Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Малая церковь

«Мы всегда и во всем уповали на Бога»

Исповедь матушки.

Матушка Елена с дочкой.

Исповедь матушки.

— Матушка, а вы всегда были такой бойкой и энергичной?
— Нет. Это жизнь меня такой сделала.

«Просите и молитесь...»

В детстве я была тихой и скромной. Родилась я на Украине в городе Днепродзержинск в октябре 1963 года. Мама родила нас, близнецов, совсем маленьких — по 1900 граммов, раньше положенного срока. С сестрой мы были очень похожи, и нас не могли отличить. Отличить могла только мама. Когда нам исполнилось 3 года, у сестренки над верхней губой появилась небольшая родинка.
Мама Галина всегда была в работе. Папа Виктор был инвалидом по зрению. В детстве он нашел с друзьями патрон и… ударил по нему молотком. Патрон взорвался, и он остался без одного глаза.
Азы Православной науки мы с детства познали от бабушки Евфросиньи. Они с дедушкой Станиславом были верными Православными Христианами и жили душа в душу. С детства запомнились слова бабушки: «Просите у Бога и молитесь, и по вере вашей Он вам все даст, как и мне». Она не раз говорила, что именно по ее молитвам Господь и послал ей дедушку.
Дедушка, майор по званию, работал на армейских складах. Был он высокий и стройный. Всегда был подтянутым и красивым. Но главной отличительной чертой была его необыкновенная порядочность и честность.
В память врезался такой эпизод: бабушка на улице встретила соседку, которая работала кладовщицей на складе у дедушки. Соседка неторопливо шла, а сама из пакета доставала клубнику и ягодку за ягодкой отправляла в рот. Бабушка Евфросинья облизнулась и спросила женщину:
— А где ты клубнику взяла?
— Твой муж на склад привез. А разве он вам домой не привез? — с удивлением спросила соседка.
И когда бабушка спросила у дедушки о клубнике, то он ответил:
— Я же ее солдатам привез.
Вот таким был наш дедушка, и мы его очень любили. А еще бабушка рассказывала нам, что Господь оберегает наш род по глубокой вере прабабушки.
Бабушка и нас научила воздавать благодарственные молитвы. Но все это делалось тайком, украдкой — такие были времена гонений на Христианство.
В церковь мы не ходили, да у нас ее и не было. Крестили нас с сестрой тайком в каком-то подвале.
У нас часто собирались дедушкины друзья — военные, и наш дом словно преображался. Мы с сестрой постоянно находились в обществе жизнерадостных, веселых, благородных людей. Умных, воспитанных, с чувством юмора, но очень тактичных. Глядя на них, уже в детстве, я представляла, что мой муж будет таким же. И хотя от нас многое скрывали, но мы случайно узнали, что дедушку по молитвам бабушки Господь уберег от расстрела в НКВД. Его там долго держали, уговаривая стать доносчиком на сослуживцев. И когда ему пригрозили, что его могут просто пристрелить, спровоцировав нападение на чекиста, дедушка сказал:
— Я своих друзей не предаю и не продаю.
В порыве гнева он схватил со стола чернильницу и запустил ею в офицера НКВД. Трясущимися руками чекист выхватил наган и направил его на дедушку, но выстрела не последовало. Оказывается, все это время бабушка дома много молилась и просила уберечь дедушку. И много раз еще Господь оберегал его. Когда дедушка служил на Дальнем Востоке, были у него в тайге опасные встречи с волками и с тигром.
Не знаю почему, запомнился монолог врача из реанимации:
— Я преклоняюсь перед вашим дедом! Мы обследовали весь его организм, и в его 85 лет у него все органы здоровы, он умирает по старости.
Не каждому Господь посылает такое здоровье. Но преклоняться надо бы в первую очередь перед бабушкой — за ее молитвы о муже. Он ведь сам не молился, и лишь на покойного дедушку бабушка надела крестик.
Бабушка Евфросинья для нас с сестрой была и мамой, и папой, и кормилицей, и учительницей.
Все свое детство мы провели под ее духовным руководством. У нее не было ни минуты свободного времени. Но она все успевала, и мы с наслаждением выполняли все ее поручения, слушая ее библейские рассказы. Она с детства приучала нас к шитью, приговаривая: «Шитье — это дополнительный заработок в жизни». И действительно, мы никогда не голодали, хотя и не слишком жировали. От бабушки по наследству перешла к нам эта черта — с детства уметь зарабатывать себе на хлеб насущный.

Школьные годы

«С сестрой мы были очень похожи, и нас не могли отличить...»

В школе нас с сестрой посадили за одну парту. Из-за сходства и чтобы не ошибиться, нас все звали Таня-Лена. Учились мы хорошо и жили очень дружно с сестрой. Но сестре хотелось верховодить, и она напоминала, что старших надо всегда слушаться. А ведь Таня родилась на 10 минут раньше! Она была умнее меня, но мне не хотелось покоряться ей.
Благодаря бабушкиным наказам, мы всегда и во всем уповали на Бога. С молитвой в душе молча садились за парту и за обеденный стол. Так же молча и вставали. В шесть лет я вдруг обнаружила на своем теле четыре родинки, словно крест: на челе, животе и на плечах. Я постоянно говорила близким родственникам об этом кресте. Это вселяло в меня силы ничего и никого не бояться. Бабушка научила нас общаться с Богом, но крестик нательный мы не носили, да и на Православные темы по тем временам в школе и общественных местах не говорили. По просьбе бабушки я часто переписывала молитвы. И к десяти годам многие молитвы я уже знала наизусть и с упоением их читала. В школе, конечно, об этом никто не знал и не догадывался. Это было страшной пыткой для меня — нечаянно произнести молитву вслух. Это был единственный страх. Зато я не боялась ходить по улицам даже ночью.
От своих предков мы научились жизненной мудрости, и нам было трудно общаться с ровесницами: с ними не о чем было разговаривать. Поэтому моими подругами были «мамки и бабки». Мне постоянно хотелось общаться с Богом, делиться с Ним своими успехами, благодарить Его, просить Его помощи. Мне с детства хотелось больше знать о Боге, и я искала Православную литературу, но, к сожалению, в то время ее не было.
Вера в Бога придавала мне силы в ученье, да и в жизни, не хватало лишь одного — уединения.
Город тяжелой индустрии давил на меня своей тяжестью. Негде было помолиться, кругом светские люди, которые не хотят слышать о Боге. В большом городе я чувствовала какую-то пустоту, и его серость угнетающе давила на мое сознание. Мне хотелось в далекую деревушку, хотелось общаться с природой и благодарить ее Создателя. Меня не радовали ликующие лица сверстниц, хвастающихся своими обновками. Правда, мне и похвастаться было нечем. Жили мы скромно.
Школу мы легко и успешно окончили. И так же легко поступили и окончили Индустриальный институт.

Мечты девичьи…

Работая на Приднепровском химическом заводе в цехе «Аммофос», я увидела отлаженное производство, активных и умных руководителей, инженерно-технических работников. Все это вдохновляло и радовало меня. Я успешно окончила курсы кройки и шитья и стала подрабатывать ремеслом, к которому меня еще в детстве приобщила бабушка. Со временем я прослыла мастерицей своего дела, и ко мне стали поступать заказы. Сбылись бабушкины наставления. Потихоньку стала обновлять свой гардероб шитьем и вязанием.
Приодевшись, я стала подумывать о замужестве.
После смерти дедушки остались его друзья-сослуживцы. Мне хотелось иметь мужа военного, похожего на этих благородных людей. Об этом и стала молиться.
И Господь послал мне жениха, военного политработника из штаба. Вначале вроде бы все было хорошо, он мне нравился. Симпатичный, умный, хорошо разбирался в политике. Но он был далек от Православия. Мы встречались с ним недолго. Я обратила внимание, что встречавшиеся мне военные нашего поколения резко отличались от офицеров дедушкиного поколения. В моем женихе проявлялось хамство, самоуверенность, алчность. Все разговоры сводились к получению звания и окладов. Его интересовал только карьерный рост по службе. Мне тяжело было с ним общаться, я не находила с ним общего языка. А тут один случай ускорил нашу размолвку.
Мы пошли с ним в универмаг, жениху нужно было для себя сделать мелкую покупку, он узнал ее цену и вернулся ко мне со словами: «Есть ли у тебя мелочь? — а то мне не хочется менять сто рублей». Этот случай охладил наши отношения. А после того, как подобное повторилось, наши встречи прекратились вообще. Я тогда сделала для себя вывод, что гусарская эпоха закончилась.
В военных я разочаровалась. А время идет. На работе вроде бы все нормально, шеф мной доволен. А на душе кошки скребут! Встречаешь однокурсниц, а они уже замужем, дети у них стали появляться. Стала сравнивать себя с ними, чем я хуже их? В это время у меня появилась духовная наставница, я к ней. Она мне и говорит, что в прошениях к Богу я должна определиться, чего я хочу. А я и сама тогда не знала, что я хочу.
Основное направление в выборе суженого опять же определила духовная мать. Она посоветовала связать свою судьбу со священнослужителем, потому что они не пьют, не курят и не разводятся с женами. Это меня и обрадовало. Мои подруги разводились, сходились, стали какими-то нервными, и мне не хотелось повторять их ошибок. Мне хотелось любить, хотелось быть хорошей матерью и верной женой.
Годы идут, а я все мечтаю. Духовная мать успокаивала меня, говорила, что еще не пришло мое время, что это Господь испытывает меня, — и посоветовала еще усерднее молиться.
Через десять лет упорных молитв меня одолели сомненья, и я стала роптать, может, Господь меня не слышит или не так молюсь. Я удивлялась: практически все, что я просила у Бога, все исполнялось, а выйти замуж не получалось. В минуты отчаянья со слезами на глазах я вновь обратилась за советом к наставнице. Расчувствовалась она, но виду не подает, спрашивает так строго:
— А ты благословение на замужество взяла?
Я аж поперхнулась:
— Нет, не взяла.
— Вот видишь, значит, ты еще не готова к замужеству. Ты вначале благословление на замужество получи.
Обрадовалась я, слезы с лица долой — и бегом домой. Рассказала все сестре. В общем, все мы обсудили с Татьяной и, обезпокоенные своей судьбой, по совету наставницы поехали в город Запорожье к прозорливому Владыке Василию.

Благословение Владыки

Мы приехали в Запорожье и пошли на прием к Архиепископу Запорожскому и Мелитопольскому Василию, чтобы получить благословение на  замужество.
Стали мы в приемной ждать своей очереди. Народу было очень много, и в основном женщины. Секретарь Владыки был молодой, симпатичный, живой и очень энергичный. Ждем час, два, третий уже пошел, волнуемся, но виду не подаем. Успокаиваемся тем, что из кабинета Владыки все выходят довольные и с радостными лицами. Наконец подошла и наша очередь:
— Владыка, благословите!
— Бог благословит. Откуда такие девочки приехали?
Разговаривая с ним, мы поразились его отцовской заботой и таким добродушным выражением лица, с какой-то необыкновенной искоркой, которая сразу передалась и нам. Мы рассказали ему, что хотели бы выйти замуж, но Господь не слышит наши молитвы.

— А какими бы вы хотели видеть своих мужей?
Вопрос этот не заставил нас долго думать. Сестра стала обрисовывать качества мужа. Владыка слушал внимательно и не перебивал ее. Во всей красе сестра обрисовывала наших суженых. Владыка Василий хитровато так улыбнулся и не спеша стал рассказывать житейскую историю.
Пришло время парню жениться, сообщил он об этом своим родителям, стали искать ему невесту. Скоро узнали, что в одной благочестивой семье есть на выданье три девицы. Приехал он на смотрины, предупредив о своем визите. Стали они гостя угощать. За столом сидели только две сестры, а третьей не было. Спрашивает жених:
— А где у вас еще одна дочь?
— Заболела она, ее ветром продуло и рот у нее скривило, на кухне она посуду моет.
Жених решил взглянуть на нее. Моет она посуду, рот немного искривлен. Поговорил с ней жених, и понравилась она ему. Работящая, веселая, а самое главное душевная. Решил на ней парень жениться — и не ошибся в своем выборе. Сейчас у них пятеро детей.
«Поэтому — благословляю Вас, девочки, на замужество, но не гонитесь за богатством и красотой, а думайте о спасении души и с кем останетесь в старости», — закончил свой рассказ Архиепископ наставлением и перекрестил нас. Потом внимательно посмотрел на нас обеих, достал из стола две маленькие иконки и протянул их нам. Мы одновременно протянули за ними свои руки, и в этот момент Владыка Василий, изменив свой решение, словно крест изобразив, поменял иконки своими местами.
Врезались в память последние слова напутствия Владыки:
— Благословляю вас ежедневно читать Канон Божьей Матери — то, что не может сделать человек, Божья Мать все устроит. За красотой не гонитесь, смотрите на душу человека, чтобы вы с мужьями спаслись и ваши дети спаслись, и вошли после смерти в Вечность. Это очень важно.
Иконка, которую мне подарил Владыка, оказалась образом святой Екатерины. Недаром Владыка поменял иконки нам с сестрой: мою будущую свекровь, которая меня и познакомила с моим мужем, будущим священником, звали Екатериной.

Долгожданная встреча

Владыка Василий вселил в меня уверенность, и я еще усерднее стала читать канон Божией Матери. И вот через несколько месяцев меня разыскала Екатерина, которая уже знала меня по храму, и предложила мне познакомиться с ее сыном. Георгий учился в семинарии, правда, в другой — Самарской — епархии. Позже я узнала, что самарская блаженная Мария Ивановна Матукасова предсказала маме Екатерине, что оба ее сына станут священниками. Так все и случилось.
Ну а тогда — зазвонил домашний телефон, и я получила сообщение, что вечером ко мне придет парень, чтобы познакомиться со мною. Не буду скрывать — моя душа затрепетала. Я стала готовиться к встрече. Блестели вымытые полы и посуда, пахло вкусным угощением… Но за несколько минут до прихода жениха в нашем доме погас свет! И встреча происходила при свечах. До сих пор в памяти романтичный ужин при свечах.
Я была на седьмом небе от счастья и летала по комнате, словно бабочка, и ступни ног не чувствовали половиц. Наконец-то Господь услышал мои молитвы! Счастливее меня не было никого на свете. Душа моя пылала любовью к Всевышнему. Именно в этот момент я «на все сто» уверовала в Бога! Господь услышал мои молитвы! Господь послал мне жениха — будущего священнослужителя! Наверное, со стороны я выглядела как какая-то ненормальная девица. И (прости меня, Господи!) мне все было, как тогда говорили, «до лампочки». Меня не особенно-то волновал внешний облик жениха. Я целиком и полностью положилась на волю Божию.
Прошло столько времени, но никогда не забуду тот предновогодний вечер. Лишь одна мысль промелькнула: уж больно худым выглядел семинарист. Их что там, в семинарии, не кормят, что ли? Но чей-то голос внутри в двух словах объяснил все: «Пост Рождественский!»
В общем, и жених мне понравился, да и возраст у нас обоих был уже к тридцати. А уж когда, прощаясь, Георгий назвал меня матушкой, щеки мои запылали. Я поняла, что понравилась жениху, и стала готовиться к венчанию. Ни у кого из моих подруг не было мужа-священника… Я порхала по улицам, целовала подруг и неустанно благодарила Господа. На меня смотрели словно на очумевшую от счастья.
За время отпуска жениха мы зарегистрировали свой брак и обвенчались в одной из церквушек недалеко от города, и уже с супругом выехали в Самару.

Записал Виктор Аникин
г. Самара
11.03.2011
867
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
1
2 комментария

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru