Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Взгляд

Капельки вечности

Записки редактора.


Топчанчик Матушки Марии
Каждый год стараюсь побывать в самарском селе Кинель-Черкассы, и как приезжаю туда, сразу спешу в храм. Там в церковной сторожке при Вознесенском храме в далеком уже 1993 году я познакомился с самым удивительным человеком, которого довелось мне встретить — с блаженной Марией Ивановной, сейчас известной едва ли не на весь крещеный мир как блаженная схимонахиня Мария Самарская…
Много лет прошло с тех пор, как покинула эти места блаженная, но в храме ее не забыли. Приезжают и паломники, подходят к большой иконе Илии Пророка в храме, возле которой несколько десятилетий неизменно молилась матушка, заходят и в сторожку… Там, в сторожке этой, несмотря ни на какие ремонты и перестановки, до сих пор присутствует дух подвижничества, ведь здесь много лет жила и молилась за весь мир дивная старица!
После храма и я первым делом спешу в сторожку. Хозяйка сторожки, работница храма Тамара Шадрина, меня уже знает не первый год, охотно пускает к матушкиному топчанчику. На этом небольшом топчане (всего около полутора метров длиной!) и спала старица. Здесь молилась по четкам, отвечала на вопросы многочисленных паломников… Сажусь на топчанчик, и прошлое оживает передо мной, молюсь старице, вспоминаю, снова молюсь… И кажется, что дивная матушка присаживается на краешек своего топчана рядом со мной… Хорошо молится на этом месте! Незаметно летит время. Когда я собрался уходить, Тамара Шадрина остановила меня.
— Что вы к нам приехали — это ведь тоже чудо Марии Ивановны! — говорит взволнованно. — Я даже молилась об этом. Был на мне такой грех: обещалась и не выполнила обещание к вам в редакцию написать…
— А что случилось-то? — спрашиваю я.
— …Осенью прошлого года к нам в сторожку приехали из Самары двое молодых людей. Попросились посидеть на матушкином топчанчике, я, конечно, их пустила. Посидели они, помолились. Потом достали фотоаппарат, сначала один другого сфотографировал. Потом поменялись. Вскоре попрощались и ушли. Дочь моя, Надежда Патова (ей 50 лет), говорит:
— Неужели и правда Мария Ивановна такая великая молитвенница была, что люди до сих пор ее молитв просят?
Я отвечаю ей: что ты, конечно, великая была молитвенница, не сомневайся… И словно бы в подтверждение моих слов эти парни в сторожку вернулись взволнованные. Показывают мне свой фотоаппарат (он у них был современный, с экраном) и дают мне на экран посмотреть.
— Видите, на снимке Мария Ивановна проявилась!..
Смотрю — и правда, рядом с одним из этих парней на снимке запечатлелась висящая на стене над топчаном моя душегрейка-безрукавка, а на ней — четко видно было голову по плечи блаженной Марии Самарской! Сама, своими глазами это видела, все внимательно разглядела… Матушка там была! Духом присутствовала. А пленка запечатлела… И дочь моя видела.. Мы все изумились… Надо мне было фамилии этих молодых людей записать, попросить их к вам в редакцию приехать. А я не сделала этого от волнения. Но вот теперь, может быть, они эту заметку в газете прочтут и сами к вам приедут…
Много чудес при своей жизни совершила своей пламенной молитвой к Богу дивная старица! Но еще больше этих чудес происходит после ее смерти. К пустому колодцу люди не идут… — такова народная мудрость. Значит, колодец этот полон дивных чудес, благодати и святости!

Д`Артаньян защитил бы Бастилию!..

— Дорогу Королю! — прокричал Д`Артаньян.
— Королю тут делать нечего… — ответил ему властный голос из темноты.
— Что же, посмотрим, — воскликнул Д`Артаньян, обнажая шпагу, — не удастся ли нам и здесь проложить дорогу для Короля…
Недавно в Православной периодике неожиданно вспыхнула дискуссия о культовой, как сейчас принято выражаться, книге для нескольких поколений русских юношей — «Трех мушкетерах» Александра Дюма. Одно епархиальное издание утверждало, что Православным молодым людям не следует читать этот роман, где герои то и дело черно ругаются, блудят, пьянствуют и уж точно ведут неправедный образ жизни (наверное, имеется в виду единодушное несоблюдение постов как королевскими мушкетерами, так и гвардейцами кардинала…) Другое Православное издание вступилось за книгу: напишите, мол, сначала для юношества что-нибудь получше, благочестивее, но где бы при этом так же горячо и талантливо говорилось о подвиге, о дружбе, о мужестве, и уж тогда критикуйте… В этом споре каждый по-своему прав. Роман бы только выиграл, если бы в нем мушкетеры избегали неподобающих им вольнодумных дискуссий; если бы, поклявшись в вечной дружбе на кресте (!), при этом не поминали через слово побежденного на Кресте врага нашего спасения; если бы чаще задумывались над тем, в каких случаях надо вынимать шпагу, а в каких можно без этого обойтись…
Да, герои романа на первый взгляд далеки от Христианских добродетелей. Да и книга эта писалась явно не для семинаристов… Хотя уверен, что многие современные семинаристы знают ее не хуже академического тома сравнительного богословия. И это не так уж, может быть, и плохо. Хотя и сравнительное богословие, конечно, нужно им знать назубок.
В «Трех мушкетерах» есть сюжет, который для многих поколений сделал эту замечательную книгу настольной. Имею в виду историю с алмазными подвесками. Как бы ни опошляли ее всякий раз кинематографисты, она все равно продолжает сиять нам, как драгоценный алмаз! В мировой литературе не слишком много таких вот простых и в то же время возвышенных сюжетов — с такой необычайной концентрацией добра. Если кто-то уже настолько повзрослел, что даже и не помнит об этой чудной истории, в двух словах напомню ее. Враги хотят рассорить короля с королевой и шепчут монарху о том, что его супруга подарила подвески — его королевский подарок! — вечному противнику Французской Короны, английскому герцогу. Бал будет через несколько дней, и король требует от супруги прийти на него непременно в подвесках… К чему может привести коварный замысел врагов трона — понятно. Но тут камеристка королевы вспоминает о своем возлюбленном… — и появляется Д`Артаньян с его неизменными друзьями!.. Смотрите, сколько сюда вместилось Христианских добродетелей: верность своему королю (в этом случае — и королеве!), товарищество вплоть до смерти «за други своя», мужество и воинская доблесть, миротворческое служение и, наконец, любовь… Кто-то, наверное, увидит и в этом сюжете «безнравственность», ведь королева не должна была дарить приближенному к английской короне подарок короля. А мушкетеры, выполняя свой долг, при этом не произносят долгих нравоучительных заклинаний и не слишком раздумывают над тем, любить ли им или же не любить своих врагов (и одновременно врагов короля!), а просто сносят со своей дороги тех, кто стоит на ней — чтобы выполнить волю своего монарха…
Здесь в легковесной французской книге вдруг появляется что-то «над»… Над — грубостью и поверхностным вольнодумством, над — стяжанием славы и наград, над — «здравым» смыслом и даже личной доблестью, — и проявляет себя подлинно Христианский рыцарский дух… И потому сколько бы ни писали наши церковные публицисты о вреде или пользе этой книги, она все равно обязательно окажется вновь под подушкой у следующих поколений русских юношей. И это, наверное, не так уж плохо. Кто-то из них вслед за Арамисом пойдет в семинарию (при этом в душе навсегда оставшись мушкетером!), кто-то, как Д`Артаньян, предпочтет армейскую стезю… Но и тем и другим пригодится эта книга — ведь она верно ориентирует в главном (то и дело заблуждаясь в несущественном и второстепенном).
…Трех мушкетеров, наверное, вполне хватило бы, чтобы разогнать пьяную революционную толпу и спасти от разрушения Бастилию! Защитить своего короля — и тем защитить страну от революционной чумы, цинично написавшей на своих кровавых знаменах святые слова о свободе, равенстве и братстве… Но не нашлось тогда трех мушкетеров во всей Франции! Рыцарский дух иссяк… А это пострашнее будет, чем те бытовые грешки, в которых справедливо упрекает наших мушкетеров уважаемое епархиальное издание…

Пятизвездочный «рай»

Однажды мне довелось провести два дня в пятизвездочном отеле на берегу моря в одной красивой, маленькой и очень уютной стране (для сравнения скажу, что шестизвездочный отель — всего один в мире, находится где-то на нефтяном арабском Востоке — и там уже почти не живут, разве только совсем уже обезумевшие миллиардеры, туда в основном ездят на экскурсии…). Попал я в этот отель случайно, сам ни за что не платил (день пребывания там — половина моей зарплаты). Все как-то вышло само собой. А раз попал в этот рукотворный «рай» для избранной публики — глупо было бы хоть чуточку не воспользоваться теми дарами, которые предлагает жизнь.
Отель этот довольно известный, хотя и тихий. В качестве рекламы использует имя всемирно известного певца Лучано Паваротти (если мне не изменяет память). Возможно, там он никогда и не бывал, просто ему заплатили за исключительное право внести его имя в список почетных клиентов гостиницы (это действует на людей определенного круга). А может, и заезжал сюда на недельку, почему бы и не пожить в этом славном месте? Отдыхали тут в основном пожилые и средних лет немцы, но были и англичане, и кто-то еще, но почти исключительно европейцы. Все люди спокойные, степенные, умиротворенные, хотя иногда встречалась и молодежь, в основном супружеские пары. Море тоже было «пятизвездочное» — отгороженный пляж без единой медузы, идеальный песок, все очень чисто, тихо, пристойно. Только одна пожилая немка, войдя во вкус, загорала едва ли не нагишом, но пляж довольно-таки большой и можно было укрыться от этого не совсем пристойного зрелища. С пляжа была хорошо видна Святая Гора Афон (выдам все-таки тайну местонахождения «рая»!), и это придавало отелю Eagles Palace особый романтический ореол. Иногда в этом отеле останавливаются наши vip-паломники на Афон (и я неизвестно какими судьбами вдруг оказался в их числе!), так что и к русским тут присмотрелись.

Море было настолько соблазнительным, что я решил в нем… не купаться! Пляж с видом на Афонскую Гору — в этом есть для паломника что-то нехорошее, решил я. Как если бы в ранней юности на школьной дискотеке тебе предлагали потанцевать на виду у классной руководительницы… Но на всякий случай, чтобы не допускать своеволия и нарочитости, решил помолиться и бросить жребий: выпало — искупаться… Пошел к пляжу, благодаря Бога за Его снисхождение к нам…
Помню, как в детстве ездил с отцом в Москву и мы ночевали в одноименной гостинице, одной из лучших в то время (ныне разрушенной), возле Красной площади. Там меня больше всего восхищало то, что по утрам под дверь просовывали свежий номер газеты «Правда». Первый раз мне показалось, что это по какой-то ошибке произошло, я открыл дверь, окликнул швейцара… То-то, должно быть, он ухмылялся в рукав на мою провинциальную дикость! А еще на всю жизнь запомнился купленный там же напиток «Тархун» — тогда и это было в диковинку.
Ну а здесь я, всякий раз возвращаясь в свой номер, находил на видном месте поставленную чьей-то невидимой рукой бутылку дорогого красного вина и услужливый штопор возле стакана… Как в сказке про самобранку (только газеты «Правда» почему-то не было…)
Но больше всего впечатлил обеденный зал. Ничего подобного в этом роде я в жизни не видел (думаю, что и не увижу). Так называемый шведский стол — ничто по сравнению с тем изобилием, которое нас там ожидало. Выбирать яства приходилось из целых рядов со всевозможными закусками, всего же выбор был, кажется, из пятисот (!!!) блюд! Какой только экзотики не предложил нам отель! Люди невыдержанные, в старое доброе время настоявшиеся в очередях, не забывшие про талоны на сахар, вам лучше не ездить в такие места и даже не знать, что таковые где-нибудь существуют…
Зачем я пишу обо всем этом? Естественно, не за тем, чтобы разжечь задремавшую было в наших людях классовую ненависть (это мы уже проходили!). Хотя знать про то, что нашим оппонентам на Западе, да и в России тоже, есть что терять и есть за что бороться, мы все же должны. Но пишу я об этом по другой причине.
Я тщетно силился понять, к какой «религии» принадлежит этот пятизвездочный рай. Но указаний на конфессиональную принадлежность нигде так и не обнаружил… И только перед самым отъездом на Афон ранним утром по дороге к Уранополю случайно увидел за оградой отеля небольшую, едва заметную часовенку — явно не для отдыхающих, а только для прислуги! Ведь Греция, что там ни говори, Православная страна…
После обильного ужина, где глаза привычно разбегались от одного ряда блюд к другому, я вышел из ресторана и погрузился в анфиладу уютных «залов удовольствий» (в одном танцевали под живую негромкую музыку, в другом — неспешно беседовали, в третьем читали или во что-то играли и т.д.). Где-то в конце этой галереи я обнаружил «книгу жалоб и предложений» — но только, конечно, на их, пятизвездочный, лад… Была она сделана под старину, словно бы том пятнадцатого или шестнадцатого века, отпечатанный едва ли не Гуттенбергом… Надпись была под готику и почему-то на немецком языке (видимо, чтобы было понятнее основной массе клиентов). Стал я от нечего делать листать эту толстенную книгу. Записи на разных языках сменяли друг друга… Понять, о чем там шла речь, не составляло труда. Похвала, благодарность, восторг! Сплошной beautiful. И вдруг — надпись на русском языке! Я стал читать, все больше удивляясь… Молодой русский парень, неизвестно каким ветром занесенный сюда, писал:
«Да, тут у вас все уютно, чинно, вкусно. Но какая же здесь тоска! Скука смертная! Мне уже на третий день все это стало тошно до омерзения. Все эти пластмассовые улыбки прислуги, все эти чопорные иностранцы… Море — и то какое-то неживое. Как будто с хлорированной водой… Тут нет подлинной радости. Если бы здесь со мной был друг или, еще лучше, подруга! Ну, тогда бы еще можно было выносить все это… А так… Я уже не знаю, куда девать себя от тоски. Единственное, что меня утешает — это прекрасный тренажерный зал. Да, ничего не скажешь, оснащен этот зал первоклассно! Вот я и «качаюсь» с утра до вечера в этом зале… И считаю дни, когда наконец настанет время мне отсюда убраться…» (подпись я не переписал и имени не запомнил).
…И весь этот сладкий мир вдруг в один миг перевернулся для меня! Если смотреть на этот «рай» как на цель (а не как на вынужденную остановку в пути на Святую Гору), то и правда будет не так уж просто выдержать долго все это приторное великолепие. Есть в этом всем что-то неживое, скучное, пластмассовое, как в том жутковатом «покое», коим соблазнял сатана Мастера с Маргаритой… Нет, настоящий рай сладости не такой! Совсем не такой!.. Русскую душу не напитаешь ничем! Она бездонна как для греха, так и для удовольствий… Только Бог может наполнить жизнь до краев и смыслом, и радостью. Только путь на Афон делает нас счастливыми, а если представить конечную станцию вот в этом «раю», то надо отсюда поскорее дать деру… Пока не привык… Пока не превратился в ту старую немку, растянувшую свои «прелести» на гладеньком песке…
…А на обратном пути эта гостиница была мне в радость! И все мне тут было не пресно, наоборот! Вместо сухопарых немцев и поджарых англичан за соседним столиком в ресторане бушевали пузатые московские чиновники из каких-то околовластных структур — наши новые знакомые по Русскому Свято-Пантелеимонову монастырю! Отрывались по полной после дней сурового монастырского поста… И им, и нам — завтра на самолет. Они люди бывалые, из «старой гвардии» — умеют, когда надо, и расслабиться. Но так, чтобы завтра с утра уже быть им как стеклышко… Паломничество удалось! Святая Гора Афон пустила нас на свою благоуханную землю. Ну и как же не повеселиться им на этой славной лужайке под Горой, как же не искупаться в лазурном море, если главная цель достигнута? За это можно и выпить! Если бы тот русский парень еще не уехал из нашего с ним отеля, я бы его обязательно отыскал в тренажерном зале, узнал бы по русской бездонной тоске в глазах и непременно бы уговорил бросить все — и на несколько дней махнуть вон туда, на ту высокую, дивную и Святую Гору. Залезть на ее седую вершину, откуда рукой подать до Небес, и сквозь ветер, сквозь слезы радости прокричать Богу, Царице Небесной и самому себе: теперь я знаю — в жизни есть смысл. Вот он!

Антон Жоголев
11.08.2006
Дата: 11 августа 2006
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
1
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru