Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Личность

Иоанн Кронштадтский в Самаре

К 100-летию кончины святого праведного Иоанна Кронштадтского.


В год 100-летия кончины святого праведного Иоанна Кронштадтского особенно дороги документальные свидетельства о пребывании Всероссийского пастыря в Самаре. Вот как по горячим следам рассказывают об этом событии, всколыхнувшем духовную жизнь губернии, «Самарския Епархиальныя Ведомости», издаваемые при Епархиальном Братстве Святителя Алексия. №№ 14-15 (15 июля и 1 августа) и № 16 (15 августа 1894 года). Под псевдонимом Очевидец впечатлениями от своих встреч с Батюшкой делится некий самарский священник (к сожалению, имя его осталось неизвестным…), приводится и рассказ благочестивого самарского мирянина, добавляющий новые яркие краски в духовный портрет отца Иоанна.
 
27 июня в Самаре стало примечаться особенное оживление. Видно было, что город к чему-то готовится. К трем часам в Архиерейский дом проследовали ректор семинарии, игумения монастыря и другие лица, к вратам дома стала прибывать толпа, которая все более увеличивалась. Большими группами спешили другие самарцы к пристани пароходной «Самолет»… Обыватели, выехавшие из города на лето в сады, спешили теперь обратно в Самару — встретить давно ожидаемого желанного гостя, молитвенника Русской земли отца Иоанна Кронштадтского.
Бог привел нам видеть сего мужа в покоях Преосвященнейшего Владыки Епископа Гурия (Буртасовского). Сопутствуемый и поддерживаемый Преосвященным Архипастырем, отец Иоанн быстро поднимался по лестницам в покои Преосвященнаго. Мы (с другими немногими) стояли на верхней площадке близ церкви. До нашего слуха доносился громкий, оживленный голос «отца». На средней площадке отца Иоанна встречал г-н вице-губернатор, успевший принять отца Иоанна с парохода и опередить его проездом ко Владыке.
Непродолжительна была первая беседа Архипастыря, но глубоко трогательна для нас… Владыка стал печаловаться пред молитвенником, человеком Божиим, о скорбях своего сердца… Владыка сообщил об опасности, грозящей самарской пастве со стороны баптизма, воюющего в южных уездах епархии против Церкви Божией, говорил о мероприятиях, направленных к ослаблению сектантства… Свидетельствовал Архипастырь о благочестии и преданности Церкви Божией Православных ея чад и просил отца Иоанна благословить добрых на доброе, помолиться об укреплении Святыя веры, помолиться о Самарской пастве… Печаловался Владыка о том, что в Самаре нет местной святыни, святые же места далеки от Самары и малодоступны большинству самарских жителей.
С глубоким вниманием  выслушивал отец Иоанн повествование Архипастыря о нуждах паствы. «Господь прославит местную святыню», — услышали мы из уст Божьего человека в великое свое утешение… (Вскоре это пророчество Всероссийского Батюшки сбылось. В 1917 году, незадолго до октябрьского переворота, в самарском селе Ташла явилась чудотворная икона Божией Матери «Избавительница от бед» — ред.) Игумения Иверскаго монастыря просила отца Иоанна посетить ея обитель. Он обещался.
Пока отец Иоанн беседовал с Владыкою, безчисленныя массы народа стекались к Архиерейскому дому, ожидая благословения молитвенника. Отец Иоанн спешил ответить на вопль и нужду многих сердец.
Прощаясь с отцем Иоанном, Владыка трогательно стал еще раз просить молитв его пред Отцем Небесным о том, чтобы трудами Преосвященнаго созидалось благо Самарской паствы. И Владыка преклонил колена… Пастырь, изумленный и пораженный смирением Архипастыря, сам повергся пред ним долу… Владыка сердечно облобызал отца Иоанна и желал ему много лет жить и трудиться во славу Божию. «Все — во славу Божию, только во славу Божию», — услышали мы в ответ из уст трудолюбиваго пастыря отца Иоанна. Тут же благостнейший Владыка сам подвел под благословение одну матушку и двух ея девочек. Отец Иоанн весьма ласково обошелся со всеми ими, поцеловал малюток и благословил их мать вместе с ними.
Когда отец Иоанн показался на крыльце Архиерейского дома, сопровождаемый Архипастырем, в народных массах таившаяся искра веры превратилась в великое пламя неожиданнаго религиознаго воодушевления: все устремились к отцу Иоанну. Там послышались рыдания, здесь клики радости. Там вопли — здесь скорбные гласы: «Батюшка наш! Родной* наш! Помолись о нас!»

• В присутствии отца Иоанна невольно объемлет радость от сознания, что и в наш век на родной земле явился сильный верою и «услышный» молитвенник «родной наш», «родной наш» пастырь Великороссийской Церкви.

Кто целовал руки отца, кто кидался к краям риз его, кто нападал на плечи его: все с верою, все с дерзновением. Однако — скоро, очень скоро карета скрыла от наших глаз отца Иоанна. Но скоро Господь привел нас в тот же день слушать его и видеть его.
Обрадованные, мы шли в свои дома, унося в памяти дорогой образ пастыря Христовой Церкви. «Отец Иоанн… Наконец-то мы увидели тебя — тебя, которого навыкли любить, уважать, не видя, а только слыша о тебе, вчитываясь в твои творения!..»
Едва мы переступили порог своего дома, как глаза наши невольно стали искать портрета отца Иоанна. «Похож и непохож», — сказали мы в один голос.
Не видевшему отца Иоанна по его портретам можно составить об отце Иоанне совершенно неточное представление. Когда мы смотрим на «карточку», нам кажется, что много священников и других духовных лиц похожи на него; когда же вы посмотрите на самого отца Иоанна, вы скажете невольно: «Нет, он не похож лицом на отца Иоанна!..» Восприняв в душе отпечаток духовного образа отца Иоанна, вы станете искать подобных ему и найдете…
Не много говорил отец Иоанн в покоях Владыки: кажется, вообще он не многоречив. Он больше привык вслушиваться, чтобы потом все слышанное пересказать Отцу Небесному в молитве, в молебне.
Нам показалось (а мы весьма внимательно приглядывались с любовью к нему), что даже в то время, когда отец Иоанн с кем-либо беседует из людей, он и в это время не прерывает общения с Небом… Оттого у него особенный взор, особенное лицо…
Раз увидевши отца Иоанна, хочется еще — еще раз видеть его; хочется узреть эту душу, хочется от этой души услышать отклик, отзвук, ответ на запросы своего духа…
Право, в присутствии отца Иоанна нас весьма мало занимала его внешность: во что он одет? Сколько и чего он откушал? На эти вопросы мы не беремся отвечать, хотя приходилось видеть. 
Нам хотелось услышать совет, наставление. И услышали. Около 8 часов вечера два-три удара в колокол возвестили о приходе отца Иоанна в монастырь. Скоро и нам удалось быть там. В большом храме он служил водосвятный молебен. Служба шла как бы обычным порядком. Казалось, новое — это только интонация голоса. Но вот отец Иоанн преподал нам от Господа «мир…». Все стали на колена.
Служился водосвятный молебен… Слышали «от Луки св. Евангельское чтение». Как связанные какою-то силою, как бы привлеченные, всецело устремляем мы свое внимание к слушанию. Услышали все, кто искал ответа от отца Иоанна, в словах Христа: «Что же Мя зовете, Господи, Господи: и не творите, яже глаголю? Всяк грядый ко Мне и слышай словеса Моя и творя я, скажу вам, кому есть подобен…» (Лк. 6, 46-49) *
Слово за словом, как молниеносные удары, разносилось по обширному храму высокое наставление от Божественнаго Наставника, вкладываемое теперь в уши последователей Господа Иисуса Христа чрез усилия объятого пламенем любви к Господу Кронштадтского пастыря.
Словеса Евангелия ударялись мощно в наши сердца… И наше обычное «отягчение» разбивалось, рассеивался сон нашей души.
Служение отца Иоанна произвело на нас слишком сильное впечатление, и мы готовы видеть в нем подобие проповеди оного великого Иоанна, голос которого, раздавшийся над окоченевшим ветхозаветным человечеством, встревожил его от долголетнего нравственного сна, как рев царя пустыни разгоняет сон обитателей ея.

• При слушании Евангелия, читанного в разных случаях отцом Иоанном, невольно душа всякаго человека входит в суд сама над собою, к тому приглашаемая крепким воплем любящего отца. Слова Евангелия входят в сердце как острое орудие, которое взрыхляет почву сердца и уготовляет ее к орошению Божественною благодатию.

Одному из близких нам Бог привел встречать отца Иоанна на пароходной пристани, а потом быть на молебне, совершенном отцом Иоанном в купеческом доме (Я.Г. С-ва), и вот как он описывает сам свои чувства.
«Около 4 час. пополудни показался сверху по Волге пароход общества «Самолет» с дорогим, нежданным гостем — о. Иоанном Кронштадтским. Заняв на Самолетской конторке впереди хорошее место, я еще издали мог разглядеть батюшку, находившегося на верхнем трапе парохода. На голове его виднелась темная соломенная шляпа, которую при приближении парохода к конторке он несколько раз снимал, кланяясь собравшейся на берегу многочисленной публике…
Вскоре после этой встречи на мою долю выпало новое счастье не только уже видеть отца Иоанна, но и молиться с ним и получить от него благословение. Это было в доме Я.Г. С-ва, где о. Иоанн служил молебен. Когда батюшка вошел в дом, на лице его изображалась сильная усталость, что меня поразило, так как не далее как 11/2 — 2 часа тому назад я видел его совершенно бодрым и свежим. Только когда он стал служить молебен, я понял, что усталость эта не могла быть следствием физического утомления, а скорее того усиленного молитвенного напряжения, с которым он отслужил пред тем 3-4 молебна в других домах.
В доме г-на С-ва собралось человек 30-40; перед молебном отец Иоанн каждого благословил, а затем, надев епитрахиль и повернувшись вполоборота, сказал громким и довольно резким голосом: «Ну, друзья, на молитву! Сердце и ум ваш вознесите горе, к Богу! Он Сам здесь невидимо присутствует, по слову Его, что где два или три собраны во Имя Его, там и Он посреди них. Молитесь с твердой, несомненной верой, что получите просимое, и непременно получите!» Это воззвание имело необыкновенное действие на собравшихся… Когда отец Иоанн велел затем стать читать молитвы, то все как бы по команде опустились на колени. Видно было, что молились все единым сердцем.
Молебен отец Иоанн начал чтением молитв — чудных молитв, подобных прекрасной музыке, которой можно лишь наслаждаться, но нельзя передать другими словами! Помню только, что в первой молитве он умолял Отца Небесного ради пролитой на Кресте драгоценной Крови Возлюбленного Сына Его простить нам наши грехи и избавить нас от страстей и насильства диавола. По освящении воды, когда прикладывались ко Кресту, отец Иоанн всех кропил святой водой, а затем по окончании молебна еще раз благословил каждого и потом со словами: «Прощайте, друзья мои!» — оставил дом. 
На другой день я был за утреней в Казанском (Старом) соборе, за которой отец Иоанн сам читал канон. Чтение его — это прекрасная, осмысленная декламация: замечательно уместное повышение голоса, подчеркивание или удлинение слов необыкновенно возбуждали внимание слушателей и невольно заставляли молиться…
Посещение отцом Иоанном Самары не останется, конечно, без добрых последствий. «Имеющие уши слышать» могли научиться от батюшки, как должно молиться, а отец Иоанн умеет молиться, возносясь горе, всем существом своим, отрешившись всецело от всего земного! И нельзя не верить тому, что он есть действительно особо избранный сосуд благодати. И кто видел молящегося отца Иоанна, у того не может оставаться сомнений в чудодейственной силе его молитв».

Предоставив доселе слово нашему «ближнему», принадлежащему к особенно симпатичному нам, отцам, разряду мирских людей, с любовью и разумом относящихся всегда к церковному Богослужению, далее будем продолжать сами.
Непосредственно после заутрени, во время которой отец Иоанн сам читал* только канон (всю службу утреннюю совершил сопутствовавший ему иеромонах одного из монастырей Олонецкой епархии, «по усердию» следующий за отцом Иоанном), началось служение Божественной литургии.

• Весьма великое наслаждение доставил отец Иоанн, когда совместно с отцом иеромонахом и другим своим спутником, признанным за дьячка, пропел на амвоне в конце утрени стихиры на Хвалитех. Какое прекрасное, гармоничное, в душу льющееся пение услышали мы!.. Пели на «глас» в честь безсребренников. Но как это простое, согретое в сердце богобоязненнаго и боголюбиваго отца, пение превосходит все артистические!..

В предстоятельстве досточтимаго отца в совершении Литургии приняли участие не менее десяти самарских протоиереев и иереев.
Один из сослуживших иереев пожелал исповедаться у о. Иоанна. Оба отца отошли к жертвеннику. Иерей преклонился на колена… Вскоре увидели мы и отца Иоанна стоящим также на коленах.
Литургия шла обычным порядком, но настроение у всех, кому Бог привел быть в алтаре, было поистине необычайное.
В «Самарском Вестнике» (№ 139) воспроизведены были в свое время чувствования, вызванные службою отца Иоанна, весьма правдиво и обстоятельно: «Все мы были поражены той силой и простотой молитв, которые возносил ко Всевышнему отец Иоанн. Он часто стоял с закрытыми глазами, наклонив голову перед святым престолом и указывая правою рукою на св. антиминс. Уста его, видимо для всех, произносили тайныя молитвы к Господу, и только изредка он высказывал некоторые слова своей молитвы громко и внятно. Лицо его во время таких молитв выражало умиление, — насколько же сильны были иные мгновения некоторых из его молитвословий, видно было из того, что он, как бы изнемогая, опускался своим челом до св. престола и будто замирал. Не знаю, как другие, бывшие в алтаре, но я, передавал рассказчик, твердо убежден, что всякий из нас, молившихся одновременно с отцом Иоанном во время такого напряжения его души, получил от Отца Небеснаго все, о чем просил. Все мы стояли до того восхищенные молитвами отца Иоанна, до того пораженные нами виденным, что не могли удержаться от слез, слез умиления и благодарности Господу. Может быть, перед многими из нас, как предо мной, вашим слугой, промелькнула в эти моменты вся жизнь, полная суетности, воспрянул дух и усугубилась вера и надежда на Божие милосердие. Во время «Верую», когда к отцу Иоанну подходили для  целования ему сослужившие и когда он произносил: «Христос посреди нас», мы все сознавали, что действительно здесь, в этом алтаре, присутствует Христос Спаситель. Когда же, приобщаясь Святых Даров, отец Иоанн встал вблизи затворенных Царских Врат и начал громким голосом воздавать славословия Милосердному Богу за соделанное для людей, то слова его молитвы, лившиеся живым потоком и произносимые с особым чувством, довели наше благоговение до высочайшей степени. Да, господа, закончил свою речь рассказчик, великая милость была ниспослана Господом тем, кто присутствовал на этом служении отца Иоанна, и невыразимое душевное состояние блаженства, какое мы прочувствовали, едва ли повторится еще когда-нибудь в жизни каждого из нас, там бывших».

По окончании Литургии отец Иоанн совершил молебен Господу Богу и Пречистой Деве Богородице с водоосвящением.
За левым клиросом Стараго собора заранее был приготовлен весьма вместительный сосуд с водою. К этому-то месту и направился отец Иоанн. Весьма счастливыми оказались те богомольцы, вблизи которых привелось стоять отцу Иоанну. «Но странное дело, — рассказывала нам духовная наша дочь, — как только я почувствовала близость священных одежд, облекавших отца Иоанна, как началась страшная судорога в пальцах моих рук... Я в страхе ухватилась за отца Иоанна… «Успокойся, успокойся! положи руку на Евангелие… Держи так руки… Вот я прочитаю молитву…» С этими словами (продолжала рассказывать нам «осчастливленная») отец Иоанн вынул листок с какою-то молитвою и прочитал. — Моим рукам стало хорошо… Но все-таки какой-то невольный священный страх и трепет не покидал меня и теперь не покидает: я рада, что видела отца Иоанна, и чего-то боюсь», — закончила свой рассказ богобоязненная женщина.
В 12 часов отец Иоанн служил водосвятный молебен на площади близ новостроящагося кафедральнаго собора: народу было тьма тем. Всем хотелось взглянуть на дорогого батюшку, всем хотелось услышать голос его. Отсюда безконечное волнение, отсюда шум… Только самым близким к отцу Иоанну удалось слышать и видеть его. В этот раз отец Иоанн читал Евангелие о чудесном насыщении Господом Иисусом пятью хлебами пяти тысяч народа. И вот с того памятнаго дня (это было 28 июня) в нашей душе все еще слышится отзвук тех слов Богочеловека, которая всего более относится к нам, пастырям церковным: «Дадите вы им ясти…»
Во всей поражающей силе и ясности предстает пред нами при этом высота пастырского служения и великая ответственность наша пред Господом за вверяемые нашему попечению души.

Очевидец
29.08.2008
Дата: 29 августа 2008
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
4
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru