Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Герой с Соловьиной улицы

Врачи не смогли разжать его руку и вынуть крестик, спасший его жизнь…


Вот уже двадцать лет Александр Васильевич Прокофьев — художественный руководитель центра «Дети Самары». А еще он — председатель центра имени Героя Советского Союза Александра Ямщикова.

— Нельзя забывать тех, кто, не щадя жизни своей, в нелегких боях отстоял Отчизну, — начал разговор Александр Прокофьев. — Центр имени Александра Васильевича Ямщикова находится в музее истории самарской школы № 12 — той самой школы, которую окончил герой. Он родился на улице Соловьиной — теперь она называется Никитинской, — и мало кто помнит, что когда-то здесь была тихая роща, в которой пели соловьи. Сейчас от рощи, где стоял прекрасный Ильинский храм, осталось только три дерева.
— Звание Героя в войну ведь получали за безпримерные подвиги!..
— Чаще всего посмертно… Ямщиков в 16 лет ушел на фронт, в 18 окончил школу разведчиков. Провожая его на войну, мать надела ему крестик на шею. С этим крестом и материнским благословением он прошел всю войну. И он часто вспоминал, как надетый мамой крестик и ее молитвы не раз спасали его от фашист-ских пуль. О подвиге Ямщикова создан фильм, написана книга — «Герои Таврии».
Группой всего в пять-шесть человек разведчики уходили в глубокий тыл врага. В каждую разведывательную операцию уходили на верную смерть. Шли без питания, без документов, без огнестрельного оружия. Захват в плен крупных «языков» требовал полной безшумности, нельзя было пользоваться ни пистолетом, ни винтовкой. Все решалось в неожиданном для врага рукопашном бою. Не было рации, не было связи с командованием. Они были полностью предоставлены сами себе. И гвардии старшина Ямщиков принимал самостоятельные решения. Он был могучий человек исполинского роста, под два метра. Владел приемами самбо, ловко метал в цель кинжал. Но основное было не в этом. Ведь и немцы вовсе не были слабаками… Первый раз еще под Москвой Ямщикову удалось взять не просто крупного «языка» — генерала. На огненной Курской дуге Александр захватил и доставил в свой штаб важные военные документы противника, из которых наше командование вовремя узнало о дислокации гитлеровских частей, о планах врагов.

Но самый страшный бой Александру Ямщикову пришлось выдержать у Бориславля под Херсоном. От всей группы, посланной в тыл врага, он дошел один. И, пользуясь внезапностью, в одиночку захватил вражеский штаб вместе с офицерами, разоружил их. Но опомнившиеся враги снаружи стали штурмовать штаб, кричали: «Рус, сдавайся!..» — а Ямщиков отстреливался из оружия, захваченного у пленных немцев, затем в ход пошли гранаты… И когда не осталось ни одного патрона, ни «лимонки», он крепко зажал в руке свой крестик и взмолился к Богу. Израненный, теряя сознание, успел услышать ожесточенную перестрелку за стенами штаба. Подкрепление подоспело… Он очнулся в госпитале с зажатым крестом в руке. Врачи не смогли разжать его руку и вынуть крестик, спасший его жизнь.
Да, был он сильным, крепким. Но более того в битвах помогала вера, любовь к Родине. Таким он оставался и после войны и всегда наставлял жить по Божьим заповедям, светло и чисто. Ямщикову предлагали вступить в комсомол, затем в партию. Но он не стал этого делать, так как был предан Богу. Семьи у него не было, и он всю отеческую любовь и заботу отдал племяннице, ставшей его приемной дочерью, — моей жене Людмиле. Он воспитал ее в вере, в любви к Богу. И я знаю о Ямщикове не понаслышке…
Созданы два музея его имени; на доме, где он родился, установлена мемориальная доска. Очень хотелось бы, чтобы в памяти самарцев сохранилось имя Ямщикова. Чтобы скверу, с которым было связано детство героя, было присвоено его имя. Жизнь его оборвалась на 64-м году из-за того, что осколок в его теле сдвинулся…
Александр Васильевич Ямщиков похоронен на Аллее Героев городского кладбища. Точнее — был он вначале погребен вместе с родственниками, но время шло, могила ветшала. И вот в прошлом году добились решения перезахоронить его на Аллею Героев, где ему уже был установлен памятник. Вскрыли могилу… а тело Александра Васильевича практически не поддалось тлению. Как был он похоронен в костюме, с крестом на шее, крестом в руках и крестом в кармане, так и лежал. Словно не девятнадцать лет прошло, а от силы — два. Он ведь жил только в работе и молитве!
— А вы сами выросли в верующей семье?
— В верующей Православной семье. Уверен, что главное для человека — увидеть над собой руку Божию! Более десяти лет вырезал я из орехового дерева икону Божией Матери. Работал — и вспоминал горный Ново-Афонский монастырь в Абхазии, древний Гелатский храм в Колхиде. Когда-то мне удалось посетить и Исаакиевский собор в Петербурге, и другие дивные храмы. Все эти отрадные впечатления впитывались сердцем, помогали как художнику. Но когда в начале 90-х годов мне привелось участвовать в восстановлении иконостаса древнего храма Святого Пророка Божьего Илии, основанного греками в крымском городе Евпатории, со мной произошло чудо! Спускаясь с лесов, я оступился. Лестница зашаталась, стала разъезжаться под ногами, еще миг — и я бы с высоты рухнул на каменный пол храма… Но словно кто-то невидимым движением остановил мое падение!.. Было много и других случаев, когда казалось, что жизни пришел конец, — но всегда Господь приходил на помощь, миловал и спасал.
Первую мою персональную выставку декоративно-прикладного искусства когда-то осматривал мой духовный наставник, замечательный человек и пастырь протоиерей Михаил Калугин (недавно он умер — Царствие ему Небесное!). Он похвалил за духовное содержание работ и пожелал нам нести это искусство детям. Особенно важно это, говорил он, для детей-сирот, инвалидов, для деток, которые подолгу лечатся в больницах, реабилитационных центрах. По его благословению я пошел к детям.
Десять лет назад я побывал в детской железнодорожной больнице на улице Солнечной. У девочки из Похвистнева был очень сильный приступ бронхиальной астмы. И вот ей дали выполненную мной из дерева икону Божией Матери — и приступ, который не могли снять лекарствами, прошел. А на следующий день врачи констатировали, что у нее прошел астматический статус, наступила ремиссия. Девочка стала радостной, ей намного полегчало.
В детской городской больнице № 1 при Клинической больнице в отделении заболеваний крови лежат очень тяжело больные дети. В реанимацию никого не пускают, но мне позволили прийти к ним с иконами. И детям стало легче! Верно говорят, что Матерь Божия Сама заботится о больных и страждущих детях. Вот и через эти иконочки благодать Пресвятой Владычицы касается больных деток, облегчает их недуги.

На фото: герой-разведчик Александр Ямщиков; выполненная на срезе дерева работа Александра Прокофьева «Иконостас»; эту икону Божией Матери Александр Прокофьев вырезал из орехового дерева.

Ольга Ларькина
03.11.2006
973
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
4
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru