Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Взгляд

Сусанины среди нас

История и судьбы потомков легендарного героя.


История и судьбы потомков легендарного героя

По Жалованной грамоте Царя Михаила Романова от 1619 года потомки Сусанина за жертвенный подвиг Ивана Сусанина, спасшего Царя от поляков, получили в вечное пользование землю. Они были освобождены от всех налогов и податей, стали вольными крестьянами. С этого времени и до октября 1917 года прослеживается история многочисленного рода Сусанина, с 1633 года проживавшего в пустоши, затем ставшей селом Коробово Костромской губернии. С каждым годом число потомков увеличивалось. Так, с 1767 года сохранились данные о 153 потомках Ивана Сусанина, в начале XIX века — 195, в середине XIX века — 225, а к 1913 году их насчитывалось около трехсот человек.
В начале 30-х годов XVII века в пустоши Коробово считалось 18 четвертей пахотной земли, кроме этого были покосы. По новой Жалованной грамоте Коробово не могло никому передаваться и должно было оставаться в неотъемлемом владении рода Сабининых (Сабинин — зять Сусанина).
В 1836 году при приезде Императора Николая I в Костромскую губернию им было обращено внимание на особую бедность белопашцев, как здесь называли потомков Сусанина, и было принято решение исследовать их положение. Специальная комиссия сделала вывод о том, что земли и другие угодья в Коробово небогатые и урожаи давали малые, так что коробовским жителям приходилось заниматься отхожими промыслами и ремеслами. Были они бурлаками, строителями, токарями, пряли лен, шили крестьянские одежды, шапки, изготавливали крестики, серьги, цепочки. Это они были родоначальниками нынешнего ювелирного производства в селе Красном. Многие уехали в Москву, Воронеж, Ярославль, Кострому, выправив себе вечный паспорт, то есть засвидетельствованную копию Царской грамоты.
Земли распределялись между двумя сыновьями дочери Сусанина Антониды неравномерно. Так, у трех домов — старосты и двух его братьев — имелась четвертая часть всей жалованной земли. Беднякам же приходилось в пять-шесть раз меньше. При Николае I сусанинцам добавили к скудному их наделу свыше 700 десятин земли. Она переходила по наследству от родителей к детям. Если после отца в семье оставалась дочь, она получала с братьями равную долю земли. В случае же ее замужества земля возвращалась братьям. Родители могли передать землю дочери в качестве приданого. Если же девица выходила замуж за белопашца, то земля оставалась за ней.
Интересен и тот факт, что земля оставалась за белопашцами, проживающими в других местах, но пользовался ею временно староста.
Вопрос о правах и привилегиях или о подлинном происхождении белопашцев возникал неоднократно. В грамоте Императрицы Екатерины II отмечено, чтобы белопашцы «наикрепчайше посторонних в их звание отнюдь ни под каким видом не принимали под опасением императорского гнева».
Была проведена проверка рода коробовских белопашцев, но из-за отсутствия ряда документов она не дала никаких результатов, поэтому так и осталось мнение, что в числе белопашцев появились пришлые люди.
Бытовало мнение, что обособленность коробовских обывателей от всей жизни страны, их льготное положение не послужили им на пользу. Отсутствие над ними административного и полицейского надзора сделало их село местом, где жили фальшивомонетчики, сектанты, раскольники и прочие укрывающиеся от властей лица. Для пресечения этого одно время в Коробово была поставлена рота солдат, а в 1859 году Указом Царя Александра II за укрывательство беглых и раскольников четырнадцать семей коробовских белопашцев и три бобылки были высланы по одной-две семьи в удельные имения по всей Волге и даже в Архангельскую, Вятскую губернии, на Каму и другие места. Переселение проводилось под строгим надзором властей, и если кто-либо из переселяемых задумывал сбежать, его ждала ссылка в Сибирь.
Из-за невозможности проведения учета и переписи было принято считать всех наличных коробовских белопашцев потомками Сусанина, пользующимися дарованными Царем правами и привилегиями. В то же время ежегодно проводили проверку всего их рода. Потом детям сосланных разрешалось возвращаться в село Коробово с восстановлением их льгот. На внуков же это условие не распространялось.

На местах переселения многие белопашцы прочно осели, завели свои хозяйства, стали местными жителями. Так, Капитон Тимофеев с женой Василисой, сыном, дочерьми и братом переселены в село Бурундуки Буинского уезда Симбирской губернии. Сын их Алексей более двадцати лет состоял на должности волостного старшины. В 1894 году он присутствовал на бракосочетании Императора Николая Александровича. Имел две медали, одну из них за постройку в своей волости восьми народных училищ.
Оставшиеся белопашцы продолжали пользоваться теми же льготами, но они были под наблюдением губернского начальства и непосредственно Управления Костромской удельной конторы. Нравственное попечительство над ними возлагалось на священника Коробовской церкви протоиерея Леонардова.
Кроме официальной версии причин высылки сусанинцев существует и другая — религиозная, то есть борьба старообрядцев с присланным в построенную в начале 50-х годов XIX века Коробовскую церковь священником Леонардовым, который рьяно взялся за борьбу с расколом и пьянством и добился высылки нежелательных для него лиц, обвинив их в различных преступлениях. Так, среди четырнадцати высланных оказались пятеро награжденных почетными Царскими кафтанами. А эту награду получали от Царской Семьи наиболее почтенные и зажиточные белопашцы.
Несмотря на частичное сокращение льгот и преследование отдельных белопашцев, Династия Романовых на протяжении своего царствования оказывала и другие знаки внимания потомкам Сусанина. В программу встреч Царей, периодически посещавших Кострому, неизменно входили и встречи с потомками. Последняя такая встреча состоялась 20 мая 1913 года в Костроме по случаю торжеств в честь 300-летия Дома Романовых.
За длительное время изучения подвига Сусанина я не оставлял мысли найти кого-либо из его потомков, но за семьдесят лет их следы, казалось бы, исчезли. И вдруг получаю письмо из Саратова. Автор его — Виктор Дмитриевич Белопахов (фамилия произошла от слова «белопашец» — вольный крестьянин, как называли потомков Сусанина в Коробово) писал: «Уважаемый Николай Васильевич! В газете «Красная Звезда» прочитал Вашу статью «Сохранить музей Ивана Сусанина». Меня очень интересует вопрос о дальнейшей судьбе родственников Сусанина. Известно ли Вам что-либо о них, живы ли сейчас его потомки? По рассказам моего отца, а он слышал это от своего отца и деда, потомки Сусанина были переселены в Саратовскую область, где их называли белопашцами, а затем Белопаховыми».
В последующих письмах Виктор Дмитриевич сообщил, что по документам Саратовского областного архива ему удалось подтвердить свое происхождение от высланного туда в 1859 году потомка Сусанина Сильвестра Андреевича Белопахова и узнать, что все его потомки похоронены на сельском кладбище Саратовской области на одном участке недалеко друг от друга. Сообщил он и о своем желании установить на этом участке табличку с их именами и описанием происхождения.
Дед Виктора Дмитриевича Стратон Всеволодович участвовал в гражданской войне, отец — в боях на Халхин-Голе, дядя — инвалид Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. Они с братом Николаем ныне подполковники запаса, летчики бомбардировочной авиации, прослужившие в ней более чем по тридцать лет. Большинство потомков Сусанина по их линии живут в Саратове или в Саратовской области.
Потомками выселенных в Саратовскую губернию белопашцев являются и члены семьи Инны Викторовны Белопаховой, проживающей ныне в Москве. Она работает учителем французского языка в одной из московских школ. Дочь Нина окончила факультет журналистики МГУ. Сестра Надежда живет также в Москве и работает патентным поверенным в одном из учреждений столицы. Как они рассказывают, их бабушка и мама всю жизнь боялись говорить о том, что они являются потомками Сусанина. Как бы это не дошло до НКВД…
Москвичами являются и члены еще одной семьи потомков великого предка. Это Виолетта Эрнстовна Вейдеман и ее сын — студент физического факультета МГУ Николай. Как рассказывает Виолетта Эрнстовна, все ее родные жили в Воронеже или Воронежской области. Были очень трудолюбивыми и зажиточными людьми. Кто из них имел постоялый двор, кто мельницу, кто маслозавод. После революции и особенно после коллективизации все они исчезли, и в настоящее время ничто и никто не связывает Виолетту Эрнстовну с Воронежем. Но помнит она, что прабабушка имела фамилию Сусанина и хранила целый ряд вещей, связывающих их семью с Костромской областью, в том числе икону, которая сгорела во время пожара в оккупированном Новороссийске.
Помнит Виолетта Эрнстовна и о том, как они боялись того, что происходят из рода Сусаниных. Сама Виолетта Эрнстовна Вейдеман (ее отец был латыш по национальности) до войны жила в Новороссийске, перенесла оккупацию, в период которой от пожара сгорел их дом и ряд вещей, связывающих их семью с памятью о родине Сусанина. После окончания в 1959 году Ленинградского электротехнического института Виолетта Эрнстовна была распределена в лабораторию С.П. Королева. Участвовала в подготовке полета первого в мире космонавта Юрия Гагарина.
С мыслью, что существуют потомки Сусанина, я уже свыкся во время долгого их поиска, но чтобы они оказались в Америке!
22 апреля 1992 года у меня произошла неожиданная встреча с ними.
Кита Бурофф де Сеза — сопрано. Родилась в Париже. По происхождению русская.  Музыкальное, драматическое и балетное образование получила в школах театрального искусства Нью-Йорка. Она поет в опере, солистка радио Сити Мюзик Холл, играет в музыкальных спектаклях, в шоу-спектаклях на Бродвее. Гастролировала в Пуэрто-Рико, Вене, Квебеке. Впервые в 1992 году пела в России, на родине своих предков.
Ее дед Петр Никитич Буров — уроженец Костромы, потомок по женской линии Ивана Сусанина. В 1915 году за воинскую доблесть получил именное оружие, пожалован орденами Святого Георгия и Белого Орла I степени. Служил в Генеральном штабе Русской армии после окончания Академии. Владея восточными языками, проходил службу в Туркестане, стал посланником по дипломатической линии в Персии, Хиве, Бухаре, Афганистане. Участвовал в переговорах с руководителями Монголии, ханами и эмирами о пограничных конфликтах. После П.Н. Пржевальского был первый офицер Генерального штаба по работе в этом далеком и тогда еще мало известном крае. Стал генералом, дворянином.
Революция застала его в Ровно. Затем армии Деникина, Врангеля. Вместе с остатками армии Врангеля ушел из Крыма за рубеж. Жил в Болгарии, Франции, США. Умер в 1954 году в Балтиморе в США.
Бабушка Киты Нина Федоровна Бурова родилась в Вильно. Получила блестящее образование. За вооруженную борьбу против советской власти (она была атаманом кубанского белогвардейского казачьего полка!) приговорена к расстрелу, который по амнистии заменили вечной ссылкой на Соловки. Затем целая цепь лагерей. Как рассказывает ее сын Петр Петрович Буров, находясь в одном из лагерей, она изготовила фальшивый пропуск и с его помощью сбежала из лагеря. Найдя своих детей, добралась до Волыни и сумела перейти границу с Польшей. Оттуда в 1924 году переехала в Париж, где их разыскал отец. 27 лет жили в Париже, 37 — в США. Бабушка и отец Киты стали докторами Сорбонны.
В прошлом году Нина Федоровна заявила, что мечтает дожить до ста лет и чтобы ее дети и внуки хотя бы раз побывали в России.
И вот ее мечта сбылась. Ее сын, внучка с мужем и сыном на ее любимой родине — в России. В рамках международного фестиваля «Праздник радости и единения» Кита давала в Москве несколько концертов, на одном из которых посчастливилось побывать и мне. Открывала Кита свои выступления арией Антониды (дочери Ивана Сусанина) из оперы Михаила Глинки «Жизнь за Царя». С волнением слушал я арию, исполняемую праправнучкой Ивана Сусанина, переносясь в XVII век, что с успехом помогал сделать голос Киты.
Появилась в России и книга Нины Федоровны Буровой «Река времен», вышедшая в Вашингтоне в 1990 году. Ее подарил мне Петр Петрович. Посвящена она России, соотечественникам. Много интересного рассказано о деятелях русской культуры, военных и политических деятелях России.
На мой вопрос к Нине Федоровне Буровой, где могут быть документы их семьи, свидетельствующие о принадлежности к роду Сусанина, она пишет: «Земельные документы Петра Никитича Бурова зарыты мной в Екатеринодаре при отступлении Белой армии». Она тогда с двумя малолетними детьми не имела времени и возможности взять их с собой, так как «бежала в горы Кавказа». В настоящее время она через Кубанскую Раду (высший орган власти Кубанских казаков) ведет переговоры о поисках документов, указав адрес «клада». Но эти поиски пока результатов не принесли.
…На сегодняшний день найдены всего четыре семьи потомков Сусанина. Надеюсь, что после этой публикации станут известны имена новых потомков великого патриота, и их дети и внуки, правнуки и знакомые будут осознавать причастность к своему великому предку.
 Екатеринбург).

На снимках: памятник Ивану Сусанину в Костроме; семья Белопаховых — современные потомки Сусанина; картина "Подвиг Ивана Сусанина".

Николай Борисов
(По публикации в альманахе «Россия. Романовы. Урал», выпуск 7, г. Екатеринбург).
14.12.2007
1215
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
5 комментариев

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru