Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Архипастырь

Поступок сильного человека

Епископ Волгодонский и Сальский Корнилий безстрашно вынес из храма сверток, в котором могла находиться бомба.

Епископ Волгодонский и Сальский Корнилий безстрашно вынес из храма сверток, в котором могла находиться бомба.

Как странно, что такие вот вести находят нас с большим опозданием, почти что случайно!..

Только сегодня узнал я о том, что, оказывается, уроженец нашей благословенной Самары Епископ Корнилий (Синяев) совершил если уж и не подвиг, то во всяком случае — и это можно твердо сказать — совершил он достойный и очень мужественный поступок. Поступок сильного человека!

Я знаю Епископа Волгодонского и Сальского Корнилия уже много лет. Не близко знаю, но достаточно хорошо, чтобы делать какие-то свои выводы. А вот о его поступке узнал не от общих знакомых (у нас их множество!), не из крупных медиаресурсов, а из статьи моего друга Михаила Сизова в не слишком-то тиражной газете «Вера», издающейся в Сыктывкаре.

Мог бы, выходит, и вовсе не узнать!..

Да уж, прав был наш Самарский Батюшка протоиерей Иоанн Букоткин, когда на каждой проповеди и перед каждой исповедью усиленно повторял своим прихожанам: «Зло помним долго, а добро мы забываем быстро!» Перефразируя применительно к ситуации то, что случилось с Владыкой Корнилием, скажу так: о мужественных поступках наших духовных наставников говорить мы не любим, а вот о позорных всяких там и скандальных происшествиях ох с какой охотой мы то и дело судачим!.. Если бы там, в Волгодонске, произошло (не дай Бог!) что-то позорное или просто смешное, то интернет взорвался бы злорадным ехидством. И все бы уже в деталях знали о происшествии. А тут молчок зубы на крючок!

Случилось это уже больше чем месяц назад, в конце Великого поста. 11 апреля во время вечернего Богослужения в соборе в честь Рождества Христова города Волгодонска Ростовской области был кем-то оставлен безхозный рюкзак, из-за которого пришлось даже на время остановить Богослужение и с целью соблюдения мер безопасности вывести из храма молящихся. Тем более что за несколько дней до этого, 3 апреля, в санкт-петербургском метро прогремел страшный взрыв… И в центре Ростова-на-Дону тоже прогремел взрыв, в результате которого серьезные ранения получил мужчина (следствие установило, что это был «взрыв ревности» — устроитель теракта так вот жутко и кроваво хотел устранить более удачливого конкурента в борьбе за женское сердце). Так что там, в Волгодонске, всем стало как-то не до шуток. Полицейские вскоре прибыли со служебной собакой. Но тут вдруг оказалось (у нас всегда такие вещи почему-то «оказываются» в самый последний момент), что прихожане и клир не горят желанием впускать «нечистое животное» в освященное помещение храма. Ведь по церковным правилам в храм заводить собак строго запрещено, — и уж если строго следовать букве церковного устава, то после появления в храме собаки (неважно, дворняги или сторожевой) потом храм надо даже освящать заново. Строгое правило, кто бы спорил. Современному человеку оно не совсем понятное. Но современный человек мало что понимает «совсем» (например, как объяснить современному человеку, что надо поститься в пост? И так же вот многое другое). И потому Церковь на современного человека оглядываться то и дело отнюдь не должна. Пусть лучше он, современный человек, у Церкви чему-то хорошему учится. Эти церковные правила, да, сплошь и рядом сегодня нарушаются (наверное, «к сожалению» тут будет все же уместно произнести). Но тем не менее сами эти правила никто не отменял. Как вообще довольно сложно «отменить» многовековую традицию.

И вот надо было срочно что-то решать. Не оставлять же рюкзак с возможной взрывчаткой в храме?! При этом прибор по поиску взрывчатки был только в Ростове-на-Дону, а ближайшее саперное подразделение расположено в 250 километрах от Волгодонска — в Новочеркасске. Вот так вот церковные каноны и «предубеждения» верующих столкнулись с серьезной проблемой, даже с угрозой теракта. И какой-то должен был найтись выход. Понятно, что легче всего было сослаться на вынужденную необходимость этих мер. И войти со служебной собакой в храм. Это бы все поняли. Да и как не понять? Но прихожанам это зрелище все равно бы ударило по нервам. А нервы своей паствы надо тоже беречь!

Вот почему пришлось вмешаться Владыке Корнилию! Он безстрашно вынес из храма безхозный опасный рюкзак, из-за которого и разгорелся весь сыр-бор. С молитвой подошел Владыка к оставленному кем-то опасному предмету, взял его в руки и вынес рюкзак на улицу, положил перед полицейскими. И там уже спокойно принялся за работу кинолог с собакой. К счастью, ничего опасного в рюкзаке не обнаружили. Тревога оказалась ложной. Но переживания были ведь подлинными. И риск был вполне серьезный.

Но вот, наконец, страсти улеглись, и Епископ Корнилий (Синяев) продолжил прерванное Богослужение. Прихожане успокоенные вернулись в свой храм.

Такая вот короткая история с хеппи-эндом.

Я считаю, что история эта явила нам если уж не героя (давайте не будем разбрасываться такими словами), то человека сильной воли и глубокой веры. Владыка Корнилий ведь не знал, когда выносил рюкзак из храма, что в том рюкзаке лежит и какое лихо в него может оказаться завернуто.

Молодец наш земляк! Я всегда в нем духовную силу чувствовал, и вот — не ошибся…

Уже четверть века редактирую церковную газету, и многие годы мне было радостно и несколько удивительно наблюдать духовный, иерархический, да и просто рост этого сначала самарского подростка-иподиакона, потом юноши-монаха, потом уже пастыря, Архимандрита. И вот — теперь уже Архипастыря! Помню его еще худеньким (да-да, не улыбайтесь!) юношей с хоругвью на самарском Крестном ходе к зданию будущей семинарии. Какой это был год? Наверное, 1992-й. Потом видел его рядовым приходским священником в Софийском храме. Потом встретился с ним — уже настоятелем, в Свято-Владимирском храме на Металлурге, во время совершения им схимнического пострига над схимонахиней Сергией (Дохловой), известной самарской подвижницей.

А однажды вместе с ним — и еще с целым автобусом самарских паломников! — совершил я даже незабываемое паломничество в Дивеево и Санаксары. Он тогда был еще простой иеромонах. Но старцы санаксарские Иероним и Питирим еще тогда «учуяли» в нем будущего Архиерея! Попа и в рогожке видно — это народная мудрость. А — «епископа будущего и в иеромонахе видать» — это уже я сам сочинил. Получилось не совсем складно, но зато точно. Этого невозможно объяснить, но и я сам к нему относился уже тогда как к человеку с большим будущим. Не потому что там какой-нибудь «блат» (если знать его биографию, то будет понятно, почему это слово ставлю в кавычки — его и родители-то, почитай, не воспитывали, какой уж там блат в ту пору — для него семьей с юных лет стала Церковь! Если вот только считать «блатом» горячие молитвы о нем замечательных самарских стариц, молитвенниц, из которых особо выделю схимонахиню Ирину (Авралеву)!

А потом жизнь нас свела ближе — в нашей самарской Петропавловской церкви. В ней кто только не отметился за 150 лет! Вот и отец Корнилий оставил заметный след: стал настоятелем Петропавловского прихода в очень непростой период, когда целый старинный храм едва не ушел в безначалие, в смуту или еще куда-то в этом опасном направлении. Отец Корнилий взял бразды правления твердо и властно. Петропавловка никуда не делась!.. А он, умиротворив ситуацию, вскоре уехал из нашего храма на повышение. Стал Епископом Волгодонским и Сальским. Большому кораблю большое плавание… Так в таких случаях говорят…

Этой зимой, приходя в себя после двух операций, разговаривал с сотрудницей Татьяной, и в разговоре хотел назвать имя одного не нашего, не связанного с Самарой Архиерея, но с языка сорвалось почему-то: Епископ… Корнилий… Сам удивился произнесенному имени. Татьяна понимающе улыбнулась. Я спросил, в чем дело. Оказалось, не так вот просто сорвалось у меня с языка моего грешного это имя. А когда я был в больнице, кто-то из наших сотрудников сообщил о моем серьезном недуге Епископу Корнилию в Волгодонск. И он за меня там сугубо помолился. Я не знал об этом. Но вот, выходит, как-то почувствовал. Не все же оговорки бывают по Фрейду. Иногда бывают по Промыслу Божию.

Этот случай в Волгодонске не очень-то меня удивил. Догадывался я и без того, что Епископ Корнилий способен на настоящий поступок. А ведь этому качеству не научишь, и сегодня ему просто-таки цены нет! У нас не хватает не столько мужчин в храмах (они сейчас, по Божьей милости, появляются). У нас в церковной стихии все больше обретаются люди «сверхдуховные», и маловато «незамороченных», настоящих мужчин. Способных принимать решения. Брать на себя ответственность. Просто тянуть воз проблем. Ну и вынести на улицу подозрительный предмет, в котором, возможно, лежит бомба, из храма голыми руками, если уж так это кому-то нужно.

Иногда Бог подыгрывает смелым людям. Чтобы мы о них лучше узнали. Думаю, этот случай как раз такой. Рад я, что не подкачал наш земляк. Если Воскресший Христос обещал верующим в Него безопасно брать в руки ядовитых змей и безбоязненно пить смертоносное зелье, то уж рюкзак-то залежалый почему не вынести прочь?

Чтобы скорее можно было продолжить молитву.

Антон Жоголев.

Дата: 29 мая 2017
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
5
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru