Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Святыни

История Алексиевского Братства

"Целью Братства в Уставе объявлялось содействие распространению и утверждению в народе просвещения в духе Православия".


Самарское Алексиевское Братство давно вписало свою славную страницу в историю родного города. Основанное по благословению святого — будущего священномученика Владимира (Богоявленского), Митрополита Киевского и Галицкого, в то время Самарского Преосвященного, по инициативе сына известного русского писателя-классика С.Т. Аксакова Григория Аксакова, оно объединило лучших людей Самары. Среди имен членов Братства такие известные имена как городского Главы Петра Владимировича Алабина, «хозяина земли Самарской» купца и благотворителя Антона Шихобалова, известного молитвенника соборного протоиерея Валериана Лаврского…
История Братства не оборвалась в 1918 году. Силами самарских прихожан, собранных вокруг редакции Православной газеты «Благовест», по благословению Архиепископа Самарского и Сызранского Сергия Братство возобновило свою работу в 1993 году. Хотя невозможно сравнивать масштабы деятельности дореволюционного Братства и нынешнего, — но и за последние годы сделано немало. Возрождена на историческом месте, возле речных ворот города, часовня Святителя Алексия. Начата традиция Православных паломничеств по волжским святыням — Алексиевское Братство стояло у истоков акции «Волга Православная». Успешно развивалась и издательская деятельность Братства.
Сейчас Алексиевское Братство переживает новый подъем. Воссозданное по инициативе редакции газеты «Благовест», сейчас Братство стало учредителем этого крупнейшего в Поволжье Православного издания. Таким образом продолжена традиция поддержки Братством Православной периодики, ведь до октябрьского переворота Алексиевское Братство на протяжении многих лет являлось издателем «Самарских Епархиальных ведомостей». Надеемся, что с Божией помощью, молитвами Святителя Алексия и трудами сегодняшних братчиков авторитет Алексиевского Братства будет возрастать, и может быть, со временем эта старейшая в Самаре общественная организация будет такой же значимой, какой была в конце XIX — начале XX веков.
Мы публикуем научно-историческое исследование самарского историка Яна (в крещении Иоанна) Налимова, открывающее малоизвестные страницы истории Алексиевского Братства.

Создание Братства

К 15 февраля 1892 года, то есть к моменту создания Алексиевского Братства, Самарская епархия была одной из крупнейших в России и охватывала территорию Самарского, Бугульминского, Бузулукского, Бугурусланского, Новоузенского и Николаевского уездов. Епархия имела целую сеть духовно-просветительтских учреждений, центральное место в которой занимала Самарская Духовная семинария.

13 июня 1884 года вышли в свет «Правила о церковных школах», развивающие и поощряющие духовное образования. В 1885 году у Григория Сергеевича Аксакова появляется идея организации Братства для помощи церковным школам и вообще народному образованию. 20 октября 1885 года он предлагает на рассмотрение Епископа первый проект Устава и копию правил о Православных церковных братствах. Устав в первой редакции был готов еще раньше, так как в письме священника Н. Ласточкина от 22 июня 1885 года мы читаем, что проект Устава читали светские лица, Алабин, Смирнитский. Григорий Сергеевич Аксаков придавали большое значение народному образованию. Еще будучи Самарским губернатором в 1867-1872 годах, Аксаков потребовал от губернского статистического комитета определения количества грамотных крестьян (кстати, в Самарской губернии их было 7,5 процента). Аксаков постоянно поддерживал решения губернского земства об увеличении числа народных школ и училищ, лучшего их оснащения учебными пособиями. При его участии был разработан проект о земской школе сельских учительниц. То есть дело церковных школ, а также вообще народного образования бывший губернатор, тайный советник, предводитель дворянства Самарской губернии Г.С. Аксаков принимал очень близко к сердцу. Он отредактировал и подал в 1886 году вторую редакцию Устава, которая и была принята.
Но дело организации Братства затянулось до 1892 года. Почему? В записке о необходимости изменения Устава в 1896 году протоиереев Валериана Лаврского и Н. Боголюбского говорится, что Устав подавали Преосвященнейшему Серафиму, тогдашнему Епископу, но он не нашел сочувствия в 1886 году. Видимо, причиной явилась и большая загруженность Г.С. Аксакова. Вступив 7 июля 1884 года в должность губернского предводителя дворянства, он взял на себя много новых забот: активно участвовал в подготовке и проведении празднования 300-летия Самары, занимался составлением и утверждением списков присяжных поверенных. Наконец, Г.С. Аксаков лично занимался ссудами, выданными Правительством в неурожайные 1873 и 1880 годы, а также выплатами недоимок по ним. От этого зависело благосостояние многих самарских землевладельцев. Хлопоты и поездка по этому поводу в Петербург стали одной из причин ухудшения здоровья и смерти Г.С. Аксакова в 1891 году. Аксаков не дожил до открытия Алексиевского Братства, но вопрос о необходимости организации, объединяющей духовную и светскую интеллигенцию, а также всех заинтересованных (в том числе и состоятельных) лиц в деле духовного просвещения, помощи духовным учебным заведениям, особенно церковным школам, понимали многие люди, поставившие позже свои подписи под прошением об открытии Братства от 10 февраля 1892 года на имя Его Преосвященства Преосвященнейшего Владимира, Епископа Самарского и Ставропольского.
Епископ Самарский Владимир (Богоявленский) (будущий Священномученик Митрополит Киевский и Галицкий Владимир + 1918 г.) сочувственно отнесся к этому делу. В послании перечислялись мотивы открытия Братства. Говорилось, что оживление духовенством нравственно-просветительской деятельности не может оставить равнодушным общество. «Церковные школы светские лица видели одним из предметов совместной с духовенством деятельности в пользу просвещения в духе Православной веры». Говорилось о необходимости для «образованных лиц слова пастыря, которое поможет им разобраться в сложных вопросах…». Отсюда делали вывод о полезности соединения в одно Братство духовенства и общества в интересах духовно-просветительской деятельности.
Мы наблюдаем весьма много схожего в мотивах и способах образования древних братств и Алексиевского Братства. Если взять их в период расцвета деятельности в конце XVI — начале XVII веков, то в обеих ситуациях инициаторами стали светские люди (в нашем случае Г.С. Аксаков, явившийся автором идеи создания Братства). И в более ранних, и в Алексиевском Братстве целью была помощь духовенству, развитие духовно-просветительской деятельности и церковных школ. В отличие от Братств XV-XVII веков, Алексиевское Братство полностью подчинялось церковным властям. Покровителем Братства был избран Святитель Алексий — Небесный Покровитель Самары. Во время поездки в Орду он предсказал создание города Самары и произнес ставшее широко известным пророчество: «На месте сем будет основан город Самара, в нем просияет благочестие и никогда и никем город этот разорению не будет подвержен».

Прошение об образовании Братства подписали 87 человек, среди них действительный статский советник Петр Владимирович Алабин, В.В. Алабина, действительный статский советник П.Н. Рузский, действительный статский советник Херувимов, священник П.В. Архангельский, статский советник Безсонов, священник Н.И. Богоявленский, протоиерей И.А. Боголюбский, купец Н.И Шихобалов, купец А.Н. Шихобалов.
Открытие Братства состоялось в день памяти Святителя Алексия, 12 февраля 1892 года (25 февраля нового стиля). 10 февраля 1892 года Епископ Самарский утвердил Устав Братства. В день открытия была совершена Божественная литургия в приходской церкви во имя Святителя Алексия. На собрании в зале городской Думы Владыка говорил о необходимости будущей братской деятельности. Присутствующие выбрали закрытой баллотировкой (путем записок) двенадцать членов Совета, которые должны были управлять делами Братства. Председателем стал ректор Самарской Духовной семинарии Архимандрит Серафим, первым его товарищем — протоиерей Валериан Лаврский, вторым товарищем — священник Н.И. Боголюбский. Членами Совета были действительный статский советник П.Н. Рузский, действительный статский советник П.В. Алабин, действительный статский советник Херувимов, директор народных училищ М.Н. Грифцов, секретарь Духовной Консистории В.И. Калатузов, протоиерей А.В. Жданов, протоиерей В.В. Маслов и священник И.А. Панормов.

Цели Братства

Целью Братства в Уставе объявлялось содействие распространению и утверждению в народе просвещения в духе Православия. Главную деятельность предполагалось направить на религиозно-нравственное просвещение. Для этого Братство должно было содействовать руководству епархии в поддержании существующих и в организации новых церковно-приходских школ для малолетних (согласно Высочайше утвержденным правилам для этих школ и в том направлении, которое указывалось Святейшим Синодом в определении от 12 июля 1884 года и в циркуляре Министерства Народного просвещения). Уроки для взрослых и воскресные школы для лиц, не имеющих возможности учиться ежедневно, а также внехрамовых собеседований с народом о вере и нравственности. Подобной деятельностью занимались и ранее Братства, отличие было только в том, что они в просвещении, в организации школ были самостоятельны, не связаны точными указаниями. Содействие школам по Уставу могло состоять в снабжении их безплатными учебниками или пособиями по удешевленным ценам; выдаче из средств Братства единовременных или постоянных пособий; вознаграждении преподавателей; принятии на себя содержания отдельной школы, особенно в учреждении образцовых школ.
В случае отсутствия собственных средств Братство могло войти в сношения с земскими и иными учреждениями, занимавшимися проблемами народного образования, а также обращаться к частным лицам, известным «своим сочувствием к распространению просвещения»..
Предполагалось содействие Братства в формировании библиотек при сельских церквах или церковно-приходских школах (через безвозмездное снабжение их «полезными для народа» книгами или принятие на себя посредничества в выписке книг от издателя и книгопродавца без получения выгоды). Таким образом, Братство выступало своеобразным цензором в формировании библиотек и в случае их дарения школам и церквам, и в случае если те их покупали. Братство могло открывать при церквах и монастырях епархии склады учебников и пособий для снабжения ими церковно-приходских школ, а также хранилищ крестиков, икон, картин, книг и брошюр религиозно-нравственного содержания для безплатной раздачи народу или продажи по удешевленным ценам. По мере возможности Братство должно было не выпускать из внимания духовное просвещение городских жителей, содействуя ему, кроме вышеуказанных способов, устройством публичных чтений о нравственности и вере; устраивая библиотеки из книг только религиозно-нравственного содержания, с читальнями при некоторых из них.
Для помощи духовенству в просвещении Братство могло собирать сведения о лучших вышедших в свет книгах, тех из них, которые могли служить духовенству пособием в духовно-просветительской деятельности. Для выполнения этой задачи Братство могло принимать на себя посреднические функции, выписывая для себя и Церкви необходимую литературу. Это было своеобразное просвещение духовенства, бывшее задачей и старых Братств, боровшихся с безкнижностью священнослужителей.
Могла оказываться помощь духовным лицам (не обязательно братчикам) в издании ими собственных сочинений. Древние Братства вообще имели свои типографии и занимались издательской деятельностью.
Кроме того, предполагалось оказывать содействие созданию певческих школ и хоров через выявление лиц, способных обучать хоровому пению и через безвозмездное снабжение беднейших церквей и школ нотными книгами. Наконец, по мере возможности Братство могло содействовать религиозно-нравственному образованию «во всех случаях, в которых оно будет приглашаемо к тому Епархиальным начальством».

Структура и источники финансирования Братства

Состав Братства определялся следующим образом: членом Братства мог стать всякий Православный, живущий в Самарской епархии или другой местности России. Среди членов Братства соблюдалась определенная иерархия.
Члены-сотрудники — ими могли быть лица, вносящие в казну ежегодно не менее одного рубля. На общих собраниях они имели права только совещательного голоса.
Братчики — лица, вносящие ежегодно не менее трех рублей или единовременно не менее шестидесяти рублей. Но звание братчика мог получить, по определению Совета, человек, личным трудом содействующий целям Братства, даже если он и не внес денег. Лица, внесшие сразу шестьдесят рублей, становились пожизненными братчиками.

В Почетные члены Братства входили лица, оказавшие важное содействие успехам духовного просвещения в народе своими учеными или педагогическими трудами, и лица, своим влиянием и содействием способствовавшие целям Братства, а также сделавшие значительное пожертвование (не менее трехсот рублей).
Мы наблюдаем тут весьма демократический способ комплектования, так как полноправным членом Братства мог стать любой человек любого пола, любого звания и сословия и материального положения, даже неимущий. В древних Братствах был подобный состав, но отличался он обязательностью имущественного ценза, так как каждый при вступлении должен был давать деньги (во Львовское — шесть грошей, в Виленское — сколько сможет). Живущие в городе (значит, могли быть и не живущие в нем) должны были собираться один раз в четыре недели и давать деньги (по полгроша или сколько сможет в Львовском Успенском Братстве). Четкой структуры в составе ранних Братств, то есть выделения отдельных групп, не наблюдалось.
Денежные средства Алексиевского Братства формировались из следующих источников:
1. Ежегодные пожертвования и членские взносы.
2. Единовременные взносы и пожертвования деньгами, книгами и другими вещами.
3. Сборы посредством кружек Братства, обносимых во время Богослужений в церквах епархии и выставленных в других местах с разрешения властей.
4. Путем сборных листов или книжек, выдаваемых членам Братства от Совета.
Средства делились на следующие части. Неприкосновенный капитал состоял из вкладов, заменяющих ежегодные членские взносы. Эти деньги обращались в процентные бумаги на имя Братства. Расходный капитал употреблялся на текущие расходы и состоял из ежегодных членских взносов и из всех сумм, поступающих в Братство без специального назначения, а также проценты с процентных бумаг. Но 10 процентов от всех этих сумм первоначально отчислялись в неприкосновенный капитал. Капитал социального назначения состоял из средств, жертвуемых в Братство со специальным назначением и не мог быть использован на другой предмет. В случае невозможности дальнейшего использования по назначению вследствие изменения каких-либо обстоятельств жертвование поступало в распоряжение Братства.
В предшествующих Братствах средства состояли из вступительных и регулярных членских взносов, пожертвований состоятельных друзей и братчиков, а также доходов, получаемых с подаренных недвижимости и поместий. Было ли какое-либо разделение капиталов, мы не знаем. Этот вопрос ждет отдельного исследования.
Управление Братством осуществлялось следующим образом. Главным руководящим и направляющим лицом был Правящий Архиерей, так как Братство было церковным учреждением.
Управление делами Братства принадлежало Общему Собранию его членов, которое для ведения текущих дел избирало Совет. Общее Собрание могло быть ежегодным (12 февраля каждого года, в день памяти Святителя Алексия) и чрезвычайным, созываемым по мере надобности по постановлению Совета, с утверждения Епархиального Архиерея. О месте, времени и предмете собраний оповещалось заранее.
В Общих Собраниях председательствовал Председатель Совета Братства, а если считал нужным, то сам Архиерей. В случае отсутствия Председателя председательствовал первый из его товарищей.
Для законности постановлений Общего Собрания Братства необходимо было присутствие на нем не менее двух третей членов, живущих в Самаре, последующее после несостоявшегося Собрание могло быть при любом числе членов.
Повестка дня Общего Собрания могла быть следующей: избрание Председателя с двумя товарищами и членов Совета; присуждение, по предложению и утверждению Совета, звания Почетного члена Братства; рассмотрение и утверждение отчетов о братской деятельности Совета; рассмотрение и утверждение смет и предложений Совета, идущих к расширению деятельности Братства или изменению параграфов Устава; избрание ревизионной комиссии для проверки касс и приходно-расходных книг Совета, а также находящегося в ведении Совета имущества; рассмотрение отчета комиссий. Все обсуждаемые в Общем Собрании дела решались простым большинством голосов. Извлечения из протоколов Общего Собрания и из годовых отчетов печатались в местной прессе (в частности, в «Самарских Епархиальных ведомостях»).
Исполнительным органом Алексиевского Братства был Совет Братства. Он ведал текущими делами и состоял из 14 лиц: Председателя, двоих его товарищей, девяти членов, избираемых Общим Собранием, и, для связи с управление церковно-приходскими школами, из двоих членов Епархиального Училищного Совета. В примечании к Уставу было указано, что лица женского пола не могут быть членами Совета. Председатель избирался Общим Собранием на четыре года, а из одиннадцати членов, избираемых Общим Собранием, три члена ежегодно выбывали по старшинству поступления и заменялись вновь избираемыми Общим Собранием. Но выбывшие члены Совета могли быть избираемы вновь. Общее Собрание из членов Совета на тот же срок избирало двоих товарищей Председателя, из которых один должен был быть духовным лицом. Казначей, библиотекарь, секретарь избирались членами Совета из своей среды.
Совет действовал при помощи заседаний по повестке Председателя. Они могли быть очередными (не менее одного раза в год) и внеочередными, по надобности. Заседание Совета считалось состоявшимся при присутствии не менее пяти членов. Действовал демократический принцип управления Советом, дела решались большинством голосов, при их равенстве решающим был голос Председателя. Постановления Совета, опротестованные кем-либо из членов от Епархиального Училищного Совета, представлялись Председателем на усмотрение Архиерея, то есть спорные вопросы решала высшая духовная власть. Совет ведал делами Братства в пределах Устава, принимая по существу дел все нужные распоряжения и осуществляя расходы в пределах сметы, утвержденной Общим Собранием. Совет обсуждал поступающие сообщения Епархиального начальства, ходатайства Епархиального Училищного Совета, просьбы по снабжению учебными и прочими принадлежностями, по выдаче единовременных денежных пособий или постоянного вознаграждения преподавателям, а также по другим предметам деятельности. Совет изыскивал законные меры к увеличению средств Братства, связываясь по этому вопросу с учреждениями, а также лицами, на которых лежало попечение о народном просвещении. Совет принимал и хранил денежное и другое имущество Братства и ежемесячно свидетельствовал его по документам.
Еще одним принципом работы Совета была гласность. Совет назначал дни Общих Собраний, составлял и предоставлял отчеты о годовой деятельности Общему Собранию, а также сметы предполагаемых расходов в будущем году. Отчеты публиковались в «Самарских Епархиальных ведомостях» в виде кратких месячных ведомостей о приходе, расходе и остатке сумм Братства.
Совет также находил лиц для проведения публичных народных чтений о предметах веры и нравственности, составлял или рассматривал программы таких чтений и ходатайствовал перед начальством об их разрешении. Совет подыскивал помещения для чтений. К Председателю поступали все бумаги, и он давал распоряжения о вынесении их в Совет.
Председатель Совета наблюдал за исполнением Устава и определений Совета и руководил прениями. В случае появления дел, требующих быстрого исполнения, оформлял распоряжения собственной властью, но все такие бумаги докладывались Совету. Сумму, которую мог израсходовать Председатель собственной властью в течение месяца, определял Совет. В случае невозможности Председателем Совета исполнять свои обязанности их выполняли товарищи Председателя.
Казначей обязан был руководить хозяйственной частью Братства, подготавливать годовые денежные отчеты. Библиотекарь исполнял свои обязанности по особой инструкции, составленной Советом Братства. В его ведении были книжные склады. Секретарь Совета вел все делопроизводство, заведовал архивом.
Совет Братства имел свою печать, на которой был изображен святой крест в сиянии и слова: «Печать Самарского Епархиального Алексиевского Братства».
Таким образом, возвращаясь к вопросу о принципах управления в Братстве, мы можем утверждать, что это был принцип демократического централизма, так как оба его признака налицо: выборность сверху донизу и подчинение меньшинства большинству. Верховным органом власти было Общее Собрание его членов. Для ведения общих дел избирался подотчетный и контролируемый Совет, которым руководил подотчетный и Собранию, и Совету Председатель. Появление столь прогрессивного Устава неудивительно, если учесть, что автор, Г.С. Аксаков, имел высшее юридическое образование. Он был в 1840 году в составе первого выпуска Петербургского училища правоведов. Организация у Алексиевского Братства была более четкой и продуманной, чем у древних Братств. В Уставе Львовского Успенского Братства об управлении говорилось, что ежегодно на Общем Собрании из своей среды Братство выбирало четырех старшин, которые по истечении года давали отчет на Общем Собрании о своей работе. То есть существовали и Общее Собрание, и своеобразный Совет. Но ранее созданные Братства имели весьма важное преимущество: они обладали правом самоуправления. У них существовал суд и наказание членов. Виновный осуждался или на уплату определенного количества воска, или на отсидку в колокольне, заменявшей тюрьму. Если кто из братчиков пренебрегал братским судом (значит, он был не насильственным и не было силовых органов), то судился как преступник Церковью. Если за четыре недели он не раскаивался, то отлучался через братского священника от Церкви как «поганец и тяжкий грешник». То есть Братства имели право церковного суда над своими членами. В случае такого отлучения через братского священника ни протопоп, ни Епископ не имели права благословить отлученного, пока он не покорялся Братству. В Алексиевском Братстве не было особенно выделяемого братского священника, но в управлении и среди членов было много духовных лиц, да и верховное управление, в принципе, осуществлял Правящий Архиерей.
Алексиевское Братство имело и свои ритуалы. Ежегодно в одном из самарских храмов во имя Святителя Алексия священники-братчики совершали торжественное Богослужение, за которым поминались все братчики, и живые, и усопшие. Ритуалы имели, естественно, и древние Братства. В Уставе Львовского Успенского Братства (напомним, что оно было образцом для остальных) сказано, что, закончив свои общие дела, братчики должны читать священные книги. Все братчики записывали своих родственников в помянник братской Успенской Церкви, где они и поминались братскими священниками. Как мы видим, принципиальной разницы в ритуалах старых и новых Братств нет.

Было предусмотрено изменение Устава, которое должно было происходить в порядке, указанном в «Правилах о Братствах…», а также прекращение деятельности, в случае которого все имущество и капитал передавались в ведение местной Епархиальной власти для употребления на дела, соответствующие целям Братства. Такое изменение Устава было, например, в 1896 году после подачи в Совет записки от члена Совета, товарища Председателя протоиерея Валериана Лаврского и Н. Боголюбского о настоятельной потребности некоторых изменений Устава. В ней говорилось, что Братство в момент создания имело одной из главных целей «быть простым питомником церковной школы». Для этой цели Преосвященнейший Владимир воспользовался Уставом, составленным покойным Г.С. Аксаковым. Когда Г.С. Аксаков писал Устав, начинался новый этап в развитии церковной школы, и это направление деятельности Братства как ведущее было оправданно. Теперь ситуация изменилась. Церковная школа растет, крепнет независимо от Братства, которое оказывает ей ничтожную помощь в сравнении со средствами, составляющими бюджет Училищного Совета. С другой стороны, и деятельность Братства стала более насыщенной и разнообразной в рамках других направлений. Поэтому священники Лаврский и Боголюбский предлагали изменить Устав, исключив помощь церковным школам как основной вид деятельности, оставив просто духовно-нравственное просвещение, увеличение библиотек.
Таким образом, объявленное в 1892 году Алексиевское Братство должно было сочетать религиозно-просветительскую и благотворительную деятельность, которая явно должна была пойти на помощь как подрастающему, так и взрослому населению. В 1892 году Братство полностью оформилось как самостоятельная общественная организация. Оно имело четкую структуру, продуманную систему управления, руководящие документы, благородные задачи, перспективные сферы приложения сил. Большую помощь Братство должно было оказать духовенству, причем материальная помощь не являлась основной. Главное — это то, что деятельность Братства должна была сблизить мирян и духовенство, создать именно дружеские, гуманные, братские отношения между людьми. Отношения братьев, соединенных общим добрым делом, где было неважно, какую ступеньку в социальной лестнице ты занимаешь. Недаром так демократичен сам Устав. Например, звание братчика мог получить любой, даже и неимущий человек, личным трудом старавшийся для общего дела. То есть имущий и неимущий пользовались в рамках Братства равными правами. Удивительно демократично строилось управление делами Братства. Насколько задуманное осуществилось, показывает практическая деятельность Братства.

На снимках: основатель Братства — Священномученик Владимир, Митрополит Киевский и Галицкий; инициатор создания Братства — Григорий Сергеевич Аксаков; член Совета Братства — Самарский Городской Голова — Петр Владимирович Алабин; самарский купец и благотворитель, один из инициаторов создания Алексиевского Братства — Антон Шихобалов.

Продолжение следует.

Ян Налимов
г. Самара
29.02.2008
1062
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
3
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru