Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Астраханские новомученики (Окончание)

В Астраханской епархии сразу после революции начались жестокие гонения на Церковь, расстрелы священнослужителей и верующих мирян.


Начало см.

Священник Николай Леторов

Отец Николай Леторов был настоятелем Александро-Невской церкви поселка Разин Бугор (сейчас село Разино). Поселок существовал с начала XIX столетия, и уже вскоре после его основания на местном кладбище была воздвигнута маленькая деревянная часовня во имя святого благоверного князя Александра Невского. В 1909 году местное общество решило строить уже каменный молитвенный дом, который был закончен в 1910 году. До 1915 года эта церковь считалась приписной к Петропавловскому храму села Цветного, и в этом году здесь был организован самостоятельный приход. Первым настоятелем Александро-Невского храма и стал иерей Николай Леторов. 25 января 1915 года, он, указом Духовной Консистории, был переведен из села Житкур.
Отец Николай был человеком добрым и отзывчивым, всячески старался помочь своим прихожанам. Стараясь найти дополнительные средства для прихода, занялся кооперацией. Честность и неподкупность его в этом деле навлекла на него гнев местных спекулянтов, что и послужило первый толчком в его скорбном пути. В январе 1918 года по доносу спекулянта — лавочника из соседнего села, отец Николай был арестован и 27 января доставлен в Астрахань.
Время это было самое тревожное. С 12 по 25 января в Астрахани шли ожесточенные бои между сторонниками Советской власти и белоказаками. В советской прессе, ещё до начала боев, началась оголтелая кампания против Церкви. Солдат и рабочих откровенно натравливали против «черных воронов», как в газетах именовалось духовенство. В это смутное время священнику было просто опасно показаться на улице. Разогретая лозунгами толпа встречала любого священнослужителя в облачении насмешками и издевательствами.
Вот в это время отец Николай и оказался в руках революционного суда, который в обстоятельствах военного времени совсем не церемонился с обвиняемыми. Священника три дня продержали в кремле, превратившемся в военную базу большевиков. Там над ним всячески издевались, заставляя снять с себя сан и отречься от Бога. Отец Николай мужественно сносил все эти издевательства. На угрозы мучителей отвечал молитвой и требовал для себя справедливого суда. Мучители же еще больше распалялись, не вынося твердости священника, и во время очередной вспышки гнева накинулись на него с шашками. Отец Николай пытался защищаться, и все руки его были порезаны. Наконец, один из мучителей выстрелил ему в грудь, тяжело ранив. Отец Николай истекал кровью, но был еще жив. Тогда мучители, желая скрыть следы своего преступления, погрузили отца Николая на телегу, прикрыли соломой и вывезли за город. Вблизи кирпичных сараев, находившихся за Духосошественским кладбищем, его выгрузили из телеги. Ударом шашки по сонной артерии мучители добили отца Николая. Долго его тело лежало у одной из ям, около кирпичных сараев. Приходившие на кладбище из Астрахани несколько раз говорили, что около кирпичных сараев лежит убитый монах или священник. После этого тело его забрали и погребли на Афонском кладбище. Отец Николай стал первой жертвой начавшегося «красного террора» на Астраханской земле.

Жизнеописание Священномученника Григория Хлебунова

Отец Григорий Хлебунов родился в 1873 году в селе Шуватово Симбирской губернии в крестьянской семье. Родители его, Никита и Татьяна, были людьми благочестивыми, и сына своего воспитали в глубокой вере. Когда Григорию было 3 года, он сильно заболел и был близок к смерти. Мать его молилась об исцелении сына. Ночью ей явилась Пресвятая Богородица. Возложив руку Свою на умирающего мальчика, Она сказала: «Твой сын от нашего роду» (примерно те же слова сказала Царица Небесная про Преподобного Серафима Саровского!). После этих слов Татьяна очнулась, но никого рядом уже не увидела.
Григорий после этого видения быстро поправился и вскоре выздоровел. С детства он имел способность к учению и, хотя окончил лишь сельскую школу, много занимался сам и сумел прийти к хорошим знаниям. Бедность семьи, а также случившийся в Симбирской губернии голод, вынудили Григория искать приработка на стороне. Так он оказался в Астрахани, где подряжался на различные работы, не гнушаясь при этом самыми черными и тяжелыми. Здесь он женился. Дарья Степановна, его жена, стала крепкой опорой своему мужу, всегда духовно поддерживая его и помогая в скорбях и испытаниях.
Перед рукоположением в священника Григорий подвизался псаломщиком в храмах Черноярского уезда. Трудности военного времени и революции с поголовной нищетой и дороговизной вынудили Григория искать другого, более значительного заработка. В 1917 г. он устроился в Астрахани на работу на бакон «Нобеля», однако его все время тянуло оставить мирские занятия и отдать себя на служение Богу. В 1921 году он был посвящен в иерейский сан, который, по словам самого рукоположенного, «получил за преданность религии и ея делу». В 1923 году отец Григорий Хлебунов был послан в село Началово. В местном храме в честь Рудненской иконы Божией Матери он и прослужил все время до ареста большевиками.
Прибыв в Началово, отец Григорий повел борьбу с обновленчеством. Прихожане полюбили своего пастыря, который не делил прихожан на богатых и бедных, но был внимателен и милостив ко всем. Сам будучи выходцем из крестьян, он от всего сердца болел за сельчан, много страдавших из-за притеснений советской власти. А в Астрахань тем временем шли доносы: «…благодаря кулацкой агитации и усиленной деятельности попа Хлебунова Григория, многие высказывались против снятия колоколов. Вообще отмечено, что за последнее время религиозность населения якобы поднялась, в церкви бывает по праздникам очень много народу, особенно молодежи У Хлебунова много религиозной литературы, которую он дает для прочтения на дом, как старикам, так и молодежи.». Кроме того, следователей раздражала борьба священника Григория с обновленцами и верность своему архиерею, Астраханскому архиепископу Филиппу (Ставицкому).
Тучи сгущались. В селе Началово стали говорить о возможном закрытии церкви и о скором выселении всех крестьян, объявленных кулаками. 26 сентября 1929 года Архиепископ Филипп был арестован в Астрахани. Тут же по астраханским селам принялись арестовывать местное духовенство, в большинстве своем твердых в отстаивании Православной веры священнослужителей. Так 3 февраля 1930 года арестовали и священника Григория Хлебунова. При обыске у него обнаружили несколько писем и вырезку из газеты с речью австрийского министра иностранных дел, поносившего III Интернационал и советское правительство. Эта заметка дала возможность следствию обвинить отца Григория в антисоветской агитации. Но тогда следователи все же оставили священника в покое.Он вернулся в село.
Но там произошел арест еще одного священника — отца Петра Цветкова (которого пригласили из Астрахани для службы в церкви, пока отец Григорий находился под арестом) за то, что он служил в храме не зарегестрировавщись в сельсовете. Арестовали и членов церковного совета. Эти события всколыхнуло село. Несправедливые аресты и боязнь, что после ареста закроют и церковь спровоцировали массовые выступления женщин. Собравшаяся после службы толпа из 300 сельчанок стала требовать освобождения священников и членов совета церкви. Эта массовость испугала местные власти и отец Петр с церковниками были отпущены.
На 22 февраля 1930 года был назначено выселение раскулаченных и их семей из села. Людское горе колыхнулось взрывом. Доведенные до отчаяния люди не выдержали, кто-то ударил в церковный набат и толпа хлынула на здание сельсовета. Во время погрома погибло 6 коммунистов, а наутро 23 февраля в селе начались массовые аресты. Всего по делу началовского восстания было арестовано 43 человека, среди них было 3 священника: Григорий Хлебунов, Александр Блахов и Петр Цветков, диакон Павел Строков, псаломщик Павел Галитин и члены церковного совета: Матвей Селезнев и Михаил Одинцов. Священнослужителей признали зачинщиками беспорядков. Особенно подчеркивалась роль иерея Григория Хлебунова.
28 февраля 1930 года состоялось заседание тройки ОГПУ по Нижне-Волжскому краю, на котором священник Григорий Хлебунов и еще 13 человек, проходивших по делу «началовского восстания», были приговорены к расстрелу. 6 марта в 23 часа 45 минут они были казнены в окрестностях Астрахани, «вне городской черты, в месте, гарантирующем секретность».
(В составлении жизнеописания использованы воспоминания правнучек священномученика Григория Хлебунова: Фроловой Любови Михайловны и Комиссаровой Людмилы Михайловны)

На снимке: Расстрел Крестного хода в Астрахане. Клеймо с иконы Новомучеников и Исповедников Российских.

Игумен Иосиф (Марьян)
г. Астрахань
08.07.2005
1022
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть


Добавьте в соц. сети:





Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru