‣ Меню 🔍 Разделы
Вход для подписчиков на электронную версию
Введите пароль:

Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.

Православный
интернет-магазин





Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Пропущенное слово

Мысли вслух.

Мысли вслух.


Схиигумен Иероним (Верендякин).

Когда в первый раз услышала, как крестоходцы поют: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас!» - даже расстроилась: что же это они, Иисусову молитву не до конца поют. Из песни слова не выкинешь, а тут из молитвы, да из какой! - выкинули. Мы же все грешные, так почему пропало это такое важное слово!

И не сразу, нет, не сразу пришел ответ.

Дело не только в том, что было такое благословение, вот потому-то так и поют. И не в том, что сама молитва Иисусова существует не в единственном изводе. Даже самая краткая: «Господи, помилуй!» - тоже молитва, да еще какая.

Дело в том, что я могу лишь о себе говорить: грешная. И любой из нас только себя может грешным называть.

А вот стоит рядом со мной, к примеру, пьяненькая бомжиха с вокзала - и я (опять же, к примеру, - слава Богу, не на самом деле!) отворачиваюсь и брезгливо морщу нос: фу, грешница! Но стоят у нас обеих за плечами наши Ангелы Хранители и печально хмурятся: что же это она, Божий суд себе присвоила?!

Только Бог знает, кто из нас и насколько грешен. И, может быть, далеко-предалеко мне до этой несчастной страдалицы, которая вот сейчас сквернословит и смолит окурки с асфальта, и пьет такую гадость, что гвозди легко растворяет. Но вот придет момент - и оплачет она свою греховную жизнь, и как знать - глядишь, еще и найдет силы вернуть себе человеческий облик. Пьяница, говорят, проспится, дурак - никогда. А гордый - проспится ли?

Так что негоже мне равнять себя с другими. Такими же грешными, как я, или не совсем такими. Это я грешная, а они, быть может, самые настоящие святые. Не мне об этом судить.

…В одном дивеевском скиту много лет назад мне рассказали, как схиигумен Иероним (Верендякин, 2001) с легкой улыбкой сказал сокрушавшимся о своей греховности насельницам: «Ну что вы говорите - грешная я, грешная… Ты-то грешная, да утешная. А я грешный, да неутешный!» Известный своей праведностью богомудрый санаксарский старец!

Боже, милостив буди мне грешной! Помилуй нас, Боже!

Чтобы избавить от гордыни

Батюшка Иероним, ох, батюшка!..

Ранней весной 2002-го года была я в командировке в Вологде, и надо же было мне в один из первых же дней согрешить глупо, необъяснимо, непонятно зачем… Грех этот, вроде бы не такой и большой (кто-то усмехнулся бы: да что тут такого, яйца выеденного не стоит!), но так томил душу.

Приехала в Свято-Воскресенский Горицкий монастырь, матушка настоятельница была в отъезде, а сестры - по ее благословению - приняли, как родную. И по обители провели, всё показали, обсказали, и попели мы вместе. И - незабываемо! - с матушкой Маргаритой поднялись на гору Мауру. Ту самую гору, на которой архимандрит Кирилл, впоследствии преподобный Кирилл Белозерский, семьсот лет назад во время молитвы увидел луч света, упавший в лесную чащу, и услышал дивный голос - голос Богородицы! - повелевший монаху идти туда и устроить на сем месте, в лесной глуши, монастырь. Он так и зовется, этот славный монастырь - Кирилло-Белозерский… Впрочем, все эти мои хождения по Горицкой обители и за ее пределами были уже в другие дни. А в первый вечер сестры дали мне рукописные тетради с именами тех, о чьем здравии заказано было молиться на Неусыпаемой Псалтири.

Имен было много. Но несколько раз среди них повторилось: «схиигумен Иероним». И, дочитав последнюю тетрадь, я обратилась к послушнице Людмиле или Иулии - теперь уж точно не помню, с кем вместе читали Псалтирь:

- Тут несколько раз записан о здравии схиигумен Иероним. Не санаксарский ли? Он ведь 6 июня, еще года нет, упокоился…

Батюшку вписали и в другую тетрадь - «О упокоении».

А утром, перед самым пробуждением, еще не звонил монастырский колокольчик, мне в тонком сне привиделся, как живой, отец Иероним. Буквально несколько мгновений длилось это видение. Ровно столько, сколько понадобилось, чтобы старец произнес:

- Иногда Господь попускает нам впасть в грех, чтобы избавить от гордыни.

Вот и всё. Ни слова больше.

А больше и не надо было говорить.

И я, грешная, проснулась в радости, утешная - утешенная словами старца.

Было ли это благодарностью за то, что подсказала сестрам, как надо молиться о батюшке? Бог весть.

У природы нет плохой погоды

…Вечер надвигается.

А за окошком расплакался дождик.

Решил, что всё уже, осень.

Ну какая же осень - в начале сентября? По церковному календарю август в разгаре!

Так что лето ныне! - тихое, чуточку дождливое лето.

А потом, когда и юлианский август безропотно уступит место сентябрю, придет бабье лето - и, даст Бог, еще будут нежаркие, но теплые и солнечные денечки, щедро подаренные нам, бабам… - простите, женщинам, - чтобы не шибко горевали о ушедшем лете.

И пусть поплачет дождичек. Пусть утешит иссохшую от долгой жары землю.

Осени тоже должно прийти.

Ольга Ларькина.

Фото из архива редакции.

89
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
4
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Содержание:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Православный
интернет-магазин



Подписка на рассылку:



Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:
Пожертвование на портал Православной газеты "Благовест": банковская карта, перевод с сотового

Яндекс.Метрика © 1999—2021 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru