Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Взгляд

Дракон в новогоднем небе /Окончание/

«Дорогой мы заметили следы огромного дракона — точно бревна были протащены по песку…"

Начало см.


Из жития св. великомученика Георгия Победоносца нам известно, что около Бейрута близ Ливанских гор находилось большое озеро, в котором жил змий-губитель, великий и страшный.
«Выходя из озера, дракон похищал людей, увлекал их в озеро и там пожирал», наводя ужас на окрестных жителей. «Много раз народ, вооружившись, выступал против чудища, но каждый раз люди в страхе разбегались, потому что змий, приблизившись к стенам города, наполнял воздух своим губительным дыханием, так что уже от одного этого многие заболевали и умирали». Отсюда следует, что «своими силами» люди были не способны справиться с этим чудовищем. Почему? В «житии» указывается причина: «в этом городе жили идолопоклонники», а не христиане. Когда на съедение дракону была отдана царская дочь, к озеру подъехал воин Царя Небесного, святой Георгий. И когда чудище вылезло из воды, «святой Георгий, осенив себя крестным знамением, призвав Господа, устремился на коне своем на змия и, ударив его с силою в гортань, поразил и прижал к земле». Но не только победа над драконом была целью Небесного змиеборца. «Святой Георгий приказал девице связать змея своим поясом. И та повела его в город, смиренного, как пса». Видя дракона не только побежденным, но и поверженным, жители города восславили истинного Бога и приняли святое крещение. А змий был рассечен мечом у них на глазах и выброшен за городские ворота.
Подробные описания драконов составлены пресвитером Руфином, автором книги «Жизнь пустынных отцов». В середине 4 века он совершил путешествие по египетским монастырям и не раз сталкивался в пустыне с драконами. «Дорогой мы заметили следы огромного дракона — точно бревна были протащены по песку… В это время вышел к нам один брат, который удержал нас: «Вы не выдержите вида чудища, в особенности если вам никогда не приходилось видеть его. Я же частенько видал его: это зверь невероятных размеров». Он поведал, что в этом самом месте жил святой муж, его наставник, по имени Аммон. Питался он одним только хлебом, да и то разбойники часто отнимали у него скудные запасы. Долго старец переносил эти обиды. Но вот однажды он отправился в пустыню и на возвратном пути повелел следовать за ним двум драконам. Им повелено было лечь у входа в пещеру и охранять его». «В другое время ужаснейший дракон опустошил соседние местности, и много народа погибло от него. Жители пришли к святому Аммону и молили его, чтобы изгнать зверя из их страны. Чтобы склонить его к милосердию, принесли с собой мальчика, который помешался от испуга при одном взгляде дракона (опять особый драконий взгляд, так действующий на людей!…-А.Ж.). Зверь точно отравил его своим дыханием. Старец помазал елеем отрока и возвратил ему здоровье. На другой день, встав рано, отправился к логовищу зверя и, склонив колена, начал молиться. Зверь стремительно бросился было к нему, уже слышно было его страшное дыхание, сопровождавшееся резким шипением. Безстрашно взирал на него старец. Обратившись к дракону, он произнес: «Да поразит тебя Христос, Сын Божий, имеющий некогда поразить еще более страшного зверя». И лишь только он сказал это, как вдруг ужасный дракон, изрыгнув вместе с дыханием ядовитую пену, с треском лопнул посередине. Сбежались соседи и оцепенели от увиденного. Поднялось страшное зловоние. Поспешили забросать на него огромные груды песка».
Средневековый переводчик в этом месте сделал приписку: «разумеется крокодил». Но автор книги описывал в ней и крокодилов, не путая их с драконами. Да и к тому же пустыня — не лучшее место для крокодилов, обитающих исключительно в воде. Но к крокодилам мы еще вернемся.
Мне же лично более всего в записках о. Руфина запомнился такой эпизод. Двое пустынников шли куда-то, и им шел навстречу другой отшельник. Он предупредил их, что впереди — ужасный огнедышащий дракон и надо скорее бежать отсюда. Тогда пустынник, что был помоложе, обрадовался счастливой возможности проявить на чудовище силу Христову и побежал вперед, надеясь поразить дракона, по обетованию Спасителя, давшего христианам власть над змеями и скорпионами… Но второй, более опытный пустынник удержал его от схватки со змеем, убедил уйти и не искушать Господа. Пустынник нехотя согласился, видимо, из смирения. Но я уверен — столкнись он с драконом, последнему бы не поздоровилось.
В прежние времена на Руси драконы тоже не были чем-то экзотическим. В фундаментальном исследовании «Язычество Древней Руси» академик Рыбаков пишет: «В «Иоакимовской летописи» говорится о культе «князя волхова», имеющего облик «лютого зверя коркодила» (крокодила! Заметим в скобках, что крокодил этот обитал на Руси, а не в Египте. Что само по себе необычно и указывает на то, что «коркодил» здесь и далее лишь один из синонимов дракона. это вовсе не означает прямое сродство дракона с «классическим» современным крокодилом. Но все-таки на него указывает). В летописи говорится: «Волхов бесоугодный и чародей, который бесовскими ухищрениями и мечтания творя преобразился в образ лютого зворя коркодила и залегше в той реце Волхове водный путь. И поклоняющихся ему ов пожираше, овых изверзая потопление». Наши предки, будучи язычниками, как это ни «непатриотично» звучит, не избежали общей участи идолопоклонников — поклонились дракону. Далее Рыбаков пишет, что этот загадочный "коркодил" был удавлен в реке и «волшебной силой был несен по Волхву вверх по течению». Обитал дракон в реке, очевидно, ниже Новгорода, а «святилище» его было у истока реки, близ Ильмень-озера. «Представляет интерес реальный прообраз священного ящера, подводного «бога», которого новгородцы XVII века называли «коркодилом». Современная зоология плохо помогает нам в поиске прообраза ящера», — признается академик.
В «Записках о Московии», написанных в первой половине XVI века австрийским посланником С. Герберштейном, в разделе о Литве снова встречается странное земноводное: «Там (в Литве) и поныне очень много идолопоклонников, которые кормят у себя дома каких-то змей с четырьмя короткими лапами наподобие ящериц с черным жирным телом, имеющих не более трех пядей (60-70 см) в длину и называемых гивиотами («живоитами»). В положенные дни люди очищают свой дом и с каким-то страхом (ясно с каким — мистическим!) со всем семейством благоговейно поклоняются им, выползающим к поставленной пище. Несчастья приписываются тому, что «божество» — змея — было плохо покормлено». Литовцы-язычники, как мы видим, поклонились дракону. А что же принявшие христианство новгородцы? В том же XVI веке о тех же «коркодилах» псковский летописец сообщает: «В лето 7090 (1582) изыдоша коркодилы лютыи звери из реки и путь затвориша; людей много поядоша. И ужасошася людие, и молиша Бога по всей земли. И паки спрятошася («коркодилы»), иных избиша». Вот так! Новгородцы не поклонились нечисти, а, помолившись Богу, загнали ее обратно в реку. Исследователь Рыбаков по этому поводу заключает: «Здесь речь идет не о прикормленных к дому обожествленных «живоитах», а о реальном нашествии речных драконов».
Теперь следует выяснить, почему только христиане могли справиться с драконами? Ведь и язычники — наследники Адама, несмотря на грехопадение, все же призваны царствовать над природой. Почему идолопоклонники, легко одолев мамонтов и леопардов, приручив множество животных, в страхе разбегались именно перед драконами? Здесь именно и кроется тайна дракона. Попробуем ее хотя бы обозначить. Животный мир зачастую, по замыслу Божию, разбит на своеобразные «пары». Кошка и мышка — самый яркий пример такой пары. Кошка словно «запрограммирована» ловить и пожирать мышей, а мышка — убегать от кошки и… все равно попадать ей в пасть. Быть может, по этому же подобию в природе нашлась «пара» и человеку. И в этой «паре» ему отведена роль отнюдь не кошки. Дракон словно и создан лишь для того, чтобы пугать и побеждать людей. Его внешнее безобразие, огненно-ядовитое дыхание парализуют волю человека, «магически» воздействуют на его чувства. Зачем понадобился такой зверь, это для нас, по-видимому, навсегда останется тайной. Но можно предположить, что после грехопадения необходимость в таком чудовище зачем-то все же имелась. И пока люди пребывали во тьме язычества, дракон подчинял себе людей и заставлял их поклоняться себе как «божеству». Этим словно иллюстрировалось безсилие людей перед злыми духами (не случайно дьявол «выбрал» себе образ дракона!). Люди пребывали во власти бесов и… поклонялись вполне осязаемым чудищам — драконам. Когда же в Вифлеемской пещере родился Спаситель, когда путы зла, с момента грехопадения стянувшие человечество, были расторгнуты Голгофской жертвой Христа, сатана потерял некогда почти безпредельную власть над людскими душами. И тогда сразу же змеи и гады стали теснимы христианами, получившими от Спасителя власть над злыми духами и «змеями». Вскоре драконы были побеждены окончательно, превратились в реликт, мифологию. Лишь изредка напоминая о себе неожиданными появлениями. как это было в XVI веке в Италии с неким фермером Петронием, наткнувшемся на дороге на странное животное небольшого размера с длинной шеей, длинным хвостом и жирным телом. Оно не боялось человека и шипело, явно готовясь напасть. Фермер стукнул зверя по голове тростью, сразу убив. Труп дракона был выставлен в местном музее, и в 1572 году (когда на Руси псковичи отбивались от «коркодилов»!) ученый Улисс Алдрованди описал этот диковинный случай. А спустя века ученые-палеонтологи с удивлением определили в экспонате музея… детеныша динозавра…
Но драконы не исчезли безследно. Оставили после себя жалкое подобие, бледную тень — уже не такого страшного, но почти такого же уродливого крокодила, который раньше под видом доброго «крокодила Гены», а сейчас уже под своим именем — дракона — норовит заскочить в наши дома. К сожалению, поклонение дракону, начатое в незапамятные времена, продолжается и в наши дни, но только приняло иную форму.
Победа христиан над злом была полной, но… не окончательной. Сейчас мы видим, как дехристианизация мира приводит к реанимации полуфантастических чудищ — драконов и змей. И со временем эта экспансия, пока еще рекламно-виртуальная, может привести к тому, что оживут забытые мифы, облекутся в плоть и кровь и снова будут, уже наяву, требовать себе поклонения как «божеству». Примеров тому сколько угодно. Но о том, что экспансия зла может принять неожиданно реалистичные формы, «пророчески» писал признанный знаток темных сил Михаил Булгаков в своем гротескно-фантастическом романе «Роковые яйца».
«Год дракона» пришелся на конец тысячелетия. Это словно предупреждение нам об опасности, которая заключается в том, что некогда «связанный» на тысячу лет апокалиптический «большой дракон» вот-вот будет вновь «освобожден на малое время». И потому у всех нас, христиан, остается только один выход: вопреки всевозможным «прогнозам» и календарям превратить «год дракона» в год борьбы с ним.

На снимке: дракон — герб папы Григория XIII. Собор св. Петра в Риме.

Антон Жоголев
07.01.2000
Дата: 7 января 2000
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
2
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru