‣ Меню 🔍 Разделы
Вход для подписчиков на электронную версию
Введите пароль:

Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.

Православный
интернет-магазин





Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Терпение и спокойствие

Записки пациента.

Записки пациента.


Игумен Кирилл (Сахаров) у входа в приемное отделение больницы.

Уролог в Медцентре в Коломенском уже во второй раз говорит мне: «Александр Сергеевич (это мое имя в миру)! Вам еще рано умирать. Вам необходимо пройти онкологическое обследование». - «А мне знакомый врач говорил, что по линии онкологии у меня нет проблем». - «Ну как же нет - вот показания МРТ и ПСА - они у вас значительно увеличились». И вот, наконец, решился. Как важно, когда рядом близкий человек - прихожанин и духовное чадо, врач, скорый на помощь раб Божий Константин. Он договорится, всё оформит, привезет, увезет, поможет заполнить массу согласований. О, блаженный «принцип бревна» - делайте с моим телесным немощным сосудом, что хотите, только не создавайте помех для молитвы, чтения и «стратегических размышлений».

Как всегда перед какими-то важными событиями - искушения: не положили иконы, часы, ежедневные таблетки и прочее. В поисках нашего отделения метались с Константином по этажам - это напоминало эпизод в фильме «Иван Васильевич меняет профессию», когда «Иоанн Грозный» и Шурик курсировали на лифтах.

На мое настроение и самочувствие подействовало сообщение о гибели сына старосты одного из храмов в глубинке, который опекает наша община. Юрий был добрым и незлобивым, но совершенно потерянным человеком. По словам матери, ее младший сын пережил большое потрясение - его бросила жена, лишив при этом дома и средств к существованию. В храме в холодное время он растапливал печи и сразу уходил, не оставаясь на службе. Много курил. На вопрос: «Как дела?» - неизменно с улыбкой отвечал: «Лучше всех». При этом в его глазах была неизбывная тоска. Я решил начать работу с ним с проблемы курения, пытался говорить на эту тему, но он сразу нервничал и отходил. В какой-то момент я вдруг остро осознал: он не жилец на этом свете. Жизненная сила покинула его, остался один футляр плоти. Возникло опасение, что он может что-то с собой сделать. Поделился своими наблюдениями с его матерью - она близко к сердцу всё приняла, рассказала о своих опасениях. Пару раз мы о Юре помолились, потом решили продолжить наши усилия после Пасхи. Но произошла трагедия. Мне рассказали, что Юра покинул родительский дом, сказав, что хочет пожить самостоятельно. Связался с пьяной компанией, безпробудно пил и при этом не принимал никакой пищи. В какой-то момент компаньоны его выгнали. В критическом состоянии его, валяющегося на земле, подобрали и привезли к матери. Та повезла его в больницу, где он почти сразу скончался.

Уход Юры подействовал на меня весьма угнетающе. Я долго размышлял над произошедшим. Конечно, надо было о нем постоянно молиться. И еще, что очень важно: надо было при каждой встрече с Юрой приводить ему хотя бы одну цитату из Писания - о том, что «Бог есть Любовь», что «помощь наша от Господа, сотворшаго небо и землю». То есть не своими словами пытаться в чем-то его убедить, от чего-то предостеречь, а глаголами Вечной Жизни. Не случайно вся трапезная нашего храма увешана цитатами из Слова Божия. Каждому выступающему на приходских собраниях предлагается использовать одну из этих цитат, чтобы ум человека, по словам Преподобного Серафима Саровского, как бы плавал в Священном Писании.

Никуда мне не уйти от предстоящей процедуры. По сути, это операция, и называется она «биопсия». С волнением ожидаю ее результата. Отдельная палата, относительная тишина, городская панорама за окном действуют успокаивающе. Первые сутки - адаптация, настрой на предстоящие испытания. Я думал, что 83-я больница (ныне ФМБА) не превзойдена по уровню лечения, чистоте и комфорту, однако оказалось, что НИИ урологии нисколько ей не уступает. Рядом с НИИ церковь во имя преподобного Саввы Сторожевского. Построена она совсем недавно - ее даже нет в последнем справочнике московских храмов. Удивили несколько икон в храме - раньше таких не встречал: Гавайская икона Богородицы, икона Богородицы «Первые шаги» и другие.

Накануне операции приходит анестезиолог и сообщает, что наркоз будет общий с отключением сознания. Я: «Краткий? Легкий?» Она: «Адекватный - столько, сколько надо, чтобы Вы не чувствовали боли». Упорно твержу: «Я здесь на обследовании». А все врачи и медсестры в один голос говорят, что это операция. Последовали уколы с вечера и с раннего утра, и ряд других подготовительных мероприятий, некоторые из них были для меня неожиданны и неприятны.

Рассказал знакомому священнику о том, как и что было и что еще будет. Он, как всегда, бурно и эмоционально реагирует - ему даже стало плохо, и он устремился на улицу. А что будет завтра, в день выписки, когда я расскажу ему, что после снятия катетера хлынул фонтан крови?! Как бы он в обморок не упал...

Телевизор в палате показывает только один канал - развлекательный. Полубезсонная ночь. Окно закрыл из-за шума трассы, ночью стало душно. Несколько раз смотрел на часы.

С половины шестого я на ногах. Мне говорили: операция будет в 8.30, пойдете первым. Затем - нет, в 10, в 11, а началась она в 13.30. Идет час за часом, напряжение зашкаливает, возникает малодушная мысль: «Может, всё бросить и уехать?!» Но это тупиковый путь, сам собой вопрос не решится. «Терпение и спокойствие, спокойствие и терпение». Почему непременно я должен быть первым? За какие такие заслуги? Вот Александр - сосед по палате, госпитализирован позже меня, а его забрали в операционную раньше. Он летчик с 40-летним стажем, к тому же еще и земляк - с Донбасса. Судя по всему, на операцию я попал последним, хотя мне говорили, что буду первым - так первые становятся последними.

В ожидании операции читаю молитвы по «Часовнику», потом нервно листаю газеты. Пугает предстоящее испытание, которое включает в себя еще и 14 уколов. «Не остави меня, Господи, Боже мой, не отступи от мене, вонми в помощь мою, Господи Боже спасения моего». Штормит давление, вздрагиваю от каждого шороха и скрипа дверей. Вкатывает каталку в прихожую медсестра и с порога: «Всё снимайте и ложитесь». Когда я лежал с операциями в 83-й больнице, то там каталку вкатывали в палату. Медсестра давала распашонку и на несколько минут выходила - тут же она стоит и ждет. Каталка с грохотом движется по коридору, на воздусех лифта взлетает на 10 этаж. Мое тело, прикрытое простыней, приземлилось в дальний угол «предбанника» операционной палаты. Ты в потоке - здесь ты обнаженный, испуганный и обреченный ждешь решения своей судьбы. Медсестры воркуют между собой, шутят, смеются - они в привычной обстановке.

«Вы с утра ничего не ели?» - весело спрашивает медсестра. Естественно, я натощак (по древним правилам монахи вкушали пищу один раз в 9-й час по восточному времени - по-нашему, это около 15.00). На мой утвердительный ответ радостно восклицает, похлопав меня по плечу: «Молодец!» Делают укол в вену - слышу то, чего опасался: «Мимо» (последний раз кровь в Медцентре взяли с пятой попытки). Подходит хирург - крепко сбитый мужчина средних лет. На операционном столе меня растягивают во все стороны, что отдаленно и чисто внешне напоминает колесование. Надевают маску, я в нее дышу и отключаюсь.

Через час я уже был в палате и через несколько минут отвечал на первый телефонный звонок. Правда, сказывалась сильная боль, особенно трудно было сидеть (вспомнился эпизод из кинофильма «Кавказская пленница»: «Присаживайтесь» - «Спасибо, я постою»). Раздается стук в дверь, два таджика под руководством сотрудника больницы вкатывают в мою одноместную палату большую кровать со сложными механизмами. Наверное, придется соседствовать с тяжелобольным человеком - стало быть, предстоит безсонная ночь, вздохнул я. И опять звучит рефреном: «Спокойствие и терпение, терпение и спокойствие». Вдруг слышу: «Пациент будет завтра». Ночью эта суперкровать автоматически рассветилась множеством лампочек и напоминала большой линкор. Я, было, бросился всё отключить, но мои попытки были безуспешными. Удалось лишь часть этих «светлячков» прикрыть полотенцами, чтобы тем самым уменьшить помехи для сна.

Задаю лечащему врачу нелепый вопрос: «Как я вел себя на операционном кресле?» (ну как может вести себя бездыханный труп в домовине?!). Звучит в ответ специфический урологический юмор. Ни о каких постных блюдах в этом лечебном заведении говорить не приходится (напоминаю, дело было в Великий пост). Во-первых, нет общей столовой. Я было заикнулся, что мясо есть не буду, а сотрудница мне сказала: «А я не имею права вскрывать пакет со вторым блюдом и что-то оттуда вынимать». Пришлось мясные котлеты уносить на раздачу. Без еды я уже почти сутки - не ел с вечера накануне операции. Вечером принесли комья сухой гречки и немного свеклы. Кефир заменил чаем. Хотел было сделать замечание помощникам, что они могли бы что-то съестное принести, потом подумал: «Пусть будет разгрузочный день». Маленький шажок в выравнивании дисбаланса между ростом (1 м 78 см) и весом (98 кг).

В длинных холщовых шортах, с ногами, перевязанными бинтами, с «грелкой» сбоку для отвода мочи после операции - в таком жалком и нелепом виде - «ни вида, ни доброты» - предстал я перед прихожанами, приехавшими проведать меня… Уходя после выписки, предлагаю на посту медсестре несколько номеров нашего приходского издания «Берсеневские страницы». - «Ой, мы все так заняты, читать нам некогда». В этих случаях никогда не нужно огорчаться, настаивать. Через несколько минут я передал эти наши приходские листки другой медсестре.

Игумен Кирилл (Сахаров),
настоятель московского храма в честь Святителя Николая на Берсеневке.

117
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
1
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Содержание:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Православный
интернет-магазин



Подписка на рассылку:



Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:
Пожертвование на портал Православной газеты "Благовест":

Вы можете пожертвовать:

Другую сумму


Яндекс.Метрика © 1999—2024 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru