Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:


Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.






Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Личность

«Самое главное — знать о себе волю Божию!»

Интервью со старшим духовником Московской епархии протоиереем Валерианом Кречетовым.

Интервью со старшим духовником Московской епархии протоиереем Валерианом Кречетовым.

«Вон отсюда!»

Этот случай рассказала мне одна раба Божия из Симбирска, духовное чадо протоиерея Валериана Кречетова, бывшая сему свидетельницей.
Стоял тихий летний вечер. Незаметно подходила к концу Всенощная. Спокойно и благостно текла служба. Тихий, размеренный голос священника Валериана мирно возглашал последние стихиры. В полупустом сельском храме стояла сосредоточенная молитвенная атмосфера.
С улицы кто-то вошел, безцеремонно хлопнув дверью, скорее даже ввалился. Но никто на него даже не оглянулся… И только клубы чего-то тяжелого, гнетущего вдруг стали распространяться по старинному храму. Постепенно безотчетный липкий страх сковал души многих прихожан. Они спиной почувствовали, что в притворе храма стоит… некто. Страх был настолько сильный, что все замерли. Не потерял самообладания лишь отец Валериан — всегда ровный, спокойный и любвеобильный, он вдруг резко, властно и гневно приказал вошедшему: «Вон отсюда!» За спиной оцепеневших прихожан на несколько мгновений наступила тягостная пауза, а затем послышались чьи-то тяжелые, будто неохотные, шаги к выходу. Хлопнула дверь… Напряжение стало спадать, снова ровно потекла к своему завершению служба. Потом на вопрос своих чад: «Что это было?» — батюшка вполголоса ответил: «Диавол приходил».

Благословение Старца Алексия Мечева

В храме Покрова Пресвятой Богородицы села Акулово Одинцовского района Московской области, где служит отец Валериан, большое впечатление произвела на меня картина встречи отца Валериана со своими многочисленными духовными чадами. После окончания праздничной Литургии люди столпились у солеи. Чуть погодя к ним из алтаря неспешно вышел батюшка, взял стул и, устало опершись локтями об ограждение солеи, сел у ее края. Прихожане по одному, как на исповеди, подходили к батюшке и подолгу полушепотом, обстоятельно беседовали с ним. Случайного наблюдателя этого процесса трогало все: и радостные, доверчивые, как у детей, лица прихожан, и отеческие, утомленные, но полные терпения и любви к своим чадам глаза их духовника! Поистине пастырь добрый!
Так получилось, что перед приездом в Акулово я оказался в Москве на улице Маросейка рядом со старинным храмом Святителя Николая в Кленниках. В прошлые свои приезды в Москву я никогда не упускал случая приложиться к святым мощам чудного московского старца — праведного Алексия Мечева, подолгу молился у его раки. С большой радостью зашел в храм и в этот раз. В дальнейшем, в беседе с отцом Валерианом, это обстоятельство получило неожиданное продолжение.
Уже после интервью, размышляя о судьбах этих людей, я нашел два интересных сходства между ними.
Старчество в миру — и тот, и другой получили от Бога и щедро отдавали людям дар духовничества, духовного рассуждения. Уже многие годы митрофорный протоиерей Валериан Кречетов — старший духовник Московской епархии.
Многочадие — кроме того, и тот, и другой получили от Бога особенный жизненный дар и Крест — рождение и воспитание многочисленных детей. Достаточно сказать, что отец Валериан со своей матушкой вырастили и воспитали в Православной вере семерых детей и имеют сейчас двадцать два внука!
Не оставляет Господь народ Свой без молитвенников. Пока…

Пути Господни

Недавно обнаружил, что, оказывается, я уже давно знаю об отце Валериане. Еще 4 декабря 1996 года купил небольшую книжицу — сборник «Православные чудеса в XX веке», выпуск 2. И там, в главе «Три знамения истинности Православной веры» с интересом прочитал следующее: «Накануне этого праздника (Введения во храм Пресвятой Богородицы), после Всенощной, в полночь, в начале зимы — и, опять-таки, по старому стилю — распускается верба. Если ее сломать, то она так и останется распустившейся. 4 декабря 1992 г., когда наш батюшка протоиерей Валериан Кречетов стоял на амвоне и говорил об этом чуде, к нему вдруг подошла Мария, работающая в нашем храме, и протянула ему только что распустившуюся веточку вербы, — и он поднял ее и показал всем присутствующим. Ветка эта до сих пор у нас стоит». Мне — тогда еще неофиту, все это было особенно интересно. И я никогда и не подумал бы, что спустя восемь с лишним лет Господь сподобит меня встретиться с этим батюшкой лично. Но, видно, сроки подошли…
Любителям церковной мистики, наверное, будет интересно, что для встречи с батюшкой я ездил в Акулово три раза. Вначале успел лишь на мимолетную встречу у дверей его машины, увозившей батюшку в аэропорт, — он спешил в Екатеринбург и Алапаевск, на празднование Собора Новомучеников и исповедников Российских. В праздник Сретения батюшка был настолько уставшим после ночного перелета и службы, что двухчасовое интервью его утомило бы до крайности. И лишь на следующий день наша обстоятельная встреча состоялась. Но даже здесь не обошлось без искушений — я немного не рассчитал время и не успел на последнюю электричку, в итоге опоздал почти на час. Отец Валериан великодушно ждал. Когда же я стал готовиться к записи, обнаружился второй «сюрприз» — новый цифровой диктофон вдруг отказался работать, а одна его функция даже начисто исчезла из «меню»! Запасной, обычный пленочный диктофон также «вдруг» не желал включаться. «Батюшка, бесовщина какая-то!» — в сердцах сказал я. «А ты думал!» — добродушно усмехнулся тот и спокойно перекрестил цифровой диктофон. Вскоре он заработал, и интервью началось.

О Православной семье

— …Святые отцы говорят: «Человек живет сердцем, а не умом. Ум — рабочая сила сердца». Поэтому не все равно, как веровать. И исходя из этого, человек строит свою жизнь. Если мы имеем Бога как Бога Любви, то естественно, и вся жизнь наша должна быть пронизана этой любовью. Что такое семья? Я раньше даже слова этого не понимал до тех пор, пока у меня не появилось семеро детей — пять сыновей и две дочери, семь «я». Для меня было открытием, что семь «я» — это и есть семья. Когда в основе лежит любовь, то тогда все в браке, в семье получается так, как и должно быть по воле Божией. Потому что самое главное в жизни — знать волю Божию о себе, как говорит преподобный Силуан Афонский. Но если Бог есть любовь, то нужно к этому и стремиться. И когда есть согласие между людьми, особенно в семье, то это и есть то, что приносит плоды благие.
Истина — это то, что есть. От чего никуда не денешься. Как бы люди ни крутились, ни изощрялись — они вынуждены признавать Истину. Господь сказал: «…Я дам вам уста и премудрость, которой не возмогут противоречить, ни противостоять все, противящиеся вам» (Лк. 21,15). То есть Истине невозможно противиться, еЕ невозможно не признавать. Например, всем известно слово «безбожник». Истина в этом слове выражается в корне слова — оно выражает смысл, сущность самого слова. Корень в нем — «Бог», а «без» — это лишь приставка. Поэтому те, кто пытается отрицать Истину, все равно вынуждены говорить о ней. Есть в Библии очень глубокое выражение: «Человеку принадлежат предположения сердца, но от Господа ответ языка» (Притчи 16,1). Говорят, что 75 процентов слов мы произносим, как бы не вдумываясь в их смысл. Например, в советское, атеистическое время часто говорили — «от всей души». Позвольте, но Вы же не признаете существование души! Или — «духовные потребности советского человека». Но Вы же не признаете существование Духа! А куда от этого денешься, если Дух действительно есть. а что такое «вдохновение»? Это же опять Дух. А откуда Он, позвольте? Вы можете сами себе сделать вдохновение? Пушкин, как человек верующий, прямо написал:

«Когда божественный глагол
До уха чуткого коснется,
Душа поэта встрепенется,
Как приблудившийся орел».

Образование Христианского союза

— Семья начинается со стремления человека найти родную душу. Удивительно сказал об этом один из старцев, когда ему жаловалась одна одинокая особа. Ей было очень неуютно одной в этом мире, а старец ей как-то так благостно отвечал: «Милая, что же поделаешь, ведь ты из ребра взята, вот ребро-то на свое место и тянется». Как сказал Адам: «…вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа [своего]» (Бытие 2,23). Это как раз и есть рождение брачного союза. Но как узнать — то ли это ребро и та ли это грудь? А это знает лишь один Творец, который Сам творил их. Поэтому нужно молиться — это первое и главное. Если ты хочешь избрать себе путь — проси у Бога вразумления, чтобы найти одной — ту грудь, а другому — то ребро. Это то, с чего начинается семья. И когда Господь соединяет их в «плоть едину», тогда это становится уже Христианским браком.
А для чего жена создана Господом? В помощь Адаму. Господь знал, какие скорби вскоре ожидают Адама вне рая, на земле. Он знал, что нужен подобный ему, Адаму, который бы мог ему сострадать, сочувствовать, поддерживать и быть помощником, ведь горе, которое делится пополам, — в два раза меньше, а радость, которая делится на двоих, — в два раза больше. Поэтому жена — помощник.
Есть и еще одна причина сотворения Богом Христианского брака: человеку свойственно, созерцая красоту Божию, красоту Творения, испытывая радость от этого созерцания, с кем-то этой радостью делиться. Это свойство любви. Она не замыкается в себе. Ее свойство — отдавать. Свойство зла — замкнутость на себя. Главное — это духовное соединение. Далее — единодушие. А уж земная сторона брака — она существует в нашем, греховном мире…
Человек — плод Божественной Любви. Полнота Божией Любви не желала находиться только во внутреннем общении Лиц Святой Троицы. Она желала сотворить и другие богоподобные духовные существа, которые бы в этой любви тоже жили. Поэтому дети — плоды этой Божественной Любви. Любая тяжелая наследственность, вплоть до шизофренической, любовью исправляется. Путь семейной христианской жизни — это подвиг! И идущим этим путем Господь помогает, дает силу.

Как спасать детей?


— Сейчас такая страшная жизнь — общее падение нравов, преступность, наркотики, куда ни пойдешь — отовсюду слышишь мат, молодежь растлевают, патриотизм осмеивают… Как в такой обстановке воспитывать нам своих детей? Как их спасать, на каких примерах учить?
— Так ведь семья-то — Православная. На Православной основе и нужно их учить. Самое главное — Церковь! Без помощи Церкви детей воспитывать очень трудно! Главная сила Церкви — в Ее Таинствах. В Церкви — благодать Духа Святаго. Церковь — это Небо на земле. Дети, приходя в храм Божий, приходят в иной мир. Они чувствуют этот контраст. Мои родители, например, с детства привили мне любовь к Церкви. Я постоянно посещал ее в субботу вечером и в воскресенье утром, старался не пропустить праздники и посреди недели. В 1959 году я закончил московский лесотехнический институт, и когда я в нем еще учился, постоянно потихонечку ездил в Москву на службу в Воскресенский храм в Сокольниках. После чудной, поистине Божественной службы в храме приедешь домой усталый, но умиротворенный. А если сходишь на танцы — придешь весь разбитый и измятый. И этот контраст меня воспитывал — выбирай, мол!
Сейчас иногда слышишь — «детей нельзя насильно возить в Церковь, пусть они выберут это сами, свободно»! Это — ложь! Ведь, чтобы человеку сделать настоящий выбор, он должен его сделать между чем-то и чем-то. И когда ребенка не водят в храм, и он не бывает в Церкви, а телевизор грохочет с утра до вечера, и вокруг эта похабная реклама… простите, вот здесь как раз и есть насилие — насилие мира над душой ребенка! И никакой это не выбор. А потом, когда он целыми днями ходит с этим плейером— «дебильником» в ушах, ему уже трудно перестроиться на церковный уклад — он его не знает и не видел никогда! эта концепция о «свободном приходе ребенка в храм» — безстыдная ложь, Уловка богоборцев.
Православное воспитание детей связано с трудом. Современная молодежь уже почти не способна трудиться. Но труд у детей должен быть и молитвенный. Труд над своей душой, над способностью сдерживать свои эмоции. Когда мои дети между собой дрались, я им говорил: «Отнять — здесь физическая сила нужна, а вот уступить — нужна сила воли, смирение».
Однажды я заметил, как один из моих сынишек в Великий пост потихонечку, украдкой кушал колбасу. Расстроился я ужасно. Постыдил его как мог, а потом поступил так: перестал вкушать мясное. Совсем. За немощь своего сына. И вот сейчас он уже вырос, учится, но знает, зна-ает (!), почему его отец мясное до сих пор не кушает.
Детская логика — штука непостижимая. Однажды слышу разговор своих маленьких сыновей: «А я тебя могу ногой ударить». — «Ну, ударь». — «Я тебя могу ногой ударить». — «А если ты в гробу лежишь, ты можешь меня ногой ударить?» Я был просто ошарашен таким ответом. Но это — результат христианского воспитания в нашей семье. Такой ответ сыну был навеян известной фразой из Апостола при Крещении: «Мертвым убо быти греху, живым же Богови о Христе Иисусе Господе нашем». Или другой пример. Моему сыну в школе показали альбом с обезьянами и говорят: «Вот наши предки…» А он им взял и ответил: «Может, и ваши, но не мои».
— Вы, наверное, своих детей и внуков и перечислить по памяти можете с трудом, ведь у Вас их двадцать девять?
— Да, «с разгона» и не упомню (батюшка смеется) — только по определенному принципу, в определенном порядке, когда поминаю о здравии в церкви на проскомидии всех своих детей, внуков и других сродников.

«С преподобным преподобен будеши…»

— Батюшка, а какие духоносные старцы встречались вам на жизненном пути?
— Здесь мне была настоящая милость Божия. Прислуживать в Церкви я начал в шесть лет, еще во время войны. Тогда были батюшки, которых повыпускали из тюрем и лагерей, и батюшки молодые. Эти — горящие очень были. В то время идти в Церковь — это было подвигом! Ведь вокруг за это еще сажали. Много позже, когда я уже работал инженером, через свою будущую матушку познакомился с Маросейской общиной. Дело в том, что матушка моя — крестница отца Сергия Мечева.
Через некоторое время я познакомился с отцом Николаем Голубцовым. Это очень духоносный был священник. Он крестил дочь Сталина. За это он многое потом претерпел и довольно рано скончался. Служить он стал очень поздно. А какие у него были исповеди — просто потрясающие! У него был особый дар принятия исповеди. Я всю жизнь собирался быть священником и именно от него-то я и услышал долгожданное: «Готовьтесь».
Далее я познакомился с Епископом Стефаном. Он тоже был из Маросейской общины. Он также был в тюрьме, потом стал Архиереем — сначала Можайским, потом — Калужским. И скончался он во время проповеди в Неделю жен-мироносиц с такими словами: «Жены-мироносицы служили Господу и своим имением, и своими руками — и мы должны так же..!» И с этими словами повалился на амвоне на руки иподиакона и скончался. За неделю до кончины Владыки я был у него в Калуге и с его гробом я приехал сюда, где теперь и служу, в Акулово.
Здесь, в Акулово, я познакомился с его духовником — отцом Сергием Орловым, 1890 года рождения. Личность исключительная, замечательная. Образованнейший был человек. В 1911 году он закончил Московскую семинарию. Но поскольку к тому времени увлекся революционными идеями, дальше учиться в Академии не пожелал, а поступил в Варшавский университет, а после его окончания — в Киевский политехнический институт. И уже в советское время закончил Духовную Академию. Был он высокой духовной жизни, строгий аскет. Его духовными чадами были ныне покойные Митрополит Питирим (Нечаев), Митрополит Ленинградский Антоний (Мельников)… Сам он был в постриге — иеромонах Серафим. Пострижен был Глинскими старцами. Восприемником у него был Архимандрит Иоанн (Маслов). Связан отец Сергий был со многими духовными людьми. Его сестра — Елена Васильевна — была собирательницей всяческих святынь для Дивеева. Потом мы туда целый автобус икон отправили. Вокруг все закрывалось — храмы, монастыри, а отец Сергий твердо говорил: «Дивеево откроется!» Я его спрашивал: «Батюшка, конец, наверное, скоро?» «Да кто еще знает! Еще, может, сто лет! У Бога столько средств — вот так все может повернуть! Заснешь при одной власти, а проснешься при другой».
Через отца Сергия Орлова я познакомился с Архимандритом Дорофеем (Рябинкиным). Это — Архимандрит Данилова монастыря, духовный сын Владыки Феодора (Поздеевского). Он мне много рассказывал о прежнем Даниловом монастыре. При этом он говорил: «Ты думаешь, что? Мне с тобой поболтать хочется? Да тебе это нужно!» Уже потом, когда стали Данилов монастырь вновь открывать, я понял пророческий смысл его слов. Когда нынешний Архиепископ Владимирский и Суздальский Евлогий, в то время будучи Архимандритом, приступил к возрождению обители, я приезжал туда и рассказывал ему, что мне поведал в свое время отец Дорофей.
Встретиться лично с Владыкой Афанасием (Сахаровым), к сожалению, я не сподобился. Но встречался потом с его духовным сыном — отцом Иосифом, который в Новгороде был ключарем собора. Замечательная, светлая личность; крепкий, как кряж. «Уставщик» до мозга костей, но со старческой мудростью. Удивительно, как он умел сохранять любовь, согласие между священством и чистоту Устава. Он старался вести службу так, как подобает, но когда ему говорили: «Что же вы это, батюшка?» — он восклицал: «Ой, простите!» — что-то из службы опускал, но после все неукоснительно дочитывал один.
Далее — отец Ефросин. Жил он уже больной, на покое, в Подольске. Он десять лет на Колыме просидел. Один из наших исповедников. Однажды, будучи на лесоповале, он, не выдержав издевательств охранников, ушел в тайгу. Как бы совершил побег. Зимой уйти в тайгу — это верная погибель. Но он остался жив, выполз на какую-то трассу, его подобрали и тут же вернули в лагерь. Там его в наказание три недели держали в морозном карцере. Хлеб и вода — через день. Удивительно, но он остался жив. Есть такая известная книга — «Отец Арсений». Составил ее, кстати, дядя моей матушки — Владимир Владимирович Быков. Он лично знал отца Арсения. Так вот, по книге отца Арсения держали в карцере зимой три дня, а отца Ефросина — три недели! Это невозможно было — остаться в живых после этого, но он остался. Господь сподобил меня хоронить и отца Дорофея, и отца Ефросина.
— В каком возрасте вы приняли сан священника?
— В 1968 году я стал диаконом, в 1969 — священником, мне тогда шел тридцать второй год. И вот при Патриархе Алексии I я попал в Переделкино. Там я сподобился познакомиться с Архимандритом Тихоном (Агриковым), в схиме —  Пантелеимоном.
— На днях я побывал в селе Тайнинском в Подмосковье на его могилке.
— И я там недавно был. Так вот. Он мне дал очень много ценных советов. Как это важно — с самого начала дать молодому священннику правильное направление! Он очень много рассказал о служении священническом…
С Архимандритом Кириллом (Павловым) я меньше общался, но зато он, когда я еще будучи инженером приехал к нему на исповедь и задал вопрос — какой мне избрать путь, мирской или монашеский, напрямую мне не ответил, но сказал: «Господь тебе укажет». И в этот же день я познакомился со своей будущей матушкой. Но тогда я ещё на это не обратил внимания и лишь потом, спустя время, вспомнил о его ответе мне.
— А где сейчас старец Кирилл?
— Когда мы с одним нашим батюшкой были у него в последний раз, он был в таком состоянии, что даже глаза не открывал. Мы помолились у его одра и ушли. Хранит его пока Господь. Жив батюшка. Дай Бог ему сил!
Был в Сергиевом Посаде такой батюшка — протоиерей Тихон Пелех. «Венчальный батюшка». Он там прослужил в Ильинском храме тридцать с лишним лет. И когда он вышел на покой, встал вопрос о месте его проживания — он очень хотел жить рядом с храмом, чтобы посещать службы. А при его храме это не получалось. И тогда я с радостью предложил ему жить при нашем храме в Акулово. Мы получили тогда очень много духовной пользы от общения с таким благодатным священником. Здесь, у нас, он и погребен.
Когда я ездил в Печоры, заехал к протоиерею Николаю Гурьянову, на остров. Он очень своеобразный батюшка был. Юродствовал немного. Общение с ним для меня была особая милость Божия. Последний год я почти каждую неделю ездил к нему. Вынести это было не так просто, потому что я делал в сутки туда — обратно полторы тысячи километров. Одну ночь я ехал туда — надо было к утру успеть, чтобы батюшку причастить, в другую ночь я возвращался. Несколько раз разбивался, ходил там по болоту какому-то… Отец Николай с большой любовью меня принимал.

Духовник Епархии

— Однажды старца Николая спросили, что он считает главным? Отец Николай ответил: «Любвеобильность ко всему, что тебя окружает!» Спросили далее, а что самое страшное в наше время? Батюшка ответил: «Неверие». — «И в Церкви?» — «И в Церкви».
Теперь Вы представляете, какая у меня, духовника Московской епархии, ответственная и тяжелая миссия — стараться, чтобы молодые будущие батюшки глубоко верующими были! Хорошо еще, после меня ставленников на рукоположение Митрополит Ювеналий и его помощники смотрят…
— Отец Валериан, Вы — старший духовник Московской епархии. Проще сказать — Московской области. Я знаю, что в ней около тысячи человек духовенства. Понятно, что вам одному невозможно физически всех окормлять. Кто вам в этом помогает?
— Отец Владимир Агриков. Это — племянник того самого архимандрита Тихона (Агрикова). Священник Владимир Ганин, смиренный такой раб Божий. Отец Валерий Ларичев. Он по светскому образованию психиатр, кандидат наук. Далее, отец Михаил Редкин. И еще отец Сергий. И я, грешный. Но на меня Митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий особо тяжелое бремя возложил — через меня проходят кандидаты на священство. Поэтому я и именуюсь старшим духовником. Это очень тяжелое бремя, потому что и обычного человека трудно понять, а тут — будущий священник…

Прежде чем принести дары —  отдай долги!

— Какое событие в сегодняшней жизни Церкви вас особенно порадовало, а какое огорчило?
— Радует то, что у нас сейчас открываются храмы и обители. В нашем храме, например, в воскресные дни причащается одних только детей более ста человек! И это потрясающе хорошо! Оздоровление духовной жизни страны начнется именно с молодежи — а она сейчас все больше и больше приходит в Церковь. Да и те трудные условия, в которых сейчас находится наше общество, — свидетельство милости Божией к нам. Они отрезвляют человека и делают его более стойким и мужественным. Нам это на пользу. О последних временах сказано, что в них будут требоваться от человека любовь и мужество. А огорчает то, что перед этими трудностями люди пасуют. В армию опасно — не ходи, учиться трудно — не учись… Потом — страшная развращенность детской среды. И девочки, и мальчики почти все курят. Многие потеряли девственность, разврат становится обычным делом.
— Есть такое высокое понятие — «симфония властей». Сейчас этими словами жонглируют все кому не лень. А можно ли сейчас нам говорить о существовании хотя бы какой-то «симфонии властей» —  светской и духовной в России, даже при благожелательном отношении к Церкви нынешней власти?
— Симфонию исполняет целый оркестр. А сейчас в нашем «российском оркестре» не все инструменты настроены правильно. Конечно, есть дирижер, но он что может сделать, если инструменты не настроены…
— Сегодня у народа церковного существует разное отношение к таким вопросам, как экуменизм, сергианство, глобализация…Но где проходит та неуловимая граница, за которую в пылу споров нам переступать нельзя, ибо иначе возникнет раскол?
— Сказано: «…многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие» (Деян. 14: 22), но это не значит, что скорби надо искусственно создавать. Придут, с попущения Божия, скорби и разномыслия — их надо перетерпеть, но самим их специально не создавать. Далее, формула экуменизма ведь давно уже существует, вот она — это когда все должны присоединиться к Православию. Теперь о сергианстве. Патриарх Сергий старался спасти Церковь. Он это делал, как мог. Его подвиг особый, он принял на себя поношение. Священник Всеволод Шпиллер мне однажды сказал, что Митрополит Антоний (Храповицкий) в советское время написал Митрополиту Сергию: «Что же ты, Владыка, говоришь властям такие лояльные вещи…» На что Владыка Сергий ответил так: «Если бы ты был в Москве, а я в Болгарии, то я, может быть, написал бы тебе то же самое». Сергианство — это «официальная» Церковь. Что же здесь плохого, если она сохранилась и просуществовала до сегодняшнего дня? Извините, но если нам самим побывать в тех обстоятельствах, еще неизвестно, кто как заговорит!
Я знаю мнение святого Сергия Мечева, который был, так сказать, «не поминающий Митрополита Сергия». Но при этом он сказал так: «Я без сомнения причащусь у сергианского священника. Я не считаю, что у них нет благодати!» Отец Всеволод Шпиллер мне говорил, что он слышал, как отец Сергий на Великом Входе не поминал Митрополита Сергия, а потом, когда входил в алтарь, поднимал руки и говорил: «Господи, помяни Митрополита Сергия!» Он молился за него, хотя был с ним в чем-то не согласен.

Окончание

На снимках: протоиерей Валериан Кречетов; храм Покрова Божией Матери в с. Акулово.

Сергей Серюбин
04.03.2005
2199
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
5 комментариев

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2019 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru