Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Знамение времени

Суженый — ряженый…

Повесть-предупреждение о том, как интерес к тайному, запретному может открыть двери в реальный мир силам тьмы. Окончание.


Окончание. См. также

***
Он появился так же неожиданно, как и исчез, за день до первого выпускного экзамена. Алекс окликнул Свету на улице, когда она шла на консультацию в школу.
— Ты откуда? — удивилась она.
— Долго рассказывать. Меня еще не вычеркнули из списков выпускников? Я ведь собираюсь сдавать экзамены.
— Так ведь первый — завтра!
— А я к нему готов.
— Ну ты даешь! Дома хоть был?
— Да, надо было успокоить родителей. Мама решила, что у меня умственное помешательство. Придется на завтрашнем экзамене получить пятерку, чтобы доказать, что я в порядке.
Света не могла дождаться окончания занятия. Тани почему-то не было. «Неужели проспала? — думала Света. — Такой новости еще не знает!»
Математичка не успела закончить свою фразу, когда в кабинет ворвался Алекс.
— Таня в больнице! — громко сказал он.
И все вскочили со своих мест. Только Света словно приросла к стулу.

***
— Почему, ну почему она это сделала?
Свету и Алекса не пустили в палату. В реанимационное отделение вообще никого не пускали, даже родителей Тани.
Ее мама с заплаканными глазами растерянно говорила:
-Я не знаю, почему! Утром она пошла на консультацию. Взволнованная была очень. Я решила, что это из-за экзаменов. А потом мальчишка соседский прибежал и сказал, что Таню увезли в больницу. Я поверить не могла: рабочие видели, как она вбежала в строящийся дом, как бегом поднялась на самый верх, а потом с площадки прыгнула вниз. Почему она это сделала?
— Что ты об этом думаешь? — спросил Алекс, когда они со Светой вышли на улицу.
— Видно, гадания ее не прошли даром. Говорила же ей, чтобы не искушала судьбу! А ты все еще медитируешь? Мне отец Василий сказал, что все это одного поля ягоды — и гадания, и медитация…
— Я знаю. Я уже покаялся в этом.
Света удивленно смотрела на Алекса.
— Где ты был все это время?
— В монастыре.
— Ничего себе! Как же ты туда попал?
— Ты не будешь смеяться?
— Боюсь, что мне не до смеха.
— Я от собаки убегал. В прошлый понедельник мне приснился жуткий кошмар: огромная черная собака отгрызла мне правую руку, а я, истекая кровью, пришел к тебе. И знаешь, что ты сказала? Что теперь я не смогу молиться! А потом так зловеще захохотала. И это уже была не ты, а какая-то страшная тетка… В общем, проснулся я в ужасном настроении. Быстро собрался, чтобы идти в школу. Выхожу из дома, а на крыльце сидит та самая собака, что во сне мне руку откусила…
— Вот это да!
— Я очень испугался и быстро забежал в дом. Моя мама тоже собиралась на работу. Я сделал вид, будто что-то забыл. Когда я вышел вместе с нею, то никакой собаки и в помине не было. Но возле школы я ее снова увидел. Она будто бы поджидала меня. После уроков я боялся выйти. Меня уже вечером выпроводил сторож. К счастью, шел знакомый парень с твоей улицы. С ним я до твоего дома и дошел. Потом я забрал твою иконку. Извини, она до сих пор у меня. Ты не сердишься?
— Нет, конечно. Оставь ее себе.
— Спасибо, она спасла меня.
— Что было дальше?
— Я пошел домой. По дороге собаку не видел. А когда подошел к дому, заметил, что она снова сидит на крыльце. Я не мог пройти мимо нее! И тут мне показалось, что она смотрит прямо мне в глаза. Я развернулся и побежал со всех ног, не разбирая дороги. А сам держу в руках твою иконку и молю Бога, чтобы этот кошмар закончился.
Алекс перевел дыхание.
— Я прибежал на автовокзал и сел в первый попавшийся автобус, отдав водителю все деньги, что у меня были, а их оказалось явно недостаточно. Но я умолял его увезти меня, потому что мне очень надо. Не знаю, почему, но он согласился. Я сел в самом конце автобуса и уже в окно видел эту собаку. Но я достал иконку и смотрел на нее. Мне стало легче, и я уснул. Проснулся среди ночи в незнакомом городе. Водитель сказал: «Приехали. Ты сюда хотел добраться?». Я кивнул. Вышел из автобуса и думаю, куда же теперь идти. Смотрю, на вокзальных часах — три часа ночи. А тут дяденька подходит ко мне. С бородой такой и в странной шапке, одежда на нем черная. И я догадался, что это священник. Он спросил: «Ночевать негде?» И, не дожидаясь ответа, добавил: «Идем со мной!» И я пошел. Мы пришли к каким-то воротам, вошли в просторный двор, потом в двухэтажный дом. За большим деревянным столом он накормил меня ужином, предварительно прочтя молитву. Ты не поверишь, я никогда не ел такой вкусной еды! Картошка в мундире, черный хлеб и квашеная капуста показались мне вкуснее всяких деликатесов. Он сказал, что кельи все заняты, а в гостинице сейчас ремонт. Постелил мне на стареньком жестком диване. Прочел со мной вечерние молитвы, благословил меня и ушел. Больше я его не видел.
— В смысле до утра?
— Нет, я его больше никогда не видел. И даже не знаю, как его зовут и кто это был. Утром я проснулся на том же диване. В трапезную — а я как раз рядом с ней и спал — подходила монастырская братия. Но это я только утром и узнал. Удивлялись, откуда я взялся. Я сказал, что привел меня их батюшка. Они говорят, что один у них батюшка и никуда он не уезжал. Но больше расспрашивать не стали. Пришел потом и их священник, игумен, как выяснилось. Совершенно другой человек. Опять все молились, потом только чаю выпили с хлебом. А игумен и вовсе ничего не ел. Все разошлись, а я с ним остался. Это был отец Тихон. Я ему свою историю и рассказал. Он разрешил остаться на несколько дней. Я и остался…
— А почему ты ночью звонил?
— Мама мне приснилась. Плакала очень. Вот я среди ночи пошел на телеграф, там по межгороду и позвонил тебе. Ты уж извини, но мне больше некому было звонить. А маме — я не мог.

***
Алекс и Света сдали первый экзамен на пятерки. А через два дня Таню перевели в обычную палату в хирургическом отделении. Они договорились сходить к ней вместе.
Таня выглядела ужасно: голова в бинтах, нога и рука в гипсе. Но она улыбалась!
— Я так рада вас видеть! Здорово, что вы пришли! — Ее голос звучал немного странно, с какой-то хрипотцой.
— Танюха! — Света не могла сдержать слез. — Мы так за тебя испугались!
— Светик, не плачь! Все уже позади!
— Что позади? Ты вся в гипсе! Зачем ты это сделала?
— Только не думай, что я сошла с ума. Я убила ее!
— Кого? — так и ахнула Света.
— Твою собаку! В то утро она бежала за мной. А ночью во сне я от нее убегала. Выхожу на улицу. А она тут как тут! И уже наяву за мной погналась. Я, конечно, струхнула. Побежала на стройку, а она не отстает! Я поднялась на самый верх, и она за мной. Я стою на самом краю, а она вот-вот на меня прыгнет. И тут я думаю, что если успею отскочить, она упадет вниз и разобьется. Я так и сделала, но и сама не удержалась. Только я видела, что она упала… Там был труп собаки?
— Какой труп? Таня, это не собака. Ее нельзя убить. Во всяком случае так, как хотела это сделать ты.
Алекс говорил медленно, будто взвешивая каждое слово. И от этого всем стало как-то не по себе. Таня заплакала.
— Зачем только я тогда дала тебе ту книгу! — всхлипывая, говорила она. — Теперь эта тварь не оставляет меня в покое. Почему меня? Это же ты ее выпустила!
— А ты продолжаешь гадать, вместо того чтобы идти с мамой в церковь! Уверена, что только по ее молитвам ты не разбилась насмерть!
— Откуда ты знаешь?
— Это и так понятно!
— Мама сегодня уговаривала меня исповедаться. А мне стыдно перед батюшкой. Как я ему скажу, что гадала?
— Глупая! Исповедь — твой шанс выжить! А речь идет именно об этом.
— Ты думаешь?
— Уверена!
Таня вопросительно посмотрела на Алекса.
— Света права, — подтвердил он.

***
Завтра последний экзамен. Света возвращалась с консультации, планируя, что еще надо подучить. Она была так поглощена своими мыслями, что чуть было не врезалась в девушку, которая неожиданно вывернула из-за угла.
— Камила? — удивилась Света.
Девушка из бара испуганно посмотрела на нее и быстро пошла прочь, оглянувшись еще пару раз.
— Алекс, мне надо увидеть тебя! — Света говорила из телефона-автомата. — Все еще не закончилось. Я видела Камилу, помнишь, ту девушку из кофейни. Так вот, она была очень напугана. У меня предчувствие, что собака преследует ее. Надо найти обратный ход, чтобы отправить эту тварь восвояси.
Алекс сидел в Светиной комнате перед раскрытой Библией. Света листала книги, которые купила в церковном киоске.
— Мы ничего здесь не найдем.
— И отец Василий, как нарочно, уехал…
— Господи! Подскажи нам, что делать, пожалуйста! — неожиданно сказал Алекс.
— Погоди! Я кое-что вспомнила! — Света стала рыться в ящиках своего стола, потом перековыряла тумбочку и двинулась к платяному шкафу.
— Что ты ищешь?
— Мне папа привез из Италии. Ну куда же я его дела?
С самой верхней полки антресолей Света достала кусок белой ткани, в которую было что-то завернуто.
— Слава Богу! Я его искала все это время. И совершенно не помню, как я его сюда прятала.
— Что это?
— Смотри! — Света достала серебряный крест, украшенный камнями, которые переливались на солнце. Комната заполнилась удивительным светом.
— Вот это да! — Алекс восхищенно смотрел на это чудо.
— Видишь, здесь написано: «Сила Животворящего Креста да пребудет с тобой и оградит тебя от всякой нечисти». Думаю, что это именно то, что нам надо. Идем найдем Камилу!

***

В кофейне их встретил парень. Он сказал, что Камила уволилась три дня назад, а где она живет, ему неизвестно.
— Что будем делать? — спросил разочарованно Алекс.
— Не знаю, — грустно отозвалась Света.
Еще пять минут назад она была полна решимости спасти несчастную
девушку. А теперь не знала, где ее искать. Да и сомнения закрались: а надо ли ее спасать? Может, у Камилы свои проблемы, а она тут навыдумывала всякого.
Света с Алексом молча шли по набережной. Темнело, но фонари еще не зажглись. Теплый летний вечер был создан для свиданий, а эти двое думали совсем о другом.
— Я в монастырь хочу поехать, — неожиданно сказал Алекс.
— Зачем?
Света даже остановилась.
— Я решил никуда не поступать. Мне через полгода восемнадцать. Пойду в армию. А пока — поживу в монастыре. Буду о Максиме молиться. Родители уже смирились. Мне кажется, что они все еще думают о том, что с головой у меня не все в порядке.
— Ты хочешь стать монахом?
— Пока не уверен. Надо разобраться во всем.
Свете стало грустно. Последние события сдружили ее с Алексом. А может, было еще что-то, что мешало ей отпустить его…
— Смотри, там кто-то на мосту!
Света тоже разглядела хрупкую фигурку девушки, которая бежала через мост в их сторону.
— Камила! — сказали они одновременно и бросились навстречу.
На середине моста девушка остановилась и стала быстро взбираться на перила.
— Стой! — крикнул Алекс.
Она вздрогнула и, потеряв равновесие, упала в воду.
Алекс, ни секунды не думая, прыгнул следом.
Света осталась одна посреди моста. И тут она увидела собаку. Сомнений нет — от нее и убегала Камила! Собака за то время, пока ее не видела Света, очень изменилась — она стала гораздо больше и страшнее. Холодок пробежал по Светиной спине при виде жуткого оскала и сверкающих глаз. Собака к ней не приближалась, она стояла напротив и рычала. Почему-то вокруг не было ни души. Будто все люди вымерли. Только эта злобная тварь и перепуганная девчонка. И больше никого!
«Крест!» — вдруг вспомнила Света. И, не отводя глаз от собаки, нащупала в сумке свое спасение.
Она достала крест, и все вокруг вдруг вспыхнуло ярким светом. Это на мосту зажглись фонари, и камни засияли всеми цветами радуги. Собака перестала рычать, а потом тихо завыла. От этого жуткого воя Света едва не лишилась чувств. И сама не понимая, что она делает, Света двинулась прямо на собаку, держа в вытянутой руке крест.
-Убирайся туда, откуда ты пришла! Именем Господа заклинаю: сгинь!
И будто кто-то повел Светиной рукой, начертив в воздухе крестное знамение. Собака трусливо прижалась к перилам. А Света все наступала. Она подошла совсем близко. Страх отступил.
— Ты больше никому не принесешь зла! — сказала Света и коснулась крестом собачьей морды.
В нос ударил запах паленой шерсти. Раздался душераздирающий вой. А Света уже не могла остановиться — с каждым взмахом креста она попадала собаке то по бокам, то по спине. И тут эта злобная тварь упала, а потом как будто развалилась на части. Куски собачьего тела дымились, издавали удушающий запах. Они становились все меньше, пока не исчезли совсем.
Света стояла как вкопанная и, не веря своим глазам, смотрела на то место, где только что была собака. А сюда уже бежали какие-то люди:
— Что тут произошло?
— Мы гуляли и увидели кого-то на перилах моста. Прибежали сюда, но она уже прыгнула.
Взволнованный голос Светы вполне соответствовал обстановке.

***
— Камила, ты уверена, что должна ехать? — Алекс и Света спросили почти в один голос.
— Да, я вернусь к родителям. Им нужна моя помощь. Так будет лучше. Спасибо за все.
Она держала в руках ту самую иконку Богородицы. Алекс отдал ее ей. А Света протянула Камиле белую ткань, в которую что-то было завернуто.
— Это тоже тебе!
Камила развернула ткань. Камни на серебряном кресте вспыхнули на солнце.
— О Боже! — выдохнула она. — Как я могу это взять?
— Ты должна взять этот крест. Защищай им людей, попавших в сети нечисти!
Автобус увез Камилу в ее родной город. А Алекс со Светой отправились к Тане. Ее только что выписали из больницы. Правда, гипс еще не сняли.
— Что это горит в соседнем дворе? Жуткий запах! — с порога спросила Света.
— Ты не поверишь! Соседка решила спалить книги по гаданию и астрологии, когда мама ей рассказала, что с нами произошло!
И только тут Света заметила, что Таня не одна.
— Знакомьтесь, это Сергей, он учится в медакадемии и сейчас проходит практику в нашей больнице, — сказала Таня, почему-то покраснев.

***
На могиле Макса родители уже поставили гранитную плиту с его портретом. Алекс зажег свечу и перекрестился. Порывы холодного ветра пытались погасить беззащитный маленький огонек. Но он не поддавался и, вздрагивая, продолжал гореть.
— Завтра я ухожу на службу в армию. Я обязательно хотел побывать у тебя перед отъездом, чтобы попросить прощения… Да, Макс, я люблю Свету. Все это время в монастыре я много размышлял обо всем, что случилось. Я гнал всякие романтические мысли о ней подальше. Я был хорошим послушником. Так сказал отец Тихон. Но он добавил, что мое место в миру. Не каждый способен нести монашеский крест… И я вернулся к ней. Прости.
Алекс обернулся и увидел ее. Она стояла в десяти шагах от него, видно, не хотела ему мешать.
— Я знала, что ты здесь, — сказала Света, когда он подошел к ней. — Я тоже приходила к нему вчера… Он снова мне приснился. Уставший, растрепанный. Он поднимался по каким-то высоченным ступеням, и ему помогали люди в светлых одеждах. Это хороший знак?
— Да.

Рис. Германа Дудичева.

Ирина Бганцева,
г. Новокубанск Краснодарского края
19.10.2007
858
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
1
5 комментариев

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru