Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Личность

«Каждый священник должен быть миссионером…»

Интервью с протоиереем Олегом Богдановым из Набережных Челнов. 

В Татарстане каждому Православному священнику приходится быть миссионером.  Протоиерей Олег Богданов — не исключение. Четверть века несет он свое пастырское служение в республике, где «титульной нацией» являются татары. И он считает: надо быть в жизни таким Православным, чтобы, глядя на тебя, любой человек тоже хотел стать Православным…

В Набережных Челнах исторически сильны мусульманские традиции, на сегодняшний день здесь мечетей в два раза больше, чем Православных храмов. Но в этих малых островках Православной веры, церквах, идет настоящая духовная жизнь, при храмах открываются Православные садики, школы, кружки. Приходы сплачивают Православных, и эта общность придает силы и веры.

В селе Орловка деревянная церковь существовала уже в конце восемнадцатого века, освятили ее в честь святых безсребреников и чудотворцев Космы и Дамиана. В 1844 году она сгорела. А через десять лет на средства елабужского купца Ивана Ивановича Стахеева была построена новая однопрестольная каменная церковь. Она была за-крыта в 30-е годы ХХ века. И только в 1992 году после передачи храма Казанской епархии его реконструировали, и в нем стали проходить службы. А настоятелем был назначен протоиерей Олег Богданов. Благодаря его стараниям и молитвам теперь при храме действует Православная школа «Кириллица», а приход стал центром благочиния Закамского региона.
 

Между органом и альтом

— Отец Олег, вас с детства приобщали к Православной вере?

—  С детства у меня не было никакого понятия о Церкви. Я не знал, чем Православная Церковь отличается от католической, но почему-то было сильное желание научиться играть на органе. Звучание органа на меня производило мощное впечатление, задевало какие-то очень глубокие струны в моей душе… Нас у родителей было четверо сыновей, и на меня, видно, у папы с мамой уже не было ни времени, ни сил. Поэтому рос я как будто сам по себе, любил гулять на улице, играл с мальчишками в войну, собирал марки. Занимался в духовом оркестре на альте. На органе  научиться играть мне так и не довелось.

 — В семье, наверное, кто-то был музыкантом и подсказал пойти учиться?

— Нет, мои родители не были близки к музыке, вот так мне Господь положил в темечко, мол, иди, учись. Самостоятельно приходил на занятия кружка при Доме химиков, и там шли достаточно серьезные уроки, готовили нас к поступлению в училище по классу кларнета и фагота. Мы не просто так себе сидели, дудели, наш оркестр часто выступал на различных мероприятиях, концертах и праздниках. Коллектив был дружный, творческий. Кстати, из него вышел еще один священник, протоиерей Павел Павлов. Рос он, в отличие от меня, в Православной семье и часто пропускал занятия, как потом я понял, пропускал  из-за поста… Позднее Правящий Архиерей, Архиепископ Казанский и Татарстанский Анастасий, увидел в еще молодом священнике мудрого человека и хорошего духовника. И сейчас отец Павел Павлов, мой знакомый по детскому духовому оркестру, благословлен Владыкой быть духовником всей нашей епархии.
 

Марки нашего детства
 

В семидесятом году нас, казанских школьников, повезли на экскурсию в Москву. Там в Третьяковской галерее увидел я картину Иванова «Явление Христа народу» и икону Рублева «Троица». Эту дивную икону тогда просто так небрежно приставили к стенке, и она вот прислоненной стояла… До сих пор в душе сохранилось мощное чувство от воздействия этих двух произведений. Сейчас вот мы стали создавать свой сайт приходской и в «шапке» поставили картину Иванова, потому что она до сих пор для меня очень важна в духовном плане. После поездки в Москву я загорелся желанием приобрести икону, захотелось всегда рядом с собой иметь этот кусочек старины,  смотреть на нее,  пробовать молиться… И я решил начать собирать иконы. Первой иконой была Казанская икона Божией Матери, и как оказалось, не случайно: потом уже многие главные события моей жизни будут связаны именно с Казанской…

— Как икона в то советское время попала в руки к простому школьнику?

— Занимался филателией, менял одни марки на другие, много уже в то время было Православных марок. Потом собирал монеты, опять же менял их, такое занятие увлекает, и я был настоящий меняла. Вот у какого-то коллекционера и выменял на монетку или на марки иконочку. На ней почти ничего не было видно, вся была черная, но для меня она много значила. У любителей старины выменивал иконы, изучал их, искал в книгах, о чем сюжет, разбирал, что означает надпись возле лика. За помощью обращался к друзьям, знакомым, даже к учителям. С красивейшей иконой «Умиление» я пришел в школу и попросил нашего завуча, учительницу по литературе, прочитать надпись на старославянском, самому-то перевести не получилось. Там что-то говорилось о Невесте — что за Невеста, почему Неневестная… Спасибо, учительница с большим пониманием отнеслась к моей просьбе, все объяснила. Так с собиранием икон я начинал прикасаться к жизни Церкви. Через коллекционирование монет, Православных марок, икон изучал Православие, а дальше больше — после восьмого класса я решил уйти в монастырь. Так, можно сказать, коллекционирование старинных вещей привело меня к Православной вере. 
 

Из «поколения дворников и сторожей»

— Как родители отнеслись к вашему решению?

— Мама с папой устали с тремя старшими братьями, и я воспитывался можно сказать «под Богом». Но в этот момент дядька и мои родственники с очень основательными и вескими аргументами смогли меня разубедить. Но позже уже нет… Как полагается, я окончил школу, отслужил в армии и пошел работать сторожем в храм Казанской иконы Божией Матери при местном кладбище. Опять начали дядьки отговаривать, мол, нечего «читать над покойниками», надо делом заниматься…

— Получается вы, батюшка, из «поколения дворников и сторожей», как пел Борис Гребенщиков…

— Получается, что так… Я увлекался рок-музыкой и даже с другом, который хорошо знал Виктора Цоя, ездили в Питер на рок-фестиваль в  Первый рок-клуб на улице Рубин-штейна, заходили за советом к Гребенщикову. Но его не было дома, может быть, к лучшему… А то еще неизвестно, что бы он мне тогда насоветовал… Мне в свое время пришлось общаться с хиппи, пацифистами, c людьми не сумевшими найти себя в советские годы и ушедшими, так сказать, в «подполье», в дворники, в сторожа.  Но когда у людей из этого поколения появилось любимое дело, когда перестройка (хотя я не все в ней принимаю) перевернула их жизнь, дала новые возможности, то они перестали прозябать… Стали жить по-настоящему, творить, раскрыли себя и свои способности. Меня Господь уже через год увел из кладбищенских сторожей прямо в иподиаконы Владыки. Хотя мне нравилась спокойная размеренная жизнь кладбищенского храма: носил воду, рубил дрова, пел в хоре, читал часы, где в одном слове делал по три ошибки — некому было учить, одни бабушки…  Я мечтал в перспективе уехать в Псково-Печерский монастырь. Но Воля Божия была в другом, и в 1984 году я стал служить в Никольском храме, в одном из четырех действующих храмов Казани того времени. На Казанскую, 21 июля, меня рукоположили в диаконы и перевели в храм Казанской иконы Божьей Матери. Потом стал священником. С начала девяностых годов служу настоятелем храма Космы и Дамиана в Набережных Челнах. 

В руке Божьей
 

— На мой взгляд, в Татарстане Православный священник не может быть не миссионером. Как это происходит у вас, батюшка?

— Не надо с гармошкой или балалайкой бегать вокруг и зазывать людей в Православие… Специально я не занимаюсь миссионерством, но тем не менее каждый священник должен быть миссионером: проповеди, работа с детьми и молодежью, устройство храма — вся жизнь в Церкви должна быть такая, чтобы любой человек, какого бы он ни был вероисповедания, посмотрел на Православных и сказал: «Я хочу быть как они, хочу быть Православным». К такому отношению к нам, Православным,  со стороны иноверцев и неверующих я и  стремлюсь в своем служении,  считаю это высшей степенью миссионерства.

— Вы сказали, что работаете в храме с детьми, какие проблемы встречаются в этой работе?

— Пока детки маленькие, в храме им все интересно, они хотят петь на клиросе, помогать взрослым в устройстве храма, жить церковной жизнью… Как только начинают подрастать, то — всё… Желание ходить в храм у них заканчивается. Детям нужна теплота, внимание, но, чтобы мы имели возможность все это для них открыть, они должны быть в храме. Часто прихожу к выводу, что без какой-то педагогической и методической помощи нам, батюшкам, трудно справиться с подростками. Вот в нашем храме группы с четырех до десяти лет все переполнены, в них по двадцать человек, а в подростковую группу приходят всего два-три человека. Куда они деваются, куда эти детишки уходят? Почему они уходят за ограду церкви… —  сложно ответить. Стараемся удерживать подростков, но это должна быть, на мой взгляд, специальная задача и разработаны умные талантливые методики по работе с подростками и молодежью.

— В вашей жизни была ли ситуация, когда вы просто физически ощущали:  рядом — рука Бога!

— Да она каждый день, эта ситуация, не могу выделить какой-то один день… Все, что со мной происходит, — это рука Бога меня ведет. Или Господь за мои грехи отворачивается, или по Своей милости — со мной…За какие-то поступки попускает вразумления, но опять же при всем происходящем Господь рядом. Не зря же говорится: «Все под Богом ходим».

— Батюшка, порой люди ропщут на Бога, и что вы им в таких случаях говорите?

— Надо уметь свои проблемы преодолевать достойно, смотреть на них с Православной точки зрения и с молитвой решать их. Роптание на Бога идет от маловерия, от незнания Бога…

— Что значит быть Православным человеком?

— Оставаться самим собой. Господь дал нам возможность жить, сотворил нас, вложил в нас совесть, не может быть плохого от Бога, поэтому надо стараться оставаться такими, какими нас привел в этот мир Господь. Сохранить себя. свое сердце, душу… Естественно, лукавый искушает, но надо меньше поддаваться этим искушениям, почаще приходить к покаянию. Выметать из себя на исповеди все ненужное, скверное, а искать поддержки своей совести и души в принятии Христовых Таин.  Тогда рука Господа будет вести по жизни.

Ольга Круглова

 

Дата: 9 июля 2011
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
6
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru