Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:


Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.






Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Святыни

Апсны — страна души

Эта древняя земля раньше России и даже Грузии просветилась светом Христовой Истины…


Сделать «чисто Православный» репортаж о поездке в Абхазию крайне тяжело. Сразу после пересечения пограничной речки Псоу политика грубо и безцеремонно ломает хрупкий религиозный настрой паломника. В далекие дошкольные годы моего советского детства наш автобус пролетал эту речушку, едва ее замечая, теперь же здесь — граница!
Ощущение такое, что все абхазы знают друг друга в лицо. Если у вашей машины местные номера, можете смело поприветствовать рукой любого абхаза — и будьте уверены, он вам тут же приветливо ответит тем же. И неважно, кем он будет — простым прохожим, водителем или постовым милиционером. Чувствуется, что эйфория победы двенадцатилетней давности, эйфория общеабхазского братства не улетучилась до сих пор.
Невозможно не заметить изрешеченные пулями стены домов в Сухуме, вырванные осколками клочья построек в поселках и городках побережья. Трудно не заметить выросшие внутри разрушенных многоэтажек высокие деревья, мемориальные таблички на стенах двухэтажных домов — фамилии, имена, отчества. Причем дата смерти почти всегда одна и та же — 1992-93 годы. В Новом Афоне даже обнаружил улицу в честь одного из Героев Абхазии — есть, оказывается, такое высокое звание.
У поселковых сельсоветов частенько можно увидеть застывшие на постаменте танки — грозное оружие минувшей войны. Но это отнюдь не классические «тридцатьчетверки», а вполне современные «Т-72». Думаю, их вполне можно применить вновь по прямому назначению.
В разговорах с местными жителями часто упоминается слово «война». Постоянно приходится мысленно себе напоминать, что речь идет не о Великой Отечественной, а о недавней, абхазо-грузинской войне. До сих пор не разминированы окраины Сухума, Коман, других населенных пунктов, заминированных грузинами перед штурмом этих городов подразделениями абхазов, местных армян, казаков и… батальоном Шамиля Басаева.
Русские Православные, живущие здесь, сказали мне однажды: «Тут каждый человек на виду — за ним смотрят тысячи глаз. И поведение Православного человека, особенно русского, должно быть здесь абсолютно безупречным и абсолютно чистым!»

Не было бы счастья…

В жизни современной Абхазии, при всех ее скорбях послевоенного периода, есть и несомненные позитивные моменты. Как ни странно, они связаны с вынужденной изоляцией республики от «мировой цивилизации». В Абхазии, к ее счастью, не принимается большинство российских телеканалов и радиостанций. Практически недоступны интернет и спутниковое телевидение. Редко у кого можно увидеть сотовый телефон. Низкий уровень жизни не позволяет средней абхазской семье часто выбираться в «цивилизованные» страны, а значит, волей-неволей сохраняется приличный нравственный облик молодежи. Высоко почитание у молодежи стариков и вообще старших, еще здоровы семейные устои. Если в Абхазии вам встретится девушка с голым пупком — можете не сомневаться, это туристка из России. В ночное время республика залита электрическим светом — еще правительство президента Ардзинбы сознательно держало цену на электроэнергию на уровне советских времен. На редких билбордах в городах и на трассе можно увидеть лишь исключительно патриотические сюжеты, чаще всего: «Апсны — страна души!» (Апсны — древнее поэтическое название Абхазии). Не приходилось мне слышать и о проблемах наркомании, алкоголизма. Бросается в глаза обилие пасущихся кругом коров — они невозмутимо ходят по автотрассам, и автомобилисты всегда очень аккуратно их объезжают. Такое трепетное отношение к коровам мне доводилось видеть лишь много лет назад в Индии.
Грязно-серые тучи глобализации, видимо, застряли где-то в высоких Кавказских горах. Все церковные приходы и монастыри на территории республики — «безномерные». Эти счастливые люди даже понятия не имеют о такой штуке, как цифровая идентификация человека. Несмотря на то что восемьдесят процентов населения уже давно имеют новенькие российские паспорта, старый добрый советский паспорт имеет здесь абсолютно свободное и равное употребление. По улицам абхазских городов совершенно спокойно ходят в облачении настоящие Православные батюшки. Их здесь немало. Монахи Ново-Афонского монастыря ни о каких медицинских страховых сертификатах и пенсионных карточках с пожизненными номерами даже не слыхали.
Однако похоже, что этот «плацдарм нравственности и антиглобализма» доживает свои последние годы — по просьбе новых абхазских властей Правительства Москвы и Краснодарского края начали активные строительные работы по прокладке суперавтотрассы вдоль побережья от Адлера до Сухума. Цивилизация наступает.

Святая земля

Эта древняя земля намного раньше России и даже Грузии просветилась светом Христовой Истины. В 53 году сюда пришли Апостолы от двенадцати Андрей Первозванный и Симон Кананит. Первый спустя некоторое время отправился дальше по побережью — в сторону современного Новороссийска, а далее в Крым. Апостол же Симон остался в Абхазии, проповедовал Христианство среди абхазов-язычников и спустя два года был убит. По одним данным, обезглавлен римскими легионерами в Анакопии (Новом Афоне), по другим — побит камнями абхазами-язычниками. Его святые мощи и поныне здесь, под спудом — строго над ними расположен сейчас алтарь Симоно-Кананитского храма города Новый Афон (см. фото).
Не очень далеко от Сухума, в горах, расположен древний город Команы. Вблизи него есть гора, на вершине которой состоялось третье славное обретение честной главы пророка Иоанна Предтечи. На ней же есть пещера, в которой в 407 году отошел ко Господу гонимый властями вселенский учитель Святитель Иоанн Златоуст. Там же находится и место убиения святого мученика Василиска (+ около 308 г.), племянника святого мученика Феодора Тирона (+ 306 г.). Интересно, что место убиения св. Василиска находится буквально на водах бурного горного источника. До сих пор камни этой речки обильно покрыты несмываемой кровью святого. Когда я был в Сухуме, мне очень хотелось посетить это святое место. Однако обильные многодневные дожди сделали мою поездку невозможной. По ходу движения необходимо преодолеть быструю горную реку, через которую был натянут на тросах мост. Этим летом группа российских туристов-«экстремалов», побродив по здешним красивейшим горным местам, обильно, еще со времен войны заминированным грузинами, решила рядом с мостом, «на природе», культурно провести пикник. После этого слегка нетрезвые туристы благополучно отбыли в Сочи. Но налетевшие вскоре мощные дожди настолько подняли уровень воды, что река легко сорвала тросовый мост и навсегда унесла его от этих мест. И что интересно — трос у моста оборвался одновременно с двух берегов! Господь словно закрыл для внешних посещение этих святых мест. Проехать на тот берег сейчас можно лишь вброд, на машине. Но где этот брод искать?! Этого я не знал, да и провожатых в Команы у меня не нашлось. «Ладно, значит, так надо», — подумал я.
Но Господь судил иначе. Уже в Сочи, перед отъездом в Симбирск, одна местная Православная женщина внезапно сделала мне подарок — камень с кровью св. мученика Василиска и большую стопочку иконок святого. Еще до обрыва моста она со своим приходом побывала в тех местах и сподобилась сама, в потоках ручья, где принял мученическую смерть святой, обрести эту святыню. Спаси ее Господи!
Не очень далеко от Сухума, в поселке Илори, что в сторону Очамчиры, стоит древний храм св. Георгия Победоносца (XI век). В 1732-33 гг. святой Георгий, явившись в стане абхазского военачальника Манучара Чачба, вдохновил воинов и вместе с ними вступил в сражение с войсками турецкого паши и имеретинского царя Александра. Символы этой победы — два маленьких кинжала, взятых св. Георгием и наутро найденных на его иконе в храме. Эти реликвии до конца XIX века находились при храме.

«Сибирь» Византийской империи

Сюда были сосланы воины-мученики Орентий и шесть его братьев (IV в.), двое из них — Орентий и Лонгин — погребены в Питиунте (ныне — Пицунде), один — в Зиганисе (с. Гудава). Абхазская земля также приняла в себя святые останки св. Стефана, преподобного Максима Исповедника (+ 662 г.), св. Анастасия (VII в.), блаженного Анастасия (+ 662 г.). В Сухуме погребен воин-мученик Орест (IV-V в.). Мученик Евстафий Апсильский (+ 740 г.) — правитель Апсилии, был пленен арабами и убит в Харране, где впоследствии от его мощей происходили чудеса и исцеления. Он первый абхаз, святость которого признана всей Восточной Церковью.
В абхазских соборах еще до XVII в. хранилось много святынь: один из гвоздей Креста Господня, часть Тернового Венца (хранились в Бедийском храме), частица Креста Господня, большая часть мощей первомученика и архидиакона Стефана, частицы мощей Святителей Николая Мирликийского и Амвросия Медиоланского.
Несколько слов о величайшей святыне Православной Абхазии — Анакопийской иконе Божией Матери (ныне утраченной). В 30-е годы VIII века, при нашествии арабов во главе с Мурваном-ибн-Мухаммадом, была осаждена столица Абхазии Анакопия (ныне — г. Новый Афон). В ночь перед сражением этот образ чудесно явился абхазам, и за ночь от кровяной холеры погибли 35 тысяч арабов. Так под Анакопией было остановлено продвижение мусульман на Кавказ. Другая святыня Абхазии — Пицундская икона Божией Матери (две из них сегодня в Тбилиси, одна — в болгарском Бачковском монастыре).
В III-V века Христианство окончательно укрепилось в Абхазии. А в начале VI века стало государственной религией и держалось в качестве таковой более тысячи лет.

Абхазское царство

В начале VIII века возникает самостоятельная Абхазская Церковь. Чуть позже — Абхазское Православное Царство. Предстоятель Церкви совершал чин помазания Царя на царство, соответствующий византийскому обычаю. Своего первого Патриарха (католикоса) Абхазская Церковь получила в лице абхаза по имени Иоанн. Это событие состоялось на Соборе Антиохийской Церкви. А в 820 году каноническая зависимость от Антиохии прекратилась совершенно. Что касается Константинопольской Церкви, то она окончательно признала независимость Абхазской Церкви лишь в 1390 году.
Духовным центром самостоятельной Абхазской Церкви вновь стала Пицунда. Территория Абхазского Католикосата охватывала всю Абхазию и Западную Грузию.
Абхазские цари много усилий приложили для Христианского просвещения и других горских народов, своих соседей — алан (осетин) и адыгов. Среди строителей Христианских храмов Киева в XI веке были и абхазские мастера.
Лишь в X веке начался длительный исторический процесс утраты канонической самостоятельности Абхазской Церкви и ее плавного подчинения Грузии.
Во второй половине XVI века кафедра абхазских католикосов была перенесена из Пицунды в Гелатский монастырь в Западной Грузии. С этого момента католикосы будут именоваться «Абхазскими и Имеретинскими», а с XVII века — «Имеретинскими и Абхазскими». Наверное, этот момент является еще одним знаковым событием, закрепившим фактическое каноническое господство Грузии над Абхазской Церковью. Перенос кафедры из Абхазии стал логическим развитием того положения, которое сложилось с 1390 года, когда на абхазской кафедре не было почти ни одного этнического абхаза. А в условиях непрерывных междоусобиц Абхазии и Мингрелии оставаться в Абхазии им было просто небезопасно. К тому же народной любви к архиереям-мингрелам не было, службы шли на грузинском языке, а в чаяния абхазов грузинское духовенство не особенно вникало. Поскольку в Абхазии де-факто не оказалось законного архиерея, то некому стало рукополагать новых священников из абхазов и целые приходы постепенно остались без должного духовного окормления.
В это время стало поднимать голову язычество. После смерти священников-абхазов духовное окормление бывшей паствы отцов вынуждены были осуществлять их дети — обыкновенные миряне, «самозваные священники». Влияние этих новоявленных «жрецов от Православия» привело к появлению жутких симбиозов псевдоправославия с язычеством, Христианские храмы превратились в языческие «святилища».
Такова была цена пренебрежения «национальным фактором» при подборе кандидатов на рукоположение в священство.
Через год после падения Константинополя, в 1454 году, турецкий флот захватил Себастополис (Сухум). Начинается процесс упадка Христианства в Абхазии и одновременное проникновение ислама. Однако существенно позиции ислама усилятся лишь в начале XIX века. Часть населения Абхазии, не желая терять Православную веру, ушла с прибрежных районов в Россию, за Кавказский хребет. Их знают у нас под названием абазин.
Под влиянием исламской Турции Абхазия пережила небывалый культурный упадок. На протяжении XVI-XVIII веков в ней не создано ни одного архитектурного памятника, который по своей художественной значимости встал бы в один ряд с памятниками Христианского периода.

В составе Российской Империи

В 1810 году произошло вхождение Абхазии в состав Российской Империи. А в 1851 году в Абхазии была учреждена самостоятельная епископская кафедра, состоящая в ведении Святейшего Синода Русской Церкви через посредство Грузинского Экзархата. Последний учрежден в 1811 году, после упразднения Грузинской Автокефальной Церкви. Границы Абхазской епископии простирались тогда от Ингура до Анапы. В 1935 году кафедра насчитывала 125 приходов: 61 абхазский, 36 русских, 16 греческих, 4 мингрело-грузинских, 8 смешанных.
1875 год — начато строительство Ново-Афонского Симоно-Кананитского монастыря. Храм на три тысячи человек, братии 500 человек.
1880 год — теми же афонскими монахами основан и Свято-Успенский мужской монастырь в Драндах, братии — 300 человек.
1898 год — основан Василиско-Златоустовский женский монастырь в Команах, сестер — 300 человек.
1902 год — основан Успенский женский монастырь в Москве.
Все эти, вновь построенные Россией, четыре монастыря вели просветительскую работу среди местного абхазского населения. К началу XX века в Абхазии работали сто церковных школ. И как результат этих энергичных усилий Императорской России — появление вскоре в Абхазии целого поколения образованного абхазского духовенства. А в 1907 году начались постоянные Богослужения на абхазском языке.
Все Епископы епархии, кроме одного, были русскими. Местное абхазское население относилось к ним с величайшим почтением. Можно напомнить, что с 1905 по 1906 год Архиереем Сухумской кафедры был будущий священномученик Серафим (Чичагов). Его преемником стал Епископ Кирион (Садзгелашвили). При нем шел активный процесс огрузинивания абхазов. В абхазские приходы назначались лишь священники-грузины, с которыми на исповеди абхазы обязаны были общаться только… через переводчика!

Автокефалия Грузинской Церкви

12 марта 1917 года вновь при фактическом согласии Временного Правительства России была провозглашена автокефалия Грузинской Церкви, включающая в себя и приходы на территории Абхазии. Первым католикосом был избран вышеупомянутый бывший Епископ Сухумский Кирион. В 1918 году в Абхазии высадились грузинские войска, и церковный вопрос был «решен» в пользу Грузии. В 1931 году Абхазия была включена в состав Грузии на правах автономии. В 1943 году молитвенно-каноническое общение двух Церквей — Русской и Грузинской — было возобновлено.
Известный современный абхазский автор Димитрий Дбар пишет: «Уж не такой же ли «арифметический расчет» делается сегодня в Грузинской Патриархии: пусть, мол, абхазы перейдут в ислам или становятся жертвами тоталитарных сект, таких как «Свидетели Иеговы», чьи ряды в Абхазии пополняются ежедневно, но зато Грузия сохранит свою территориальную целостность. Но ведь само по себе единство не есть абсолютное благо. Вопрос в том, во имя чего это единство. И если стремление к единству, целостности Грузии осуществляется ради национального самолюбия и гордости, ради мнимого земного блага грузинского народа и основано на несчастии абхазов, то, я думаю, такое единство основано на грехе и преступлении и не может быть благим».

Абхазская Голгофа

Период богоборческих репрессий уравнял всех — расстреляны или сосланы в лагеря были и Православные абхазы, и Православные грузины. А священников-абхазов к концу 30-х годов прошлого века не осталось вообще ни одного. Отряды карателей врывались во все монашеские общины, разбросанные по кавказским хребтам, и жестоко расправлялись с Православными. В горном поселке Псху чекисты просто сбрасывали верующих с высокой скалы.
А вот что произошло в годы большевистских репрессий у берегов Нового Афона. Озверевшие богоборцы собрали на баржу большое количество священников, монахов и верующих мирян, задраили люки, отбуксировали баржу в море и недалеко от берега расстреляли ее из пулеметов. Баржа быстро легла на дно, соделавшись для сотен новых Севастийских мучеников стальной ракой-саркофагом.
Прошли десятилетия, и когда аквалангисты обнаружили у берегов Нового Афона эту баржу, они, переборов страх, заглянули в трюм. То, что открылось, потрясло их — на дне трюма в полном облачении стояли сотни священников, абсолютно не тронутые ни тлением, ни морскими рыбами! К ногам каждого из них были привязаны тяжелые камни. Поистине, дивен Бог во святых Своих! Известный кавказский отшельник, иеросхимонах Рафаил (Берестов), указывая с берега на это место, уже давно говорит приезжающим к нему паломникам: «Нашлось бы у кого немного денег, подняли бы эту баржу и всех тех, кто там находится, всех их можно было бы прославлять в лике святых новомучеников Российских!»
В тяжелые для верующих годы горы Абхазии стали убежищем для монахов со всего СССР. Небольшие монашеские общинки в Цебельде, Азанте, Амткеле, Двуречии, Псху стали подлинными духовными центрами для всех Православных людей Советского Союза. Многие из тех, кто тайно посещал эти общины для получения духовного наставления, впоследствии стали известными иерархами Русской Церкви, настоятелями монастырей, священнослужителями, профессорами духовных академий.
Схиархимандрит Серафим (Романцов, 1885-1976) свой иноческий путь начал насельником знаменитой Глинской пустыни. Затем подвизался в древнем Драндском монастыре Сухумской епархии. В 1926 году стал иеросхимонахом Серафимом. После закрытия обители жил с отшельниками в горах Абхазии. Около десяти лет сидел за веру в ГУЛАГе. С 1947 по 1961 годы — духовник вновь открывшейся Глинской пустыни. После ее разгона вновь появился на абхазской земле — духовник кафедрального собора в Сухуми. Отпевал его нынешний грузинский Патриарх Илия II, в то время — Митрополит Сухумский и Абхазский. Погребен батюшка на Михайловском кладбище в Сухуме (см. фото).

Монахам-пустынникам власти даже в относительно спокойные брежневские годы покоя не давали. Старожилы хорошо помнят, как в 1984 году газета «Советская Абхазия» публиковала примерно такие сообщения: «В горах нашей республики под видом монашествующих скрываются опасные уголовные преступники. Всем членам КПСС, ВЛКСМ, пионерам, а также охотникам и туристам, кому станет известно об их местонахождении, просьба сообщать в компетентные органы». И сообщали. И выявляли. С собаками, с вертолетами, «с оружием и дрекольми». Убогие хижины пустынников разорялись, а их самих сажали в тюрьмы «за тунеядство». Среди местных верующих ходят разговоры, что некоторых отшельников ретивые грузинские гэбисты расстреливали в их домиках прямо с вертолета.

После битвы

После окончания абхазо-грузинской войны 1992-1993 гг. в республике остались всего четыре священника: священник Виссарион Аплиаа из Гудаут, протоиерей Петр Самсонов из Лыхны, священник Павел Харченко из Гагр, игумен Виталий (Голубь) из Сухума. По их желанию отец Виссарион был избран настоятелем Сухумского кафедрального собора и представителем Сухумо-Абхазской епархии во взаимоотношениях с государством и Русской Церковью. А в 1998 году создан Епархиальный совет, на котором приняли Устав Епархии и избрали управляющего советом. Им стал иерей Виссарион Аплиаа.
В послевоенный период открыты несколько храмов и два мужских монастыря: в 1994 году — Новоафонский, а в 2001 году — Команский. С 2002 года работает Новоафонское духовное училище. Возобновлено Богослужение на абхазском языке.
«Эта земля святая — здесь кровь пролилась, здесь сейчас все омыто людской кровью!» — говорили мне в Абхазии местные Православные. И сейчас эти благодатные горы напоминают медоносный улей — так много в них отшельников, пустынников — исихастов и просто благочестивых, ревностных мирян, пожелавших «более слушать Бога, нежели человеков».
Однако для окормления семейных мирян-абхазов катастрофически не хватает священников: люди живут не крещенные, не венчанные, умирают не отпетые. Воспользовавшись отсутствием должного пастырского окормления, в Абхазию буквально хлынул поток западных проповедников. Особенно в этом преуспели иеговисты. Не встречая достойного отпора, играя на чувствах неискушенных в религии людей, к тому же претерпевших в годы войны многие скорби, они расхищают паству Христову буквально на глазах.
В Сухуме встретились мне две русские пожилые женщины из Казани. Как выяснилось, «катакомбницы». Живут здесь уже давно, пережили недавнюю войну. Имеют в Абхазии несколько небольших подворий-скитов. Существуют исключительно на подаяние.

На снимках: Пантелеимоновский собор Ново-Афонского монастыря; Симоно-Кананитский храм г. Новый Афон; могила схиархимандрита Серафима (Романцова) в Сухуми.

Окончание следует.

Сергей Серюбин
Сухум — Сочи — Симбирск Осень 2005 г.
16.12.2005
1111
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
1 комментарий

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2019 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru