Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Святыни

Остановка в Никольском

Возле храма Рождества Богородицы в этом астраханском селе похоронен старец иеросхимонах Паисий.


Подплываем к Никольскому. На берегу, у причала, уже выстроились в «боевом порядке» торговцы рыбой, арбузами, дынями, другими дарами благодатного климата южной России. А над селом высится, словно парит, величественный Собор.

…Весной 2003 года мне позвонили духовные чада старца схииеромонаха Паисия из села Никольского, что в Астраханской епархии. Рассказали, что батюшка сейчас очень болен, находится в Астрахани в больнице. Жизнь его под угрозой. И все же старец (как оказалось, в последние дни своей земной жизни!) благословил мой приезд к нему. Но это благословение я не выполнил. А вскоре узнал, что старец Паисий скончался (об этом подвижнике мы писали в № 21 газеты «Благовест» за прошлый год). К горечи этой утраты примешалась и горечь невыполненного послушания подвижнику. Мог ведь, да не поехал! А вдруг бы он прямо там, с больничной койки, сказал мне что-то важное, судьбоносное…
И все же раз есть благословение на нашу встречу, значит, и встреча эта все равно должна состояться. Вот почему с таким волнением, с таким трепетом смотрю я с борта теплохода на храм в Никольском. Здесь похоронен старец Паисий! Теплоход стоит у причала лишь два часа: как раз успею сбегать к нему на поклон — к могилке.
Настоятель Храма Рождества Пресвятой Богородицы протоиерей Александр Максимов как будто ждал меня у самого входа в храм. Разговорились без предисловий — и времени нет на «раскачку», и словно давно знакомы мы с батюшкой…
Заходим в храм. На аналое — икона мальчика-схимника Боголепа. Сегодня 6 августа, день князей-страстотерпцев Бориса и Глеба. А тут на иконе — отрок в схимническом облачении! Оказалось, сегодня день памяти этого почти забытого в России святого. К счастью, о нем не забыли на его малой родине — в Нижнем Поволжье! Черный Яр, где жил и умер мальчик, всего в тридцати километрах от Никольского. Этот дивный отрок уже не первый раз вот так чудесно «окликает» меня. В прошлую поездку по Волге мне впервые рассказали об этом святом. И даже довелось приложиться к новонаписанной Волжской иконе Божией Матери, на которой рядом с Царицей Небесной на волжском берегу изображен юный схимник Боголеп.
Земная жизнь этого святого была короткой и необычной. Сын Черноярского воеводы Ушакова (дальний предок двух других святых Ушаковых — преподобного Феодора Санаксарского и флотоводца Феодора) — Борис Ушаков родился 2 (15) мая 1647 года, когда празднуется перенесение мощей святых Бориса и Глеба. Во время эпидемии чумы мальчик заболел «почечуйной язвой» и, казалось, дни его были сочтены. В это время в городок пришел неизвестный схимник. Когда он посетил больного, мальчик неожиданно пришел в чувства и с изумлением посмотрел на пришедшего, который показался ему сияющим, словно Ангел. Особенно поразило больного схимническое облачение гостя. С тех пор Борис стал говорить родителям, что хочет принять схиму из рук этого странника… Когда здоровье мальчика еще более ухудшилось, родители дали согласие на постриг семилетнего отрока. Во время обряда пострижения отрок был по-особому красив и светел. Лицо его стало подобным ангельскому. Поэтому странник-монах решил дать ему новое имя — Боголеп (по-гречески Феолемпт — «украшенный Богом»). Вскоре мальчик умер, а черноярцы начали замечать, что схимник Боголеп стал оказывать им чудесную помощь в различных обстоятельствах. Особенно помогал он рыбакам. А бывало, что и останавливал целые полчища разбойников-пугачевцев, надвигавшихся на город. Когда могилу его унесло в Волгу, отроку Боголепу стали молиться и о нахождении тел утопленников. Этот святой — один из покровителей всех живущих на волжских берегах. И почитание его в низовьях Волги сейчас возрождается.
— Некоторые прихожане сегодня поехали на праздник в Черный Яр, а кто
остался — попросили меня прочесть акафист этому святому, нашему земляку, — говорит священник.
Так вот кому я обязан нашей неожиданной встречей с отцом Александром!
— В наш храм много икон из своих домашних божниц люди приносили, чтобы
его украсить, — рассказывает настоятель. — Вот и получилось, что храм у нас как будто домашний…
Однажды вот так же в храм принесли икону Божией Матери «Нерушимая Стена», которая оказалась… чудотворной! На нее молился еще святой праведный Иоанн Кронштадтский. А последнее чудо от этой иконы было совсем недавно. В Неделю Всех Святых, когда отмечается празднование этой иконы, чудотворный образ крестным ходом обносили вокруг собора. И у входа в храм подняли над головами, чтобы под иконой прошли прихожане. Одна женщина, приехавшая на праздник из Астрахани, проходя под иконой, вдруг ощутила острую боль. Ей предстояла операция по удалению камня из почек. Думала в Никольском попросить помощи у Царицы Небесной. А тут так скрутило, что не знает, как и до дома-то добираться… Но спустя несколько дней врачи камня в почках не обнаружили! Женщина приехала вновь в Никольское — со слезами благодарности Царице Небесной за исцеление.

… В селе Никольском нет больших заводов, — рассказывает священник. Люди живут лишь продажей рыбы и арбузов туристам с теплоходов. А когда-то это был крупный центр транспортировки астраханской рыбы в Россию. Знало и хорошие времена это большое село! Сейчас в Никольском живет шесть тысяч человек, из них две тысячи — приезжие с юга, в основном из Чечни. Большинство земель вокруг Никольского скупили корейцы, приехавшие из Узбекистана, и нанимают местных жителей батрачить на своих плантациях по выращиванию дынь и арбузов. Это хоть и невысокий, но стабильный заработок. Но больно смотреть на то, как обращаются новые владельцы с землей! Чтобы собрать большие урожаи, поля нередко обрабатывают селитрой — и потом на много лет становятся эти выжженные земли непригодными к посеву.
Недавно, на праздник Святителя Николая — некогда престольный праздник этого замечательного села — к храму подъехала группа кавказской молодежи. Включили магнитофоны со своей музыкой, стали веселиться, танцевать. Все это делалось нарочито, — во время Богослужения. «Нам показывали, что они уже здесь хозяева, — говорит священник Александр Максимов. — Мне бы надо было пойти к их старшему, но я этого не сделал. Стали мы молиться, и они скоро уехали».
А в соседнем селе, где тоже есть действующий храм, приезжие с юга составляют уже большинство жителей. Даже глава сельской администрации их земляк. А местный священник уже и не знает, для кого ему служить, о ком молиться. Будущее этого благодатного русского края священнику Александру Максимову видится не в самых радужных тонах…
Идем к могилке схииеромонаха Паисия. Сюда в Никольское, на могилу батюшки, приезжают его духовные чада не только из Астрахани и Волгограда, но даже и из Москвы. А паломнические автобусы из Астрахани, направляющиеся в Дивеево, делают теперь остановку в Никольском — люди хотят помолиться на могилке старца Паисия. Недавно его духовной дочери, москвичке Ирине, старец явился в тонком сне и сказал: «Сам-то я таможню прошел, а как вы будете проходить — не знаю. Мне страшно за вас!»
Отец Александр вспоминает, что старец Паисий был категорическим противником ИНН, многих своих духовных чад удержал от пагубного решения принять налоговый номер. Когда к нему приезжали молодые и образованные священники, спорили, убеждали, говорили, что ИНН — «это еще не печать», он не возражал, только внимательно выслушав собеседника, со скорбью в голосе говорил: «Все вы вроде бы правильно говорите, но только вот я СЕРДЦЕМ чувствую, что номер этот ни в коем случае принять нельзя». На этом спор обычно заканчивался. А вот новый паспорт он незадолго до смерти принял — видимо, чтобы показать своим духовным чадам, что это не повредит их душам.
Рядом со старцем Паисием возле храма похоронен другой подвижник — протоиерей Николай Ситкин (мы о нем писали в № 20 газеты «Благовест» за прошлый год). Как Иоанн Кронштадтский, с женой он жил как брат с сестрой. В юные годы где-то на балу увидел он купеческую дочь и сразу же пошел к ее отцу просить ее руки. Купец сказал: «Ты будущий поп, а она у меня ничего делать не умеет». Но молодой человек стал вновь и вновь просить руки девушки. Тогда ее отец сказал: «Поклянись перед иконой, что ты все по хозяйству будешь делать за нее». Он поклялся — и действительно всю жизнь готовил еду, занимался хозяйственными делами. В последние годы у него в доме ничего не было, кроме накрытой марлей доски, на которой он спал, и икон. Его в советские годы несколько раз арестовывали, но народ всякий раз выкупал священника. Однажды его арестовали и хотели везти на расстрел. А староста храма много лет потихоньку от всех складывал деньги в печку. И вот когда он достал эти сбереженные деньги из печки, их оказалось ровно столько, сколько запросили большевики за выкуп священника. Протоиерей Николай Ситкин за свою жизнь построил пять храмов и был известен своей прозорливостью. В годы войны он утешал земляков. Предсказывал, что победят русские. Батюшка умер в 1952 году на праздник Петра и Павла.
— Когда я начал готовить материалы к его канонизации, то никак не мог найти его фотографию, — вспоминает священник Александр Максимов. — Протоиерей Николай Ситкин всю жизнь не любил фотографироваться, все время отворачивался от фотокамеры. И вот однажды я увидел в тонком сне: отец Николай подошел ко мне, отворачивая лицо (даже во сне!), и сказал: «Ты не прославляй меня. Я ведь был при жизни подобострастным». На этом сон прервался. Я понял, что отцу Николаю неугодна моя деятельность по его канонизации. Фотографию я так и не нашел.
Одна из давних прихожанок Никольского храма рассказывала, как ее родственники в двадцатые годы поехали в Калмыкию менять селедку на пшеницу. Оттуда не всегда возвращались, потому что в дороге грабители из калмыков часто убивали людей и забирали товар. Поехали за пшеницей ее брат и отец и долго не возвращались. Она пошла к отцу Николаю спросить, как за них молиться. Может, уже пора панихиды по ним служить? Старец ответил: «Давай вместе помолимся». Они подошли к иконе и стали молиться. Отец Николай закрыл глаза и вдруг говорит ей: «Завтра приедут». Она подумала, что он просто ее утешает, не хочет расстраивать. А на следующий день они действительно приехали. Тогда она побежала в храм, крича: «Батюшка, да вы святой!» А он провел ей пальцами по губам и строго сказал: «Свят один Господь Бог наш».
Старец Паисий предсказывал, что со временем при храме образуется монастырь. И даже показывал, откуда он начнется: с могилки протоиерея Николая Ситкина. И вот сам он пришел в этот «монастырь» — лег в землю по соседству с этим праведником…
На прощание вновь подхожу к могилке старца Паисия. Беру в уже изрытом другими паломниками месте землю с его могилки и делаю поклон. Вот и встретились. «У Бога не остается безсильным никакое слово» (Лк. 1, 37). А старцы ведь говорят не свою — а Божию волю.
…С борта теплохода еще долго смотрел я вдаль — на парящий над этим красивым селом купол Храма.

На снимках: храм Рождества Пресвятой Богородицы в селе Никольском; схииеромонах Паисий; протоиерей Александр Максимов возле могилы старца Паисия.

Антон Жоголев
27.08.2004
Дата: 27 августа 2004
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
2
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru