Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)


«На этом месте должен быть храм!»

"Мой прадед был расстрелян за веру…"

В изданной в 1996 году книге «Новые мученики и исповедники Самарского края» есть глава, посвященная Василию Васильевичу Маслову, расстрелянному в Самаре в 1931 году. Его правнук, Василий Дмитриевич Маслов, вскоре после выхода в свет этой книги установил на доме, где проживал его прадед, мемориальный крест — пока единственный такой знак памяти в нашем городе.

Рассказывает заместитель руководителя Приволжского окружного межрегионального территориального управления воздушным транспортом Министерства транспорта России Василий Дмитриевич Маслов:
— Мой прадед был расстрелян только за то, что хранил у себя рукописную книгу «Что должен знать каждый Православный Христианин». Об этом я узнал от составителя книги про самарских новомучеников Антона Жоголева еще до выхода в свет книги. Потом мне, как родственнику, в Управлении ФСБ предоставили возможность познакомиться с «делом» прадеда.
По этому «делу» было осуждено двенадцать человек, составлявших (по искаженным данным следствия) так называемую костычевскую группировку, — из них шесть человек расстреляно. Среди арестованных были семь монахинь и пять мужчин.
Василия Маслова (ему тогда было уже 70 лет) следователи посчитали руководителем «контрреволюционной группировки костычевских церковников». Его расстреляли позже всех. А за время ведения следствия у него сменилось три следователя.
Познакомившись с «делом», я понял причину: спокойные, вдумчивые ответы моего прадеда как-то умиротворяли нквдешников. Если те начинали допросы с крика, с угроз, то постепенно смягчались и вели себя уже не так агрессивно. Я даже почувствовал по протоколам допросов, что в них как будто начинала просыпаться совесть. Тогда следователя срочно меняли, и все начиналось по-новому.
Василий Маслов своей молитвой, своей верой как-то умиротворял этих карателей, хотя и он, и его палачи прекрасно понимали — ему из застенков уже не выйти!
— Как вы решили увековечить память своего прадеда?
— Это было как озарение… В этом — моя благодарность прадеду за молитвенную помощь. Ведь если бы не мой прадед, я бы, наверное, так и не пришел к Богу. Мое обращение к вере уже в зрелые годы произошло, я думаю, по его молитвам. По личному распоряжению тогдашнего мэра Самары Олега Сысуева мной был установлен памятный крест на доме, в котором жил Василий Маслов и где его арестовали. Этот дом находится в Самаре на пересечении улиц Самарской и Льва Толстого. На мемориальной доске написано, что Василия Васильевича Маслова арестовали 25 сентября 1930 г., «судила» Тройка НКВД 12 ноября того же года, а расстреляли его 1 февраля 1931 г.
— Что вас особенно поразило при знакомстве с делом вашего прадеда?
— Его обвинили в том, что он борется против советской власти. Он ответил, что с властью не борется, просто он ее не признает, как богоборческую. Дана эта власть Богом за грехи народа. И уйдет эта власть сама, без всякой борьбы, после покаяния народа… Он осознавал, что согрешения народа, видимо, были велики — он это лучше нас понимал. И как представитель народа, Маслов считал, что и он должен пострадать.

— Где был расстрелян и похоронен ваш прадед?
— В «деле» таких данных нет. Но он был расстрелян в Самаре.
— Значит, его, как и пять тысяч других убиенных, похоронили скорее всего во рву на месте нынешнего парка им. Ю. Гагарина. Как вы считаете, справедливо ли это, что могилы там безымянные до сих пор и нет даже поклонного креста?
— Я думаю, на этом месте должен быть храм. Храм на Крови!
— Рядом с этим местом построена большая мечеть. Соседство с ней Православного храма в память об убиенных — это оправданyо?
— В этом случае, убежден, — да! Ведь здесь пролилась кровь и Христиан, и мусульман… Кто-то, наверное, возразит: но ведь в парке им.Гагарина похоронены не только Православные, но и коммунисты, люди разных конфессий и вер.
Но ведь их всех уничтожили за их убеждения!. И Бог, наверное, многое им простит… Есть такая тайна в Христианстве — крещение кровью. Собственной кровью мучеников… Это страшная тайна! Но мы должны об этом помнить. И потому я считаю, что в парке Гагарина, где покоятся тела убиенных людей разной веры, — должен быть построен Православный храм.
— А ведь в этих расстрельных рвах могли найти упокоение как жертвы, так и их палачи… Те следователи, которые отправили на расстрел вашего прадеда в 31-м году, вполне могли оказаться в его положении в 37-38 годах… Выходит, и о них тоже будет на этом месте возноситься молитва?
— Не дойдет до Бога молитва о тех людях, которые толкали на смерть ни в чем неповинных людей… Хотя мы, наверное, должны и о них молиться. Ведь конечный суд не за нами — он за Богом! Нам нужен храм на этом месте захоронения расстрелянных в годы репрессий. Ведь наши новомученики молятся за нас. Их молитвами сейчас возрождается Россия! И если мы построим этот храм, мы тем самым почтим их память, проявим по отношению к ним свою благодарность, и они еще больше будут молиться о нас. Ведь молитвами праведников — живых и умерших — стоит Земля.
— Как вы думаете, будет ли на этом месте храм?
— Должен быть! А вот будет ли — это в руках Божиих…

На снимках: Василий Маслов в кругу семьи; мемориальный знак на доме, в котором арестовали Василия Маслова.

А. Тимофеев
27.05.2005
Дата: 27 мая 2005
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
2
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru