Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Малая церковь

История гордой души

Письмо-исповедь.


Тема моего рассказа не новая — но я пишу о том, что случилось в моей жизни, в надежде, что, может быть, он пригодится как наставление для неопытной девушки.

…Мой любимый уезжал в санаторий. Я растерялась: «А как же я?» Эти слова подтолкнули его сделать мне предложение. Но когда я поделилась своей радостью с мамой, она отговорила: «Дочка, не выходи за него!» И я вроде бы согласилась с ней. Но Анатолий пришел — и мы с ним сразу пошли в загс. О том, что мама была против, я ему не сказала, но червоточина в душе от того, что я ослушалась маму, осталась…
Мы поселились у родителей Анатолия, в частном доме на другом берегу Енисея. Родители его были очень хорошие, особенно пришлась мне по сердцу его мама. Она мне поведала свою печаль о том, что нет у нее дочки, только трое сыновей. «Теперь ты мне будешь за дочку!» — сказала она ласково. Анатолий старший сын, и значит, со временем мы с ней будем хозяйничать вместе… И еще она спросила: «Как ты меня будешь называть?» В душе было: мамой! — а с языка сорвалось: «По имени-отчеству…» Как потемнело лицо ее от такого казенного обращения! До сих пор помню…
Анатолий уходил на работу, мне бы заняться делом, обед сготовить, помочь свекрови, а я (непростительная моя леность!) поехала домой отсыпаться, сказав свекрови, что еду увольняться с работы.
Итак, я вернулась домой. Думала, ненадолго, но все вышло иначе. Мы обменяли свою комнату и переехали на новое место. Анатолий, может быть, и приезжал за мной, да не нашел. Мне же не хотелось первой — без его уговоров — идти к мужу, а сердце, «преогорченное гордостью», болело, и я впала в уныние. Рассказала подруге, но она только отмахнулась: надоела я ей со своими капризами. И я, обиженная на всех, еду к мужу, забираю вещи. Он стоял на крыльце и молчал, только по лицу бегали желваки.
…Забегаю вперед: через девять лет я во второй раз вышла замуж, родила сына и дочь. Сейчас у них семьи и тоже по двое детей. Второго мужа, отца моих детей, похоронили в 2000 году. Сын женился на прекрасной милой девушке Елене с музыкальным образованием. У них рождается сыночек, мой внук, и когда ему идет второй год, невестка попадает в больницу: депрессия. Состояние немного улучшилось, когда она родила дочь. Но едва девочке исполнилось два года, невестка снова попадает в психоневрологическое отделение больницы с тем же диагнозом. Очень тяжело переживали все родственники, молились о ней. Тяжело было и душевно, и физически. У меня вторая группа инвалидности, полиартрит мышц, но пришлось мне взять заботы о внуках на себя. Когда сын не может, я через силу веду Лизу в садик, Всеволода в школу провожаю и встречаю, делаю с ним уроки. Все позади, слова Богу! Сева два первых года был отличником, сейчас хорошист — умный, способный. Но вот в один из тех тяжелых вечеров смотрю я на сына, а у него желваки ходят по лицу. И я увидела в нем своего Анатолия. Это был удар для меня! Хоть я раньше и раскаивалась в грехах своей молодости, но это раскаяние было как будто о ком-то постороннем, не о себе. И я поняла, что все это за мои грехи, что не кому другому, а мне в наказание дана тяжелая болезнь невестки.
…Так я ушла тогда от Анатолия и начала творить одно зло за другим. Написала письмо ему на работу, будто ему нужна была не жена, а батрачка в доме и огороде. Была я беременна — сделала аборт. Жутко… Сама не могу поверить в то, что все это я наделала.
И вижу я сон. Большая пустая горница в частном доме, один стол обеденный в ней стоит. И мы с мамой (ныне покойной, умерла десять лет назад) сидим за столом, лицом к двери. Дверь открывается, и вносят младенца, запеленатого, как в роддоме, и несут его нам. А по правую руку через открытую дверь виднеется огромная печь, и на лавке у печи сидит Анатолий…
Подала я в суд на развод. Анатолий просит судью не разводить, а я от злости, что просит он не меня, кричу: «Нет!» Потом несколько раз встречала его на своем пути, но сжимала сердце в кулак и быстрее уходила. Стыдно было за содеянное, но не хотела в этом даже себе признаться, думала, так быстрее забуду.
И вот теперь, через столько лет, все вспоминается, отзываясь болью в душе. А я всю жизнь думала о себе, что я хорошая. Да ведь и крещение я приняла уже в сорок три года, когда заболела полиартритом. Благодарю Господа за все! За то, что пришло покаяние, хоть и позднее. И сейчас прошу одно: исцели, Господи, Елену! Слава Богу, последние три года она не ложилась в больницу, перевели на третью группу инвалидности, работает. Внуки растут. Ну как не благодарить Бога нашего! Слава Ему за все!

Рис. В. Спиридонова

Надежда,
Приморский край
30.06.2006
Дата: 30 июня 2006
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
2
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru