Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:



Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Взгляд

Голос из бездны

Двадцать лет назад произошло одно из самых известных в России античудес XX века.


ЧП на ВЧК
Дом на улице Всероссийской Чрезвычайной Комиссии в Курске в те дни стал неформальным "центром притяжения" всей страны. Дом как дом, деревянный, одноэтажный, каких миллионы. Почему-то бесовское "чудо" случилось именно здесь, на тихой улочке, помеченной кошмарным сочетанием из трех заглавных букв.
Дух дышит, где хочет, Дух Божий. А дух бесовский проявляет себя там, где ему бывает попущено проявиться. По грехам людским.
Уцелевшие очевидцы тех дней вспоминают давно прошедшее с нескрываемым страхом. "Ни о чем я с вами говорить не буду! — кричит старуха-хозяйка дома на улице имени ВЧК, узнав о цели визита очередных незваных гостей, — это принесло мне столько горя, из-за этого люди поумирали!" И захлопывает дверь. На пустынной улице на окраине города вечером в самом деле становится как-то не по себе.
... "Говорящий дух" пробудился в конце мая 1981 года в пространстве старого дома, где-то между стенами, крышей и потолком, в котором зияли странные дыры. Девушка-квартирантка вышла во двор и вдруг услышала "из ниоткуда" громкую нецензурную брань. В дверь уборной полетели камни. Молодая женщина выскочила, чтобы "разобраться с хулиганом". Но вокруг, кроме знакомых, от удивления "осовевших" лиц, никого не было. Жильцы подняли крик, стали искать в кустах потустороннего мерзавца, забегали, засуетились. И, конечно же, никого не нашли.
А наглый голос не унимался. По утрам и вечерам он изощренно издевался над всеми и каждым, кто попадался ему "на глаза", выставляя на общее обозрение такие детали интимной жизни несчастных прохожих и обитателей дома, их близких и знакомых, от которых те краснели и приходили в неописуемый ужас. Голос вещал то громко, безобразно матерясь, то заплетающимся пьяным языком, и, как утверждали, "на манер Высоцкого". Понять откуда, из какой "черной дыры" он исходил или хотя бы угадать его направление не представлялось возможным. Голос перемещался в пространстве мгновенно, рассыпая жуткие угрозы и проклятия всем и вся, хотя никто не пострадал в те дни и даже горшки и плошки в "избушке на курьих ножках" оставались целехоньки.
— Что, бабка, блинки жаришь? — издевался голос над хозяйкой, — угости и меня, а то...
И откуда-то из-за печи следовало леденящее кровь клятвенное обещание жестоко расправиться с "бабкой", подкрепленное матом. От такой похабщины становилось не по себе даже милиционерам и сотрудникам КГБ, подключившимся к делу, когда "голос" стал порочить советскую власть, правительство и политбюро ЦК.
Работники правоохранительных органов и спецслужб сбились с ног. Самая совершенная по тем временам столичная аппаратура, в срочном порядке доставленная в Курск, на ВЧК, тщетно силилась "запеленговать" таинственные радиостанции, обнаружить "жучка", мини-камеру или хоть что-нибудь, за что бы можно было уцепиться и "разоблачить" антисоветский миф о — что еще придумали! — потусторонних силах, согласно досужим вымыслам поселившихся на славной улице ВЧК. А посторонних обывателей (они же свидетели и наблюдатели) с каждым днем собиралось у дома все больше и больше. Не разгонять же их, в самом деле? Полная безпомощность "силовых структур"!
— Что, нашли?.. — дико издевался голос над ведущими специалистами Союза в области радиоэлектроники. И обещал проявиться-таки в своем первозданном виде, извещая при этом людей со слабыми нервами, что вид его... как бы сказать помягче... ужасен.
Около двух недель продолжался этот кошмар. В начале июня отчаявшиеся жильцы, которым было не до сенсаций, взмолились:
— Безсовестный хам, когда же ты, наконец, замолчишь?
— Я навсегда замолкну в воскресенье седьмого июня.
И слово сдержал. Замолчал даже на два дня раньше срока.

"Дерзкое привидение..."
Нет, нет и нет! Допустить такую крамолу? Лучше шпион, чем привидение. Да и из любопытствующих зевак, то есть из народа, мало кто решился говорить о "барабашках"! (термин "полтергейст" тогда был не в ходу). И все же, все же... Слухи поползли, да еще какие. Официальная версия происшествия умиляет своей простотой. Оказывается, в результате следственного эксперимента органами милиции было установлено, что еще раньше, до ЧП на ВЧК, "привидения" обитали совсем на другой улице, в другом доме. Но разговаривали они, эти "привидения", тем же голосом, что и в доме на ВЧК и так же пошло, вульгарно ругались.
Но таинственный голос был-таки обнаружен в магнитофонной кассете. Автором записанного на ней текста, который унижает человеческое достоинство и квалифицируется как злостное хулиганство, является хозяйка дома по Хуторскому проезду С. П. Точапская, которая-де воспользовалась японским магнитофоном, породив тем самым "слухи о домовых". Измененным голосом Точапской "домовые-лешие" сыпали оскорбления в адрес ее молодых квартирантов, терроризировали их и, когда, не выдержав, молодые люди были вынуждены сменить квартиру и переехать на улицу ВЧК, "привидения", спрятанные в сумке гражданки Точапской, отправились следом за ними.
И каждый раз своим измененным через пустой стакан голосом злокозненная гражданка удивляла всех новым набором изысканных "комплиментов".
68-летнюю бабушку, бывшую учительницу физики, пенсионерку, суд приговорил к принудительному лечению в психиатрической больнице.
Но обратим внимание на любопытное признание другой героини "булгаковской пьесы" на улице ВЧК — той самой девушки-квартирантки, которую голос впервые настиг в кустах. Ее звали Аленушкой. Голос причал, что ее убьет.
Ее "исповедь", хранящаяся в уголовном деле, начинается казенной фразой: "Об обстоятельствах появления голоса на ВЧК поясню следующее..." И далее по тексту: "Это было как раз недалеко от кустов. Мой Коля сидел на лавочке. На улице темнело. Я подошла к веревке, куда вешала белье и громко закричала сама на себя: "Убью!.." Когда Николай встал и пошел посмотреть, кто это закричал, то я взяла камушек и бросила ему в спину. Он на меня не подумал, а подумал на того, кто издает голос и разозлился очень сильно. Когда пришли хозяева с помин, я громко закричала, что "Маруська, убью!" Потом: "Ивановых за ноги подвешу" и что-то еще, не знаю что, даже нецензурное. Собрался народ, все бегали по кустам, на меня никто не обращал внимания, никто и не подумал, что это я.
Еще я произносила измененным голосом антисоветские лозунги: "Долой советскую власть", "Да здравствует фашизм!" И еще что-то про Мао Цзе Дуна. Я произносила эти слова совершенно безсмысленно и глубоко раскаиваюсь в том, что я делала, прошу меня простить..."
Аленушка была такая тихая-тихая, скромница.
"Самый гуманный суд в мире" взял и простил ее. 17-летнюю девушку, студентку одного из Курских училищ отправили из города в район, в глухомань. Подальше, с глаз долой. Жива ли она сейчас? Неизвестно.

И ненависть — смех

После ареста Аленушки и старушки голос навсегда исчез из "проклятого" дома. А ветхий домишко в течение нескольких лет рассыпался на глазах до гвоздей. Новый дом под № 45 стоит теперь в нескольких метрах от бывшего, совсем недавно перестроили и его.
Вячеслав Кириллович Панкин, тогда начальник областного УВД, рассказывал, как в своем рабочем кабинете наблюдал за тем, как хрупкая молоденькая Алена, не открывая рта, совершенно без всякой мимики на лице, издавала страшные гортанные звуки, непонятным образом складывавшиеся в слова, общий смысл которых оставался прежним: убью, повешу и т.д. Как утверждают, Аленушка запросто говорила низким мужским голосом в диапазоне 2,5 октавы, имитировала голоса знакомых и известных актеров. Эту версию выдвинули 10 лет спустя после происшествия, заботливо извлекли ее из того самого уголовного дела... Как будто правдоподобно. Похоже на одержимость несчастной девушки "чревовещательным" бесом. Проверить, так ли это, невозможно. Следственный эксперимент руководство УВД проводило, естественно, без свидетелей.
Однако, трудно себе представить, как Николай, с которым жила Алена, человек, доведенный голосом до исступления, до бешенства, так долго не мог обнаружить его в своей подруге? Или как тот же казах-Николай мог искать голос впереди себя, в кустах, если голос "сидел" в Аленушке, шедшей следом за ним? Неужели так невнимательны оказались работники спецслужб, которых столько дней дурачила какая-то девчонка?.. Но вот — интереснейшая деталь "дела", в которое подшита маленькая записочка старушки-учительницы, окончившей жизнь в "психушке". Правда, впоследствии отчаявшаяся одинокая бабушка отказалась от этой записочки, не "вписывавшейся" ни в одну из версий следствия. "В детстве, — пишет старуха, — я страдала манией слышания невидимых голосов. Вероятно, в старости болезнь опять дает о себе знать. Я слышала эти голоса в своем доме, и мне хотелось доказать, что не я одна их слышу, что они существуют в действительности". Незадолго до трагедии старая женщина успела надоесть сотрудникам КГБ. Она жаловалась всесильным "органам", что голоса в ее доме на Хуторском мешают ей жить. А советская психиатрия, как известно, не делала никакой разницы между душевнобольными и одержимыми людьми.
Зачем вообще нужен был старухе японский магнитофон, сыгравший с ней такую злую шутку, редчайший по тем временам дефицит, за которым она отправилась в Минск, что и подтвердила ее сестра, проживавшая в Белоруссии. Зачем? Уж не за тем ли, чтобы доказать очевидное-невероятное не только милиции, но и самой себе? Доказать ужасную реальность тех самых "голосов", которые преследовали ее и, возможно, ее молоденькую квартирантку, которую она, между прочим, любила как свою дочь. Не от них ли хотела укрыться несчастная, чуть ли не каждый день навещая Аленушку в доме на улице ВЧК? Но тщетно. Вместо того, чтобы пригласить в свой дом священника, несчастная жертва пошла "по инстанциям". А демоны упивались ее безпомощностью, всеобщим оцепенением и безсилием.
Может быть, бабуля в самом деле записала на свой магнитофон голос дьявола? Неудивительно тогда, что кассета с записью безследно исчезла из УВД!
Милиция могла, конечно, и не знать, но КГБ СССР прекрасно был осведомлен о барабашках, домовых и способах влияния на них... Прекрасно. История Стояния Зои в Куйбышеве — косвенное тому подтверждение. Священника-старца к Зое допустили, скорее всего, именно представители КГБ. Был ли священник в Курске, в доме на ВЧК? Не исключено, что был-таки. Но никто об этом сейчас точно не знает. "Органы" заранее, почти точно определи день и час, когда "голос" умолк. Но как? Скорее всего, нечистый дух сам стал источником информации о себе для ВЧК-КГБ. А прежде чем удалиться, злой насмешник вволю, всласть поиздевался над "совдепией". Как внезапно нагрянувший господин над нерасторопным слугой.
Неизмеримая ненависть к Богу и Его творению совершенно естественна для падших духов. На улице с говорящим названием Господь попустил вновь "во всей красе" показаться слепой бесовской ярости и инфернальной, совершенно не объяснимой человеческой логикой ненависти дьявола к человеку. Той самой ненависти, которая крушила храмы и уничтожала христиан за несколько десятилетий до того, как захотела покуражиться, похохотать на ВЧК. И беснование состоялось.
Дьявол двуличен, как и его рабы. Неистово хохочущие бесы так же люто ненавидят род людской, как самые неверующие из атеистов четко представляют в глубине души, кому они на самом деле служат.
Атеисты вообще были намного умнее современных уфологов. Несчастные уфологи в своем навязчивом стремлении "контактировать" с сатаной просто не догадываются, с кем они выходят на связь, исследуя паранормальные явления. Но на дворе теперь другие времена.
Но 20 лет назад, на заре перевернувшей мир перестройки, в тихом городе, как будто уснувшем тяжелым атеистическим сном, на тихой улице шла тихая размеренная жизнь.
Никто не замечал всей противоестественности этой жизни, в которой не находилось места для Бога. А потому и эта жизнь с ее размеренным застойным ритмом — была обречена.

Евгений Муравлев, Александр Воронин

Комментарий священника: Противный грязный бес поселился на время на улице ВЧК. Так было попущено Господом. Люди ужасались от услышанного, но в то же время славили Бога, потому что это явление было неподвластно ни людям, ни властям. Оно было попущено промыслительно для того, чтобы вся страна встряхнулась от атеистического сна. И многие впервые осенили себя тогда крестным знамением, ужаснувшись от соприкосновения с силами ада.
Протоиерей Анатолий Филин, настоятель храма Всех Святых г. Курска.

08.06.2001
2189
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2019 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru