Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Малая церковь

«Пришла болезнь — подлечись…»

Как Православным относиться к медицине?


«…Все таблетки — от диавола! — решительно заявила мне на днях работница одного из самарских храмов. — И не смейте ребеночку их давать! Вон в Ташлу поезжайте, прямо сейчас…»

Этот эпизод заставил меня серьезно задуматься. Мы имеем Духовную Врачебницу — Церковь, где молимся Господу, приносим покаяние, приступаем к Святым Дарам и Таинству Соборования. Мы ездим по святым местам, молимся у чудотворных икон, у мощей святых угодников Божиих, купаемся в целебных источниках. Практически в каждом храме можно приобрести маслице, на мощах освященное, или другие святыни. Последнее, попутно говоря, накладывает особые обязательства: Христианин, при таком «обилии», обязан хранить исключительное благоговение к святынькам, а такие вещи, как просфоры, святая вода, масло, — потреблять с молитвой, а не «коллекционировать». Речь, однако, о другом: имеем ли мы право объявить лекарства, созданные людьми, созданием «князя тьмы» и призывать лишь уповать на чудо Господне?
Осмелюсь заметить, что главное при желании исцелиться без помощи «человеческих» средств — это вера: «по вере вашей да будет вам». Убиенный иеромонах Василий Оптинский однажды отметил в своем дневнике — восклицательными знаками — следующие Евангельские строки: «И не мог (!) совершить там никакого чуда; только на немногих больных возложив руки, исцелил их. И дивился неверию (!!!) их (Мк.6;5-6)». Конечно, Господь по милосердию своему порой исцеляет и маловерных — чтобы укрепить их веру. Но, с другой стороны, известны случаи (слава Богу, единичные), когда человек доходил до отчаяния, не получив исцеления у святыни. Да, может быть, эти люди никогда и не были действительно верующими, но смысл в том, что истории такие начинаются традиционно: «Некто посоветовал съездить и УВЕРИЛ, что…» Очевидно, что мы имеем право лишь посоветовать, рассказать о собственном опыте соприкосновения со святыней, отправить за благословением к священнику, но не убеждать человека отказаться от лечения и немедленно мчаться, к примеру, на источник. Знаю одну поистине страшную историю, когда безплодная женщина, только начав ходить в храм, один раз приехала в Ташлу и, не получив желаемого «чуда»,… обратилась к иной вере. Детей у нее до сих пор нет — просто она о них больше и не думает. Кто знает, как сложилась бы судьба этой бедной женщины, если бы «советчик» направил ее за благословением на поездку?
«…И, если мне полезно, исцели меня вскоре», — просим мы Господа в молитве. Вот об этом «если полезно» мы порой и забываем, а это ни много ни мало отвержение воли Господней! И уж далеко не смирением веет от такого расхожего заявления: «Не нужны мне эти врачи, меня Бог вылечит». А вот старцы Оптинские спрашивали своих чад на исповеди: «Не пренебрегал ли лечением у врачей?» Что — великие молитвенники не знали, что Господь силен исцелить без лекарств? Лучше нас знали. От чего же предостерегали они людей? Думается, вот от чего: «Можно не лечиться в ожидании, что Бог излечит, но это очень смело. При этом всякий «ох» будет в вину, уместно же одно благодарное радование» (Феофан Затворник). Есть ли у нас такие силы? Не отступлением от Бога, а напротив, проявлением смирения является обращение к земному врачевству: «Немощного дело — показать себя врачу, потому что это не только не грех, но и знак смирения» (Варсонофий Великий). Кто сказал, что ты достоин явного чуда, да еще и у святыни, при скоплении народа? Не возгордишься ли? А может, лучше, не почитая себя «особенным», помолившись, вызвать врача, принять лекарство, а если дело серьезное, то и, уповая на Господа, лечь в больницу? Разве не назывались лечебницы на Святой Руси Богоугодными заведениями? Кто мы такие, чтобы в наше, пусть и безбожное, время огульно объявить всю медицину небогоугодной? Вспомним Святителя Луку Крымского: разве одной молитвой врачевал этот великий святой? Не скальпель ли был в его руке?
А если заболел ребенок? Можем ли мы требовать от него «одного благодарного радования»? Крещение ребенка совершается при наличии воспреемника, так как он еще не в состоянии исповедать свою веру. И при этом кто-то смеет приказывать и без того страдающей матери не прибегать к лекарствам, когда у грудничка жар и сильные боли! Уповая на Господа, молясь, доставая из-за божницы святое масло и крещенскую воду, нужно помнить и об ОБЯЗАННОСТИ облегчить состояние малыша доступными медицинскими средствами.
Разумеется, врача надо выслушивать с рассуждением и не следовать советам, противоречащим Православию. Некоторые медики, к сожалению, запросто отправляют пациентов к «бабкам», гипнотизерам, предлагают воспользоваться «фетальными» препаратами. Помню одну обезумевшую от горя пожилую женщину, мать инвалида, — она по совету врача искала беременную, чтобы уговорить ее сделать аборт: якобы вживленные куда-то там «эмбриональные ткани» улучшат состояние ее сына… Некоторые медработники не скрывают, что возят собственных детей с пупочной грыжей к экстрасенсам, «и за один раз все проходит» (почему-то именно этот недуг запросто «лечат» колдуны! Не потому ли, что младенец получает этот диагноз в первые месяцы жизни, то есть, зачастую, еще не будучи крещен, и таким образом родители, обращаясь к «бабке», отдают некрещеную душу лукавому?).
Такие врачи расписываются не только в неверии, но и в более «прозаической» вещи — профессиональной безпомощности. И их, конечно, слушать не надо. Как не надо слушать и о «безнадежности» ребенка — не важно, родившегося или во чреве носимого. В такой ситуации, действительно, без паники, взяв себя в руки, следует всецело положиться на волю Господню. Однако и здесь медицинские средства — естественно, не возмущающие совесть Христианина, — должны быть исчерпаны. Мой пример для читавших книгу «Старец Иероним»: я преклоняюсь перед верой родителей, привезших больного новорожденного младенца к батюшке. Но на тех же страницах указано: врачи признали состояние дитяти безнадежным. Возможно, таковым оно, с точки зрения материалистической медицины, и являлось, но невозможное человеку возможно Богу.
Мне могут заметить, что и старцы не всегда благословляли лечиться или лечить детей. Но это означает вовсе не то, что «таблетки» происходят из ада, но то лишь, что лечиться у врачей по той или иной причине не стоило конкретному человеку в конкретной ситуации, а то и в определенный период, по окончании которого тот же духовный отец мог благословить даже на операцию. А решаться на отказ от лечения без ведома духовного отца — как минимум неразумно.
В заключение приведу слова архимандрита Иоанна Крестьянкина из известной книги «Опыт построения исповеди»: «Есть некоторые Христиане, которые считают грехом лечиться. Можно, конечно, определить себя на терпение и не лечиться, но тут легко можно впасть в самонадеянность и гордыню: «Пусть лечатся слабые верой и грешные, а мы не такие!» Лучше уж так: пришла болезнь — подлечись. Пройдет боль от лекарств и лечения — слава Богу, не пройдет — терпеть и Бога благодарить за испытание. Вот как должен поступать Христианин!»
Юлия Кулакова
г. Самара.
03.06.2005
Дата: 3 июня 2005
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
2
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru