Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:



Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Личность

На перекрестках эпохи

85 лет самарскому Православному поэту Борису Сиротину.

85 лет самарскому Православному поэту Борису Сиротину.

5 февраля исполняется 85 лет старейшему самарскому поэту Борису Зиновьевичу Сиротину. Знакомы мы с ним, страшно даже подумать, как давно, знакомство наше идет из другой, советской эпохи.

Далеко не все современные самарцы, особенно молодые люди, знают, что пребывающее сегодня в запустении здание Самарского Дома печати, что возле центрального автовокзала, когда-то бурлило и кипело жизнью. Там рождались новые идеи, появлялись новые газеты, восходили новые литературные имена, завязывались новые знакомства… Там среди множества прочих редакций помещалась и редакция газеты «Волжская коммуна» - самой популярной и самой «официальной» газеты тогдашнего Куйбышева. Вот там, в кабинете заведующего отделом культуры этой газеты, Заслуженного работника культуры России Евгения Николаевича Жоголева, и состоялось наше знакомство с Борисом Сиротиным. К слову, они оба, конечно же, в ту пору знать не знали, ведать не ведали, что через несколько лет всего им предстоит породниться: сын Евгения Жоголева Антон женится на дочери Бориса Сиротина Людмиле…

Борис Зиновьевич при знакомстве подарил мне свою книгу стихотворений. С тех пор моя домашняя библиотека замечательна тем, что в ней имеются абсолютно все книги Бориса Сиротина! Как-то само собой наше знакомство впоследствии переросло в дружбу. Приезжая в Куйбышев, я гостевал у Бориса Сиротина. А он порой навещал меня в селе Майское. За эти годы я познакомился со всеми дочерьми Сиротина, а их у него три. Был знаком с замечательной, но, к сожалению, ныне покойной женой его Ольгой.

Оля, видишь, как рано темнеет,
Как туман повисает вокруг?
Даже бодрое сердце немеет,
Издает еле слышимый стук.

У меня ощущенье такое,
Что всю жизнь этой тьмою влеком,
Хоть избалован Волгой-рекою
И доверчивым теплым песком.

Я люблю летний полдень палящий,
Но вот даже у Волги спроси, -
Скажет, сумерки непроходящи,
Постоянны они на Руси.

Возмужали мы в сумерках этих,
Возмужали и дети давно,
Но росли они, их не заметив,
Это зрение редким дано.

Слава Богу, что так, а не этак,
Слепота тоже дар непростой…
Оля, слышишь шуршание веток? -
Тьма пришла на великий постой.

Читатели Самарской области благодарны Борису Сиротину не только за его многолетний плодотворный литературный труд, но и за те литературно-музыкальные вечера, что устраивала Православная творческая группа «Благовест» по всей Самарской области. Борис Зиновьевич был «коренником» этой творческой группы - читал свои стихи, а его дочь, блистательная вокалистка Людмила Жоголева, солистка Самарской филармонии, исполняла песни и романсы на стихи отца, положенные на музыку самарским композитором Вячеславом Шевердиным.

В старом ветхом клубе сахарного завода
Дочь моя пела о Святом Серафиме,
И ложилась на скучные лица сияющая забота,
И губы шептали полузабытое Имя.
И еще слово «батюшка» вслед за дочерью повторяли
Серые губы - и зал озарялся сияньем,
И сиял аккомпаниатор Слава за разбитым роялем,
И сияла дочь моя в белом своем одеяньи.
Батюшка Серафим так долго молился на камне,
Что образовались две впадины от его коленей…
А я думал о том, что скоро мы канем
В бурлящей воронке подрастающих поколений.
И не то что на камне, даже на мягком воске
Не оставим следов (иль не солоны слезы наши?),
Может, останутся от имен какие-то отголоски,
Но слезы прольются мимо вселенской чаши…
Завод был старым и простаивал, люди эти,
Что собрались в зале, остались без прочной опеки.
Батюшка Серафим, Батюшка Серафим, на том свете
Молись перед Богом за нас - зане человеки!
Ведь дочь моя, дочь Твоя, русская дщерь Людмила
Поет о тебе с надеждой и покаяньем,
И ветхому залу слово «батюшка» мило,
И он ведь не зря как бы весь озарен сияньем.

Это стихотворение о дочери такое личное и такое не личное, ведь в этом обращении поэта к дочери голос не просто любящего заботливого отца, но голос поэта и гражданина, живущего в эпоху слома устоев страны. В эпоху, когда старое уже порушено, а новое еще не наступило. А выжить в то время крушения советских устоев без веры было просто невозможно!

Моя старшая дочка за Пушкина молится.
Удивился, а дочка ответила мне:
Ей сказала старушка одна, богомолица,
Что давно уже Пушкина видит во сне,
Он стоит-де, накрыт белоснежной накидкою,
И Решения Высшего ждет о себе,
И какой ему бедному кажется пыткою
Так вот ждать и не знать о дальнейшей судьбе.
То ли рай, то ли ад… Ведь почти два столетия
Он в Преддверии ждет, замолчавший поэт…
Но у Бога в руках все земные соцветия,
Для Него между ними различия нет.
Да и время иное там, в безднах Всевышнего…
Слушал я и не верил. Но чувствовал дрожь,
Что смывала с души всё наносное, лишнее,
И как будто в Дверях сам Решения ждешь…
Ну а в храме вдруг горние выси открылися:
Вижу - мраморной лестнице нету конца,
И поет, и парит моя дочка на клиросе,
Подпеваю - и вместе мы молим Отца,
Молим Сына Иисуса, Предвечного Логоса,
Пощадить нашу русскую гордость и честь…
В храме слушал я дочь и умом чуть не трогался
Пред иконами, с голой душою, как есть.

Не рискну назвать Бориса Сиротина гражданским поэтом. Но, тем не менее, в течение не одного десятилетия он прочно входит в число авторов замечательного литературного журнала России с активной гражданской позицией - «Наш современник». Видимо, и редакция журнала понимает, что в таких личных вроде бы строчках стихотворений Сиротина пульсирует судьба и боль страны…

В судьбе Сиротина важную роль сыграло творческое содружество со знаменитым литературным критиком, литературоведом и историком Вадимом Валериановичем Кожиновым, который на протяжении нескольких десятилетий для многих русских писателей был и остался после своей смерти идеологом возрождения национального мышления. Феномен Сиротина в том, что он вроде бы никогда не был пламенным трибуном, но всегда находился в русском поле литературы, живя непростой, но в общем-то почти обычной для русского поэта жизнью - метаний, исканий, хождений за истиной, перемежаемых поиском самого себя, такого, каким был задуман Свыше…

Исповедальность стихов Бориса Сиротина всегда была одной из самых ярких граней его творчества. Исповедальность и то русское смирение пред жизненной стезей, которое никогда, тем не менее, не мешало русскому человеку обживать огромные пространства. Не потому ли боль у нас часто является естественным проявлением того, что человек жив и что Небо помнит о нем?

Я знаю Бориса Сиротина как одного из наиболее глубоких православных писателей земли самарской. В лучших произведениях его духовной лирики сильно чувство покаяния и отсутствует гордыня. Всегда подозрителен тот автор, кто кричит о своей вере. О вере, как и о любви, надо говорить шепотом, сокровенно:

Снизошел Благодатный огонь -
Значит, наша история длится.
Протяни, коль не страшно, ладонь -
Лишь пронзится, не испепелится.
Я увижу все жилки твои,
Как у листьев осеннего клена,
И сказать захочу о любви
Торжествующе и опаленно.
Но, наверно, опять промолчу,
Ибо этот огонь так далече.
Лишь откроюсь Господню лучу -
Он ведь тоже пронзает и лечит.
Божий луч пробежит по крови,
От греха очищая и смрада.
Я хотел бы кричать о любви.
Только крика об этом - не надо.

Сразу вспоминается Шекспир: «Я не хочу хвалить любовь мою. // Я никому ее не продаю…». Православная лирика Бориса Сиротина уникальна своей мелодичной открытостью миру.

Поэзия Бориса Сиротина - утешение для души усталого русского человека. Несуетна и ненавязчива, она хранит небесный покой и простор. Она вся проникнута надеждой, что всё в этой жизни происходит не зря, а во имя единения души человеческой с миром и Богом. И эта надежда настолько переходит в уверенность, что впору назвать эти стихи молитвенными и напутственными, данными в утешение читателям на опасных перекрестках эпохи.

Эдуард Анашкин,
член Союза писателей России,

с. Майское Пестравского района Самарской области.

100
Ключевые слова Борис Сиротин, поэзия
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
-1
2
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2019 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru