Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)


«В предчувствии весны…»

Вышел сольный диск руководителя творческой группы «Благовест» певицы Людмилы Жоголевой.


Вышел сольный диск руководителя творческой группы «Благовест» певицы Людмилы Жоголевой.

Наши читатели знают Людмилу Борисовну Жоголеву как руководителя творческой группы «Благовест». Но представляя Людмилу Жоголеву, нельзя не сказать, что она также солист Самарской государственной филармонии, лауреат Международного конкурса, лауреат двух Губернских грантов в области культуры и искусства. На этот раз поводом для нашей встречи стал выход в свет ее сольного диска… В диск включены романсы на стихи ее отца Бориса Сиротина, музыку к которым написал Вячеслав Шевердин, а также романсы Александра Николаевича Вертинского.
— Почему именно такой выбор?
— Папа тоже удивился, почему на диске он и… Вертинский. Но, во-первых, потому что Вертинского душа просила. Очень люблю этого автора. И, как ни странно, чем дальше — тем сильнее. Несмотря на то, что Вертинский вроде бы совсем не похож на Сиротина, вместе с тем — перекликается. Какой-то своей тонкой лирикой, мелодикой стиха, трепетным отношением к красоте русского слова. В его стихах очень сильна тема родины, чувствуется, что эта тема прошла через его сердце, была пережита, выстрадана. Ведь ему пришлось вкусить горечь вынужденной эмиграции… А потом, несмотря на весь драматизм эпохи, он вернулся на Родину. В его лучших песнях нет патриотических «биений в грудь», но там есть тонкое чувство любви к своей родине. С поэзией моего отца тексты Вертинского очень сочетаются. А поэтический текст в моем диске стоит на первом месте.
— Вертинского знают по другим вещам…
— Мало кто знает, что Вертинский был Православным человеком. А те утвердившиеся представления, что он изломанный, декадансный поэт, во многом не соответствуют действительности. «Декадансность» если и проявляется, то скорее не в самих текстах и музыке, а в его манере исполнения. Это дань тому времени. И я не очень люблю романсы Вертинского именно в его исполнении, они меня не слишком трогают. Меня трогают его стихи и музыка, и мне нравится, когда к его романсам обращаются другие исполнители. Их не так много, но они есть. Но, по-моему, академические певцы серьезно не обращались к Вертинскому, я тут, скорее всего, первая. Мне всегда казалось, что мелодия у Вертинского богатейшая. При кажущейся простоте исполнения там очень большой певческий диапазон, который вообще сродни оперной арии. Мне кажется, что эти романсы созвучны и нашему времени тоже. На диске есть только одна вещица более легкая, даже немного ироничная. Для контраста захотелось включить и ее. Потому что и этот романс очень характерен для Вертинского. Все равно о чем бы он ни писал — везде это щемящее чувство боли за свою Россию. Где бы он ни находился — «в степи молдаванской» или «в бананово-лимонном Сингапуре». Еще мне очень нравится романс «Ваши пальцы пахнут ладаном». Мы вместе с дочкой впервые этот романс услышали в исполнении Евгении Смольяниновой, и он нас потряс. Дочка была еще маленькая, и просила включить ей этот романс снова и снова. Почему-то он затронул нас за живое.
— Этот романс посвящен известной русской актрисе Вере Холодной?
— Да. Всем представляется, что этот романс был написан на смерть Веры Холодной, однако это не так. Вертинский написал эти стихи, когда Вера Холодная была на пике славы, очень популярна, полна здоровья, счастья и творческой удачи. А он почему-то написал такое печальное, глубоко духовное стихотворение и посвятил ей. А позже написал и музыку к нему. Вера Холодная умерла довольно скоро.

Ваши пальцы пахнут ладаном,
А в ресницах спит печаль.
Ничего теперь не надо нам,
Никого теперь не жаль.
И когда весенней вестницей
Вы пойдете в синий край,
Сам Господь по белой лестнице
Поведет Вас в светлый рай.
Тихо шепчет дьякон седенький,
За поклоном бьет поклон
И метет бородкой реденькой
Вековую пыль с икон.
Ваши пальцы пахнут ладаном,
А в ресницах спит печаль.
Ничего теперь не надо нам,
Никого теперь не жаль.
Александр Вертинский, 1916 г.


— Расскажите о стихах Бориса Сиротина…

— Все стихи отца для романсов я подбираю сама. А Шевердин пишет музыку. Дело в том, что нас со Славой связывает долгая творческая дружба, и я уже чувствую, какие стихи придутся ему по душе как композитору… На стихи отца романсы вообще не писались никогда, считалось, что его поэзия очень трудно ложится на музыку. Как, впрочем, в свое время, прошу прощения за такое смелое сравнение, говорили о стихах Бориса Пастернака. На его стихи очень мало написано романсов до сих пор. Но зато некоторые из них у всех на слуху! Вспомните только мелодии из популярнейшего фильма «Ирония судьбы»…
— А тематически как вы подбирали стихи?
— Тематически — никак. Если раньше я задумывалась, по какому принципу подбирать, старалась находить что-то общее, теперь я решила этого не делать. Все-таки я певица, а не музыковед. Я решила, что не буду себя этим мучить. Положилась на волю Божию. Я выбираю то, от чего моя душа плачет или радуется, что задевает за живое. Мне важно, чем живет сердце. Сейчас оно живет романсами Вертинского и романсами на стихи моего отца.
В нашей творческой группе «Благовест» мои выступления построены в основном на романсах Сиротина. Я считаю, что это особенно ценно в творческой группе «Благовест», когда авторы — не какие-то незнакомые далекие люди, а вот они, рядом со зрителями сидят. Это же так ценно, чтобы академические певцы, академические музыканты, большой поэт ехали в села. С радостью говоришь публике, что наши концерты благословил Архиепископ Самарский и Сызранский Сергий, мне это особенно важно. А еще концерты проходят при поддержке Правительства Самарской области. Министр культуры Самарской области Ольга Васильевна Рыбакова уже не первый год нас поддерживает, чтобы мы могли ездить с концертами и люди в глубинке могли нас слышать.
— Есть на этом диске произведение, которое вы бы могли назвать любимым?
— Отметила бы особо романс «Я именем твоим с утра творим». Такая лирическая миниатюра о любви в широком смысле этого слова. Мой муж, Антон Жоголев, однажды даже сказал по поводу этого романса: «Слово «Твоим» здесь можно и нужно писать с большой буквы. Ведь это больше обращение к Богу, чем к какому-то земному человеку, земному чувству» — такова высота чувств в этом романсе! Я считаю, это своего рода шедевр вокальной лирики. А среди романсов Вертинского — «В степи молдаванской», это рассказ о трагической судьбе автора, который оказался за пределами родины. Им я начинаю цикл на слова Вертинского, конкретно этими пронзительными словами:
Тихо тянутся сонные дроги
И, вздыхая, ползут под откос.
И печально глядит на дороги
У колодцев Распятый Христос…

Эти слова меня всегда очень волновали. Но не было понятно, почему у колодцев… Или это лишь символ такой? А потом подумала: в Молдавии, наверное, есть традиция ставить Поклонные кресты именно возле колодцев… А самый мой любимый романс Вертинского — это «Темнеет дорога…». Мне кажется, в нем такая глубина и печаль… Он о нашей жизни, о душе, о том, как наша жизнь складывается, протекает, чем мы живем. Глубина, которую нельзя определить привычными словами. Лучше обозначить ее простыми и мудрыми словами самого Вертинского:
Темнеет аллея Приморского сада,
Желты до утра фонари.
Я очень спокойный, но только не надо
Со мной о любви говорить…

— Как в вашем репертуаре уживаются вместе Православные произведения и светская музыка?
— Светской музыкой в прямом смысле слова можно назвать лишь ту музыку, которая сейчас звучит с эстрады, которую навязывают нам с экрана телевизора. Вся остальная музыка, настоящая музыка, даже если эта музыка, как нам кажется, вовсе не на церковную тему, но если она глубока и трогает душу, она не может быть «недуховной». Потому что она содержит в себе красоту, а это напрямую связано с Господом. Проникновение в сердце слушателя — разве это не духовное дело? Все, что пою я, я стараюсь, чтобы все это несло духовный смысл. Все, что красиво, глубоко сокровенно — оно уже к Богу обращено. То, что наши сердца очищает, заставляет их трепетать, плакать, радоваться — это все связывает нас с Господом. Через это искра Божия идет к слушателю. Поэтому как можно назвать музыку, которую я пою, сугубо светской? Все время вспоминаю слова протоиерея Иоанна Гончарова. Он еще в 1995 году послушал мой небольшой концерт на теплоходе, во время паломничества «Волга Православная». И в ответ на мои сетования, что трудно найти редкую и сильную песню на духовную тематику, мне сказал: «А разве «Утро туманное» — это не духовное произведение? Что вообще может быть духовнее этого?»
И для меня искусство — это особый род служения Господу. Я думала: для чего я выпустила этот диск? Наверное, для того, чтобы как можно больше людей познакомилось с такой замечательной музыкой. А кроме того, надо же к какому-то итогу идти в жизни, чтобы я могла сказать потом: Господи, все, что могла сделать во Имя Твое, я сделала. Ну, может, не все, что могла, но хоть что-то… К этому и стремишься, все время ставишь перед собой новые цели. Диск явился определенной ступенькой, не итоговой, а просто ступенькой на пути, когда ты идешь, я надеюсь, вверх, к Богу. Каждый служит Господу так, как он может, и тем счастлив, если ему хоть что-то удается.

Татьяна Горбачева
08.10.2010
Дата: 8 октября 2010
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
1
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru