Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:



Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

«Земля судьбы»…

… режиссера Владимира Осипова.

… режиссера Владимира Осипова.

Православный поэт, журналист, пресс-секретарь Самарского Епархиального управления Владимир Ильич Осипов - единственный в Самаре (а может быть и в Поволжье!) выпускник сверхпрестижного режиссерского факультета ВГИКа. Его сокурсники — актер Федор Бондарчук, священник Иоанн Охлобыстин, Мария Шукшина и другие — постепенно становятся «лицом» современного кинематографа. Осипов же скромно служит Церкви в далеком от столиц родном городе. Но он никому из них, не обделенных славой и деньгами, не завидует. «Я всю жизнь на выселках живу» — сказал он в интервью «Благовесту» по случаю выхода в свет третьего своего поэтического сборника с характерным названием «Выселки». И с кино его связь не разорвалась. Плодом творческих усилий стала видеокассета с несколькими лучшими его документальными Православными фильмами последних лет.

— Владимир, как режиссер-профессионал ты чувствуешь свою личную ответственность за современный кинематограф?
— Теперь уже нет. Ведь то кино, которое я любил, которое учился снимать, и которое мне давало иногда больше чем поэзия, музыка, литература, — сейчас этого кино уже не существует. Первые годы я переживал, что не могу себя реализовать в игровом кино (хотя и возможности такие у меня были), а постепенно все это стало не интересно, отошло на задний план. Я понял, что нельзя хвататься за сомнительные проекты — нужно душу свою спасать и служить Богу.
— А как же тот проект, который ты в последние годы осуществляешь сначала на самарском телеканале «Терра», а теперь на телеканале «Орион»? Я имею в виду цикл передач под общим названием «Terra fatalis», что в переводе с латинского означает «Земля судьбы».
— Задолго до этого был у нас замечательный цикл передач «Благовест» (я делал его совместно с одноименной газетой). А потом начались передачи из цикла «Terra fatalis». Я решил показать нашу землю с неожиданной стороны. Обычно как показывают наш край? Рассказывают о политиках, о достижениях культуры, о спорте. А ведь говорится, что земля стоит на праведниках. И я захотел попробовать показать землю тех людей, которые ее и держат — своими праведными трудами, молитвами… И стал снимать священников, учителей, крестьян…
— Цикл этих передач благословил Архиепископ Самарский и Сызранский Сергий…
— … и на каждый фильм в отдельности я беру благословение у нашего Архипастыря. Я стараюсь во всем прислушиваться к его советам. Работаю, можно сказать, в послушании. Для кого-то из кинематографистов, которых взращивали на «культе свободы», это покажется странным, непонятным, но я заметил, что те мои планы, на которые даст благословение Правящий Архиерей, легко и благополучно осуществляются. А если начинаю работать без благословения, ничего не выходит. Иногда и меня гордыня борет, — я ведь, думаю, профессионал, режиссер, сам знаю, как лучше снять и кого. Но на поверку оказывается, что без благословения все разваливается. Это потому, наверное, что Владыка Сергий еще и молится обо мне и о тех, кто со мной ведет съемки. Вообще, когда начал работать в Православном кинематографе, для меня как для режиссера многое открылось заново. Я раньше думал, что режиссер — творец некой другой реальности, а оказалось, что на самом деле ничего не надо придумывать, надо просто стараться показывать мир каким его Бог создал. Не приукрашивать и не очернять. Это так просто! Но я это понял только работая над Православным кино.

 Как ты оцениваешь общий уровень современного Православного кинематографа?
— Если говорить о телевизионном кино, то уровень достаточно слабый, к сожалению. Главная проблема здесь: или это кино делают люди нецерковные, или  — не профессиональные. Ведь в кино есть свои законы, и их нужно знать. Но и без глубокой веры Православного кино на одном профессионализме не сделать! Значительное число фильмов и передач, которые я видел, достаточно слабые. Но ведь до нас, как правило, доходит лишь то, что делается в Москве или в Питере, а может быть где-нибудь в Благовещенске делается замечательная Православная телепередача, но до нас она просто не доходит…
— Твои фильмы получали какие-то призы на фестивалях?
— Да, на фестивале «Православие на телевидении» был премирован фильм «Стояние Зои» о чуде от иконы Святителя Николая. Когда девушка окаменела после того, как решила в порыве богохульства потанцевать с иконой. Жюри отмечало мои ленты «Территория голода», «Чудо в Державино». Конечно, хотелось бы работать на более широкую, всероссийскую аудиторию, но это не так просто, когда речь идет о Православном кино.
— В фильме «Чудо в Державино» тебе удалось совершить, казалось бы, невозможное: отснять великое и чудо Божие — мироточение и даже кровоточение икон…
— Я старался показать все как есть, не преувеличивая и не преуменьшая. Вот иконы мироточат, вот их хозяйка, вот храм, вот паломники… На экране запечатлено чудо мироточения и кровоточения икон. Я думаю, это один из уникальных случаев не только в истории кинематографа, но и вообще в жизни нашей.
— Человеческие, паломнические впечатления от поездки в Державино как-то пересекались с режиссерскими?
— Я стараюсь работать так, чтобы человеческое и режиссерское (профессиональное) находилось в гармонии. Я это не разделяю. И грани тут нет.
— Ты впервые исследовал средствами документального кино такую сложную историческую и нравственную тему, как голод в Поволжье в 1921 году. Я говорю — «и нравственную», так как знаю, что в Поволжье в голодный год были отмечены массовые случаи людоедства.
— Подтолкнули меня к этой теме статьи в «Благовесте». Но если вы работали в основном с документами, то я пошел по другому пути: нашел людей, — им сейчас и 90 лет, и больше, — которые были свидетелями этого страшного голода. И вот какие я сделал открытие: людей в те страшные годы спасала вера. Вера в Бога, вера в добро, в жизнь, в людей. Те, кто не верил ни во что высокое — или умерли, или стали людоедами. Умирали и те, кто хотел в первую очередь урвать для себя кусок. А те, кто старался делиться, напротив, выжили. Это для меня было открытием!
— Владимир, нам с тобой посчастливилось в 1995 году участвовать в уникальных съемках дня из жизни пророка в своем отчестве. Я имею в виду фильм о Блаженной Марии Ивановне На основе тех съемок недавно тобой сделан фильм о самарской подвижнице. Как проходила работа над этой лентой?
— Да, это удивительно, ведь старица Мария Самарская никому не давала себя снимать на пленку. Только нам с тобой! Но и у нас тогда не все было гладко — помнишь, сколько было искушений! И все же съемки удались. Был отснят уникальный материал: день жизни великой молитвенницы, старицы, прозорливицы. Уже тогда она окормляла сотни и сотни людей со всей страны. И вот спустя годы я взялся за фильм о ней — уже умершей. Очень хотелось донести эту вот ее простоту, чтобы ничего не было в фильме ради красного словца. Чтобы просто люди увидели и убедились, что, да, есть еще люди на Руси, которые своей молитвой, своей верой творят чудеса.

 Ты говорил мне, что во время работы над фильмом ощущал незримую помощь блаженной старицы. И даже видел ее во сне.
— Да, было такое. Но было и противодействие темных сил. В тот момент, когда по телеканалу «Орион» показывали эту ленту, буквально в те самые минуты, когда тысячи самарцев видели на экранах блаженную Марию Ивановну, меня возле моего дома зверски избивали и чуть не убили. Отняли и унесли отснятые пленки с рабочим материалом к фильму, которые никому не могли понадобиться, которые с обычного видеомагнитофона даже и не увидишь…
— В этом есть нечто аллегорическое: когда твое искусство проникает в души людей, твое тело подвергается избиению, — есть в этом нечто обобщающее о судьбе художника вообще. И особенно — Православного художника…
— И все же фильм вышел, стал духовной реальностью. Многих, я это знаю, фильм затронул за живое. Вот почему так лютовала нечисть. Но в больнице я увидел в полубреду героиню моего фильма — схимонахиню Марию. Она дала понять, что все обойдется, раны заживут. Но мне впредь надо быть осторожнее…

 Ты ставишь перед собой цель удержать внимание зрителя на телеэкране — или решаешь в своих передачах исключительно духовные задачи?
— Конечно, кино должно быть интересным! Мне говорили, что фильм «Стояние Зои» захватывает самых разных, не только глубоко верующих людей. Многие включали телевизор, попадали на наш фильм и уже не могли от него оторваться. Смотрели до конца.

 Телевизор для многих Православных стал серьезной духовной проблемой. Дай совет, как правильно относиться к телевизору?
-Лучше, конечно, смотреть телевизор как можно меньше. Но если уж смотришь, то надо стараться выбрать телеканал, в котором поменьше безнравственности, сцен насилия. И из этого телеканала выбрать лишь несколько передач, которые и смотреть от случая к случаю. Все же ведь есть и сейчас на телевидении хорошие передачи, иногда показывают добрые классические фильмы. Это и надо смотреть. Но с телевизором все-таки очень сложно. Если газету или книгу можешь легко отложить, то чтобы выключить телевизор, нужно приложить значительное волевое усилие. Включить его легче, чем выключить.
— Может ли телевидение в принципе быть Православным?
— Может! Но сейчас почему-то на телевидении решили, что народ будет смотреть больше порнографию, чем нравственные, религиозные передачи, хорошие художественные фильмы, программы о природе. Вот ведь во что деньги-то нужно вкладывать! А потом они обязательно вернутся — через воспитание народа. Это как вкладывать деньги в воспитание ребенка: его же нельзя не кормить…

 Православие «телегенично» (прости за профессиональный термин)?
— Да. Все, что прекрасно — телегенично. Безобразие, которое сейчас царит на телеэкранах, оно ведь искусственно насаждается. А телевидение вполне может и прекрасное отображать. Посмотришь какое-нибудь очередное шоу — там и декорации нужны, и костюмы, и музыка, и подсветка. А Православной передаче этого не нужно: вошел в храм — и там все уже есть! И все там прекрасно. Даже неверующие люди этому поражаются. Я знаю людей, которые пришли к вере через постижение красоты Православия, послушав церковные песнопения, увидев прекрасные иконы…
— А твои фильмы к вере многих людей привели?
— Не знаю. Но известны случаи, когда иноверцы крестились после просмотра моих передач. Таких людей я знаю.
— Твои фильмы могут быть последней каплей для людей колеблющихся между верой и неверием?
— Первой каплей может быть и могут, последней — вряд ли. Последняя капля — это всегда таинство, что-то личное, неизъяснимое. Но первой каплей могут быть.

Антон Жоголев
06.12.2002
921
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
1
2 комментария

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2019 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru