Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Знамение времени

Приговоренный к смерти

Родители умершего Православного миссионера Кирилла Бережного считают, что их сын не мог наложить на себя руки.

Родители умершего Православного миссионера Кирилла Бережного считают, что их сын не мог наложить на себя руки
Это произошло не в диких африканских джунглях, а в цивилизованной украинской столице — Киеве. Тело 28-летнего Православного миссионера Кирилла Бережного обнаружили почти два месяца назад на берегу Днепра. Смерть его была мучительной: он был полностью раздет и «расписан» какими-то страшными порезами. Заявление верующих о ритуальном убийстве Печерской районной прокуратурой не рассматривалось, да и уголовное дело было возбуждено лишь после Крестного хода Союза Православных братств Украины.


О чем молчит медэкспертиза?

Смерть Кирилла наступила еще 8 сентября. Установить личность погибшего правоохранительные органы смогли лишь по лежащему в его сумке удостоверению сотрудника газеты «Православный взгляд». А вот разрешения от властей проводить Кирилла в последний путь и предать земле пока нет. Тело до сих пор находится на судмедэкспертизе, результаты которой держат в секрете. Убитых горем родителей почему-то не допускают к опознанию сына. А на него самого правоохранительные органы свалили самый тяжкий грех — самоубийство…
Тело Кирилла обнаружили в двухстах метрах от днепровского моста. Поскольку из лежащего в сумке удостоверения следовало, что это был человек Православный, то для опознания пригласили проходящего мимо батюшку из Киевской области. Им оказался отец Петр. Почему следователи решили поверить не родителям, а именно ему, непонятно. Но больше всего поражает другое: батюшку попросили «опознать» только журналистское удостоверение! Взглянув на него, отец Петр якобы сказал, что, мол, был такой человек. К самому же телу отца Петра не допустили…
Дальше — больше. В 13.30 в квартиру родителей Кирилла Бережного пришел следователь районного отдела милиции Сидоренко. Ошарашив Геннадия Леонидовича сообщением о многочисленных порезах на теле сына, он попытался найти предсмертную записку. Когда встревоженный отец спросил о ходе расследования, милиционер дал понять, что уголовное дело возбуждаться не будет: парень, мол, сам себя убил. И точка!
По версии следствия, молодой человек якобы нанес себе множество ранений, разделся догола и бросился с днепровского моста в воду. Одним словом, если не разбился, то утопился. А посему печерские «шерлоки холмсы» настоятельно посоветовали родителям замять это дело и похоронить сына, не дожидаясь результатов судмедэкспертизы. Однако прислушаться к столь странному совету Геннадий Леонидович и Елена Сергеевна не могли. Во-первых, нанести себе ножевые ранения Кирилл вряд ли бы смог, поскольку был глубоко верующим человеком и всегда считал, что жизнь является даром Божьим. Во-вторых, он относился к тем людям, которые даже сам вид крови не переносят.
— Кирилл был крепок духом, а вот телом — очень нежен, — говорит мать покойного Елена Ерохина. — Он, как и я, не мог спокойно смотреть даже на порезанный палец. Поэтому, когда я узнала о множественных порезах на руках, ногах и шее, меня это очень и очень насторожило… Тело сына все еще находится в морге, а нас туда не пускают: требуют лишь захоронения, не дожидаясь правильно проведенного следствия. Как я сейчас жалею, что не разрешила Кириллу уйти в монастырь, о котором он мечтал еще с восемнадцати лет…

Вопросы без ответов

По непонятным причинам в тот роковой день 8 сентября ни отца, ни мать так и не допустили к опознанию убитого сына. Почуяв неладное, они пришли в Печерскую районную прокуратуру с требованием провести независимую судмедэкспертизу в присутствии доверенных лиц. Но поскольку были выходные, заявление родителей приняли лишь в понедельник 11 сентября. А потом сообщили, что, дескать, дело передали в Днепровскую транспортную прокуратуру.
Встревоженные родственники помчались на улицу Оранжерейную, где находится главное управление судмедэкспертизы, печально «прославившееся» еще по делу Гонгадзе. Подозрения Геннадия Леонидовича усилились, когда у входа он увидел следователя Сидоренко. И тут выяснилось, что судебная медэкспертиза уже… закончилась! Без проведения самого процесса опознания! Решили «сэкономить время»: дескать, чтобы не тревожить родителей и не оформлять всяких протоколов. Возмущенные Православные подняли такую бучу, что испуганные представители морга были вынуждены пойти на уступки и допустили отца к телу сына, но при этом лицо у умершего было прикрыто простыней.
— Получилось так, что не я осматривал сына, а меня рассматривали, — вспоминает Геннадий Бережной. — Работники морга впились в меня глазами. И я едва лишь успел заметить на лице Кирилла глубокий порез. Эксперт или начальник морга сказал, что мой сын выбросился с моста и погиб от удара о воду. Но разве может Православный стать самоубийцей? Да и зачем ему понадобилось резать свое лицо? Из конфиденциальных источников стало известно, что специфических повреждений внутренних органов от удара о воду у Кирилла не было. У него обнаружили только порезы на руках, ногах, животе и шее. И чтобы скрыть этот факт, судмедэксперты наложили патологоанатомические швы на уже имеющиеся раны.
После долгих скитаний по прокурорским кабинетам мать Кирилла обратилась к генпрокурору Медведько с жалобой: «8 сентября 2006 года следователем Печерского РУ ГУМВД Украины в г. Киеве Шпоруком Ю.П. в 14:00 был составлен протокол моего допроса. Во время получения показаний Шпорук Ю.П. настойчиво убеждал меня: «Ваш сын совершил самоубийство, — это видели люди (какие, неизвестно). Он снял одежду и положил ее в нишу (личные вещи нашли под мостом аккуратно сложенными). А потом… «сораспялся Христу» в какой-то корзине, но корзина не выдержала, и Кирилл упал в воду. Его нашли утром в 11:00. Увидев удостоверение Православного журналиста, подумали, что это… лаврский монах. Но в Лавре ответили, что такого случиться не могло. И тогда позвали священника»…

Как ни странно, но этим «доказательствам» Шпорука генпрокуратура поверила. А посему обременять себя возбуждением уголовного дела следствие долгое время не хотело, ограничившись показаниями никому не известных свидетелей. Вопрос о привлечении виновных встал только через пять дней после гибели Кирилла Бережного, когда Союз Православных братств обратился с воззванием к общественности и пикетировал здание Печерской районной прокуратуры. 13 сентября следователь районной прокуратуры Гордецкий возбудил уголовное дело по 120-й статье УК (доведение до самоубийства). И снова — молчок.
А тем временем районная прокуратура продолжает отрабатывать версию о самоубийстве. Переквалифицировать «суицидную» 120-ю статью в 115-ю (умышленное убийство) следователь Гордецкий отказывается.
Наверное, так проще всего — «дело замять», а концы — в воду. В ту самую, в которую окунули и пятки Бережного. Оно и понятно: попробуй-ка разберись, как это верующий человек мог порезаться, раздеться донага, броситься с моста в Днепр, а потом каким-то сверхъестественным образом оказаться на берегу вместе с сумкой и бумажным удостоверением, которое даже не размокло? Возможно ли такое?
Напрашивается классический вопрос: кому это выгодно? Кто жаждал смерти молодого человека, который раздавал листовки во время Крестных ходов (неизменным участником которых он был) и будил уснувшие человеческие души? Он боролся также против ИНН и всевозможных кодов. Во многом благодаря и его организаторским способностям, трудолюбию, настойчивости законодатели Украины дали право верующим жить без универсального номера.Он изобличал всевозможных сектантов, выступал против растущей мутной волны разврата, призывал к чистоте веры наших предков, а в результате расплатился собственной жизнью.
Родные и близкие намерены продолжать борьбу за тщательное расследование дела о смерти Кирилла, чтобы снять страшное для каждого Православного верующего обвинение в непрощаемом грехе самоубийства.

Следы ведут в преисподнюю?
В ходе журналистского расследования нам удалось выяснить, что последний раз родители видели своего сына 3 сентября. В тот день он собирался уезжать в Москву за Православной литературой.
Как сообщили нашему корреспонденту в Вычислительном центре Юго-Западной железной дороги («Укрзалізниця»), Кирилл Бережной действительно уехал из Киева 96-м поездом «Житомир — Москва». Это было 3 сентября в 21.11. Вернуться из России он должен был через четыре дня. По крайней мере, об этом сообщил его матери москвич Юрий Самусенко, одолживший Кириллу деньги на обратный путь еще 6 сентября. Почему на следующий день Бережной не вернулся домой, а оказался на берегу Днепра, до сих пор неизвестно. Ясно лишь одно: уходить из жизни он явно не собирался. У него была масса задумок и планов. После смерти сына мать обнаружила в его комнате готовящееся обращение к президенту Ющенко о борьбе с наркоманией и порнографией…
— Следствие настаивает, что наш сын сам себя порезал, разделся донага и выбросился с днепровского моста в речку. Но как же он тогда оказался на земле? — недоумевает отец Кирилла Геннадий Бережной. — Отрабатывая эту версию, мы бросали в воду разные предметы. Но к берегу они приплыть не могли: быстрое течение уносило их вдаль по Днепру. Я подозреваю, что это убийство было совершено на религиозной почве.
Такого же мнения придерживается и лидер Союза Православных братств Валентин Лукьяник, который считает, что убийство Кирилла было связано с его миссионерской деятельностью.
— Разве способен человек, засыпающий с Библией в руках, нарушить библейскую заповедь «не убий»? — удивляется Валентин Борисович. — Прыжок с моста и множественные порезы никак не вяжутся со спокойным характером Кирилла. Правоохранительные органы с самого начала не хотели ничего расследовать. А когда наши адвокаты подняли вопрос о переквалификации преступления на умышленное убийство, уголовное дело вовсе затормозилось. Судебная медэкспертиза до сих пор не проведена. Возможно, следствие подозревает, что это убийство было ритуальным, связанным, к примеру, с сатанистами…
По неофициальным данным, на Замковой горе (Подол) слуги дьявола возвели «алтарь» сатаны. Когда-то здесь стояла Троицкая кладбищенская церковь, относящаяся к Флоровскому монастырю. Сейчас кладбище превратилось в свалку, на которой, кроме бутылок и шприцов, можно увидеть и кучу… обглоданных костей. Там же однажды нашли два трупа, один из них был расчленен. А несколько лет назад во время сатанинского праздника «Вальпургиевой ночи» (ночь с 30 апреля на 1 мая) милиция задержала на Замковой горе группу сатанистов. Это были молодые люди в возрасте от 16 до 25 лет. Они жгли костры и готовились к проведению обряда, в ходе которого хотели принести в жертву нескольких собак. Сатанисты были доставлены в Подольское районное управление внутренних дел, где после проведения профилактической беседы и составления протокола были отпущены.

На снимках: Кирилл Бережной на Крестном ходе у Верховной Рады Украины; Православный миссионер Кирилл Бережной; Кирилл Бережной раздает Православные листовки.

Валентин Ковальский
27.10.2006
Дата: 27 октября 2006
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
2
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru