаревич Вишневский.

Пытаясь остановить антицерковный разгул, Санкт-Петербургская епархия заявила, что «ни приход, ни какие-либо люди из Санкт-Петербургской епархии к этому событию непричастны. Мы относимся крайне отрицательно к попыткам вандализма или противоправных действий. Храм Ксении Блаженной, который возводится неподалеку от места инцидента, возглавляет прото-иерей Константин Гультяев. Он руководит общиной петроградских инвалидов. В первую очередь, для них и их силами строится храм. Делать предположения, что некие активисты этого прихода могли совершить такой акт, абсурдно», - но это не остановило потока обвинений.

Связав происшествие с активностью «православных экстремистов»[3], депутат ЗАКСа Александр Аркадьевич Кобринский подал соответствующее заявление в полицию.

«Ответственность за этот вандализм - на Милонове, Энтео и им подобным. Еще немного - и будут книги Гёте и Булгакова жечь», - поддержал его председатель общественной организации «Демократическая платформа» Валерий Анатольевич Федотов.

Страсти разгорались, и 27 августа омбудсмен Петербурга Александр Владимирович Шишлов обратился к главе ГУ МВД РФ по региону Сергею Павловичу Умнову, чтобы тот предпринял своевременные меры к задержанию преступников.

А глава партии «Яблоко» Сергей Сергеевич Митрохин, в свою очередь, направил сообщение на имя генпрокурора РФ Юрия Яковлевича Чайки, требуя взять расследование под личный контроль.

Зато сенатор от Ненецкого автономного округа Вадим Альбертович Тюльпанов, не вникая в спор о виновниках происшествия, обратился к Губернатору Георгию Сергеевичу Полтавченко с просьбой восстановить Мефистофеля за счет средств бюджета города и для этого включить соответствующие расходы в проект бюджета города на 2016 год.

А вот атаман Санкт-Петербургского городского казачьего общества «Ирбис» Андрей Викторович Поляков решил не обременять городской бюджет и объявил, что казаки сами за свой счет восстановят на доме Лишневского разрушенный горельеф Мефистофеля.

- Мы хотели бы сделать подарок Петербургу! - подчеркнул он.

Подарить Петербургу дьявола - предложение неслабое, и разве могла демократическая общественность города передоверить такое дело казакам?

Как только группа компаний «Интарсия», специализирующаяся на реставрационно-строительных работах, объявила, что новый горельеф может обойтись более чем в семь миллионов рублей, сразу была озвучена идея возложить это бремя расходов на горожан. Если учесть, что в Северной столице проживает более пяти миллионов граждан, каждому петербуржцу пришлось бы сдать на Мефистофеля всего по 1 рублю 38 копеек.

Разумеется, технически осуществить подобную акцию невозможно, но не результат и интересовал ее пропагандистов. Страшна в своей аморальности была сама мысль, что весь город, включая даже невинных младенцев, примется восстанавливать дьявола! Похоже, что эта мысль от самого хозяина преисподней и исходила...

Депутат Законодательного собрания Александр Аркадьевич Кобринский тут же заявил «Русской службе новостей», что, пока суд да дело, на месте разбитой фигуры Мефистофеля будет установлено фото, и он уже получил от управляющей компании доступ на крышу. Предложение Александра Аркадьевича сразу нашло живой отклик. «Выход на чердак есть, теперь мы ищем промышленного альпиниста на 13-14 часов этого воскресенья, прекрасного лучезарного героя, который вернет на место Мефистофеля, пока двухмерного», - написала на своей странице в Facebook писательница Татьяна Мэй.

Правда, народный сход «Северная Пальмира против вандализма», состоявшийся 30 августа возле дома номер 24 по Лахтинской улице, так и не дождался подвига лучезарного героя. Несколько десятков человек, возглавляемых Борисом Лазаревичем Вишневским, подержали в руках цветной баннер с изображением низвергнутого дьявола, и на этом дело и кончилось. Почему, вопреки обещаниям, они - ведь и лучезарный герой был, и ключи от чердака имелись! - не укрепили его под крышей дома, где и находился горельеф, непонятно. Возможно, задача оказалась более сложной, чем думали... Все-таки без соответствующей техники исполнить задуманное даже и лучезарному герою весьма непросто. Но скорее всего, Бог их от этого удержал.

А может быть, просто не нужно стало это. Ведь с баннером, изображающим Мефистофеля, организаторы «народного схода» уже постояли, уже сфотографировались они, а что еще нужно профессиональному депутату?

Вообще, раздув всероссийский скандал вокруг уничтоженного горельефа в городе, где в угоду инвесторам тихо и незаметно сносились и продолжают сноситься гораздо более существенные архитектурные памятники, защитники скульптуры дьявола попали в ловушку. Очень уж двусмысленная сложилась коллизия...

«С одной стороны, дом Лишневского, а вместе с ним и низринутый Люцифер, находится под охраной государства, то есть надо его защищать, протестовать и поднимать шум, - писал по этому поводу в «Известиях» уже процитированный нами Игорь Караулов. - С другой же стороны, защищать чертей - дело новое, неизведанное. Ходорковского защищали, Навального, Pussy Riot. А Мефистофеля - пока не приходилось. Вот что теперь делать? Выходить с футболками JE SUIS MEPHISTO? Это как-то нескромно, знаете ли. Устраивать протестное целование козлиного зада? Негигиенично...»

Возможно, смущала и духовная «негигиеничность».

Участники «народного схода», чтобы выгородить себе более морально гигиеничное пространство, придумали даже лозунг: «Черт - с вами, Мефистофель - с нами!» - только ведь не существует никакой гигиены на службе темным силам, и никакие потуги на остроумие не способны заслонить прямого смысла происходящего.

Как ни пытайся, а не отделить Мефистофеля от дьявола.

- А ведь мы его любили, он был у нас как символ дома, - загрустив, сказала женщина из дома, который насмешливые журналисты уже начали называть «домом без Мефистофеля»...

Между тем все эти дни, пока бушевали страсти, пока собирались народные сходы и митинги, полиция занималась своим делом. Уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 243 УК РФ «Уничтожение или повреждение объектов, включенных в единый государственный реестр объектов культурного наследия», расследовалось - напрасно омбудсмен Петербурга Александр Владимирович Шишлов тревожился! - на удивление быстро и энергично.

Буквально через сутки после падения Мефистофеля удалось установить принадлежность «газели», на которой были вывезены сложенные в бумажные мешки обломки горельефа. Водитель ее, Сергей Г., встревоженный поднявшимся шумом, сам пришел в полицию и сообщил, что работает по договору с компанией «Стройсад» и днем 26 августа его срочно вызвали на работу для уборки улицы у дома номер 24. Когда он приехал туда, на тротуаре стояли мешки со строительным мусором. Он погрузил их на «газель» и выбросил в бак через 300-500 метров от дома.

Сам генеральный директор ООО «Стройсад» Андрей Николаевич Григорьев тоже не стал запираться и объяснил, что его фирма была нанята для уборки территории возле дома № 24 по Лахтинской улице. А заказал «вывоз мусора», валяющегося на тротуаре возле дома, Андрей Григорьевич Бреус - депутат МО «Аптекарский остров», глава исполкома районного подразделения «Единой России».

Скоро нашли и исполнителя, сбившего с фасада скульптуру дьявола. 1 сентября в полицию был доставлен 28-летний промышленный альпинист Константин Исаков, обучающийся в магистратуре Петербургского исследовательского университета информационных технологий, механики и оптики (ИТМО). Он признался, что за пять тысяч рублей осуществил демонтаж горельефа.

Некоторое время пытались связать Исакова с Бреусом, который и заказал вывоз останков «Мефистофеля», но неделю спустя в полицию явился проживающий в Комарово предприниматель Василий Щедрин и заявил, что заказчиком демонтажа является он.

Он проходил мимо, увидел, что один из элементов декора опасно нависает над улицей и может сорваться на головы прохожих. Чтобы убрать его, он и нанял за пять тысяч рублей промышленного альпиниста Константина Исакова, и пока тот залезал на крышу, натянул возле дома сигнальные ленты, чтобы обломки декора никого не придавили. К сожалению, Исаков не рассчитал своих действий и обрушил всю скульптуру дьявола. Щедрин собрал в мешки останки Мефистофеля, и эти мешки и обнаружил Андрей Григорьевич Бреус, который и заказал вывоз их.

Объяснение Василия Щедрина не отличалось убедительностью, и можно иронизировать, как это и делали журналисты, по поводу его повышенной гражданской ответственности. Действительно, с чего бы это человеку заниматься расчисткой зданий от опасных, готовых обрушиться элементов декора, не обладая никакими полномочиями и к тому же на улице, на которой он не живет? Это и правда выглядит довольно странно... Но с другой стороны, когда смотришь на следы, оставшиеся после Мефистофеля на фронтоне дома № 24, и видишь, что каменное существо держалось на небольших штырях, опасения Василия Щедрина становятся не такими уж и надуманными.

Как бы то ни было, но Щедрин полностью - экспертиза оценила уничтоженный горельеф в 664 500 рублей! - возместил нанесенный ущерб, перечислив всю сумму Жилкомсервису № 2 Петроградского района, в ведении которого находится дом № 24 по Лахтинской улице, и дело, возбужденное по статье о повреждении объекта культурного наследия, было прекращено в связи с деятельным раскаянием фигурантов.

Некоторые правозащитники, узнав об этом, со свойственным им гуманизмом вздохнули, дескать, вообще-то статья 243 предусматривает и реальные сроки заключения, но и они, поскольку ни Русскую Православную Церковь, ни даже партию «Единая Россия» не удавалось привязать к делу, настаивать на продолжении уголовного преследования Василия Щедрина не стали. «Главное, - заявили они, - чтобы закрытие дела не означало отказ от восстановления, то есть чтобы эти 600 тысяч рублей не стали своего рода индульгенцией за правонарушение».

Дело, конечно, не в индульгенции... И не просто в восстановлении объекта культурного наследия...

Завершая этот разговор, должен прояснить собственную позицию на этот счет.

Лично я твердо убежден, что не следует уничтожать памятники истории культуры, какое бы идеологическое содержание они ни несли в себе.

Однако так же твердо убежден я и в том, что городское пространство - живой организм, происходящие в нем изменения неизбежны, и совсем не обязательно восстанавливать вопреки всему все уничтоженные памятники...

Как ни странно, но в этом солидарны со мною и самые рьяные защитники уничтоженного Мефистофеля...

На сегодняшний день Мефистофель не восстановлен. Как тут не сказать, перекрестясь: «И слава Богу, что так!»

Продолжение чуда

Может быть, и не нужно было бы столь подробно рассказывать о всех перипетиях исчезновения дьявола с фронтона дома, стоящего напротив храма святой Ксении Петербургской...

Даже когда свидетелями и участниками чуда является множество человек, зафиксировать совершившееся событие в исчерпывающей полноте невозможно, поскольку осознание совершившегося чуда у каждого свидетеля происходит по-своему. Чудо не имеет временного измерения, и правда мифа более реалистична, чем полицейские сводки и газетные отчеты, но петербургская история Мефистофеля интересна не тем, что серьезные, вполне приличные люди ополчились против храма Ксении Петербургской, и даже не тем, что в либеральном экстазе они начали защищать дьявола... Гораздо важнее, на мой взгляд, что ситуация как-то сама собою повернулась так, что все участники ее смогли увидеть, куда может завести столь оголтелое отношение к Церкви. Всё как-то само собою стало по местам, и это-то и стало настоящим чудом, которое совершилось на исходе августа 2015 года в Санкт-Петербурге.

Чудесные перемены произошли тогда и на строительстве храма.


Генеральный директор Группы «Эталон» Вячеслав Адамович Заренков.

Спустя несколько месяцев после инцидента с Мефистофелем городская администрация провела два благотворительных аукциона, на которых удалось собрать около девяти миллионов рублей на продолжение строительства храма. Огромная роль в организации этих аукционов принадлежала председателю Законодательного собрания Санкт-Петербурга Вячеславу Серафимовичу Макарову, но еще важнее было то, что удалось привлечь к строительству храма Блаженной Ксении Петербургской Вячеслава Адамовича Заренкова.

Вячеслав Адамович - основатель, президент, генеральный директор Группы «Эталон» - человек известный не только в Петербурге, не только в России, но и за рубежом.

Родился и вырос он в небольшой белорусской деревеньке Ходулы, там и окончил школу. С 76 рублями в кармане сел в Орше на поезд и отправился в Ленинград, где жил его брат, работавший прорабом на стройке. Трудовую деятельность начал арматурщиком второго разряда, и хотя поначалу и понятия не имел, что такое арматура, всего за полгода досконально освоил профессию, научился читать чертежи и уже в январе - ему не исполнилось тогда и восемнадцати лет! - стал бригадиром арматурщиков. А еще через полгода - студентом вечернего отделения Ленинградского инженерно-строительного института...

Вот так начиналась карьера парня из белорусского села Ходулы, сумевшего без всяких связей и протекций, с одной только Божией помощью создать одну из самых крупных в стране строительных компаний. Жилые комплексы, возведенные ею: «Живой Родник» на Поклонной горе, «Ланской квартал» у Черной речки, «Морской Фасад» и «Морской Каскад» в устье реки Смоленки, квартал вокруг станции метро «Академическая», «Золотая Гавань» в Лахте, элитный квартал «У Ростральных колонн» близ стрелки Васильевского острова - формируют облик нового Санкт-Петербурга.

Параллельно с производственной деятельностью и бизнесом все эти годы занимался Вячеслав Адамович Заренков научными исследованиями и подготовкой кадров для строительной отрасли. В 1999 году он защитил кандидатскую диссертацию, а через два года - докторскую и получил звание профессора. Вячеслав Адамович - автор около двухсот патентов на изобретения, десяти книг и более ста научных статей.

Широко известен и его социальный проект «Созидающий мир».

- Как строитель, - говорит Вячеслав Адамович, - я знаю, что главное в жизни - созидание, потому и назвал так свой социальный проект. В нем я имею возможность объединять людей из разных уголков мира на основе главных человеческих ценностей - добра, мира и любви.

Особая страница в его биографии - восстановление разрушенных и строительство новых храмов.

Из детства осталось у Вячеслава Адамовича воспоминание, как в хрущевские времена рушили в Ходулах церковь. Вернувшись домой, он со слезами на глазах рассказал об увиденном бабушке.

- В твоей жизни, внучок, тебе еще много придется увидеть несправедливости, - выслушав его, сказала бабушка Аксинья. - Времена сейчас трудные, люди потеряли веру в Бога. Но пройдет время, и всё образуется. А ты, внучок, много церквей восстановишь и много крестов установишь. И даст Бог, еще и новые храмы построишь... Только не теряй веру в Бога...

И сбылось, сбылось предсказание: немало церквей восстановил на собственные средства Вячеслав Адамович, немало построил с Божией помощью и новых храмов. Во многом благодаря его усилиям восстановлен монастырь святого Иоанна Кронштадтского на Карповке, Новодевичий монастырь на Московском проспекте, построен храм Святого Георгия Победоносца в Купчино... Благодаря попечению Вячеслава Адамовича поднялись из глубины веков белорусской истории и засияли над водами Друти золотые купола Свято-Покровского женского монастыря в белорусском городке Толочине, что недалеко от села Ходулы.

Вячеслав Адамович говорит, что в каждом храме должна быть своя особенная атмосфера, она из храма никуда не уходит, она просто скрыта до времени, но стоит только отстроить и освятить порушенную церковь, как всё возвращается.

- Как будто возвращается с иного плана бытия, - говорит он, - будто она хранилась где-то под спудом и вдруг явилась людям, и опять всё засияло Божьей благодатью. Это чудо...

Чудо, про которое говорит Заренков, Церковь называет Ангелом-Хранителем храма. По церковным канонам то место, на котором ставится храм, освящается еще до закладки первого камня, и к нему приставляется Господом свой Ангел-Хранитель.

Приставлен такой Ангел-Хранитель и к строящемуся храму святой блаженной Ксении Петербургской на Лахтинской улице...

1 января 2016 года состоялась встреча протоиерея Константина Гультяева, председателя Законодательного собрания Санкт-Петербурга Вячеслава Серафимовича Макарова и Вячеслава Адамовича Заренкова.

- Сейчас много различных фондов, куда просят перечислить деньги, но я в подобных мероприятиях не участвую... - говорит Вячеслав Адамович. - На мой взгляд, это канистра без дна. Помощь будет размыта. Не хочу говорить разворована - именно размыта, и мало кто из нуждающихся хоть что-то получит. Мой принцип - оказывать помощь целенаправленно...

Договорились, что Заренков возьмет на себя финансирование фасадных, а также чрезвычайно затратных внутренних работ, включающих в себя прокладку необходимых инженерных систем, внутреннюю отделку, роспись храма и изготовление иконостаса.

Благодаря целенаправленной помощи Вячеслава Адамовича и удалось достроить и произвести обустройство храма святой блаженной Ксении Петербургской...

Храм

Мы уже говорили, что невозможно рассчитать на основании имеющихся документов, где именно на Лахтинской улице находился дом Блаженной Ксении Петербургской... Но то, что невозможно архивисту, оказывается простым и очевидным, когда внимаем мы чудесам, совершившимся и совершающимся на Лахтинской улице, и чудеса эти и являются самым неопровержимым доказательством, что место для храма было определено правильно...

Когда сняли строительные леса, сразу светлее и радостней стало на Лахтинской улице.

Словно вспыхнувшая свеча, стояла церковь, и как-то невозможно стало представить, что еще совсем недавно на этом месте находился убогий сарай и площадка с мусорными бачками.

Ощущение радостного праздника усиливается, когда входишь в храм и поднимаешься по каменным, изготовленным из прочного кварцита лестницам. Внутри - иконы, мозаики и росписи, выполненные выдающимися современными иконописцами...


Храм Блаженной Ксении Петербургской.

К сожалению, иконописная традиция изображения Ксении складывалась, опираясь лишь на рисунки, сделанные в ХIX веке со слов людей, которые сохранили смутные детские воспоминания о Блаженной Ксении, заходившей к их бабушкам и дедушкам.

Первую каноничную икону святой Ксении Петербургской в мундире Андрея Феодоровича написали в 1978 году при прославлении Блаженной Русской Православной Церковью Заграницей... За прошедшие сорок лет сложился иконописный канон, но поиски продолжаются. Результатом его и являются иконы Дмитрия Мироненко и Георгия Гашева и, конечно же, росписи, сделанные по всему периметру храма Александром Простевым.

Александр Простев давно известен не только жителям Петербурга, но и гостям нашего города серией картин, посвященных любимой петербургской святой. Многие из этих работ выставлены сейчас в музее Блаженной Ксении на Смоленском кладбище. (Об этих картинах мы рассказывали в № 5 за этот год - ред.)

Александру Евгеньевичу удалось создать образ Ксении, который хотя и не свойственен сложившейся иконографии, однако, как отмечает искусствовед Виктория Гусакова, и не противоречит ей, а скорее дополняет иконописный канон эмоциональным звучанием, позволительным в светской живописи. Развивая иконографию Блаженной Ксении, Простев изображает ее в разном возрасте - от младенчества до старости. Шаг за шагом идет он за житийным повествованием, сочетая мотивы русской иконописи с элементами бытового жанра.

«Художник выносит действие на первый план и использует заниженную линию горизонта, чтобы подчеркнуть духовное величие подвига Ксении, или избирает точку зрения сверху - взгляд небес, чтобы еще раз напомнить зрителю о том, что «кто не принадлежит миру, тот принадлежит Богу».

Эти принципы Александр Евгеньевич Простев воплотил и в росписи храма святой Блаженной Ксении Петербургской на Лахтинской улице. Знакомые нам картины повторены здесь на чистом иконописном языке.

«История жизни святой Ксении, - говорит художник, - это еще история страдания человека и христианского выхода из него. Страдание, если человек не находит опоры в Боге, может иссушить душу, сделать из него живого мертвеца, утерявшего интерес ко всему на свете. Для такого человека жизнь - это океан страдания, в котором где-то затерялись чужие островки радости и счастья, путь к которым утерян навсегда. Часто от такого человека можно услышать слова о том, что жизнь закончена и не имеет смысла. Горе и страдание начинают переполнять жизнь человека, делая её невыносимой. Как ни странно может показаться на первый взгляд, но к таким страданиям чаще способны натуры вовсе не слабые, а именно сильные, цельные, живущие по принципу «всё или ничего». Эта сила характера способна как укрепить человека, так и разрушить его изнутри, так как эта сила мало что значит сама по себе, но когда она находит опору в Боге, то становится созидающей. Когда человек остается один на один со своим горем и никто ему уже не может помочь, только в Боге он может найти свое спасение, излечение от боли и новые возможности жить. И это уже другой человек - не тот, что был раньше. Переполняющая душу и сердце благодарность к личному Спасителю может породить такой отклик человеческой души на Его спасительную милость, что дает человеку непоколебимую силу идти за своим Спасителем до самого конца. Так страдания могут стать тем огнем, в котором выплавляются Вера, Надежда, Любовь. И возможно это только с помощью Божьей, так как только Он способен даже страдания обратить во благо человеку, сделать их не убийственными, а спасительными. Заглянув в страдающее сердце Ксении, Господь увидел в нем такую способность к христианской любви, сила которой может согреть многих и многих людей в настоящем и в будущем. Вряд ли кто-то из окружающих Ксению людей подсказал ей, что нужно идти путем юродства Христа ради. Её призвал на этот подвиг Сам Господь. В решающий и самый трудный момент жизни Ксении Он взял её за руку и вывел из старой жизни на дорогу к жизни новой, которая повела её к Жизни Вечной. Так, в силу многих обстоятельств, Ксения стала избранницей Божией.

У такого человека, как Ксения, натура, конечно, была сильная и, как у всех людей, сильных духом, часто склонная к крайностям. Как же нужно было любить своего мужа, если, когда его не стало в этом мире, сама прежняя жизнь стала не нужна ей без любимого человека. Как много значил для нее этот человек и их любовь! Иная женщина доверит свою боль времени, которое, как известно, лечит, а житейский разум подскажет, что, может быть, удастся еще раз выйти замуж, заново устроить свою жизнь, обрести простое человеческое счастье. Но Ксения даже не помышляет ни о чем подобном. Никакой компромисс не может быть ею принят, никакой половинчатости. Огромное сердце Ксении, утратив любимого человека, продолжает любить, и именно такое сердце способно обрести любовь еще более огромную - вместить в себя весь мир, стать в веках помощницей и опорой тем, кто слабее духом, но пережил такую же боль. Ксения, следуя за Христом, проживает свою жизнь так, что одерживает победу - спасает себя и тех, кто вокруг. Она по сей день для нас живая - люди обращаются к ней уже несколько столетий и получают в ответ помощь. Такая победа человека над смертью невозможна без Христа.

Небесная линия

Формирование неповторимого облика Санкт-Петербурга было определено указом Императора Николая I, запретившего в 1844 году возводить в Петербурге гражданские здания, по высоте превышающие Зимний дворец. Выше могли быть только храмы.

Ограничение - 11 саженей (23 метра) - петербургской застройки диктовалось не только стремлением подчеркнуть верховенство власти, но и чисто инженерными соображениями. Петербургский грунт не выдерживал более высоких сооружений без дорогостоящего укрепления его сваями. Тогда и определено было преобладание в городской застройке горизонталей над вертикалями, тогда и возникло то, что Дмитрий Сергеевич Лихачев назвал «небесной линией Петербурга».

«Над двумя горизонтальными линиями, - писал он, - энергичной и абсолютно правильной линией стыка воды и суши и второй, менее резкой, верха набережных - возвышается более слабая, размытая полоса приставленных друг к другу домов, созданных по многократно возобновлявшимся требованиям строить «не выше Зимнего». Полоса стыка домов и неба - расплывающаяся, но тем не менее достаточно определенно выраженная в своей горизонтальности, словно противостоит нижней линии, стыка строений и воды».

А еще Дмитрий Сергеевич Лихачев писал: «В английском языке есть понятие skyline (небесная линия). Это не линия горизонта в нашем смысле слова. Значение skyline более широкое: оно включает линию соединения гор и неба (где горизонта с нашей точки зрения нет), линии домов и неба и прочее. Зубчатая, как бы дрожащая линия домов на фоне неба создает впечатление призрачности, эфемерности городской застройки».


«Кирпичики Блаженной Ксении».Картина А. Простева.

Об этой «небесной линии» и вспомнил Алексей Семенович Делюкин, рассказывая о строительстве храма на Лахтинской улице. Он сказал, что с верхних этажей, с мансард, где и происходит смыкание города с небом, церковь Блаженной Ксении Петербургской воспринимается сейчас, словно она всегда стояла здесь, встроенная в небесную линию Петербурга. Она не разрушила, а улучшила эту линию. Об этом же говорил и руководитель коллектива проектировщиков храма Геннадий Павлович Фомичев. Когда завершена была внешняя отделка храма, он убедился, что еще в самом начале пути, в первых эскизах правильно были выбраны пропорции постройки. Храм стал неотъемлемой частью петербургской улицы...

- А как чувствуют себя жители соседних домов? - спросил я у Делюкина. - Когда стройка начиналась, многие протестовали... А сейчас как?

- Сейчас таких протестов уже нет. Ведь сейчас уже видно, что страхи, которыми пугали жильцов соседних с церковью домов, не имеют основания... - ответил Алексей Семенович. - Стены домов не рухнули. Пожарный подъезд сохранился. Территория детской площадки цела... А после окончательного завершения стройки, когда будет снят строительный забор, после проведения работ по благоустройству территории, я думаю, все поймут, что условия жизни здесь улучшились, а не ухудшились. Наверное, городу имеет смысл создать на Лахтинской улице полупешеходную зону... Для этого надо будет перекрыть сквозное движение, оставив только служебно-экскурсионный и личный транспорт местных жителей. Это позволит устроить здесь карманы для парковок и дополнительное озеленение. В любом случае, я уверен, что капитализация домов, прилегающих к церкви, резко возрастет. Квартиры здесь станут дороже...

С тем, что говорил Делюкин, трудно было спорить. В жизни возле церкви есть свои какие-то мелкие бытовые минусы, но плюсов все-таки гораздо больше. И наверное, Алексей Семенович прав, капитализация здешних домов действительно вырастет, хотя, конечно, не это главное.

Если говорить о небесной линии Петербурга, то она проходит не только на крышах и мансардах петербургских зданий, но и в душах самих петербуржцев. Эта небесная линия вывела Блаженную Ксению из дома, чтобы износила она на плечах своей молитвы мундир мужа и его грехи, чтобы отмолила и его, и весь наш город...

Эта небесная линия и возвращает Блаженную Ксению ее прекрасным храмом, чтобы продолжалась эта спасительная для каждого из нас, для Петербурга, для всей России молитва...

- Мы совершали здесь молебны со дня начала строительства, - говорит настоятель храма протоиерей Константин Гультяев. - Сначала служили у забора, потом у стены, потом во дворе. Сейчас храм построен, идут внутренние отделочные работы. Когда мы служим, строители приостанавливают работы. В основном прихожане - члены Всероссийского общества инвалидов Петроградского района, появились и другие прихожане, уже человек семьдесят. Надеемся, что на зимнюю Ксению совершим первую Божественную литургию...

6 февраля 2019 года состоится освящение храма, и он распахнет свои двери для верующих...

Улица Ксении Петербургской

Улица, на которой стоит храм святой блаженной Ксении Петербургской, имен сменила немало. Возникшая в 1730-х годах на территории строений Копорского гарнизонного полка, она получила название в конце XVIII века и стала именоваться Петровой или, как это зафиксировано в исторических документах, Андрея Петрова улицей.

В начале XIX века ее переименовали в 11-ую улицу, но номерное название не прижилось, и в 1844 году Евгений Павлович Гребенка написал:

«...И что это за улицы!.. Кто проезжал Петербургскую сторону от Троицкого моста на острова по Каменноостровскому проспекту, тот и не подозревает существования подобных улиц; сверните с этого проспекта или с Большого хоть направо, хоть налево - и вы откроете бездну улиц разной ширины, длины и разного достоинства, улиц с самыми разнообразными и непонятными названиями, увидите несколько улиц Гребенских, Дворянских, Разночинных, Зеленых, Теряеву, Подрезову, Плуталову, Одностороннюю, Бармалееву, Гулярную; там есть даже Дунькин Переулок и множество других с престранными кличками, есть даже улица с именем и отчеством: Андрей Петрович!»

Современное название улица получила 16 апреля 1877 года, когда номерные улицы Петроградской стороны начали механически переименовывать по именам населенных пунктов Санкт-Петербургской губернии...

Эту справку я предпосылаю разговору с настоятелем храма Ксении Петербургской протоиереем Константином Гультяевым, в котором он попросил помочь в хлопотах с переименованием Лахтинской улицы. Предложение отца Константина показалось мне в первую минуту неожиданным, потом - трудноосуществимым, но прошло всего несколько минут, и, как всегда бывает, когда речь заходит о делах, связанных с Блаженной Ксенией Петербургской, вдруг стало ясно, что это предложение о переименовании и необходимо, и более того - неизбежно.

Действительно... Название Лахтинская улица, как и 11-ая улица, не несет на себе никакой исторической нагрузки и не является первичным. Между тем в «Петербургской топонимической программе», одобренной решением президиума Петербургского горсовета от 27 декабря 1991 года № 442 и являющейся и сейчас основой деятельности топонимической комиссии Санкт-Петербурга, сказано, что «краеведческий принцип наименований определяет основное назначение топонима... отражать характерные признаки местности, ее топографию, достопримечательные места и объекты». И тут же подчеркивается, что «названия, по традиции отражая характерные особенности того или иного места, являются ценными свидетелями формирования и развития города. Исторические названия являются памятниками культуры, они нуждаются в изучении, сохранении и реставрации».

Но ведь коли так, то по всем статьям выходит, что Лахтинскую улицу следует называть Андрея Петрова улицей. За этим названием и приоритет, и отражение характерных признаков местности, и историческая привязка. Это название - прямое «свидетельство формирования и развития города».

Как же осуществить переименование Лахтинской улицы? Третий раздел «Петербургской топонимической программы», хотя и оговаривается, что универсального критерия, применимого во всех случаях возвращения названий, разработать невозможно, но все же подчеркивает, что при принятии решения в первую очередь следует учитывать «историко-географическую, краеведческую ценность топонима», содержание в себе информации «об истории данной местности» и отражение процесса «формирования города». Но ведь и по этим основаниям Лахтинской улице не выдержать конкуренции с Андрея Петрова улицей.

Тут, конечно, резонно задать вопрос, а почему, собственно, мы говорим про улицу Андрея Петрова, если собираемся хлопотать о переименовании ее в улицу Ксении Петербургской.

Так ведь улица и была названа не в честь некоего неведомо чем знаменитого Андрея Петрова, а в связи со святой блаженной Ксенией Петербургской, которая называла себя именем умершего мужа Андрея Петрова. По преданию, молодая вдова заявила тогда близким, что «Андрей Федорович вовсе не умер. Ксеньюшка моя скончалась, аз же грешный весь тут».

На похороны мужа она пришла в его мундире, шла за его гробом, а хоронила... саму себя.

- Умерла моя Ксеньюшка, - сокрушалась она. - Один я остался.

И очень сердилась она, когда называли ее Ксенией, и часто говорила: «Да не троньте покойницу: что она вам сделала, прости Господи!»

Поэтому-то, как засвидетельствовано в очерке Евгения Павловича Гребенки, и названа была улица изначально в память о нашей любимой петербургской святой! Нет сомнения, что Ксении удалось отмолить своего несчастного, скончавшегося без покаяния супруга. Износив его одежду, она начала одеваться хотя и в схожее по цвету с мундиром, но женское платье, и такой и видим мы ее на иконах, продолжающую и сейчас молиться перед Престолом Божиим за всех нас. И конечно, изменение случайного для этой улицы лахтинского названия на название Ксении Петербургской, а не Андрея Петрова, обосновано исторически, а главное - духовно.

Для любого православного и неправославного жителя нашего города ясно, что переименование станет топонимическим завершением одного из важнейших духовных сюжетов в истории нашего города.

Разумеется, не все жители нашего города исповедуют Православие, но так точно и прочно встроена улица Ксении Петербургской в небесную линию нашего города, что и для них - я уверен в этом! - очевидна справедливость в переименовании Лахтинской улицы в улицу Ксении Петербургской... Эта улица ведет нас к ее Храму.

Николай Коняев.



[1]. В статье «Ряженые казаки либералов», появившейся в интернете 30 августа 2015 года, руководитель Санкт-Петербургского «Народного Собора» Анатолий Артюх напомнил, что еще в 2013 году возглавляемая им организация просила Губернатора и прокуратуру проверить причастность известного своими провокациями галериста Марата Гельмана и его сподвижников к появлению писем «казаков».

[2]. Псевдоним Дмитрия Сергеевича Цорионова, бывшего руководителя движения «Божья воля», известного в чем-то эпатажными акциями по пресечению оскорбления чувств верующих.

[3]. А уже 28 августа 2015 года в «Известиях» Игорь Караулов пишет: «И правда, нельзя же упустить такую замечательную рифму: в то время как ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация) уничтожает сирийскую Пальмиру, наши доморощенные игильчата принялись за Пальмиру Северную. К тому же опять, получается, мы бросаем вызов мировому тренду: в передовой Америке ставят памятник сатане, а в ретроградной России памятник сатане разрушают».

85
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
4
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru