Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Личность

"Надо жить по Евангелию"

Протоиерей Алексий Сухих, благочинный Вятско-Полянского округа, стоял у истоков Православной журналистики в Вятской епархии.


— Два тысячелетия этой Книге книг — Евангелию, и люди изучают ее всю жизнь, и каждый раз она говорит именно этому человеку то, что нужно ему на этот день. Если бы все читали Евангелие хотя бы два-три раза в неделю, и то бы люди преобразились. Ну не хотят, не хотят! А ведь в нем есть ответы на все мучающие нас вопросы. Надо жить по Евангелию — чего уж проще… — говорит мне протоиерей Алексий Сухих, благочинный Вятско-Полянского благочиния Вятской епархии.
Мы встретились с ним в городе, который продолжает носить имя знаменитого революционера, но в народе куда чаще именуется по-старому: Вятка. Батюшка духовно окормляет и Свято-Трифоновские чтения, и радиопередачу "Вятка Православная", сам ведет духовные беседы на Вятско-Полянском телевидении. Наша первая беседа состоялась на заседании секции Православной журналистики. Договорились о новой встрече — уже для более обстоятельного разговора. И начали с того, о чем шла речь на секции: о роли журналистики в духовной жизни общества.


—  Телевидение несет многие соблазны, а люди проводит по 5, по 8 часов у экрана. Ну что школьники — разве они читают много? Нет. А ведь они обязательно должны знать классику, историю знать должны. О книжном учении у Иисуса сына Сирахова сказано, что это вначале цепи каменные, а затем — золотые ожерелья. И ведь от слышания, от знаний и вера укрепляется.
Что примечательно, сколько сейчас старых коммунистов к Богу пришло. В свое время меня спрашивали, спасутся ли коммунисты. А я отвечал: "А разве Православные все спасутся?" Ведь есть и верующие люди, жизнь которых далека от христианского идеала. А иные коммунисты со слезами каются в том, как жили, сами не понимают, почему участвовали в гонениях на Церковь, как произошло, что заработал такой мощный репрессивный механизм. Потому что люди жили, как под гипнозом. Как сейчас телевидение, радио, компьютер — это практически тот же гипноз. Можно ли избежать этого гипноза? Повторю то, что и всегда говорил: надо жить с рассуждением. Раньше люди всю свою жизнь шли к Богу, умели молиться, умели трудиться и веселиться, и все у них было сделано вовремя и в срок, все как надо. Вот и надо учить людей читать Богодухновенную литературу. С азов учить, со школы, с яслей. Избавляться от телезависимости. Совсем телевизор, пожалуй, не уберешь — надо знать, что происходит в мире, чего ждать. А вот в храмах я не слышу умной проповеди на эту тему. Либо — ни под каким видом не смотреть! — либо — дело ваше, смотрите, что хотите.
Средства массовой информации несут огромный духовный заряд. Это очень важно, когда газету или передачу окормляет хороший духовник. Но такой духовник сейчас — самый большой дефицит. Потому что институт духовничества в первую голову был выбит.
— У вас в Вятских Полянах есть свое местное телевидение?
— Да, и мне безплатно дают каждую неделю время. Но, как ни грустно, местная газета не дает ни одной строчки, не дает говорить о Боге, о Церкви.
— Ваш приход затронула проблема ИНН, которая вызвала столько смущения в обществе?
— Этот вопрос мы решаем, как можем. Была у меня встреча с Главой районной администрации и начальником налоговой инспекции района. Я им сказал свое мнение прямо: для многих верующих ИНН неприемлем! Пришли к такому решению, что ни та, ни другая сторона не будет принуждать людей принимать или отказываться от "номера". Но разъяснять, что это такое — будем. А люди пусть сами решают. Но, правда, на днях, перед моим отъездом в Вятку, услышал, что стали вызывать людей в инспекцию и вручать свидетельства о присвоении ИНН, либо присылать по почте свидетельства о постановке на учет с присвоенным "номером". Приеду, будем с этим разбираться.
— Вы давно служите в церкви?
— Третий десяток лет. Родом я из Котельнича, вятский. Здесь моя родина, здесь думаю и умирать. Только так. Слава Богу — что-то удается сделать и в приходе, и в благочинии. Десять лет назад в Вятско-Полянском районе не было ни одного храма, сейчас уже шестой строим. В самом нашем городе это уже третий храм. При советской власти я служил в селе с поэтическим названием Русские Краи Кикнурского района, затем в городе Малмыже — как и сейчас, на границе с Татарией. А когда открылся приход в Вятских Полянах, переехал туда. Это был один из первых вновь открытых приходов: даже за границей говорили о том, что вот, в России за год два прихода зарегистрировали! Святейший Патриарх Пимен прислал телеграмму со своим благословением. И вот так получилось, что все новые веяния проходили через нас: пришлось быть депутатом областным и городским. В то время, когда Церковь вставала с колен, это было необходимо. Сейчас такой необходимости нет.
— Сами вы из верующей семьи?
— В роду у нас издавна были служители Церкви, только отец прервал эту традицию. Старый священнический род. Нас в эти края при Екатерине II из Питера сослали — видимо, за вольный дух… Теперь уж — вятичи, коренные. Бабушка очень верующая была.
— Трудно было начинать служение?
— Доходило до того, что уполномоченный по религии ставил ультиматум Владыке Хрисанфу: или убирай этого отца Алексия, или тебя уберем. Но он ответил примерно так: мне вы ничего не сделаете, а отца Алексия я под запрет не отдам! В то время это был подвиг исповедничества — то, что он своего собрата, своего ставленника не позволил убрать (я-то уж потом узнал об этом).
— Чем это вы уполномоченному так поперек встали?
— А ничем таким уж особенным. Просто старались жестко придерживаться того, чтобы закон исполняли обе стороны, а не только Церковь. Ведь в законе не было записано, чтобы при крещении требовать паспорта, подавать "куда следует" сведения. Это было негласное требование. То же самое — ограничение колокольного звона: чем регламентировалось? Тоже не было закона. Ну и мы не обращали внимания на все эти и прочие устные распоряжения. Когда, бывало, били нас, но чаще с Божией помощью побеждали мы. В то время особенно чувствовалась молитва Владыки, его духовная поддержка. Через четыреста километров — чувствовалось, что вот он, рядом стоит и молится, поддерживает и наставляет. У нас с ним бывали и размолвки, и ссоры — вплоть до того, что хоть уезжай из епархии. Было. Но обиды нет никакой. Рабочие споры — они неизбежны, что тогда, то и сейчас.
В шестидесятые годы, чтобы не молиться о безбожных властях, закрывавших храмы, нам поневоле приходилось пускаться на хитрости. Выходил диакон на ектению и скороговоркой произносил: "О областях и воинстве…" А на слух это воспринималось вроде бы как — о властях…
— Вы уже много лет занимаетесь сбором и подготовкой материалов к канонизации вятских святых…
— Вятская земля очень богата подвижниками благочестия, но пока еще многое не изучено. Юбилейный Архиерейский Собор 2000 года канонизировал десять человек. Когда Владыка благословил меня заниматься вопросами канонизации Яранского преподобного старца Матфея, у меня уже был накоплен нужный материал, лет за десять, когда еще нельзя и вслух говорить-то об этом, я начал собирать о нем данные. Теперь он причислен к лику святых. А о Епископе Викторе (Островидове) во всех учебниках, даже светских, было сказано однозначно: раскольник, восставший против Церкви, против народа Божия. А ведь он ратовал за чистоту Православия. Он не уходил от Митрополита Петра, от Патриарха Тихона, оставался верным Церкви. Да, не признал Митрополита Сергия — так ведь многие святители не признали "декларацию" Митрополита Сергия и не присоединялись к нему. Но вокруг Владыки Виктора шли дебаты: причислять ли его к лику святых или нет. Это выплескивалось на страницы светских изданий, которые поливали грязью святителя. Несмотря на все эти препоны правда Божия восторжествовала. Епископ Виктор канонизирован. Сейчас я как председатель епархиальной комиссии по канонизации святых работаю над материалами по прославлению в лике святых Схиархиепископа Пахомия (Кедрова), протоиерея Михаила Тихоницкого, игуменьи Февронии, иеросхимонаха Стефана (Куртеева).
Думаю, журналистам надо бы вот на что обратить внимание: старики наши уходят. И необходимо записать воспоминания старого духовенства. Ведь если они унесут с собой то, что знают, что видели, — это будет потеря огромная. Они уйдут — и уйдет целый мир. С потерей его мы, наверное, потеряем несколько и образ священнослужителя. Сейчас вот есть священники, которые занимаются мотоциклами — может быть, я не понимаю чего-то, но мое мнение такое, что через это к Богу не приведешь. Священник должен оставаться пастырем, светильником, и как бабочки к огню к нему полетят люди. Через проповедь слова Божия, через Литургию, через покаяние люди должны идти к Богу. Церковью надо жить, надо дышать, в ней и умирать.
— Размышляя о роли Православной Церкви, очевидно, что она несет сейчас, как и во все века, трудную миссию Удерживающего…
— И это именно в России, потому что Россия — дом Божий! Вспомните явление Державной иконы Божией Матери в 1917 году…Если теперь Пресвятая Богородица отнимет Свой покров от Руси, — это будет крах, мы ничем больше не спасемся. Сейчас мы чем спасаемся — молитвами святых, новомучеников и исповедников, молитвами Государя Императора Николая и Его Царственной Семьи, и — заступлением Божией Матери. На последнем Соборе было прославлено великое множество молитвенников за Россию, и теперь Церковь земная и Церковь Небесная вместе молятся Господу Иисусу Христу, чтобы Он не излил последнюю чашу гнева на Россию.
Несколько лет назад в нашем Никольском храме мироточила икона Святителя Николая. Крупные капли святого мира истекали. И Животворящий Крест мироточил, и иконы Апостолов Петра и Павла, Великомученика Димитрия Солунского. Мы молились и скорбели: что же будет?.. И за несколько дней до катастрофы в Америке у нас вновь замироточил образ Николая Чудотворца. Почему иконы мироточат? Да потому, что сердца человеческие не умеют плакать о своих грехах. Вот иконы — это дерево и краски, вещество (но одухотворенное великой благодатью Святаго Духа!) подают нам пример: вот как ты должен каяться и молиться.
— У вас необычный наперсный крест — очень красивый. Это награда?
— Я получил эту высокую Патриаршую награду — крест с украшениями — в 1992 году. Хорошо бы и тот крест, что дает нам Господь, нести безропотно, сораспинаться Христу. Эта мудрость приходит, к сожалению, поздно. 20 лет нести священнический крест — очень трудно. Награды надо рассматривать так, что они — для вящей славы Божией. В них достоинство Церкви. Ну а самому — не опускаться ниже достигнутого уровня.
Ко мне после моего выступления на секции Православной журналистики подошел один журналист откуда-то с глубинки и говорит: "Ну вы, батюшка, и дремучий! Разве сейчас можно призывать читать Евангелие, святых отцов? Кому это интересно…" Что ему ответить? Жаль читателей его газеты. Куда такие "вожди" ведут людей…
Прожить не хитро, но мудро. Мудрость заложена в Церкви. В Ее святости. В Ее учении, в Литургии — это Небесная служба на земле! И мы, земные, в это время соединяемся с Ангелами и святыми. Так что же еще нам надо? Ни в одной религии мира нет того, чтобы Небо видимым образом опускалось на землю. А в Православии — есть. В этом — спасение. Только трудись и молись.

Ольга Ларькина
09.11.2001
878
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
16
1 комментарий

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru