Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:



Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Святыни

Первый удел Богородицы

Записки паломницы.

Записки паломницы.

В конце октября поезд принес нас к городу Минеральные Воды, откуда начиналось наше паломничество по Грузии. Но до Иверии надо было еще доехать и пересечь границу между Россией и Грузией. Поэтому мы, прибыв в Минеральные Воды, первым делом отправились в Покровский собор города, где почивают мощи святого Феодосия Кавказского. Как же без его благословения паломничать по Кавказу? Группа у нас была небольшая, всего двенадцать человек. Мы все уже приложились и помолились преподобному, как вдруг случилось первое на нашем пути маленькое чудо - служитель храма открыл раку с мощами, и мы все смогли приложиться еще раз, к открытым мощам святого. Преподобный отче Феодосие, моли Бога о нас!

Уютный автобус, встретивший нас по прибытии, был с нами все девять дней в Грузии. В тот первый день он нес нас по Ставропольскому краю, по Северной Осетии, и, проехав Владикавказ, мы вскоре подъехали к границе. Там пришлось постоять несколько часов - скопилась очередь из легковых машин и автобусов, грузовые фуры шли в очереди отдельной. Но мы не унывали. Безпрестанно молились, и через некоторое время ожидания были вознаграждены быстрым проходом через российскую таможню и еще более молниеносным - через грузинскую. Наконец-то мы на земле Иверии, Первого удела Пресвятой Богородицы!

Когда в Иерусалиме Апостолы и Матерь Божия бросали жребий, кому куда отправиться проповедовать Евангелие, то Пресвятой Богородице выпала Иверийская земля. Она хотела отправиться туда, но Ей явился Ангел Божий, сказав, что Её жребий исполнится в свое время.

С тех пор благодать Пречистой почивает на этой земле. Мы ехали от границы уже в темноте, мимо проплывали облака, немного закладывало уши от езды по горному серпантину. Наш водитель Эдуард провез нас по Военно-Грузинской дороге сквозь дождь и мрак и доставил в Тбилиси. А там нас уже ждали в уютном отеле, где мы и прожили все дни, а вернее, вечера и ночи, так как каждое утро мы уезжали и возвращались часто уже поздно вечером, к всегда вкусному горячему ужину.

На следующее утро нас встречал наш гид Тимур, в крещении Теймураз. Как я благодарна ему! Теймураз глубоко верующий человек, он хорошо знает историю своей страны, Грузинской Церкви, знает и обо всех святых местах, где нам удалось побывать. Брат Тимура - священник, служит на приходе недалеко от Тбилиси, у него пятеро деток, и именно брат привел когда-то студента юридического факультета Тбилисского университета Тимура Миндорашвили в храм. Церковных традиций в семье не было - отец был членом партии, мать занималась домом и воспитанием детей. Но, тем не менее, дети пришли к Богу. Вера Теймураза настолько чистая, настолько горячая, что он заражал своей любовью ко Христу, Матери Божией, грузинским святым даже и тех в нашей группе, кто не имел глубоких православных корней. Спаси Вас Господь, Теймураз Георгиевич!

Итак, в то первое наше грузинское утро мы поехали в древнюю Мцхету. У меня в голове все время возникали строки Беллы Ахмадулиной:

Ни о чем я не жалею,
ничего я не хочу -
в золотом Свети-Цховели

ставлю бедную свечу.
Малым камушкам во Мцхета

воздаю хвалу и честь.
Господи, пусть будет это

вечно так, как ныне есть.

Да, мы ехали в Светицховели. Именно в этот храм, где почивают мощи святой Сидонии, внезапно скончавшейся с Хитоном Господним в руках. Ее брат еврейский священник Элиоз привез Хитон из Иерусалима. «Разделиша ризы Моя себе, и о одежди Моей меташа жребий». Элиозу достался Хитон.

Мой сын Алексей не захотел уходить оттуда. Он просто сказал: «Мама, я останусь здесь». Дети чувствуют благодать. А благодати в этом месте столько, что она пронизывает тебя от макушки до кончиков пальцев, ты буквально ощущаешь присутствие Божие, так намолены эти стены.

Причем это благодатное ощущение сопровождало нас все девять дней. А тогда, из Светицховели, мы поехали в Шио-Мгвимский монастырь. Великий подвижник преподобный Шио был из тринадцати так называемых грузинских апостолов, отцов, пришедших в шестом веке в Грузию из Ассирии, предводительствуемых преподобным Иоанном Зедазнийским. В лавре преподобного Шио Мгвимского было тихо и хорошо и необыкновенно красиво. Мы молитвенно застыли перед глубокой ямой, где святой Шио просидел многие годы по благословению преподобного Иоанна. Если Герасим Иорданский изображается на иконах со львом, то Шио Мгвимского часто можно увидеть на иконах с волком. В горах недалеко от Мцхеты, в монастыре Шио волки пасли овец и осликов. И питались монастырской постной пищей, как и насельники. Преподобному Шио было явление Самой Пречистой Девы, Которая предрекла, что «пустыня наполнится богоносными мужами, и будут они подражать твоей жизни и ублажать тебя во веки».

Мы напились воды из источника «Слезы монаха», что бьет там с древнейших времен, помолились в храме в честь Иоанна Крестителя, построенном в шестом веке, и с благодарностью покинули обитель, унося в своих сердцах образ святого старца с серым волком, что подвизался почти полторы тысячи лет назад в этих горах.

В этот первый наш полный день в Грузии мы побывали еще в Самтавро у мощей преподобного Гавриила (Ургебадзе). Сколько же я молилась в Самаре этому великому святому ХХ века, этой «большой любви Грузии», как его называли! И вот его молитвами мы добрались до Иверийской земли. И вот мы у раки с его мощами в монастыре Самтавро, где когда-то подвизалась святая равноапостольная Нина, и ежевичные кусты, что росли около места ее жития тогда, до сих пор растут в обители. От раки со святыми мощами преподобного Гавриила исходит благоухание, и было так трудно уйти из храма и вернуться в автобус. Подлинный крест из виноградной лозы вложила в руки святой Нины Пресвятая Богородица, и Нина перевязала его своими волосами. Мы купили в Самтавро довольно большой крест святой Нино, такой же формы и перетянутый шерстяной нитью. Этот крест невыразимо притягивал к себе. Возвращаясь в свой номер из очередной паломнической поездки, мы прикладывались к нему утром и вечером. Он и сейчас у нас дома - напоминание о счастливых днях в солнечной Грузии, и это теперь одна из святынь нашей семьи.

…Высоко над Мцхетой вознесся Джвари - Крестовый монастырь. От его стен открывается изумительный вид на место, где река Кура сливается с Арагви. И сам монастырь прекрасен и величественен. Посреди храма воздвигнут огромный крест. Когда-то четырьмя крестами была обнесена земля Картли, как еще называют Грузию. И монастырь Джвари - напоминание об этом.


Хранитель святынь монастыря Гоча Гуджеджиани.

На следующее утро мы поехали на Святую Гору Мтацминда, что возвышается над Тбилиси. Там сейчас монастырь преподобного Давида Гареджийского и знаменитый источник «Слезы Давида», что находится прямо в небольшом храме в честь Благовещения Пресвятой Богородицы. Преподобный Давид когда-то подвизался на этой горе, а потом его обвинили в том, что он отец ребенка одной девицы. Но Давид дотронулся посохом до ее чрева и спросил: «Я ли отец?» И дитя во чреве ответило: «Не ты, а кузнец». Но после этих событий святой Давид вместе со своим учеником Лукианом покинул Мтацминду и пешком отправился в пустынную местность на границе с современным Азербайджаном, где и основал Великую Лавру, Давидо-Гареджийскую пустынь, где нам тоже удалось побывать. Но тогда я побеседовала с хранителем святынь монастыря в честь Давида Гареджийского Гочей Гуджеджиани:

- Много ли приезжают сюда из России?

- Да, очень много. Духовники с паломниками в основном, в группах по пятьдесят, сорок, тридцать человек - очень много. Они целенаправленно сюда ездят - окунуться в нашем чудотворном источнике «Слезы Давида».

Этот источник известен с начала шестого века. В советское время он был замурован, здесь была стена. Но в начале 2000 года благодаря нашему настоятелю отцу Зинону - сейчас он Архиепископ - стены этой уже не было, она рухнула. И вода в большом количестве пошла. А так она сочится веками, не иссякая. В последнее время русских паломников стало гораздо больше. И мы всегда в любви и согласии живем, жили и будем жить.

- Расскажите о случаях исцелений.

- Каждый день происходят чудеса, каждый день. Например, приезжала пара из Санкт-Петербурга, у них 25 лет не было детей. Они воцерковленные, узнали об источнике святого Давида. И вот теперь у них есть дети. Недавно была женщина из Ростова, у нее в голове было две опухоли. Она обследовалась после того, как окунулась в источник, - ничего не обнаружено. Я вот как считаю - даже не нужно окунаться. Надо прийти, помолиться и попросить преподобного Давида. И всё будет так, как хотят люди верующие, надо только очень этого желать. Как в Евангелии: если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: «перейди отсюда туда», и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас. И семьи приходят уже с младенцами, благодарят преподобного Давида. И многие сыновей Давидами называют.

- А приезжают ли сюда просто из интереса, чтобы вера появилась здесь, у источника?

- В этой купели очень многие крестились. Была такая пара из Москвы, молодожены. Муж крещеный, жена - нет. Я ей говорю: «Как ты, такая хорошая, красивая, добрая, светлая, и ходишь по Москве без Ангела Хранителя? Терзаешь себя?» Она немного испугалась. Я ей посоветовал креститься у нас, на святой горе Мтацминда, и чтобы она с этим не тянула. Она меня очень тихо спросила, когда можно креститься. Я ей сказал: «Завтра утром и в этой купели». На следующее утро архимандрит Арчил ее крестил, я помогал, нарекли ей имя Елена. Она сияла, она сверкала.

Мы окунались в источник. Прямо там, в маленьком храме, облачились в хитоны и приняли омовение в святых водах источника «Слезы Давида». Слава Господу нашему Иисусу Христу и святым Его!

В этом святом месте еще и Пантеон, там похоронены Александр Грибоедов и его супруга Нина Чавчавадзе, а также мать Иосифа Сталина Екатерина Джугашвили, которая была глубоко верующей женщиной, и многие другие достойные сыновья и дочери Грузии.

Вечером этого субботнего дня мы были на Всенощном бдении в храме в честь Великомученика Георгия Победоносца в Тбилиси на проспекте Шота Руставели. Храм тоже старинный, несколько раз за свою историю подвергался разрушениям и в нынешнем виде восстановлен в конце девятнадцатого века. Роспись в храме - работы знаменитого художника Ладо Гудиашвили, что похоронен в Пантеоне на горе Мтацминда, а около храма ему поставлен памятник. Служба шла на грузинском языке, но всё было понятно. Даже Евангелие. Татьяна из нашей группы, молящаяся рядом, услышала троекратное вопрошение: «Симон Ионин, любишь ли ты Меня?» Потом мы спросили у Тимура, оказалось, что читали именно этот отрывок. Кстати, во время чтения Евангелия в грузинских храмах положено стоять с зажженными свечами. Сосед, стоявший рядом со мной, протянул мне тоненькую восковую свечку. Я поблагодарила его по-грузински: «Мадлоба». Вообще, в храме очень много мужчин, больше, чем женщин. И это совершенно правильно, так и должно быть в православном храме. Эх, когда же наши русские братья массово придут в храмы, оторвавшись от диванов и телевизоров! Бог даст, наступит такое время в России.

На следующий день мы поехали в село Канда, где в монастыре Тринадцати Ассирийских отцов на арамейском языке служит схиархимандрит Серафим (Бит-Хариби). Но, к сожалению, Литургии не было, хотя мы с сыном и готовились ко Причастию. На всё воля Господня… Но схиархимандрит Серафим приехал, извинился, что не будет службы, и сказал, что он и его хор споют нам. А мы и ехали послушать его голос, уходящий в Небо, поющий на языке, на котором говорил Господь наш Иисус Христос - на арамейском. Как пел отец Серафим, как вел он свой дивный клирос! Небольшой храм был наполнен такими небесными звуками, что казалось совершенно невероятным, что это пение прекратится. Мы стояли, и облако благодати Господней окутывало всех слушавших и молившихся.

Нас ждала приятная неожиданность - вместе с нами в Тбилиси в нашем автобусе поехали девочки с монастырского клироса. Они пели в автобусе «Кирие элейсон». Это было чудо как хорошо!


Анастасия Сазонова - Сидящая Анастасия.

Приехали на тбилисское кладбище, где похоронена еще не прославленная, но чтимая всей Грузией подвижница Сидящая Анастасия. Анастасия Сазонова родилась в конце девятнадцатого века. Она рано потеряла отца, и ее вместе с сестрами воспитывала мачеха. Анастасия была очень красива, за ней ухаживал офицер. Как-то раз он пришел к ней, а мачеха открыла дверь и сказала, что Анастасию увезли в сумасшедший дом и она уже никогда не придет в себя. Жених, услышав это, застрелился тут же, во дворе. Анастасия всё слышала, но помешать страшному событию не смогла. После этого она, поджав под себя ноги, села на корточках во дворе дома и просидела так… 65 лет. Под открытым небом, в дождь и зной. Только в последние годы жизни для нее построили небольшой навесик. Она всё время взывала к Небу, всегда пребывая в молитве. Часто вокруг нее собирались верующие, священники приходили причащать ее. Архимандрит Рафаил (Карелин) написал о ней в книге «Тайна спасения». Он очень почитает ее. Как-то к Анастасии пришел философ Лев Саакян и спросил: «Как найти истину?» На что матушка ответила: «Живите по истине, и найдете истину». Вспоминают, что глаза у Анастасии были как два луча или как два прожектора, они пронизывали человека насквозь и явно видели всё его настоящее, прошлое и будущее.

Хоронили Анастасию в специальном гробу, так как ноги у нее за 65 лет сидения срослись и разогнуть их было нельзя. Тимур сказал, что на могилу Анастасии приносят яблоки, и они освящаются после молитв ей, и потом эти яблоки многим приносят исцеление. Купили яблоки и мы. Они и правда… особые. И вкус, и цвет мякоти. После того, как съешь яблочко Анастасии, в душе надолго поселяются мир и радость. Благодать.

После могилки Анастасии, умиротворенные и счастливые, мы поехали туда, где жил преподобный Гавриил (Ургебадзе). Его племянник Эльдари провел нас в церковь, сделанную руками преподобного. Он ходил по Тбилиси и везде отыскивал старые брошенные иконы, церковную утварь, да и обычные вещи тоже шли в ход. Храм этот необычен. Каждая вещь в нем дышит любовью и трудом монаха Гавриила. Эту церковь пытались в советское время разрушить много раз, а ночью те же чиновники, что приказывали днем снести с лица земли голубые деревянные стены, приходили и приносили деньги на ее восстановление. Казалось бы, совершенно несовместимое в этом храме обретает глубокий смысл и радостное ожидание Воскресения Христова. Он именно какой-то… пасхальный. Столько любви вложил преподобный Гавриил в эти стены и внутреннее убранство храма.

И сразу после церкви преподобного Гавриила мы поехали в другой храм - в честь Святой Троицы, Цминда Самеба по-грузински. Это главный и, наверное, самый грандиозный храм Тбилиси. От него просто захватывает дух, так он прекрасен. Хотя роспись еще только начата, но пока еще светлые стены поднимаются на необозримую высоту и там сливаются в купол, словно небесную твердь. Прекрасны и иконы, написанные Патриархом Илией Вторым, в том числе и икона Пресвятой Троицы. Патриарх Илия II очень талантливый человек, помимо икон пишет еще и церковную музыку.

В нижнем храме в честь Великомученицы Марины есть икона ста тысяч тбилисских мучеников. Грузия столько претерпела, и стены старого Тбилиси буквально напитаны кровью отдавших свои жизни за Христа. А тогда мусульмане захватили город, и предводитель завоевателей снес с храма Сиони купол и установил кресло, чтобы наблюдать за тем, как тбилисцы будут наступать на лежащие на земле иконы. Но никто из жителей не совершил этого. И им всем отрубили головы. Сто тысяч человек пострадали за свою веру в тот день. Река была красная от крови, и по телам можно было перейти с одного берега на другой.

И ныне грузины свято чтут традиции своей Церкви. Даже в обменниках и в такси висят иконы, и таксист, что вез нас спустя несколько дней в храм Цминда Самеба на Причастие, сказал: «Я - православный христианин».

Во время той молитвенной прогулки мы вышли к храму Святого Креста, построенному в шестом веке. И в этом красивейшем доме Божием нас встретил преподобный Гавриил (Ургебадзе) частичкой своих мощей. А перед этим мы заходили в Сиони, где и поныне хранятся подлинный крест равноапостольной Нины и честная глава Апостола Фомы.

Во время прогулки нашей группы по старому Тбилиси священник в Сиони с радостью предложил нам отслужить краткий молебен после того, как мы сказали, что скоро уезжаем в Россию, и попросили благословения на дорогу. Священник попросил нас написать все наши имена, помолился по-грузински, а потом начал петь «Отче наш» на своем языке, а мы все - на русском. Батюшка помазал каждого от лампадки у чудотворного Иверского образа и благословил в путь.

Побывали мы и на могилке схиархимандрита Виталия (Сидоренко), что возле храма в честь Александра Невского, где он служил. «Мамао Виталий» называли его грузины. Его любили все, и он отвечал такой же безпримерной любовью. «Радости мои», «возлюбленные и незабвенные о Господе» - так он обращался в письмах к своим многочисленным духовным чадам. И как же хорошо у него на могилке! Людей здесь множество, в основном грузин, но и русских много. Мы взяли земельки с его могилки, нам щедро насыпала ее хранительница Фотиния, конфеток. И еще Фотиния дала моему Алексею большую восковую свечу, чуть начавшую гореть. Алексей до конца дня, пока мы не приехали в гостиницу, не выпускал свечу из руки, даже когда заснул в автобусе. Сказал, что он теперь «хранитель свечи», и держал ее крепко-крепко.

А еще нас встречала равноапостольная Нина в Бодбе. Мы молились у ее мощей за всех многочисленных знакомых самарских Нин, за всех нас. Здесь, в Самаре, в нашем храме в честь Трех Святителей я каждый день прикладывалась к иконе святой Нины и просила помочь нам добраться до Иверии. И вот в ее монастыре я с благодарностью припадаю к ее мощам. От монастыря открывается изумительный вид на Алазанскую долину и снеговые вершины Кавказского хребта вдалеке. Конечно, я окунулась в ее источник, и мы набрали воды. Святая равноапостольная Нина, моли Бога о нас!


Монастырь святой Нины в Бодбе.

Если в Бодбе много не только паломников, но и просто туристов, то следующий монастырь, куда мы поехали, - уже исключительно паломнический маршрут. Это монастырь преподобного Стефана Хирского, одного из тринадцати ассирийских отцов, пришедших в Грузию в шестом веке. В этом тихом древнем монастыре мы приложились к мощам преподобного Стефана, к частичке мощей великомученика Димитрия Солунского и поцеловали крест с частицей Животворящего Креста Господня. Там нам было тоже несказанно хорошо. Тихие отцы-монахи вежливо предлагали нам монастырские вина, иконы и другую церковную утварь. А я везде, во всех монастырях и храмах, заказывала сорокоусты о своих близких. Заказала и в этом монастыре. Теперь мы здесь, дома, в Самаре, а в далекой Грузии молятся о нас, в том числе и в монастыре преподобного Стефана Хирского.

На следующий день нас ждало паломничество в монастырь в честь преподобного Антония Марткопского.

Монастырь преподобного Антония в горах. Мы приехали как раз, когда шла Божественная литургия, служил наместник монастыря архимандрит Вениамин (Белкания).

Во время Великого входа он вышел со Святой Чашей и начал, опустив голову, тихо молиться по-грузински. Потом вдруг сказал: «Называйте имена живых, кому сейчас нужна помощь». Мы стали называть. А потом так же - об усопших. В древнем храме в честь Великомученика Георгия в монастыре преподобного Антония Марткопского звучали имена наших близких из Самары, живых и усопших. Архимандрит Вениамин повторял их за нами. В конце Литургии батюшка всем дал приложиться ко кресту и кропил святой водой. Мне удалось немного поговорить с наместником.


Юлия Попова в монастыре Антония Марткопского.

- Мое имя архимандрит Вениамин, мирская фамилия Белкания. Это мингрельское имя. Мингрелия - это Зугдиди, Западная Грузия.

Цель наша - союз с Богом. Цель верующего - единство с Богом. И ни при чем здесь ни Советский Союз, ни Евросоюз. Наше отечество - Царство Небесное. В тридцатые годы в Советском Союзе ломали церкви и расстреливали верующих. Мы пережили это, и на крови мучеников укрепилась наша Церковь.

Сегодняшние законы, принятые в Евросоюзе, - безбожны. Поощряется содомский грех. Даже если Грузия вступит в Евросоюз, мы должны сохранить наши традиции и нашу веру. Союз с Богом - вот самый главный союз, к которому должен стремиться каждый из нас. Без Бога мы ничто. Без Бога взрывают храмы и убивают людей в своей собственной стране. Без Бога фашисты вторглись в нашу Родину и творили страшные вещи, в Германии без Бога совершали страшные эксперименты над людьми. Без Бога хоть Евросоюз, хоть какой другой союз - зло.

Без защиты традиций глобализация - это блуд, мужеложство, сквернословие. Но сейчас благодатное время в том плане, что каждый может купить и почитать Библию, Толкования на нее, Жития святых. Это доступно даже в тюрьмах. В советское время так не было.

Я сам из Сухуми. Я молюсь о мире между грузинами, русскими, абхазами и осетинами. Целостность нарушается, по Священному Писанию, не когда кто-то плохой, а когда совершаются грехи. Спасение не в союзе с сильными странами, где господствует грех. Спасение в единстве с Богом, в покаянии. Покаяние - это возвращение целостности. Если грузинский народ принесет достойный плод покаяния, то Господь пребудет со всеми нами.


Архимандрит Вениамин (Белкания).

Мы поблагодарили отца Вениамина, он проводил нас до ворот монастыря. После чего мы начали подъем к башне, где преподобный Антоний пятнадцать лет столпничал. Подъем был нелегкий, но мы одолели его. Башня находится на высоте 1300 метров над уровнем моря. Хранитель отец Спиридон провел нас в маленький храм и показал дорогу на самую вершину башни, где установлен поклонный крест и откуда открывается красивейший вид на монастырь и окрестности. Здесь великий грузинский святой пятнадцать лет стоял в любую погоду, вознося ко Господу молитву за весь мир.

И вот - день отъезда. Который совпал с днем памяти преподобного, исповедника и Христа ради юродивого Гавриила (Ургебадзе). Мы не могли не заехать в Самтавро. Литургия начиналась поздно, в десять часов. Остаться мы не могли - у нас впереди было более пятисот километров до Минеральных Вод.

После Самтавро мы по Военно-Грузинской дороге поехали обратно в Россию. Мы ехали и грустили, что уезжаем, так полюбили эту чудесную, благодатную землю. Грустили и радовались, что побывали здесь. И знаете, нам уже хочется вернуться. Дай Бог, получится. Я знаю, Грузия тоже ждет нас.

И еще, напоследок. Я люблю эту страну с детства. Мои покойные папа и мама очень любили Грузию, но никогда здесь не были. В этот раз я везде заказывала сорокоусты об их упокоении, Вячеслава и Людмилы. И сейчас в стольких благодатных монастырях и храмах молятся о них! Дорогие мои, любимые, мы все-таки доехали до Иверии!

Юлия Попова, г. Самара.

142
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
4
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2019 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru