Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Личность

Игумен Гурий

Новые воспоминания о вологодском подвижнике благочестия.


О вологодском священнике игумене Гурии (Чезлове) (+ 6 сентября 2001 г.) мы уже писали в № 6 газеты "Благовест" за 2002 год. И вот — новая встреча с этим подвижником благочестия... Из Вологды нам прислали несколько книжечек с названием — "Лучезарный батюшка" и портретом игумена Гурия на обложке. В ней собраны воспоминания о игумене Гурии его духовных чад и других людей, в чьей жизни его духовные наставления сыграли немалую роль. Опубликован и очерк из нашей газеты. Собранные воедино, эти публикации передают облик небоязненного исповедника Православия, претерпевшего непонимание и клевету, но с честью прошедшего тернистый путь спасения. Человека некнижного, но умевшего различать знамения времени. Пастыря доброго, полагавшего душу свою за овцы своя. Тихий голос вологодского батюшки предостерегал верных от гибельных уступок духу времени... Редакция выражает глубокую признательность составителям сборника об игумене Гурии (Чезлове).
Фрагменты из некоторых воспоминаний мы и предлагаем сегодня вниманию наших читателей.

В воспоминаниях замечательного церковного писателя Митрополита Вениамина (Федченкова) "Божии люди" есть глава, где описывается первое впечатление автора от преподобного оптинского старца Анатолия (Потапова).
В момент торжественной встречи чудотворной Калужской иконы Божией Матери, когда крестный ход с прославленным образом уже повернул к Оптиной пустыни, отец Вениамин вдруг заметил, что многие люди поспешно отделяются от общего потока и устремляются вправо, образуя плотный сгусток вокруг кого-то. К этой большой группе подошел и он. "Протискавшись немного к центру толпы, я увидел, что все с умиленной любовью и счастливыми улыбками смотрят на какого-то маленького монаха в клобуке, с седенькой, нерасчесанной небольшой бородкой. И он тоже всем улыбался немного. Толпа старалась получить от него благословение. И я увидел, как вокруг этого маленького старичка все точно светилось и радовалось". Это и был старец отец Анатолий. "Сколько радости, любви и ласки изливалось от его лика на всех смотревших на него в оптинском лесу, на солнечной прогалине!" — вспоминал Митрополит Вениамин, заключая, что через святого батюшку светилось Солнце Правды, Христос Бог наш, и люди грелись и утешались в этом свете.
Вот этот эпизод из прочитанного живо встал передо мной, когда я однажды наблюдал выходившего из храма после Литургии духовника Вологодского Спасо-Прилуцкого монастыря смиренного игумена Гурия. Был обычный будний день, прихожан в монастыре было немного, служба окончилась, и человек пять женщин в возрасте, явно духовных чад отца игумена, как я отметил про себя, стояли у входа в подклетный храм во имя преподобного Димитрия Прилуцкого. Наконец батюшка, благообразный, беловласый, вышел из церкви. Чада буквально облепили его, а он, сияя небесно-голубыми глазами и счастливой улыбкой, размашисто осенял их крестным знамением. И они радовались, как дети, этой искренней любви доброго пастыря, любви, родившейся, думается, от лицезрения этих христианских душ, шествующих ко спасению.
Первый раз отца Гурия, тогда еще в сане иеромонаха, я увидел 1 июня 1995 года, в праздник Вознесения Господня, когда приехал в Прилуцкий монастырь исповедоваться в своих грехах. Служба в тот несолнечный день была в надвратной церкви, служил наместник отец Галактион. Прямо посреди небольшого помещения, у столпа, отец Гурий принимал исповедь. Я немного смущался близостью стоявших кругом людей и тем, что этот батюшка, как мне говорили, глуховат, а значит, придется говорить достаточно громко. Но каяться было нужно, и я был готов принять любую наложенную священником епитимию. О. Гурий внимательно выслушал исповедь, никак не отреагировал и, к моему удивлению, епитимии не дал. Я пошел причащаться Святых Даров и больше его в тот день не видел.
Кусочек из мозаики памяти: некий мой приятель рассказал с чьих-то слов об отце Гурии, что тот производил в монастыре отчитку болящей женщины, и из ее рта выскочила не то "ящерица", не то "лягушка", сейчас уже точно не помню...
В 1996 году в кругу моего общения вновь зашла речь о нем. Друзья мои в один голос сказали по личному опыту, что этот батюшка на исповеди помогает каяться, подсказывает людям их грехи. Тихая, молитвенная девушка рассказала, как ее удивил следующий случай. Во время исповеди она затруднялась сформулировать какой-то грех. Не будучи обозначенным словом, грех расплывался, ускользал из сознания. Но отец Гурий по наитию сразу точно ей его назвал: "Так это то-то?"
Осенью того года мне привелось поступить в Вологодское духовное училище на отделение ставленников, которые учились и жили на территории Спасо-Прилуцкого монастыря. Здесь я ближе узнал этого добросердечного и духовного монаха.
Неоднократно в первый год обучения мне приходилось выполнять послушание пономаря в алтаре монастырского храма. Литургия в будни начиналась в 7 часов утра, и чаще всего в эти мои "дежурства" службу совершал отец Гурий. Мне нравилось помогать ему при служении. Его мирность, доброе отношение, радостная улыбка располагали сердце к нему. Помню, он спрашивал меня о моей семье, верующие ли родители, и это было искренне, от сердца пастыря, думавшего лишь о спасении людей.
Во время проскомидии он всегда вынимал множество частичек, и его просфоры были в два-три ряда опоясаны крошечными ямками. Помянув своих присных, он быстро взглядывал на меня. Я подходил, называл имена родных, и он споро вырезывал частицы.
Однажды, когда я еще не вполне освоился с обязанностями пономаря, у меня возник какой-то вопрос, и я, небоязненно подойдя к нему, священнодействовавшему у престола, открыл было рот. Отец Гурий сразу "шикнул" на меня. Конечно, мне нужно было быть внимательней. Чуть позже он объяснил: "Никогда не подходи к священнику, когда он причащается, это нельзя". Но в том-то и дело, что прежде чем так подойти к любому другому иерею, я бы серьезно подумал, а с ним было просто, потому что чувствовалась его теплота.
Иногда его поведение походило на юродство. Как сейчас вижу: идет отец игумен от жертвенника ко престолу, возложив на голову Святое Евангелие и, слегла постучав им по темечку, говорит мне со светлой, блаженной улыбкой: "Я вот молю Бога, чтобы Он мне ума побольше дал". Как же все мы, христиане апостасийных времен, сейчас нуждаемся в Божественном просвещении, вразумлении!
Он был учительным, несмотря на свою простоту и некнижность. Бывало, после вечерней трапезы и молитв на сон грядущим, прочитанных вслух учиненным чтецом здесь же, в монастырской трапезной, он выходил вперед и обращался к присутствовавшим — нам, учащимся ставленнического отделения, насельникам монастыря, трудникам — с пастырским наставлением. Полутьма, горит только один светильник у центрального столпа, где только что звучал мерный голос чтеца, да мерцают красные лампадки у образов. Люди стоят очень тихо, боясь нарушить тишину, и почтительно слушают речь доброго пастыря. Темы были разными, но всегда это было от чистого сердца, желавшего всем спасения души, и всегда воспринималось с интересом. Помню, отец Гурий рассказывал, как он служил в селе Ламаниха, в Николаевской церкви. В то время ему, видимо, попалась книжечка "Молитвенник к Богу усердный", посвященная подвигам и чудесам праведного иерея Александра Баданина. Житие ревностного вологодского старца глубоко повлияло на отца Гурия. Он говорил нам в тот раз, как постился праведник, пересказывал его слова: "Полезно человеку есть хренок, капусту, редьку, лук, и то в умеренном количестве". В одной из таких вечерних бесед отец Гурий сказал: "Мне вот Господь дал кое-что, я и стараюсь помогать людям". Это было сказано в простоте сердца. Конечно, слова эти, взятые отдельно, могут привести в недоумение: какой монах, даже если он и получил духовное дарование от Господа, станет об этом всем говорить? Не от "духа лестча" ли это? Но этим словам верилось, и верилось потому, что их сопровождала обильная благодать, идущая от его сердца к слушателям. Ласковая теплота Божией благодати через задушевную речь седовласого игумена окутывала сердца людей, и потому-то так тихо, даже благоговейно, ему внимали, хотя многих насельников ждали послушания. Позднее отец Гурий перестал ходить на вечернюю трапезу.
Учил он тому, как нужно правильно совершать крестное знамение. Не раз я видел, как он показывал кому-нибудь способ совершения образа креста: крепко сжав персты правой руки, отец Гурий с силою быстро припечатывал их к необходимым местам, причем особое внимание уделял наложению троеперстия на чрево, — чтобы нижняя перекладина креста не была слишком короткой, — и на левое плечо, — обязательно сверху его. Если ставить пальцы на само плечо, объяснял он, то бес, пребывающий за левым плечом христианина, удаляется. С великим терпением отец игумен показывал этот способ крещения всем и каждому.
В старинной книге "Путешествие Антиохийского Патриарха Макария в Россию в половине XVII века, описанное его сыном архидиаконом Павлом Алеппским", где дана впечатляющая картина русской религиозной жизни того времени, среди прочего, говорится и о крестном знамении москвитян. "Что касается их крестного знамения, — свидетельствует Павел Алеппский, — то достаточно назвать его московским, — оно совершается ударом пальцев о чело и плечи. Так же поступают их мальчики и девочки, ибо вскормлены молоком веры и благочестия. Как они умеют, будучи маленькими, творить такое крестное знамение?! Как умеют кланяться присутствующим?! А мы не умеем креститься подобно им, за что они насмехались над нами, говоря: "Почему вы проводите каракули на груди, а не ударяете пальцами о чело и плечи, как мы?" Мы радовались на них. Какая это благословенная страна, чисто православная!"
В житиях некоторых святых нового времени находим немаловажные детали. Как пишет в своих воспоминаниях З.В. Жданова, у блаженной Матроны Московской на лбу была ямка от пальчиков, от частого крестного знамения. "Крестилась она медленно, усердно, пальчики искали ямку". Современник Матроны преподобный старец Кукша Новый, согласно его житию, "с таким усердием всегда молился Богу, что на его высоком восковом лбу было синее пятно от положения крестного знамения".
Благословлял отец Гурий также истово, обязательно прикасаясь пальцами к телу верующего, ставя их весьма твердо, точно "запечатывал" благословляемого. У того же Павла Алеппского в изложении протоиерея Льва Лебедева читаем про один эпизод из путешествия Антиохийского Патриарха Макария: "Наш владыка патриарх благословил его (русского воеводу) крестообразно, по тому обычаю, как благословляют у московитов, ... благословение человека архиереем издали им неизвестно, он должен их стукнуть пальцами". Такое благословение отца Гурия производило на людей глубокое впечатление, особенно если учесть, что благословлял он всегда с приветливой улыбкой и неподдельной любовью.
Игумен Гурий учил постоянно прибегать к святой воде, в особенности к воде крещенской. Всю пищу, говорил он, перед едой следует окроплять этой водой. Как-то он послал нам, ставленникам, большую коробку чая и банку с крещенской водой, чтобы мы добавляли ее к чаю.
Будучи в монастыре, он попытался установить традицию совершения древнего чина освящения воды при помощи святого копия, из Требника. В храм привозили одну-две алюминиевых фляги с водой, приставляли к солее. Из диаконской двери (точнее, из-за занавеси, ибо никакой двери не было) выходил отец игумен и, читая молитву, крестообразно погружал святое копие в воду. Потом эту святую воду разбирали его духовные чада. Кроме него, никто из священников так не делал.
"Самое главное сейчас, — говорил отец Гурий, — не принять ИНН". По его благословению среди верующих распространялись ксерокопированные листочки и брошюры, где наглядно показывалось, как пагубно действуют на христианскую душу числовые коды и различные карточки. Сегодня стало видно, что предупреждал он всех вовремя, как вовремя ему было об этом открыто Свыше.
Из мозаики памяти. Кто-то из монастырских рассказал мне, что отцу Гурию было явление преподобного Димитрия Прилуцкого. Я нисколько не удивился тогда. Из насельников монастыря того времени первоигумен обители мог прийти, пожалуй, только к нему. Известно, что в последний год своей жизни батюшка Гурий питался по большей части просфорами и святой водой, что приводит на память житие преподобного Димитрия.
О том, что отец Гурий молится по ночам, можно было догадаться по косвенным признакам. Келья его находилась на первом этаже монастырского корпуса, прямо под комнатой, где жили ставленники первого класса. Ровно в двенадцать часов ночи из мелких трещин на полу возле печки начинали куриться маленькие сизые дымки: отец игумен затапливал свою печь. Однажды мне довелось "пономарить" на вечернем богослужении, совершаемом отцом Гурием. Батюшка пришел, по-видимому, очень усталый, во время чтения псалмов он присаживался на стулик подле Царских врат и задремывал, прикрыв глаза. Я старался его не безпокоить, но, когда наступило время произнести возглас, я тихонько потряс его за плечо и поднес к его глазам книжечку с текстом богослужения, раскрытую там, где был напечатан нужный возглас. Он проснулся и сразу же смог его пропеть.
Из мозаики памяти. Мне рассказывали, ссылаясь на слова самого отца Гурия, как он встал на путь служения Церкви. С большими скорбями он приехал в Псково-Печерский монастырь в надежде побеседовать с архимандритом Иоанном (Крестьянкиным). Когда он находился в приемной старца, ожидая своей очереди, вдруг открылась дверь, и вышедший келейник вопросил: "Кто здесь Георгий из Вологды?" Не сразу он понял, что речь идет про него. "Я", — отозвался Юрий Чезлов. — "Проходите, батюшка ждет вас". Он прошел к старцу. Архимандрит Иоанн сразу сказал ему, что он должен принять монашество и служить в храме. Тогда же будущий отец Гурий получил и другие важные наставления. Однако монахом стать удалось далеко не сразу, так как архиепископ Вологодский Михаил (Мудьюгин) очень долго его не постригал. Думается, что Господь испытывал твердость его желания через архиерея.
Известно, что отец Гурий не раз встречался с духоносными старцами. Уже в бытность свою в Спасо-Прилуцком монастыре он ездил к архимандриту Павлу (Груздеву), знаменитому слепому старцу из города Тутаев Ярославской области. По-видимому, отец Гурий спрашивал его о том, пребывать ли ему в этом монастыре, потому что юродствующий батюшка ответил присказкой: "Сиди, лягушка, в своей луже, а не то будет хуже". Он понял, что ему не следует смущаться и покидать монастырь.
С отцом Павлом связана такая забавная история. В начале 1993 г. несколько вологодских верующих приехали к тутаевскому старцу. Во время групповой беседы одна из вологжанок начала было: "А у нас в Вологде отец Гурий говорит..." Батюшка перебил ее: "Гурий — дурий!" В этих словах содержался какой-то понятный старцу смысл, и, конечно, в них не было никакого зла.
Я же как-то пересказал этот эпизод одному человеку, также учившемуся на отделении ставленников. Через пару дней он поделился: "Ты знаешь, я ходил к отцу Гурию в келью на исповедь, и он мне сказал: "А я ведь у Павла был, и он мне очень помог".
Встречался отец Гурий и с духовником Троице-Сергиевой Лавры архимандритом Кириллом (Павловым), с которым имел беседу об особенностях наступившего антихристова времени.
Из мозаики памяти. Один учащийся духовного училища рассказывал, что известная ему женщина, молитвенница, имела видение. Она увидела, как три человека молятся за град Вологду. Один из них — блаженный Анатолий Петрович Рыков, другой — отец Гурий, а лицо третьего печальника ей увидеть не удалось, так как он все время поворачивался к ней спиной, когда она хотела посмотреть.
Отец игумен был носителем Божественной благодати, что является свойством истинных старцев. Однажды я после какой-то затянувшейся службы в храме, не попав на общий обед, сидел в монастырской трапезной один и вкушал пищу. Вдруг я почувствовал, что мое сердце охватила волна невыразимой благодати. Подняв голову, я увидел, что мимо стола идет о. Гурий. Он не смотрел на меня, но, должно быть, молился про себя за мою душу. Божия благодать, исходившая из его чистого сердца, привлекала многих людей. Обычным было видеть отца игумена идущим по монастырю в окружении группы духовных чад.
Он подавал пример незлобия и евангельской любви, но его воспринимали с любовью далеко не все. Не раз я слышал о нем нелестные, смущающие отзывы, часто граничащие с клеветой. Кое-кто притворно недоумевал: "Отец Гурий сказал, что когда в монастыре поставили телевизор, то благодать в обители уменьшилась на тридцать процентов, а я вот думаю, как можно благодать Божию в процентах измерять?" Священнослужители говорили, что он дает епитимии за аборт по пятьсот поклонов, не считаясь с условиями жизни кающегося человека. Некий иеродиакон в общении с нами, учащимися, однажды проговорился, обнаружив свое духовное ничтожество: "Потому-то наша Церковь на новый стиль и не переходит, потому что такие, как отец Гурий, сразу же уйдут в раскол". Впоследствии этот человек убежал из монастыря и в дальнейшем перешел в иудейское вероисповедание.
Что сказать о людях, осуждавших старца? Здесь применительны слова апостола Павла: "Духовный судит о всем, а о нем судить никто не может; ибо кто познал ум Господень, чтобы мог судить его?" (1 Кор., 2:15-16).
К большому сожалению, я, хотя и старался быть осторожным в высказываниях, по своему неразумию принимал участие в речах об отце Гурии осудительного характера. Но я покаялся ему в этом на исповеди. Это была последняя его исповедь на Литургии в Спасо-Прилуцком монастыре. Приехав в обитель после выходных, я спросил, где отец Гурий, и мне стыдливо отвечали, что его больше в монастыре не будет. Не знаю, успели ли ему покаяться те, кто согрешил против него словом.
Не могу не добавить к моим кратким заметкам хотя бы нескольких штрихов, услышанных в беседах с разными людьми о нем.
Как-то он освящал квартиру в одной семье. После освящения, за столом, добросердечный хозяин спросил: "А не боитесь вы ходить на вызов в незнакомые дома?" — "Да, — отвечал отец Гурий, — было дело, меня один раз даже связали в квартире, но потом ничего, отпустили". Что же смягчило озлобленные сердца нападавших? Думается, произошло это по молитве батюшки.
У тех же людей за столом он коснулся получившего известность случая, когда некая женщина видела его поднимавшимся во время молитвы в воздух. "Я, — сказал о. Гурий, — если бы поднимался на воздух, то это почувствовал бы, но ведь я этого не ощущал. Да и то: ведь в храме были и другие люди, а видела это только она одна". Оставим эти слова без дополнений, но заметим, что отец Гурий имел дух смирения.
Интересный эпизод произошел в Троице-Сергиевой Лавре. Увидев группу идущих монахов, отец Гурий сказал им: "Братия, надо бы вас покропить!" И, незамедлительно взяв в руки святую воду и кропило, обрызгал их благодатной влагой. Те же восприняли эту неожиданную процедуру со смирением. Не узрел ли он духовными очами клубящихся вокруг монахов безплотных вредителей?
Он старался преодолевать в себе все человеческое. В одной семье его, духовного отца, решили попотчевать свежим сладким луком, урожай которого вышел на славу. Батюшке подали луковицу, не зная, что именно эта луковица очень горькая. Он откусил — и несколько мгновений тихо сидел, приводя себя в мирное состояние, успокаиваясь, а затем сказал: "Ну, Наталья!" (имя хозяйки).
Среди святых, особо почитаемых о. Гурием, можно назвать покровителя монашества Честного Иоанна Предтечу ("Он очень сильный", — говорил батюшка), преподобного Нила Мироточивого (его посмертные речения он внимательно читал и благословлял читать духовных чад), святителя Марка Ефесского (он постоянно молился этому мужественному воину Христову).
Потом я неоднократно встречал батюшку Гурия на улицах Вологды бодро идущим, но всегда сосредоточенным в молитве. Однажды я увидел его в автобусе, он сидел на скамье, был одет в очень ветхую одежду и напоминал диковинного деревенского деда. Я долго тогда на него смотрел, и узнавая его по сияющим глазам, и одновременно не узнавая.
Похоронен он на Лазаревском кладбище, в нескольких шагах от могилы почитавшегося им святого батюшки Александра Баданина, в чем я усматриваю действие Божественного Промысла.
По моему глубокому убеждению, достоблаженный игумен Гурий был одним из тех Божиих человеков, кого Господь воздвиг с тем, чтобы предупредить всех христиан о наступлении антихристова времени и ориентировать их на действия по спасению души в новых условиях.
Константин Козлов

Отец Гурий всегда благословлял подавать нищим милостыню со словами: "Возьмите на хлеб Христа ради!" Многие говорили, что нищим деньги нужны на выпивку, а батюшка велел не осуждать и говорил: "Ты подай на хлеб, а если нищий согрешит, за тобой не будет греха". Батюшка говорил, что нищие призывают на храм благодать, потому что милостыня — это великая добродетель. Он говорил, что если за тобой идет нищий, то значит за тобой идет благодать.
Большую часть времени он уделял молитве. Молиться, говорил, нужно особо ночью, все можно у Господа ночью выпросить, потому что человек отрывает время от своего сна. И еще многие святые об этом говорят ("Среди ночи вставали, чтобы молиться по примеру псалмопевца (пс. 118; 62) и св. Апостола Павла, когда он находился в темнице после побоев (Деян. 16; 25). Св. Климент Александрийский, Тертуллиан и Ориген упоминают о сей ночной молитве, св. Киприан отзывается о ней с похвалою; вообще сей навык молитвенного бдения одобряется всеми отцами, как весьма полезный"). Ночью на Небе происходит Божественная литургия.
Из воспоминаний рабы Божией Марии, пос. Семенково Вологодского района

Часто говорил батюшка: "Обо всем меня спрашивают, но как спастись, никто не спрашивает. Хотя это должно быть у всех на устах. А чтобы спастись, нужно пройти вместе с Христом весь его путь по Евангелию, и все его страдания просочувствовать самому и помнить их каждый день".
Также важно поминать усопших, для этого нужно набрать побольше имен и поминать чаще, имена должны быть не какие попало, а людей святой жизни и родителей святых. Ты за них молишься, а они — за тебя. Получается круговорот (в духовном смысле).
Важно также благодарить Бога за все, не только за радость, но и за печаль и болезнь. Батюшка за каждую свою болячку заказывал благодарственный молебен — благодарил Бога. Он говорил, что "болезнь нам Бог дает для исправления души (очищения от греха) и за это обязательно надо благодарить".
Особенно важно читать Евангелие, хоть по одной главе в день, и чаще причащаться Святых Христовых Таин.
Три момента важных при причащении отмечал батюшка:
1. Перед исповедью простить всем врагам.
2. На исповеди сознательно не утаивать ни одного греха.
3. После причастия благодарить Бога за прощение всех грехов от юности и даже до последнего часа.
Из воспоминаний монаха Алипия

Предупреждал батюшка и о страшном грехе сквернословия: "Тот, кто матерится, оскорбляет сразу четырех матерей: и Пресвятую Владычицу Богородицу, и нашу Матерь Святую Церковь, и свою собственную маму, и, наконец, землю-матушку". Вообще к земле старец советовал относиться с почтением: "Нельзя плевать на нее, надо носить носовой платок".
Благоговейное отношение, конечно, должно быть и к храму: "Если ты был в туалете, то сначала вымой руки, а потом уж заходи в церковь молиться".
Зашел у нас как-то разговор о подаянии нищим. "Всякому нищему надо давать, — считал батюшка, — хоть две копейки, а каждому".
Советовал отец Гурий почаще просить помощи у своего Ангела-Хранителя: "Мало ли, встать надо пораньше, или еще что, — ты помолись ему, он тебе и поможет".
Когда отправляешься в путь, надо взять с собой пузырек со святой водой, блокнот и ручку. Если встретится тяжелый человек, необходимо покропить себя святой водой. Кстати придется и блокнот, когда согрешишь дорогой или вспомнишь позабытый грех.
Настораживало батюшку такое новшество, как переход на летнее время. Отец Гурий учил, что молитва наиболее сильна с двенадцать часов ночи, а этот переход как раз и задуман, говорил он, чтобы запутать и помешать верующим.
Раб Божий Сергий

Батюшка всегда нам говорил: "Никогда не обещайте, а говорите всегда: я постараюсь. Как только пообещаете, враг все испортит, и вы это обещание не выполните. А если скажете: постараюсь, то врага введете в заблуждение, то ли будете это делать, то ли нет. И тогда, с Божией помощью, все получится".
Некоторые наставления батюшки:
1. Прежде чем начать молиться утром, умойся, причешись, оденься и предстань перед Господом Всевидящим в подобающем виде, чтобы Господу было приятно на тебя смотреть, а ты тем самым проявишь к Нему уважение.
2. Если возникает какое-либо затруднение или какая-либо печаль, скорбь, обратись с воплем к Господу Всемогущему: "Господи, помоги, разреши мое недоумение!" А Господь, если это ему угодно, поможет, и, самое главное, твердо верь, что Всемилостивый Господь не оставит тебя.
3. Заказал молебен на какую-либо потребу — твердо верь, что Господь, Божия Матерь, Ангелы и святые помогут тебе.
4. Считай себя самой великой грешницей.
5. Прежде чем что-либо взять, сказать, купить.., скажи: "Господи, благослови!"
Очень хорошо, если сделаешь три поклона перед началом дня, перед уходом на работу.
Раба Божия Н

14.11.2003
2265
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
6
1 комментарий

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru