Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)


"И в наш век произросли мученики..."

Родной брат преподобноисповедника Гавриила Мелекесского Афанасий Игошкин отдал жизнь свою за Христа.


"Благословен Бог! И в наш век произросли мученики, и мы удостоились видеть людей, закалаемых за Христа, людей проливающих свою кровь, которая орошает всю Церковь... и имеем у себя этих венценосцев".
Святитель Иоанн Златоуст


Читателям Православной газеты "Благовест" и журнала "Лампада" известен духовный подвиг прославленного в лике Новомучеников и Исповедников Российских в августе 2000 года преподобноисповедника Гавриила Мелекесского — Архимандрита Гавриила (Игошкина). Но благочестивая семья Игошкиных дала миру и еще одного подвижника, родного его брата Афанасия, 65 лет назад отдавшего жизнь свою за Церковь Православную, за Христа.
Афанасий родился 17 (4 по старому стилю) июля 1898 года в деревне Самодуровка Городищенского уезда Пензенской губернии (ныне село Сосновка Сосновоборского района Пензенской области) в семье крестьян-бедняков. Родители его, Иван Павлович и Варвара Павловна Игошкины, люди очень религиозные, на второй день после рождения младенца принесли его в церковь Рождества Христова села Сыресево, что в четырех верстах от их деревни. Святое крещение совершал священник Александр Фортунатов. Восприемниками стали крестьяне Федор Иванович и Ксения Николаевна Игошкины. Во Святом крещении нарекли младенца именем Афанасий, потому что в этот день, 18 (5) июля, праздновалась память святого преподобного Афанасия Афонского (в переводе с греческого это имя означает — безсмертный).
Афанасий родился четвертым, младшим ребенком в семье, старшему Иоанну (будущему Архимандриту и преподобноисповеднику Гавриилу) было десять лет, Григорию — восемь, сестре Пелагии три года. Дети росли здоровые, хорошие, радуя и утешая своих родителей, души в них не чаявших. Родители отличались богобоязненностью, простотой и особенно кротостью нрава. Они трудились на земле, которая и доставляла им пропитание. Воспитывали детей в заветах строгого благочестия. Каждое воскресенье и праздники все работы по хозяйству прекращались, и родители вместе с детьми шли в храм. В свободное время, вечерами читали Священное Писание, Жития святых. Молиться старались все вместе. Детей с ранних лет приучали соблюдать посты, а также постные дни, среду и пятницу. Родители своим благочестием во всем были примером для детей. В доме много говорили о Православной вере.
Дети подрастали один за другим, и их отдавали учиться грамоте. Родители смотрели на это как на дело священное: грамота давала ключ к чтению и уразумению Божественных писаний. Старший брат Иоанн рано научился грамоте, закончив церковно-приходскую школу, поступил в духовное училище, много читал, рассказывал своим братьям и сестре, но Афанасию удалось закончить лишь три класса сельской школы. Младшему сыну приходилось много помогать родителям в ведении хозяйства и землепашестве. Началась первая Мировая война, и старший брат был призван на фронт, а до этого он служил в Царской армии. Афанасий, как и старшие в семье, был всегда тих и молчалив, кроток и смирен, со всеми ласков и обходителен, старался не раздражаться, безропотно принимал все неприятности. Любил храм Божий, обязательно вычитывал утренние и вечерние молитвы. Был он во всем опорой и надеждой престарелых своих родителей.
Наступил 1917 год, в России произошла революция, переросшая в гражданскую войну, и Афанасий был мобилизован в Красную армию. Начался красный террор. Родители были против участия Афанасия в войне, но им приходилось лишь уповать на Господа, прося в молитвах сохранить воина Афанасия от безбожных властей, укрепить в нем веру Православную. На фронтах гражданской войны он на горьком опыте познал и научился различать, где правда, а где ложь.
Вернувшись домой в 1921 году, он не застал родителей живыми. Безбожная власть держала народ в постоянном страхе, начались грабежи, аресты и расстрелы невинных людей. Жизнь становилась невозможной. И, дождавшись Афанасия из армии, братья Иоанн и Григорий навсегда покинули родные места. Уезжают в г. Покровск (ныне г. Энгельс Саратовской области). Старший брат Иоанн вскоре был рукоположен в сан священника и определен к Троицкой церкви этого города. Немного позже и Афанасий стал служить в этой церкви псаломщиком и церковным сторожем. В Покровск Афанасий приезжает со своей женой Дарьей Тимофеевной, и вскоре Господь дает им первенца — дочку Александру.
Жизнь на новом месте стала потихоньку налаживаться. Иоанн купил небольшой домик на окраине Покровска, а сам переехал в город Москву и стал служить священником в Покровской церкви Марфо-Мариинской обители сестер милосердия, основанной Великой Княгиней Елисаветой Феодоровной. В доме, купленном отцом Иоанном, и стала жить семья его брата Афанасия Ивановича.
Летом в 1921 году разразился голод в Поволжье, перекинувшийся в другие области России. Афанасий Иванович, как и все верующие, воспринял голод как Божию кару за отступление от веры Христовой. Патриарх Тихон в августе 1921 г. организовал Всероссийский церковный комитет в помощь голодающим и обратился с посланием к русским людям, ко всем народам Вселенной, в котором от имени Святой Церкви призвал Православную Русь на подвиг самоотверженной братской любви, милосердия, желания спасти гибнущего брата, призвал народ к покаянию...
Большевикам казалось, что главная сила Церкви заключается в ее материальной мощи. В Православных храмах началось массовое изъятие церковных ценностей — "в помощь голодающим". Голодающие, не получив и куска хлеба, умирали, а из изъятого серебра чеканились монеты для укрепления обезцененного советского рубля и для поддержки мировой революции. Но вопреки ожиданиям, Церковь выстояла, и даже свет Ее стал намного чище и ярче.
В 1925 году Афанасий Иванович переходит на работу сторожем в Вознесенскую церковь, которая располагалась недалеко от его дома. В этом же году в его семье родилась дочь Зинаида. В 1931 году родился сын Иван.
В стране действовал "союз воинствующих безбожников", боровшийся с Православием всеми дозволенными и недозволенными методами. Охранять храм в ночное время стало опасно, несколько раз Афанасию Ивановичу приходилось отбиваться от нападавших безбожников. Слава Богу, однажды успел зазвонить посреди ночи в колокола, призывая этим на помощь, но нападающие скрылись. Несколько раз обновленцы пытались захватить храм, но верующие смогли отстоять его.
Бывало, Афанасий Иванович, охраняя церковь, читает молитвы, поет псалмы, так и ночь незаметно проходит, а утром начинается в храме Богослужение, уходить домой не хочется — так и простоит до конца, и лишь ближе к обеду идет домой.
15 мая 1932 года декретом правительства за подписью Сталина объявлена безбожная пятилетка. Она предполагала полную ликвидацию Церкви, и 1 мая 1937 года (правда, потом сроки несколько передвинулись — к 1943 году) в стране должен был быть закрыт последний храм и уничтожен последний священник. Само Имя Божие должно быть забыто на территории СССР. За первый год пятилетки намечалось закрыть все духовные школы и лишить священнослужителей продовольственных карточек, во второй — провести закрытие церквей, а в третий год — выслать всех служителей культа в тюрьмы и лагеря, на четвертый — закрыть оставшиеся храмы, на пятый — "закрепить достигнутые успехи". Безбожники работали по плану, очередь дошла и до Вознесенской церкви. В 1932 году был арестован председатель церковного совета Михаил Тимофеевич Фисенко. На допросы вызывались все церковники, в том числе и Афанасий Иванович как член церковно-приходского совета, но дело скоро было прекращено за недостаточностью доказательств. А в 1933 году арестовали настоятеля Вознесенской церкви отца Иакова Борищева. Опять пошли вызовы, и снова — не нашли доказательств антисоветской агитации. Прихожане очень любили этот храм, молились день и ночь, чтоб отца Иакова освободили, и молитва их была услышана. Отец Иаков был освобожден из-под стражи и продолжал служить.
В 1933 году в Поволжье была сильная засуха, и снова разразился голод. У Афанасия Ивановича заболела от голода дочь Зинаида, страшно было смотреть на нее: одни кости и большой живот. Чтобы спасти ей жизнь, а самому избежать ареста, Афанасий Иванович едет с дочкой в Москву. Там он останавливается у духовной дочери своего брата, в это время уже Архимандрита Гавриила, Марии Харитоновны Орловой. Верующая сердобольная женщина приняла их в свой дом, устроила Зиночку на лечение в больницу. Из Москвы Афанасий Иванович с подлечившейся дочкой поехал к отцу Гавриилу, который после концлагеря отбывал свой срок в ссылке в г. Владимире. С разрешения властей Архимандрит Гавриил служил священником в храме св. Мученика Никиты. Но долго жить у брата было нельзя, так как за ним был строжайший надзор ОГПУ, Архимандрит Гавриил каждый день ходил туда отмечаться. Девочку поразило, когда она увидела, что отец Гавриил, больной, измученный концлагерной жизнью, после своих трудов спит на кровати из ровно лежащих кирпичей, покрытых простыней.
Братья подолгу вели беседы. Отец Гавриил учил Афанасия: "Что бы ни случилось с тобой — гонения, аресты и даже угрозы расстрела — нужно оставаться верным вере Христовой, и даже жизнь свою отдать за Христа". Отец Гавриил был для младшего брата с раннего детства примером благочестия, и Афанасий всегда старался подражать ему.
В 1935 году снова последовал арест отца Иакова Борищева. После хлопот верующих его освободили, и оба дела были прекращены за недоказанностью обвинения. Богослужения в храме после освобождения отца Иакова продолжались, прихожане, несмотря на угрозы властей, не оставляли церковь.
Власти облагали церкви непосильными налогами, не учитывая их доходов, и в случае неуплаты грозили закрытием церквей. И отец Иаков благословил церковно-приходской совет, членом которого был и Афанасий Иванович, на сбор денежных средств с верующих для уплаты налогов. Верующие порой отдавали последние деньги, лишь бы власти не закрыли церковь. Но сбор налогов был только предлогом к расправе, а на самом деле большевикам нужно было выполнять державшийся в строжайшей тайне план безбожной пятилетки. Процесс преследования Русской Православной Церкви продолжался, расстреливали наиболее стойких священнослужителей и мирян. В 1937 году Сталин распорядился об уничтожении Церкви как всероссийской организации, а также и об уничтожении большинства ее прихожан. 3 июля 1937 года всем секретарям обкомов, крайкомов, ЦК нацкомитетов направлены письма за номером П51/44.

Выписка из протокола № 51 заседания Политбюро ЦК
Решение от 02.07.37 г. Об антисоветских элементах.
ЦК ВКП(б) предлагает секретарям областных и краевых организаций и всем областным, краевым и республиканским представителям НКВД взять на учет всех возвратившихся на родину кулаков... С тем, чтобы наиболее враждебные из них были немедленно арестованы и были расстреляны в порядке административного проведения их дел через тройки...
ЦК ВКП (б) предлагает в пятидневный срок представить в ЦК состав троек, а также количество подлежащих расстрелу, равно как и количество подлежащих выселке.
Секретарь ЦК И. Сталин.


А 30 июля 1937 г. последовал злодейский оперативный приказ народного Комиссара Внутренних дел № 00447 "об операции по репрессированию бывших кулаков... и др. антисоветских элементов". В этом приказе была поставлена "задача самым безпощадным образом разгромить всю эту банду антисоветских элементов... раз и навсегда покончить с их подлой подрывной работой".
26 июля 1937 года были арестованы председатель церковно-приходского совета Вознесенской церкви Михаил Тимофеевич Фисенко и староста церковного совета — Матвей Васильевич Костыряченко. Их обвинили в организации и руководстве антисоветской агитации, и 27 октября этого же года оба были расстреляны. После ареста Фисенко оставшиеся на свободе члены церковно-приходского совета избрали своим председателем Афанасия Ивановича. 31 октября 1937 г. власти в третий раз арестовали настоятеля Вознесенской церкви отца Иакова Борищева по обвинению в контрреволюционной деятельности, а 11 декабря 1937 г. он был расстрелян в г. Энгельсе Саратовской области.
Террор 1937 года залил страну кровью. Верующие были в большом смятении, считая, что пришел антихрист, он правит страной, закрывает церкви, арестовывает и расстреливает священников и мирян. Негде верующим собраться на молитву, а если собираются помолиться дома, соседи доносят в НКВД.
После ареста отца Иакова власти закрыли Вознесенскую церковь. Афанасий Иванович тайно собрал членов церковно-приходского совета для обсуждения, что им дальше делать, ведь без Церкви нет верующим спасения. Христианин спасается в церкви — обществе верующих: этому обществу дана благодать Святого Духа. Христиане не могут спасаться без общей церковной молитвы, без общественного участия в таинствах, без свершения общими силами добрых дел: общецерковного благотворения, просвещения, попечения друг о друге. Было решено направить Афанасия Ивановича в Москву хлопотать, чтобы снова открыли церковь. Приехав в Москву, Афанасий Иванович остановился у родного брата Григория, старший из братьев, Архимандрит Гавриил, отбывал с 1936 года второй срок в Ухто-Печерском концлагере.
Григорий рассказал Афанасию Ивановичу, что в Москве идут массовые аресты и расстрелы священников и мирян, церкви всюду закрываются, тюрьмы и концлагеря переполнены незаконно репрессированными страдальцами за веру Христову. Многое рассказал Григорий о родном брате, отце Гаврииле. Афанасий Иванович обратился в Патриархию, но там не могли решить вопрос об открытии церкви — так и ни с чем возвратился домой, рассказав своим верующим односельчанам, конечно, тайно, о поездке в Москву.
Заканчивался страшный 1937 год. Но что ждало в 1938-м, Одному только Господу известно было. Афанасия Ивановича и членов церковно-приходского совета неоднократно вызывали на допросы в НКВД. В городе продолжались повальные аресты, невинных людей обвиняли в контрреволюционной деятельности. Все жили в страхе.
7 февраля 1938 года настал черед ареста Афанасия Ивановича. Вместе с ним были арестованы члены церковно-приходского совета Вознесенской церкви, всего 7 человек. Афанасия Ивановича обвинили в том, что он "являлся руководителем контрреволюционной группы церковников, проводил контрреволюционную агитацию, направленную на дискредитацию политики ВКП (б) и советского правительства. В мае 1937 года участвовал в контрреволюционном сборище, где присутствовали бывший церковный староста Костыряченко, председатель Церковного Совета Фисенко. Дискредитировал Советскую власть и возводил клевету на ВКП (б) и советское правительство. В январе 1938 года, стоя в очереди за хлебом, ругал Советскую власть и восхвалял жизнь времен русского царизма".
13 февраля был проведен формальный допрос, но виновным себя Афанасий Иванович не признал. На следующий день было уже готово обвинительное заключение, с которым ни один из обвиняемых не был ознакомлен, так как подписей под ним нет. 15 февраля тройка НКВД АССР Немцев Поволжья приговорила Афанасия Ивановича Игошкина как руководителя и участника контрреволюционной группы церковников вместе со всеми членами церковно-приходского совета к расстрелу.
28 февраля 1938 году в 18 часов решение тройки было приведено в исполнение.

Рассказывает дочь Афанасия Ивановича, Зинаида:
"На всю жизнь запомнила рассказ мамы о последнем дне с нами дорогого папы. В ночь перед арестом папе приснился сон, что в его грудь вцепилась черная кошка и так сильно, что просто не оторвать. Папа проснулся весь в холодном поту, дрожа от страха. Утром рассказал этот сон маме и добавил, что его сегодня, наверное, арестуют. Мама начала плакать, на что он ей сказал: "За меня нечего плакать, настало настоящее христианское время, — не печаль и плач, а радость должна наполнять наши души. Сейчас наши души должны открываться для подвига и жертв. А вас Господь не оставит. Верьте, что я до конца своей жизни не отрекусь от Господа и Церкви Православной и готов принять за это смерть".
Целый день отец провел в молитве, прося Господа: "Да минует нас чаша сия, но не чего я хочу, а чего ты, но если Господь пошлет испытание гонений, уз, мучений и даже смерти, буду терпеливо переносить все, веря, что не без воли Божией все это совершится, только укрепи и помоги перенести эти страдания, как укреплял и раньше мучеников за Христа". Много беседовал с нами, детьми.
Ночью папу пришли арестовывать, чекисты перевернули весь дом, делая обыск. Забрали старинные иконы, божественные книги, которых было большое количество и переписку с братьями отцом Гавриилом и Григорием. Увезли его на "черном вороне", и больше его никто из нас не видел. Мама каждый день ходила в управление НКВД, просила, чтоб приняли передачку и дали свидание, но всегда получала категоричный отказ. Много раз ходила в тюрьму в надежде хоть через кого-то узнать о папе.
В городе ходили слухи, что заключенных сильно избивают, держат голодными, чтобы они признались в контрреволюционной работе. Папа был очень религиозный человек, добрый, ему было чуждо лукавство, лицемерие, зависть, всегда был спокойный и жизнерадостный, очень любил детей, жену и братьев (отца Гавриила и Григория) и сестру Пелагею. В обращении с окружающими чувствовался в нем подлинный христианский дух, чувствовалось, что для него главное — это любовь к Богу и близким. Вина никогда не пил, сквернословие считал великим грехом для человека. Очень почитал последнего Царя-Мученика Николая II. Хотя расстрел Государя тщательно скрывался от народа, но отец от своих братьев знал правду. Во время допросов отцу припомнили, что его брат отец Гавриил — священник в Москве и сейчас отбывает уже второй срок в концлагере за контрреволюционную деятельность против советской власти.
Все арестованные держались мужественно, как первые мученики Церкви Христовой, на вопросы отвечали: мы только верующие и никакой антисоветской работы не ведем. На допросах заставляли отречься от веры Христовой и ее Церкви взамен на свободу, но Афанасий Иванович даже и слушать не хотел.
О расстреле нам ничего не было известно, мама как и прежде ходила в управление НКВД и на просьбу о свидании, как всегда, слышала отказ. На допросы стали вызывать старшую сестру Александру, ей тогда было 17 лет. Чтобы ее уберечь от ареста, решили, что она должна уехать в Москву, к дяде Гриле. Так она и сделала. И вот однажды приходит чекист, чтобы арестовать Александру, но ее не было дома. Спрашивают маму, но она отвечала, что когда пришла домой, дочери уже не было, записку она не оставила, и где она — неизвестно. Так больше за ней не приходили, лишь спустя год пришел в дом чекист и сказал, что Афанасий Иванович умер в тюрьме от болезни, но документа никакого не выдали.
Мама нас всех воспитала, дала образование. Сама была очень верующая и отошла ко Господу 28 апреля 1968 года. Ей заранее одна блаженная старица в нашем городе сказала день ее смерти и она, причастившись Святых Христовых Таин, почила от трудов земных. В день ее смерти принесенная отцом икона, на которой не было видно ликов, вдруг обновилась и своим сиянием освещала весь дом.
Сколько мама перенесла! После ареста отца соседи обходили ее стороной, считали женой "врага народа", детей исключали из школы, на работу нигде не принимали, но Господь посылал хороших людей, которые нам помогали. Мама всегда говорила: "Если бы не помощь Архимандрита Гавриила, нам бы просто не выжить".

За веру Христову и Церковь Православную, приняв мученические венцы, на Голгофу в Покровске (г. Энгельсе) взошли:
Настоятель церкви Вознесения Господня Борищев Яков Георгиевич, 1883 (4 ноября) г.р., уроженец с. Малый Кущум Балаковского района Саратовской области, был арестован 31 октября 1937 года. До ареста проживал в городе Энгельсе АССР Немцев Поволжья, являлся священником Вознесенской церкви г. Энгельса, привлекался к уголовной ответственности в 1933 и 1935 годах по обвинению в проведении антисоветской агитации, и оба дела прекращены за недоказанностью обвинения. Постановлением тройки НКВД АССР НП от 9 декабря 1937 года приговорен к расстрелу по обвинению в проведении антисоветской агитации и участии в антисоветской деятельности. Расстрелян 11 декабря 1937 года в г. Энгельсе Саратовской области.
7 июля 1989 г. на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 г. Борищев Я. Т. реабилитирован.

Фисенко Михаил Тимофеевич, председатель церковного Совета 1870 (8 ноября) г.р., уроженец г. Покровска. Первый раз его арестовали в 1932 году за проведение антисоветской агитации, но за недоказанностью дело было прекращено. Второй раз арестован 26 июля 1937 года. Постановлением тройки НКВД АСС НП от 22 октября 1937 года приговорен к расстрелу по обвинению в организации и руководстве антисоветской группой церковников и проведении активной антисоветской агитации. Расстрелян 27 октября 1937 года в г. Энгельсе Саратовской области. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 г. Фисенко М. Т. реабилитирован.

Костыряченко Матвей Васильевич, 1878 г. р., уроженец с. Квасниковка Энгельской пригородной зоны АССР Немцев Поволжья, был арестован 26 июля 1937 года. До ареста проживал в г. Энгельсе АССР НП, являлся старостой церковного Совета Вознесенской церкви в г. Энгельсе. Постановлением тройки НКВД АССР НП от 22 октября 1937 года приговорен к расстрелу по обвинению в организации и руководстве антисоветской группой церковников и активной антисоветской агитации. Расстрелян 27 октября 1937 года в г. Энгельсе Саратовской области. 9 августа 1989 на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 г. реабилитирован.

Игошкин Афанасий Иванович, церковный староста, председатель церковно-приходского Совета, в разные годы псаломщик этой церкви.

Подольский Петр Степанович, член церковно-приходского Совета, 1873 г.р. уроженец села Терновка Энгельского района АССР Немцев Поволжья, портной артели "Труженик". Глубоко верующий человек, любил Церковь Православную, среди верующих собирал средства для церкви. До революции имел свою портновскую мастерскую. Но безбожные власти обвинили его в контрреволюционной деятельности, в том, будто он восхвалял фашистские государства Германию, Италию, Японию, при этом дискредитировал Советскую власть. 7 февраля 1938 года был арестован, 15 февраля 1938 года тройкой НКВД АССР Немцев Поволжья обвинен в контрреволюционной деятельности и приговорен к расстрелу, а 27 февраля 1938 года был расстрелян в г. Энгельсе. Вместе с ним арестованы и расстреляны его жена и сестра.

Подольская Устинья Ивановна, 1880 г.р. уроженка с. Терновка, домохозяйка, по социальному происхождению из крестьян-середняков. Арестована 7 февраля 1938 г. вместе с мужем Петром Степановичем и его сестрой Анной Степановной. На допросах вела себя стойко, виновной в контрреволюционной деятельности себя не признала. В это же время в г. Москве был арестован муж ее дочери Иосиф Петрович Прынц.
15 февраля 1938 тройкой НКВД АССР Немцев Поволжья предъявлено обвинение, и Устинья Ивановна Подольская была приговорена к расстрелу, а 27 февраля 1938 года расстреляна в г. Энгельсе.

Подольская Анна Степановна, 1879 г.р. уроженка и жительница села Терновка Энгельского района АССР Немцев Поволжья, родная сестра Подольского Петра Степановича — "член церковно-приходского Совета, монашка, всегда говорила, что она верующая, читает Библию, и если кто-то что и спрашивает, говорит, как написано в Библии. Она считала, что пришли последние апокалиптические времена, к власти пришел антихрист. Это его дело — закрывать церкви, издеваться над верующими, и что никакой антисоветской агитации "двадцатка" Вознесенской церкви не ведет и не вела, а безбожные специально обвиняют верующих в контрреволюционной деятельности, чтоб закрыть церковь. Виноватой себя не признала". 15 февраля 1938 года тройкой НКВД АССР Немцев Поволжья приговорена к расстрелу по обвинению в "антисоветской агитации, сборе денег на содержание церкви и за клевету на Вождя ВКП(б) Сталина", а 27 февраля 1938 года была расстреляна в г. Энгельсе. Посмертно реабилитирована.

Соломатин Николай Васильевич, 1882 г.р. уроженец г. Саратова, кустарь-сапожник, имел свою сапожную мастерскую, но власти признали его спекулянтом и осудили за это к 6 месяцам ИТР. После ареста работал сторожем Мельтреста. Верующий человек, член церковно-приходского Совета, арестован 7 февраля 1938 года, после ареста жена отказалась от него как от "врага народа". 15 февраля тройкой НКВД АССР Немцев Поволжья обвинен в контрреволюционной деятельности и приговорен к расстрелу. На допросах виновным себя не признал, говоря, что он только человек верующий, ходил в церковь и ни в каких сборищах не участвовал, а деньги на содержание церкви и уплату налогов собирал.

Алифиренко Михаил Дмитриевич, 1902 г.р., уроженец и житель г. Энгельса. Кочегар ремонтно-механического завода г. Энгельса. Арестован 7 февраля 1938 года. Один формальный допрос от 12 февраля, во время которого Алифиренко обвиняли в том, что он сын кулака. "Занимался контрреволюционной агитацией среди своего окружения, дискредитировал Советскую власть, говоря, что Англия заключила с СССР договор на поставку леса, а лес рубить некому, поэтому идут массовые аресты, а также говорил о массовых арестах в городе". 15 февраля 1938 г. тройкой НКВД АССР Немцев Поволжья приговорен к расстрелу, а 27 февраля расстрелян в г. Энгельсе.

Иванова Екатерина Ивановна, 1898 г.р., уроженка и жительница г. Энгельса, девица, дочь черносотенца. По профессии машинистка. 7 февраля 1938 г. была арестована как активная церковница, собирала деньги на содержание церкви. Своим близким говорила всегда о Вере Христовой, чтобы они ходили в церковь, молились, приносили покаяние и жили по-христиански. На допросах своей вины в контрреволюционной деятельности она не признала, но нашлись лжесвидетели, которые оклеветали ее. 15 февраля 1937 года тройкой НКВД АССР Немцев Поволжья приговорена к расстрелу. Она говорила: "Лучше смерть принять как мученице, чем принять печать антихриста, которая их ждет". 27 февраля 1938 года была расстреляна в г. Энгельсе.
Невинных людей, обвинив в ложной контрреволюционной агитации, расстреляли, а вскоре Вознесенскую церковь разрушили до основания.

Людмила Куликова, г. Ульяновск

Тропарь Новомученикам Российским, глас 8
Мученицы Христовы преблаженнии, на вольное заколение сами себе предасте, и землю Русскую кровьми вашими освятисте, и воздух просветисте представлением: ныне же живите на Небесах, во свете невечернем, о нас всегда молящеся, боговидцы."

14.03.2003
Дата: 14 марта 2003
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
2
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru