Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)


«Я всегда пишу на русском, потому что пишу для России…»

Интервью с православной писательницей из Австралии Любовью Петровной Миллер.

Интервью с Православной писательницей из Австралии Любовью Петровной Миллер.

От редакции: Несколько месяцев назад в газете «Благовест» была опубликована статья «Жертва темной силы» — об одноименной книге австралийской писательницы русского происхождения Любови Миллер. Мы категорически не можем согласиться с резко негативным мнением автора о Григории Ефимовиче Распутине, пролившем кровь за Царя и за Россию. Более того, ее оценка личности этого человека выходит за рамки Православной дискуссии, так как вместо вдумчивого анализа и кропотливой работы с документами нам предлагаются новые ярлыки и новые непроверенные сведения. Мы продолжаем считать, что издание такой книги — большая духовная ошибка уважаемого автора. Но тем не менее мы помним и о том, как много сделала Любовь Петровна Миллер для возрождения памяти о Царской Семье, и в первую очередь о преподобномученице Великой Княгине Елисавете. И потому мы решили опубликовать интервью с этой писательницей.

По большим праздникам и воскресным дням она поет на клиросе в Покровском соборе Мельбурна. Читает по-церковнославянски, удивительно грамотно говорит по-русски. Этот истинно русский акцент мне знаком: именно так говорила моя бабушка. Знаком и этот аккуратный шарфик, и для праздничного случая, каковым у русских всегда считался выход в церковь, сшитое платье. Кажется, все это из моего детства. На самом же деле — из далекой Австралии.
Москву посетила автор известной книги о преподобномученице Великой Княгине Елизавете Феодоровне австралийская писательница русского происхождения Любовь Петровна Миллер.
В середине 70-х историк и публицист Любовь Петровна Миллер первой собрала материалы к биографии Великой Княгини Елизаветы Феодоровны Романовой, старшей сестры Императрицы Александры Феодоровны. Создательница знаменитой Марфо-Мариинской обители, человек уникальной судьбы, Елизавета Феодоровна приняла мученический венец — была живой сброшена в шахту под Алапаевском и ныне прославлена как святая преподобномученица.

Русский Китай

— Любовь Петровна, расскажите о себе.
— Родилась я в китайском городе Харбине. В конце XIX века было заключено соглашение между Россией и Китаем о строительстве Восточной железной дороги. В Манчжурию приехали около 300 тысяч русских: инженеры и другие специалисты со своими семьями. Они фактически основали и обустроили этот край. Раньше там были дремучие леса, болота, где нередко можно было встретить волков и медведей. Сначала русские и китайцы жили мирно. Харбин был своеобразным кусочком России. В городе были целые русские кварталы, улицы носили русские названия, и даже адреса на почтовых конвертах писали по-русски. Китайцы специально для русских открывали магазины.
В городе было несколько гимназий, Северно-Манчжурский университет, медицинское училище, Харбинский политехнический институт. И если китаец хотел получить образование, например, в политехническом институте, он должен был знать русский.
В Харбине русские построили 25 церквей, в том числе и кафедральный собор во имя Святителя и Чудотворца Николая. Весь материал был привезен из России, сам собор построен без единого гвоздя, все иконы написаны в русском стиле.
На вокзале города Харбина в киоте стояла большая икона Святителя Николая, и отъезжающие и приезжающие могли помолиться Святителю Николаю Чудотворцу и поставить свечи. Все считали Святителя Николая покровителем Харбина, даже неверующие китайцы приходили и кланялись этой иконе. Помню случай, когда по милости святого был спасен китаец. Однажды житель Харбина чуть было не утонул в реке Сунгаре. Река эта очень опасная: илистая, много водоворотов, и тут китаец воскликнул: «Старика вокзала, помогай!» И внезапно увидел плот или лодку и был спасен.
Но вернусь к истории моей семьи. Мою маму, Лидию Людвиговну Треповскую, родители привезли в Манчжурию маленькой девочкой. Мой отец, Петр Константинович Бабушкин, служил поручиком инженерных войск в армии Колчака. В Харбине мои родители встретились и поженились. Сама я и родилась в Харбине, там же окончила политехнический институт, получив диплом инженера-экономиста.
Все эти годы и русские, и китайцы хорошо относились друг к другу, но когда в конце 40-х годов к власти пришли китайские коммунисты, Мао объявил: «Китай — для китайцев, все иностранцы должны уезжать». И началось тяжелое время.
Отношение к русским в одночасье переменилось. В нас стали бросать камнями, плевать. Я вынуждена была переехать в Шанхай, где преподавала русский язык до тех пор, пока всех нас, русских, не уволили. Нам сказали: «Теперь вы можете ехать в Советский Союз строить коммунизм».
Некоторые поехали в Советский Союз. Многие отправились на целину, думали, что там их ждет хорошая жизнь, но на самом деле их высаживали в чистом поле: что хотите, то и делайте.
Я снова переехала в Харбин, а оттуда, в 1957 году, — в Австралию, сначала в город Брисбен, а потом — в Мельбурн. Там я около тридцати лет проработала на государственном предприятии старшим чертежником.
В то время мои мама с папой оставались в Харбине и не могли ко мне приехать: китайцы многим не давали визу, стараясь всех отправить в СССР.

Во имя Великой Княгини

— Как у вас возникла мысль написать книгу о Великой Княгине Елизавете Феодоровне?
— В 1974 году я прочитала брошюру Митрополита Анастасия (Грибановского) «Светлой памяти Великой княгини Елизаветы Феодоровны». Личность Великой Княгини произвела на меня потрясающее впечатление, и я прониклась к ней большой любовью. Чтобы узнать о ней больше, стала искать другие книги. Однако на тот момент мне удалось найти о Царской Семье лишь несколько страниц в книге протопресвитера Михаила Польского «Новые мученики Российские».
В тот же год я поехала на Святую Землю, остановилась в Гефсимании, где покойная ныне матушка игумения Варвара, в то время уже довольно пожилая женщина, рассказала мне о Великой Княгине Елизавете Феодоровне. Матушка игумения рассказала мне, как во время Первой мировой войны Великая Княгиня основала в кремлевском дворце пункт, где женщины шили одежду, собирали продукты и отправляли все это на фронт русским солдатам. Там 16-летней девушкой трудилась, помогая Елизавете Феодоровне, и будущая матушка Варвара. Она хорошо помнила Великую Княгиню и отметила, что та обладала необыкновенной красотой, и красота эта была духовной. И Великая Княгиня обращала на девушку большое внимание, вероятно, видя в ней будущую игумению.
Потом матушка подвела меня к склепу под храмом святой Марии Магдалины. Дверь была закрыта. Матушка сказала, что внутри стоят два гроба с останками Великой Княгини и ее сподвижницы инокини Варвары. Когда я подошла к двери, я почувствовала большое волнение и большую любовь. К сожалению, дверь мне открыть не смогли, потому что ключ находился у начальника Русской Духовной Миссии в Иерусалиме.
Когда я увидела, в каком положении находятся монахини на Святой Земле, я решила обязательно им помочь. По приезде в Мельбурн я написала своей сестре в Испанию и плюс к моим сбережениям попросила ее тоже прислать деньги. Также я написала доклад о своей поездке на Святую Землю, с которым выступила в обществе «Русский Дом» в Мельбурне. Мы и здесь также собрали пожертвования и отправили их, чтобы провести горячую воду на кухне в Гефсиманской обители (до этого монахини мыли посуду и стирали в холодной воде). Это было началом нашего благотворительного фонда во имя Великой Княгини Елисаветы Феодоровны (тогда она еще не была прославлена).
Тогда же я написала письмо нашему Правящему Архиерею, в то время это был Архиепископ Феодосий, и он благословил и утвердил наш фонд.
Недавно фонду исполнилось 22 года. Каждый год мы устраиваем по два концерта в церковном зале в Мельбурне. На эти встречи собираются Православные священнослужители и просто русские люди, живущие в Австралии. Мы собираем деньги на монастырь, устраиваем благотворительную лотерею, просмотр видеофильмов.
Почти каждый воскресный день при Покровском соборе Мельбурна мы устраиваем буфет. Одна варит суп, кто-то делает бефстроганов, тефтели, кто-то жарит пирожки, печем по 4-5 тортов. И все это продаем. Наши прихожане живут довольно далеко от храма, в разных концах города. Они рано приезжают в церковь, молятся за Литургией. После Богослужения им хочется съесть тарелку супа, выпить чаю. Они с удовольствием покупают эту простую пищу, а вырученные деньги идут на Святую Землю.
— Любовь Петровна, вы помогаете только монастырям на Святой Земле?
— Раньше я собирала средства на детский приют в Чили, на скит Русской Зарубежной Церкви на Святой Горе Афон, на русский храм в городе Бари в Италии, где покоятся мощи Святителя Николая Чудотворца. Сейчас я собираю только пожертвования на два монастыря на Святой Земле: Гефсиманский и Елеонский. За этот год, думаю, суммы пожертвований составят 9-10 тысяч австралийских долларов. Это неплохо. Деньги отправляю три раза в год: к Рождеству, к Пасхе и летом, в конце отчетного года. В деятельности фонда принимают участие только русские. Австралийцев в нашем приходе очень мало. Но жертвуют также и «смешанные» семьи, где жена, например, русская, а муж австралиец.

Из глубины времен

— В московском издательстве «Паломник» только что вышло очередное, на сей раз официальное, издание вашей книги «Святая мученица Российская Великая Княгиня Елизавета Феодоровна». Как вы работали над книгой, кто оказал помощь в ее издании?
— В 1974 году мне удалось разыскать одну книгу о Великой княгине на английском языке и еще одну — «У врат последнего суда» — на французском, автором которой был последний посол Франции при Царском правительстве Морис Палеолог. Французского языка я не знаю, поэтому пришлось просить одну из моих сотрудниц помочь мне. В обеденный перерыв она переводила, и я за ней записывала перевод на английском языке.
Чтобы получить дополнительные сведения и материалы о Великой княгине, я также писала запросы куда только было возможно: в Архиерейский Синод Русской Зарубежной Церкви Архиепископу (ныне Митрополиту) Лавру, в Финляндию.
Мне было очень обидно, что Великая Княгиня, которая так много сделала для России, пострадала и страшно погибла, фактически забыта русским народом. Владыка Лавр прислал мне из своего архива копии воспоминаний воспитанницы Великой Княгини — Великой княжны Марии Павловны (племянницы Великого Князя Сергея Александровича, убитого революционером Каляевым). Кроме того, из Виндзорского архива Великобритании я получила копии писем Великой Княгини Елизаветы Феодоровны своей бабушке Королеве Виктории. Письма читать было очень трудно: почерк у Великой Княгини неразборчивый. И все же мне удалось сделать выборки тех мест из писем, которые пригодились для моей книги.
Письма были помещены в книгу, и в целом получилась правдивая биография Елизаветы Феодоровны.
Я искала издателей и нашла в Западной Германии — издательство «Посев» во Франкфурте-на-Майне. Первое издание книги увидело свет в 1988 году. Вскоре я получила письмо из России с приглашением прочитать доклад в Москве и Санкт-Петербурге. Конечно, я очень волновалась. В 1990 году я впервые приехала в Россию.
А в прошлом году мне довелось познакомиться с директором московского издательства «Паломник» Павлом Николаевичем Роговым. «Паломник» захотел переиздать мою книгу без досадных ошибок, которые имели место в неофициальных изданиях, и в дальнейшем планирует издать мои путевые записки о поездках в Россию с 2001 по 2005 год.

Рыцарь Белой мечты

— Над чем вы сейчас работаете?
— Сейчас я пишу книгу об адмирале Колчаке. Я хочу назвать мой труд «Адмирал Колчак — рыцарь Белой мечты». Конечно, моя книга в какой-то степени может быть повторением того, что уже было написано об этом человеке. Но каждый автор старается вложить в свой труд что-то свое. Я считаю адмирала Колчака выдающимся человеком: он любил свою Родину, готов был пожертвовать всем ради своей страны. В своем письме к сыну во Францию он писал: «Не забудь, что самое важное — служение Отчизне. Всегда думай об этом, молись о России».
В книге я не могла пройти мимо соратника адмирала Колчака замечательного генерала Каппеля. За годы службы этот военачальник не проиграл ни одного сражения. Его очень любили солдаты. С каким энтузиазмом они шли в бой, когда на передовой появлялся Каппель! Известно, что во время одного из походов он отморозил ноги и ему ампутировали часть ступни. Боль была невероятной, но он велел посадить себя на коня и поехал на передовую, чтобы воодушевить солдат. Во время боя генерал скончался и сначала был похоронен в Чите, а потом его останки перевезли в Харбин и похоронили около храма. Но когда пришла Красная Армия, красное командование подучило китайцев извлечь тело из земли. Что с ним сделали — никто не знает. Некоторые думают, что его перезахоронили, другие считают, что прах генерала был уничтожен.
— Это будет книга на русском языке?
— Да, я всегда пишу на русском, потому что пишу исключительно для русского народа и для России. Работа над этой книгой займет не менее двух лет, а затем мне хотелось бы написать книгу о палачах и жертвах коммунизма.

«Разве можно это забыть!..»

— Откуда это желание у вас, родившейся за пределами России? В вашей семье тоже кто-то пострадал от коммунистического режима?
— Нельзя русскому народу забывать о том, что творили в их родной стране коммунисты. Ведь почти в каждой семье кто-то был сослан, расстрелян, замучен, погиб от голодной смерти. Разве можно это забыть!
Конечно, нельзя осуждать русский народ за то, что он терпел советскую власть, ведь если поднималось восстание, то оно подавлялось со страшной жестокостью. И все же, на мой взгляд, это странное смирение и терпение.
Во время одной из поездок в Россию я случайно нашла среди списков похороненных в Бутове своего дядю. Только пока не знаю, был ли он расстрелян в Бутове или в другом месте, а на бутовском полигоне захоронен.
— Как вы узнали об этом?
— Мамины родные, которые жили в Харбине до 1937 года, решили поехать в СССР строить «новую Россию». Помню, как плакали мама и бабушка, когда они уезжали.
В те годы многие поехали в СССР, потому что не знали, что творится в России: все ведь было засекречено. Одно время мама получала от родных письма, а потом связь прервалась.
Когда связь между СССР и заграницей была восстановлена, мама стала узнавать о судьбе своих родных через Красный Крест. Ей сказали, что ее брат Сергей Трековский умер от болезни печени. Мама не поверила и всегда говорила: «Сереженьку убили».
Когда в 2003 году я приехала в Россию, из Москвы мы отправились в Бутово. Я подала записки о упокоении моих родственников. Потом мы пошли в архив, который находится рядом. Я узнала, что здесь можно узнать о судьбе родных. Я ввела в компьютер имя «Сергей Людвигович Трековский, уроженец города Курска», и вдруг на экране компьютера появилась надпись: «Сергей Людвигович Трековский расстрелян в 1938 году за антисоветскую пропаганду».
Я от этого известия буквально онемела, не могла сказать ни слова. Когда ехали обратно, мы всю дорогу молчали. Я подумала, что это, вероятно, мамина душа мне подсказала, чтобы я узнала правду о судьбе дяди. Бабушка, мамина мама, тоже приехала с родными в Советский Союз. И когда всех харбинцев забрали, она, совсем пожилая женщина, наверняка осталась одна и, скорее всего, умерла от голода. Вот такая судьба.

Татьяна Весёлкина

На фото: Любовь Петровна Миллер, Свято-Троице-Сергиева Лавра, июль 2006 г. (фото Т. Веселкиной); Преподобномученица Великая Княгиня Елисавета.


11.08.2006
Дата: 11 августа 2006
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
2
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru