Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Малая церковь

«Некривое» зеркало

Простые истории, рассказанные нашей читательницей.


Простые истории, рассказанные нашей читательницей.

Забытый грех

Во дворе у сестры разгуливал большой белый козел. Я давно не была у сестры, и вот из маленького козленочка, которого я когда-то трепала за шейку, выросло эдакое чудо. И это «чудо» как-то сразу напомнило мне один давний случай, связанный с таким же бородатым животным.
Было лето, июль, поспела малина в лесах, и мою маму пригласила за малиной к себе в деревню одна девушка, мамина сотрудница. Мы с мамой взяли на двоих одно ведерко, и утром все отправились с автовокзала в деревню Нурии, так звали мамину сотрудницу. Ехать было долго, часа полтора, да еще пешком километров пять. Жара несусветная, но добрались наконец-то до той деревни, жаль, названия уже не помню, хотелось бы снова попасть туда. И первым, кто нас встретил в воротах, — был большой бородатый белый козел. Я, трусишка, сразу попятилась назад.
— Да он добрый, не забодает, — заверила Нурия, но на всякий случай отогнала его от меня подальше.
Потом мы отдыхали, пили вкуснейший башкирский чай с деревенской сметаной и деревенским хлебом. Родители Нурии были уже пожилые и очень приветливые, добрые люди. Мы чувствовали себя легко и спокойно. Думаю, что такие гостеприимные люди остались только в наших деревнях. Отдохнув немного, отправились в лес. Дошли до высокой горы, покрытой лесом.
— Вон там много малины, — показав рукой на самую вершину горы, засмеялась Нурия.
Жара и духота, но мы упорно взбираемся на самую макушку горы. По пути срываем малину, но кладем ее только в рот. Наконец взобрались! Малины много, но не успели собрать и по четверти ведра, как услышали отдаленные еще раскаты грома. Как-то очень быстро стало темнеть небо. Мы находились на самой вершине и не только добежать до дома, но и спуститься с горы уже не успели бы. «Будь что будет! Промокнем, так промокнем», — решили мы. Но это «будь что будет» — было страшное зрелище! Молнии, как чудовищные змеи, извиваясь по всему небу, казалось, все впиваются в нашу гору. Непрекращающиеся раскаты грома оглушали. Дождь лил как из ведра. Моя мама быстро присела под березку и начала молиться Господу и Пресвятой Богородице. Тут же рядом сели и прижались к ней Нурия и ее подружки. Они крепко обхватили ее со всех сторон руками, свято веря в молитву моей мамы. А я металась от мамы к низеньким кустикам, умоляя всех покинуть это место и перейти под низенькие кустики, ведь молния может попасть в высокое дерево и убить всех! Зная законы физики, я металась, а башкирские девушки верили в молитву моей мамы к Богу и сидели, прижавшись к ней. А я до сих пор не имею такой чистой и простой веры, как у них.
Дождь прекратился, мы спустились с горы. Какая уж тут малина, все сыро, мы все мокрые. У нас в ведре было малины чуть больше четверти. У других еще меньше. А настроение у всех было прекрасное, то ли от перенесенного страха, то ли потому что были очень молоды. Мы шутили, смеялись, особенно я веселилась, вспоминая, как бегала от березы к кустам и обратно. Смеяться-то я смеялась, но какое-то неприятное чувство не давало мне покоя, пока не поняла причину — это мое маленькое предательство, ведь, зная, что их может убить молнией (закон физики!), я с ними под березой не осталась!
По дороге просохли от дождя. Вечером пошли в сельский клуб смотреть кино. Моя мама с хозяевами остались дома, я думаю, что они тоже неплохо провели время. На огонек к ним собрались соседки, все расселись на широкие башкирские топчаны, разговаривали и пускали по кругу ковшик с самодельной бражкой.
Малину, что мы собрали, я вынесла на крыльцо, оно было высокое, и я легкомысленно посчитала, что здесь будет прохладно ночью, и только прикрыла от мух белым платком. Утром, когда пошла умываться к рукомойнику, увидела, что платка на малине нет, а малины нет ровно половины. Кто же это сделал?
Вдруг увидела на ведре несколько длинных белых волосков, и первое, что мне пришло в голову, к большому моему стыду, так это то, что, значит, малинкой
полакомился отец Нурии, ведь у него длинная седая борода. Я тихонько позвала маму и показала ей ведро. «Надо было потуже завязывать», — сказала мама и показала на белого бородатого козла, который продолжал крутиться возле крыльца. Я облегченно вздохнула, но снова на сердце остался неприятный осадок, что плохо помыслила про такого замечательного человека.
Вот прошло уже много лет, а белый бородатый козел напомнил мне этот забытый грех. Ведь если совесть мучает, значит, и плохие мысли тоже — грех.

Ребенок — наше «некривое» зеркальце

Мы разговорились со своей знакомой о возрасте, о связанных с этим проблемах, и тут я ей заметила, что она еще очень молодо выглядит. В ответ она немного грустно усмехнулась и поведала небольшую историю, произошедшую с ней:
— Я уже подходила к своему дому, как вдруг из-за забора детского садика услышала детский голосок: «Привет, бабуля!» Маленькая девочка приветливо улыбалась мне и махала ладошкой. «Привет!» — ответила я ей, и улыбка уже не сходила с моего лица до самого дома. Не сходила, хотя девочка и не подозревала, что своим приветствием она спустила меня с небес на землю. Ведь именно в это время, идя по улице, я воображала себе, что выгляжу молодо, ведь у меня легкий шаг, подтянутый живот, еще вчера я покрасила волосы и сделала модную стрижку. Но неумолимое детское приветствие поставило все на свои места.
Природу не обманешь, какие бы мы ни применяли омолаживающие кремы, подтяжки, косметику. Мы — часть этой природы с ее мудрыми законами. Даже наши поступки, мысли, внешность — все формируется по законам той же матушки-природы, хотим мы этого или не хотим. И даже если окружающие будут в один голос утверждать обратное, не верьте! Вспомните сказку, где ребенок прокричал: «А король-то голый!»
Ребенок — наше «некривое» зеркальце. До самой своей смерти мы будем чувствовать себя молодыми в душе, так задумано Богом. Но наше тело будет болеть, уставать и стареть. Как те зеленые листья на деревьях: покрасуются лето — и вот уже видим желтую да засохшую листву под ногами. Смотрим с легким сожалением, но ведь так и должно быть — впереди зима… Природа готовится к будущей зиме, опадают листья, замирает движение соков в деревьях, земля покрывается пушистым белым снегом. А «перезимуем» ли мы благополучно? Или будем оттягивать приход нашей «осени» косметикой, дорогими
пластическими операциями и массажами? Будем горячить наши холодеющие соки просмотром увеселительных телепрограмм и спиртными напитками? Вместо того чтобы согревать и укрывать свою безсмертную душу теплой молитвой, добрыми делами, чтобы обновленными и прекрасными воскреснуть в будущей «весне».
Что же это? Почему мы так упорно сопротивляемся Высшему закону о нас? Нам о нем не говорили, а сами не читали? Нет нам оправдания за нашу леность, за нерадение, ведь Божий Закон есть — он записан Моисеем на каменных скрижалях, Евангелием подтвержден. Что нам еще надо? Какие чудеса должны произойти, чтобы мы поверили в то, что «весна», то есть ВОСКРЕСЕНИЕ, — будет. И не продлевать мнимую молодость здесь, а позаботиться о вечной. Да и чудес хватает. Кто захочет, тот найдет и мироточивые иконы, и нетленные мощи святых, источающие благоухающее миро. Каждый может вспомнить чудесные случаи, произошедшие с ним или его близкими и знакомыми людьми. Это все для нашего вразумления, но не вразумляемся мы, «глазами смотрим и не видим». Верим бабкам-гадалкам, затаив дыхание, слушаем гороскопы о нас, а в Бога мало верим.
Ну, помоги нам, Господи, открой глаза наши и уши! Вразуми, как вразумил гонителя. Твоего Савла. Подай руку, как подал утопающему маловерному Петру. Помоги и не оставь нас, Господи, замерзнуть в вечной зиме…

Скорая помощь преподобного Моисея Уфимского
 
О преподобном Моисее Уфимском я узнала случайно. Года два-три назад купила в одном из киосков города Стерлитамака небольшую книжицу с акафистом и житием этому святому. Купила потому, что в этом имени было что-то родное. Моисей Уфимский — значит, он наш, нашей Уфимской епархии, а я ничего до сих пор про него и не слышала. Прочитала ту книжицу, и житие святого потрясло меня. Потрясло тем, что он жил в наше безбожное время, смиренно молился, не отступал от веры в Бога ни при каких обстоятельствах, даже когда был в армии и его могли и посадить в тюрьму, и даже расстрелять, такое было тогда время. И вот теперь мощи святого Моисея находятся в Сергиевском храме города Уфы. Часто я бывала по работе в Уфе, но попасть в этот храм и помолиться там преподобному мне все не удавалось. И вот в апреле этого года Господь сам привел меня к нему в Сергиевский храм…
А случилось вот что. В детском саду, куда я вожу своего внучка, была медицинская комиссия, и хирург обнаружил у него какое-то урологическое заболевание. Здесь, у нас, его смотрели два специалиста, лечение никакое не назначили, а направили на обследование в Уфу. Собрали мы все анализы, и на Пасхальной неделе дочка отправилась с внуком в детскую Республиканскую больницу. Уехали они в среду рано утром, а часов уже в одиннадцать она мне звонит со слезами, что Илье нужна операция и будут оперировать здесь, в Уфе. Я сразу же собралась и на следующий день приехала к ним. Хорошо еще, что при больнице есть пансионат, где можно пожить во время обследования или поухаживать за больными. Вот меня туда и поселили, а дочку с малышом положили в хирургическое отделение. Операцию назначили на пятницу и стали готовить.
Я привезла с собой четыре акафиста, но прочитать смогла только два из них, и то только лежа в постели, чтобы не мешать другим, ведь кроме меня в комнате находились еще четыре женщины с маленькими детьми, приехавшие на обследование из разных концов Башкирии. Переночевала я там, а рано утром собралась поехать в ближайшую от больницы церковь. Конечно, у себя в Ишимбае я тоже сходила в наш храм, помолилась и записала о здравии внука на все три дня, с пятницы по воскресенье. От работницы пансионата узнала, как добраться до ближайшего храма. Удивительно, как мне везет на хороших доброжелательных людей.
Уже на автобусной остановке еще раз уточнила свой маршрут. Быстро добралась и еще издали увидела купола голубого храма. Сердце забилось: а не здесь ли покоятся мощи преподобного Моисея? Храм был еще закрыт, я пришла очень рано, пришлось подождать. Пока ждала, успела расспросить у старенькой прихожанки, где же находятся мощи святого Моисея Уфимского. «Да в нашем храме и находятся», — ответила она. Несказанная радость! Как долго стремилась я сюда попасть, помолиться и приложиться к святыне. И как же это получилось, что я пришла именно в этот храм, куда попасть так стремилась моя душа?
Но вот наконец-то и открыли двери храма. «Христос Воскресе!» — приветствовали друг друга собирающиеся на службу прихожане. А я быстрее постаралась купить свечей и записать о здравии своего внука и родных. Лампадки еще только возжигали, я тоже поставила везде свои свечи и пошла в правый придел, где находилась рака с мощами преподобного Моисея Уфимского. Долго стояла я возле раки, молилась и плакала:
«Отче Моисее, помолись Господу нашему Иисусу Христу о болящем внучке моем Илье, он маленький, а операция тяжелая, — чтобы он выдержал и жив остался! Помоги и укрепи, и умудри врачей, которые будут делать ему сейчас операцию. По молитвам святого Твоего помилуй, Господи, и всех детей в этой больнице, что терпят здесь совсем недетские муки».
Помолюсь и отойду, дам и другим приложиться к святыне, а сама молюсь возле Табынской иконы Божией Матери и иконы Матроны Московской, затем снова перехожу к раке. Так прошло часа два, как вдруг зазвонил сотовый. Я его не отключала, так как ждала звонка из больницы. Звонит моя дочка, голос дрожит, слышно, как плачет. «Что случилось? Уже сделали операцию?» — «Нет, не сделали, — а сама и говорить не может, все всхлипывает, — ему совсем делать не будут, перед операцией его еще раз осмотрели несколько врачей во главе с заведующим и сказали, что операция не требуется. У него все в порядке, надо будет только на консультацию приехать через год».
Вот где счастье-то! И как же быстро святых Своих слышит Господь! Снова кинулась я к раке преподобного Моисея, уже слезы благодарности и радости текли по щекам. Внука выписали домой! Слава Тебе, Господи, дивен Ты во святых Твоих!
Последний раз приложилась к раке, к иконам дивного храма, затем купила маленькую и, как оказалось, последнюю икону преподобного Моисея Уфимского. И опять маленькое чудо: ведь утром, когда я покупала свечи, ни одной иконы не было, а потом нашлась одна, последняя — мне. Всю обратную дорогу, до больницы, я держала ее в руках и незаметно ото всех целовала.

Рис. Германа Дудичева

Надежда Ануфриева
г. Ишимбай, Башкирия
07.05.2009
Дата: 7 мая 2009
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
2
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru