Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:


Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.






Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Малая церковь

Господь защищает младенцев

— когда родные матери отказывают им в праве на жизнь…


Убийство невинного младенца есть грех, вопиющий к Небу об отмщении. Об этом не устает говорить Православная Церковь — и это не устает отвергать безбожный мир. Однако верит человек в это или не верит, именно в этой «пограничной» ситуации, когда люди выбирают за уже зачатого малыша, жить ему или умереть, Господь явно показует свою волю — «имеющий уши да услышит»…

У кабинета врача-гинеколога встретила незнакомую женщину. Перепуганная, какая-то измученная, она сразу обратилась ко мне:
— Вы когда-нибудь аборты делали?
— Нет, ни в коем случае… — машинально отозвалась я. Сразу осознать, что кто-то может прийти убивать ребенка в то же самое место, куда я прихожу узнать о здоровье своего малыша, до чьего рождения осталась пара месяцев, — не получалось.
— А я вот все справки собрала, так врачи каждый раз то одну справку потеряют, то другую, никак не получается аборт сделать… — и всхлипнула.
Только тут, как говорится, «дошло» до меня. Не буду пересказывать, что именно я ей долго-долго говорила: что это живой ребеночек, что через какой-то месяц она уже почувствует, как он толкается маленькой ножкой, а через год услышит первое «мама»…Убеждения не помогали, она в исступлении повторяла: «Но ведь он меня бросил, как же я его ребенка оставлю…»
В кабинет врача нас вызвали одновременно. На возмущенные крики женщины врач невозмутимо заявила: «Ну, раз вы так хотите… Вот только стоило вам сегодня прийти — у нас аппарат сломался, аборт сделать не можем».
«Как Господь защищает этого ребенка!» — подумалось мне. Однако женщина продолжала настаивать.
— Ну, тогда поезжайте в … — врач назвала номер близлежащей клиники. — Вы же живете рядом, знаете, как доехать?
— Да, я живу рядом… А как туда ехать?
Тут уже переглянулись все находящиеся в кабинете. Помнится, акушерка долго рисовала ей план расположения домов, трамвайные остановки, а она все твердила с изумленными глазами: «Не понимаю… Не понимаю…»
Так она и ушла, «не поняв». Мне удалось передать ей икону «Утешительница абортированных младенцев», которую она крепко прижала к груди. И хочется верить, что Матерь Божия спасла этого малыша.

На «скрининг» — полное обследование для беременных — приехало 5 человек (вместе со мной). Пока мы бегали по кабинетам специалистов, на этаже появилась еще одна женщина, все сразу почему-то обратили на нее внимание. Одета она была по-мирски очень скромно, в джинсы и закрытую блузку, однако — все это заметили — в ней было что-то вызывающее. Врачи встретили ее как родную — радовались, обнимали, — «ой, ты снова к нам, как хорошо». Потом она скрылась за дверью одного кабинета и больше не выходила.
Однако буквально через полчаса начало твориться что-то странное. Мы, четыре девчонки на сносях, не могли спокойно пройти мимо этой двери: наши еще не рожденные малыши начинали биться, как птички в клетке, а в сердце появлялась щемящая тревога. Одна «ради эксперимента» подошла к злополучной двери — и едва удержалась на ногах.
— А там аборт делают, — раздался голос пятой, самой старшей из нас, последней вернувшейся от врача. Видно было, что и она побледнела, пройдя мимо того кабинета.
Мы молча пошли в палату и, не сговариваясь, собрали вещи. «Девочки, куда вы, а кушать?» — кричала вслед приветливая докторша. Но мы не обернулись. Мы не могли спасти убитого малыша — и теперь спасали наших малышат от ужаса смерти, когда мамочка отдает на растерзание свое дитя.

Когда я ждала своего первенца, пришлось неделю провести в больнице. В первый же вечер, увидев иконы у моей кровати, со мной в спор ввязалась О., одна из пациенток. Ей очень хотелось доказать, что аборт — это нормально, «вот я же делала…» А меня ей хотелось «пожалеть»: «Бедная, ей религия не позволяет!»
В ходе разговора все будущие мамочки перешли на мою сторону: когда чувствуешь под сердцем свое дитя, естественно встать на защиту жизни, хотя бы в споре. Но О. не унималась, уснули за полночь.
Наутро нас ждали две новости. Первая: Л., самая скромная и тихая в палате, достала из сумки несколько икон и поставила у кровати. А вторая — страшная: накануне О. по ошибке поставили систему с противопоказанным ей лекарством, начала рушиться печень, и чтоб спасти ребенка, нужно было вызывать преждевременные роды. Малыш у курящей О. родился маленьким и слабым, а чтобы восстановить печень, ей придется очень долго принимать дорогостоящие лекарства. «Это потому что она про аборты так, да?» — спросила одна из девочек у нас с Л. Мы, помнится, не ответили.

Н., 27-летняя мать полуторагодовалой дочки, уверовала и решила оставить прежнюю жизнь. Господь попустил ей серьезное испытание: через пару дней после своего первого Причастия она узнала, что беременна. Справившись с сомнениями, отстояв перед родственниками право на жизнь своего малыша, Н. уже присматривала бельишко для кроватки новорожденного в магазине, как вдруг встретила подругу из «прошлого». В предыдущие встречи Н. не внимала ее уверениям из серии «бери от жизни все». А тут… Подруга рассказала о новой интересной и денежной работе, продемонстрировала кучу золотых украшений, пригласила в кафе, разговоры о том, о сем… Подтекст разговора был ясен: хочешь так же жить — избавляйся от ребенка. И Н., прошедшая через столько испытаний, … согласилась. Решено было: наутро Н. поедет «на операцию», а подружка посидит с дочкой.
Утром Н. собрала вещи в сумку, взяла деньги и подошла к иконам.
— Господи, Господи, — говорила она. — Если сможешь меня когда-нибудь простить, прости. Я не знаю, что со мной, но я иду убивать своего ребеночка. Я такая дрянь, Господи…
Вздохнув, набрала номер подружки: «Ты идешь?»
А в ответ раздалось какое-то безсвязное бормотание; единственное, что Н. поняла — «уезжаю из города». Связь оборвалась.
Испуганная Н. побежала к подружкиной родне. Выяснилась жуткая вещь: подружка, сама мать ребенка-дошкольника, в упоении от «свалившихся на голову» денег умудрилась проиграть значительную сумму и теперь будет скрываться! Священники и простые верующие — знакомые Н. были единодушны в мнении: Господь Своей рукой защитил малыша и покарал подстрекавшую к убийству. Через день Н., очнувшись от наваждения, помчалась на исповедь и не успокоилась, пока не услышала над своей головой, покрытой епитрахилью: «Прощаю и разрешаю…»

Юлия Кулакова
г. Самара.
17.06.2005
832
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
5 комментариев

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2019 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru