Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

События

Матушкин день

Память блаженной схимонахини Марии в Казанском монастыре г. Вышний Волочек почтили паломники из разных уголков России.


Собор Самарских святых

14 января, на третью годовщину со дня кончины блаженной схимонахини Марии (Матукасовой) в Казанский женский монастырь г. Вышний Волочек Тверской епархии приехали почитатели матушки из Самары, Москвы и Дивеево. В этом году не было автобусов с паломниками — люди добирались до монастыря своим ходом. Да и паломников было немного, всего чуть более двадцати человек, но матушкин день от этого не стал менее праздничным. На Литургии монастырский священник Александр (именно он причащал матушку Марию незадолго до ее кончины) сказал проникновенную проповедь о том, что такие подвижники, как Блаженная Мария Самарская, дают нам пример праведной жизни во Христе в наше непростое время. И встреча с великими молитвенниками для каждого человека является неизгладимым из памяти событием…
Интересно, что день 14 января, праздник Обрезания Господня, стал фактически необъявленным днем собора Самарских святых. Ведь именно в этот день Церковь молитвенно поминает Священномученика Александра (Трапицына), Архиепископа Самарского, и с ним Иоанна, Александра, Иоанна, Трофима, Вячеслава, Василия и Иакова пресвитеров. Вот в какой день упокоилась Мария Самарская! И было радостно молиться вместе со всеми прихожанами храма Ефрема Сирина в далеком тверском монастыре самарским новомученикам, ставшим святыми для всей Русской Церкви!
Потом была панихида в часовне Веры, Надежды, Любови и матери их Софии, где упокоились две великие старицы нашего времени — блаженные схимонахиня Мария Самарская и Любушка Петербургская. У некоторых паломников еще в поезде замироточили и сильно заблагоухали иконописные изображения матушки Марии. А в монастыре в этот день стали благоухать и другие иконы еще непрославленной самарской старицы, которые прикладывали к ее мироточащим образам. Схимонахиня Мария дала этим явным чудом знак, что духом она с нами, предстательствует пред Богом как за тех, кто приехал в Казанский монастырь почтить ее память, так и за всех тех, кто молитвенно обращается к ней с различными прошениями.
На панихиде присутствовала настоятельница Казанского монастыря игумения Феодора (Пилипчук) с сестрами. А на поминальной трапезе все пришедшие в этот день в монастырь вспоминали блаженную Марию Самарскую и радовались тому, что она сподобилась великой милости у Бога, и все мы имеем в ее лице великую заступницу на Небесах…

Блаженная Любушка

В земной жизни блаженная Любушка (Любовь Ивановна Лазарева) и Мария Самарская никогда не встречались. Но для них, великих стариц последнего времени, не существовало расстояний и даже времени — вот почему они хорошо знали друг друга и без личных встреч. В 1998 году мне явилась во сне недавно умершая блаженная Любушка и сказала всего несколько слов: «Никогда в своей жизни ты больше не встретишь таких людей, как я и Мария Ивановна». Об этом я вспоминал у двух святых могилок в часовне Казанского монастыря.
А для игумении Феодоры старица Любушка была и остается самым близким человеком. Весь этот величественный монастырь — с огромными храмами, жилыми корпусами, подсобными помещениями — достался немногочисленным сестрам обители по молитвам этой старицы.
— Когда я приехала со Святой Земли, где была семь лет игуменией в Горненском монастыре, старица Любушка мне сама стала искать обитель, — рассказывает она. — Всех Архиереев, которые к ней приезжали, просила дать мне монастырь и поставить в него игуменией. Лукия, в доме у которой под Петербургом много лет жила старица, однажды мне так сказала: «Любушка весь год только о тебе и говорила…» А потом Любушка указала мне на эту обитель, сказала, чтобы я ехала к Тверскому Владыке Виктору и просилась в Казанский монастырь. Тогда на территории монастыря располагалась армейская часть, мне было сложно находиться рядом с военными. Любушка меня духовно подкрепляла и всегда говорила, что «зеленые уйдут». Но что-то долго они не уходили! Я было отчаялась и рассердилась на Любушку за то, что она определила меня в такой сложный монастырь — и два года к ней не ездила. Но она продолжала молиться за меня. Потом я все-таки к ней приехала, но Любушка меня встретила строго. «Ты не игумения Феодора», — сказала мне старица. Два дня не хотела со мной разговаривать. И только ночью, когда я спала, а Любушка молилась в соседней комнате, я почувствовала, как она подошла ко мне и с любовью погладила по лицу. Когда я открыла глаза, ее уже рядом не было. А утром она со мной стала разговаривать как ни в чем не бывало. Она мне не раз говорила: «Если ты из монастыря уйдешь, то его закроют — и Матерь Божия тебе этого не простит». Так я осталась в Вышнем Волочке.

Блаженная Любушка несла подвиг столпничества. Никогда не ложилась, даже ночью. Всегда или ходила, или стояла, слегка облокотившись о стену. Если только на час в день присядет на кровать, а так всегда на ногах была. Великая старица!
А как она приступала к Святой Чаше! Причастится — и не отходит. Просит священника еще раз ее причастить. Потом еще причастится, и еще… Она молилась за весь мир, людские грехи на себя брала. И священники, зная это, ей не отказывали…
Первый раз Любушка пробыла у нас в монастыре всего три дня, причастилась и уехала. Потом приехала к нам умирать — и пробыла в монастыре семь месяцев до своей смерти 11 сентября 1997 года, в возрасте 85 лет. Незадолго до смерти она сказала: «Ведь ты меня никому не отдашь!» Я это поняла так, что Любушке не угодно, чтобы ее тело выкапывали из земли, куда-то перевозили…
Был такой случай: Раиса, ее келейница, стала еще при жизни Любушки раздавать вещи старицы для исцеления паломникам. Но Любушка строго запретила ей это делать. Скромная она была.
Однажды стало мне настолько тяжело, что я стала просить Любушку молиться о том, чтобы Господь меня забрал. Но Любушка на это выразительно так ответила: «Жить — хорошо! Вкусно покушать можно…» Ну, раз так, подумала я, то кроме вкусной еды ничего мне хорошего уже не светит… Но вскоре все наладилось — помогла молитва старицы.
Когда я жаловалась блаженной Любушке, что на меня клевещут, злословят, она только махала в мою сторону руками и строго говорила: «Ну, на святых еще и не так клеветали…» — и советовала мне об этом не думать, забыть.
А уж когда военные ушли из монастыря, Любушка так радовалась! Она ликовала весь день! Вот как был ей дорог наш монастырь, вот как много сил она положила на то, чтобы вымолить и поднять эту обитель!

«Зилот» из Волочка

Блаженная Любушка меня познакомила со старцем схиархимандритом Серафимом из села Ожога Липецкой области, — рассказывает игумения Феодора. — Он организовал «селение схимников» (об этом см. в №6 за 2002 г.). С тех пор я стала обращаться к нему за советами. Он мне и помог разобраться в сложной ситуации. Когда в наших краях появился «схимонах» Николай, меня стали бороть сомнения относительно него. Поехала я к старцу в Ожогу. Он меня выслушал, но дал ответ не сразу, а только через два дня, когда я уже уезжать собралась. «Не пускай его в монастырь, этот «схимник» — не настоящий…» — сказал он мне. С тех пор — и вот уже полгода — мы его в монастырь не пускаем.
Бывший уголовник, несколько лет назад по отбытии срока заключения он стал обращаться к старице Марии Ивановне за советами, и матушка не гнала его от себя (она редко кого гнала). Молилась за него, видимо, в надежде удержать его у опасной черты. Но Николай (мирское его имя — Виктор) стал пользоваться доброжелательным отношением к себе старицы, выдавал себя за ее духовное чадо и тем самым начал привлекать к себе людей. Говорят, был он в Сербии во время недавней балканской войны. Принял монашеский постриг. Потом слухи пошли противоречивые. Стали говорить, что где-то в горах ему якобы явился «Господь» и без посредства церковной иерархии «рукоположил» его в священнический сан и постриг в схиму. На церковном языке это опасное состояние называется «прелестью». К тому времени Николай уже утвердился как раскольник, желающий создать свою «церковь» и увести к себе людей. Некоторые даже и глубоко верующие люди, в основном из новоначальных, подпадали под его обаяние и лишь со временем, наделав ошибок, выходили из-под этого опасного влияния. А некоторые не выбрались из этого духовного пленения и по сей день. Во время вербовки в ход идет все: и якобы имевшее место благословение старицы Марии, и священническое облачение, и листовки с огульной критикой Святейшего Патриарха и вообще всей церковной иерархии, и броские лозунги типа: «Православие — или смерть!»… В общем, полный раскольнический набор, помноженный на прежнюю уголовную сноровку…
Сначала он пробовал создать свою общину в Мордовии, в поселке с характерным названием Молния, а после смерти матушки Марии «окопался» рядом с местом ее упокоения, в селе Осеченка, в нескольких километрах от Вышнего Волочка, видимо, для того, чтобы, спекулируя именем старицы, зазывать к себе людей.
— Сейчас он образовал что-то вроде самочинного монастыря, присвоил ему имя иконы Божией Матери «Взыскание погибших», — рассказывает игумения Феодора. — Там у него много «монахов» и «монахинь», в основном из Самары. Но и у нас он часть паствы увел: приходил к концу Литургии и шел служить панихиду по матушке Марии. Некоторые к нему ушли. Когда я узнала, что он велел всем сестрам нашего монастыря исповедать ему свои грехи с семилетнего возраста, сестрам дала епитимию в виде поклонов и строго-настрого запретила с ним общаться…
Сколько добрых пастырей служат на приходах по всей России, но не о них предпочитают писать светские журналисты. Для многих из них куда «выигрышнее» раскольники, горделиво именующие себя зилотами (так в Греции называют себя «старостильники», отколовшиеся от Элладской Православной Церкви, когда та перешла на новый календарный стиль). Часто звонят в монастырь из различных изданий, расспрашивают про «схииеромонаха» из Осеченки. Игумения Феодора терпеливо объясняет, что он раскольник и не имеет общения с Церковью, но потом звонят другие журналисты и задают те же самые вопросы. А недавно о нем как о некоем подвижнике (хотя и не без причуд) написала даже вроде бы церковная газета «Вера» (г. Сыктывкар). Лучшего пиара, чем этот, «зилотам» и не придумать…
— То и дело люди из Осеченки мне под дверь свои листовки подбрасывают, — жалуется игумения. — Я их сразу рву и выбрасываю. Вот, хотите взглянуть — эта свежая. Только сегодня подбросили…
Она достает из урны уже порванный лист бумаги, заполненный от руки. Привожу его почти целиком:
«Возлюбленные сестры Казанския Божия Матере монастыря! Аллилуйя!!! Аминь!
Я — худой раб Божий и Его же волею Монарх всея Руси вечевой монархии со столицей в Вышнем Волочке (да свершится пророческое слово Саровского чудотворца Серафимушки убогенького) — прошу вас вознести молитву Господу Богу нашему, чтобы в праздник Крещения сего года в Богоявленском соборе нашего города Высокопреосвященнейший Виктор, Архиепископ Тверской, благословил меня — раба Божия Александра (Васильева) — на царство в означенной выше монархии, структура и построение коей мне внушены Свыше. Да свершится воля Божия на мне, грешном!
Александр Иванович Васильев,
8 января 2003 г.».


Комментарии здесь излишни. Но не лишним было бы освидетельствование автора этой листовки у врача. Естественно, «коронация» не состоится, и, думаю, Архиепископ Виктор даже и не слышал ничего о самозванном «монархе» из Волочка. А опубликовал я листовку для того, чтобы после прочтения этого письма люди, сочувствующие «зилоту» из Осеченки, задумались о том, с кем имеют дело. Для самозванца в рясе требуется и самозванец на троне! И ничто не вызывает у него такого раздражения, как настоящие — Патриарх, игумения, схимник…
В матушкин день «зилоты» из Осеченки вновь пытались проникнуть в Казанский монастырь. Пришел Николай не один, а в окружении «послушников» — как женского, так и мужского пола. Но, постояв у наглухо закрытых крепких монастырских ворот, они вскоре ушли восвояси. Холодно, да и тщетно. Здесь их уже знают — и на порог не пустят!

Альбом с фотографиями

Игумении Феодоре лишь немного за сорок лет, но на следующий год у нее юбилей — 20 лет в игуменском сане! Жизнь у нее была такая насыщенная и яркая, что один старец ей даже советовал написать книгу. Услышав ее категорический отказ, дал другой совет: рассказывать людям о том, что ей довелось увидеть и пережить.
В 27 лет (!) она стала игуменией Горненского монастыря в Иерусалиме. До нее этот важнейший монастырь Русской Духовной Миссии на Святой Земле находился почти в руинах. «Зарубежники» и иностранцы любили с горы снимать на кинокамеру копошащихся в груде развалин русских монахинь. За семь лет молодой игумении удалось построить ограду вокруг монастыря, отреставрировать храм, позолотить купол. Монастырь за эти годы приобрел благолепный вид… Об этом времени она вспоминает, как о самом счастливом в своей жизни. От него как память остался альбом с фотографиями того периода. Вот на снимке Патриарх Диодор по просьбе Святейшего Патриарха Пимена производит ее в игумении. Вот на фотографии игумения с совсем еще юным лицом — в первые дни после высокого назначения. Вот сестры Горненского монастыря принимают в обители будущего Патриарха (в то время Митрополита) Алексия II. Вот рядом с игуменией Феодорой стоит молодая монахиня, которую через несколько лет вместе с матерью — тоже монахиней — убьет житель Израиля, изувер… Вспоминая об этом страшном событии, игумения Феодора волнуется, словно это было еще вчера. Когда она утром вошла в ту келью и увидела лежащую монахиню с перерезанным горлом, а ее вытекшая кровь залила все помещение, — от этого зрелища игумения на время лишилась дара речи. И смогла говорить только тогда, когда приехал начальник миссии. Первое, что она сказала ему, были слова: «Вот видите, что произошло! Надо срочно ставить ограду!» Противников у этого начинания было много, но она строила, несмотря ни на что, — чтобы такие злодеяния не могли повториться.
Каких только дивных чудес ей не довелось увидеть на Святой Земле! Семь раз она встречала схождение Благодатного Огня на Гроб Господень. Однажды греческий священник по милости Божией втолкнул ее в Кувуклию сразу после того, как оттуда вышел Патриарх Диодор с Благодатным Огнем. Что она там увидела — с трудом поддается описанию. Все стены были покрыты каплями благодатной росы чудесного происхождения. Сначала она растерялась, но вскоре поняла, что надо спешить — такое счастье редко кому выпадает. И целые две минуты она одна умывалась этой святой росой, а потом священник открыл дверь и… толкнул ее прямо на Гроб Господень! Она припала к Святому Гробу через несколько минут после того, как на него сошел Благодатный Огонь!
А в другой раз Благодатный Огонь прожег ей полу монашеской рясы. Но спустя несколько минут она увидела, что прожженное место на ее одежде… срослось! И после всего этого она иногда говорит, что ей «чудеса не нужны», а главное для нее — жить монашеской жизнью… Просто жизнь на Святой Земле была для нее сплошным, длившимся много лет чудом. И теперь ее не слишком удивляют ставшие в наше время почти «обыденными» чудеса (такие, например, как мироточение икон и другие).
«Старцам надо верить, в старцах — мудрость», — часто говорит эта удивительная женщина со светлым славянским монашеским лицом. И слушая ее, я начинаю понимать, почему именно ее монастырь избрали две великие старицы — Любушка Петербургская и Мария Самарская.

Тихая обитель

Сейчас в монастыре трудится всего пятнадцать сестер. А ведь когда-то в этих святых стенах подвизалось до полутора тысяч монахинь! Но блаженная Любушка советовала игумении Феодоре не гнаться за количеством, брать в обитель сестер только по благословению старцев. Помнят эти стены святого Праведного Иоанна Кронштадтского, опекавшего эту некогда славную обитель, помнят и чудотворную, писанную самим Евангелистом Лукой Андроникову икону Божией Матери. История обители продолжается. Восстанавливается большой храм во имя Андрониковой иконы Божией Матери. Да и сама икона, похищенная из Богоявленского собора г. Вышнего Волочка в 1984 году, недавно (по непроверенным данным) выкуплена крупным российским предпринимателем и возвращена Святейшему Патриарху Алексию II. Еще рано говорить о передаче этой величайшей святыни обители, нужно сначала восстановить храм и монастырь. Но и такого поворота событий исключать тоже нельзя, ведь вся история монастыря и хранившейся в нем чудотворной иконы изобилует яркими, драматическими и порой неожиданными моментами.
Пока еще не до конца обжитым внешне выглядит монастырь. Огромные, вместимостью до тысячи человек храмы пока бездействуют. Служба ведется в небольшом храме Ефрема Сирина. Но самое главное событие здесь уже случилось: на это святое место пришли люди, стремящиеся жить «по Христу». И на помощь им пришли две великие старицы — одна с севера, а другая с востока России. Их молитвами монастырь скоро поднимется и процветет.

Паломники

Далеко от Самары эта северная земля. Но молитва старицы Марии словно незримой нитью связала воедино наш город с Вышним Волочком. И в Казанский монастырь потянулись паломники из Самары. Вот раба Божия Любовь из Горелого Хутора возле Самары. Ее знают во многих обителях России, хотя она туда направляла не деньги (да и разве наживешь сейчас много денег крестьянским трудом), а коров и телят. Перевозила их в монастыри на грузовых машинах. И в этот монастырь она приезжает не первый раз, чтобы поклониться могиле матушки Марии. Вот Владимир и Нина — приехали к матушке вместе с внучком. Когда-то старица вымолила для них… квартиру. Они приехали сюда в матушкин день, чтобы поблагодарить ее за все благие даяния. Вот дочь самарского священника, Мария, бьет поклоны возле могилы старицы. Решает для себя вопрос, возвращаться ли ей сейчас вместе со всеми паломниками, или же побыть еще неделю в полюбившейся обители. Метает жребий на… шоколадках, кем-то положенных для освящения на могилку старицы. Ей выпадает синяя, значит, надо ехать домой, там о ней волнуются родители.
Приехал сюда и я поклониться могиле старицы. Что мы все без матушки Марии? Три года назад в дни ее кончины я только на несколько дней ощутил себя без ее молитвенной помощи — слабым духовно и физически. Господь в те дни мне открыл, насколько важна для меня ее старческая молитва. Похожее состояние пережили в те дни многие из тех, за кого молилась старица. А уже спустя несколько дней пошла ее молитва о нас оттуда, и постепенно силы восстановились. Вот почему, я думаю, начавшаяся три года назад традиция паломничеств из Самары в Вышний Волочек станет крепнуть и дальше. Единственное, что мы можем сделать сейчас для старицы, это проявить простую человеческую благодарность за все неисчислимые понесенные ею труды. Приехать к ней на могилку и положить земной поклон. А уж она воздаст сторицей и за этот наш малый труд.
Блаженная схимонахиня Мария, моли Бога о нас!

На фото: Самарские паломники возле могилы матушки Марии;  Могилы двух великих стариц нашего времени: блаженной Любушки (на переднем плане) и блаженной Марии Самарской; Игумения Феодора на панихиде по блаженной схимонахине Марии.

Антон Жоголев
24.01.2003
Дата: 24 января 2003
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
1
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru