Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Личность

Дорогу осилит идущий

Интервью с сопредседателем духовно-просветительского центра «Кострома» Дмитрием Анатольевичем Бурковым.


Интервью с сопредседателем духовно-просветительского центра «Кострома» Дмитрием Анатольевичем Бурковым.

На выставке «Россия Православная», что проходила в Самаре в конце декабря, было много интересных, запоминающихся встреч. Одной из них предшествовала мимолетная остановка возле прилавка с разложенными на нем красочными брошюрами. С небесно-голубой обложки внимательно и серьезно смотрел малыш, словно спрашивал: «Ты сможешь прожить без меня?» Эти слова, вынесенные в заголовок книжечки, болью отозвались в сердце. И брошюры запомнились. А потом мы познакомились и с человеком, который непосредственно стоит у истоков как издания духовно-просветительских брошюр, так и многих других программ Костромской епархии. Дмитрий Анатольевич Бурков — по специальности врач. А еще он сопредседатель духовно-просветительского центра «Кострома» и заместитель председателя миссионерско-образовательного отдела Костромской епархии.

— Дмитрий Анатольевич, расскажите немного о своей работе в духовно-просветительском центре.
— Несколько лет назад мы вместе с областной администрацией затронули одну важную проблему и уже дважды выигрывали по ней гранты: сначала общественного совета Центрального Федерального округа, а затем вот в этом году — одного из президентских образований — национального благотворительного фонда. Называется грант «Защита старшего возраста». Мы сегодня мало обращаем внимания на наших пожилых людей, стариков. В полемике против ленинской идеологии мы иногда забываем о самих людях. А ведь нас разделяет не так уж и много. Коммунистическая идеология предполагает, что Россия начиналась с ленинского броневика, а мы рассказываем людям, что история России гораздо богаче: она началась с Византии, византийское наследие отличает — и отрезало нас — от Европы. Потому что мы у Византии взяли самое главное богатство — Христианскую веру, а Европа грабила в ней сокровища и золото. Вот этим мы и отличаемся. Все очень просто.
И мы ведем программу тоже очень просто. Это кинолекторий, действующий в течение года, паломнические поездки по святым местам. И даже за короткое время та группа ветеранов, которая по этой программе занимается, меняется. Люди совсем по-другому относятся к святыням, к нашей истории. Потому что история России — это, конечно, и история Русской Православной Церкви.
Если говорить о других направлениях нашей работы, их очень много. Страна спивается. Если мы не сделаем что-то серьезное, завтра может быть уже поздно. По курению мы за первое место боремся с китайцами. И как врач я говорю с болью, что мы просто деградируем.
Как бороться с этим? Есть два пути. Первый — создавать своеобразные резервации, создавать Православные гимназии. Определенное количество детей будут правильно воспитываться, потом придут в культурную среду региона. Но все же это лишь островок спасения. Второй путь — создавать духовно-просветительские центры. И мы взялись за эту работу. Разработали очень важную программу «Скажем нет сквернословию, курению и пьянству!». Премьер-министром Владимиром Владимировичем Путиным выделено 2,5 миллиарда рублей на реализацию программы по преодолению алкоголизма и курения в России на 2009 год. Уж не знаю, будет ли в связи с кризисом финансирование уверенным или нет, но мы эту программу предложили нашему департаменту, вышли и на губернатора. Когда мы начинали разрабатывать свои программы, ни одна из них не принималась. Но в результате кропотливой работы каждая из этих программ в конце концов начинает работать. Дорогу осилит идущий. Других вариантов нет…
— Я видела ваши брошюры «Правда об алкогольном терроре в России», «Противостоять злу!», «Ложь и правда о пиве». Но сквернословие многие сейчас просто не считают чем-то страшным…
— Да вот совсем недавний случай здесь, в Самаре. Достаточно было мне припарковать машину не очень удачно, как солидного вида пожилой человек меня обругал матом. Я всегда своим слушателям, и в особенности старшеклассникам и студентам, рассказываю в лектории — представьте себе: белый дымок тоненькими струйками возносится к небу из храмов, из домов, когда люди молятся Богу. И — черные клубы зловонного дыма возникают в результате «молитвы дьяволу» — мата, сквернословия, которые сейчас слышны чуть не повсюду. Причем от малых лет до самого почтенного возраста… И как же тогда, в какой атмосфере мы хотим жить?
— А она ведь еще и прокурена насквозь…
— Да, курение становится проблемой № 1, особенно женское курение. До 30 процентов наших девочек уже курят! Меж тем, если выкурить на этаже школьного, скажем, здания одну сигарету, это на 450 метров кубических вокруг убьет в воздухе огромное количество кислорода!
Те, кто хочет отравлять свою жизнь, должны понимать, что губят не только себя. Сколько детей сейчас лечатся в онкологических клиниках — и некоторые даже умирают, такие маленькие! — а ведь беда-то в том, что виноваты в этом взрослые люди, курильщики. Из-за пассивного курения дети получают страшное заболевание…
Мы сегодня пытаемся тупо повторять то, что 50 лет назад еще прошли страны Западной Европы, когда мода на курение охватила эти страны. Зачем повторять эти ошибки! А мы продолжаем тянуться за ними. Но, между прочим, в Европе теперь уже курят только 5 процентов врачей, тогда как у нас — 23. Во многих клиниках Европы уже не принимают курящих пациентов на плановое оперативное лечение — нельзя принимать лекарства и дорогое обследование, не обещая, что не закончишь принимать яд. Смысла нет.
С Запада пришло к нам и еще одно умело замаскированное зло — так называемая ювенальная юстиция со всеми ее последствиями. Культ ребенка способен разрушить семью, и он это делает успешно. Нужно очень внимательно относиться к тому, что нам навязывают.

«Вера без дел мертва»

В духовно-нравственной реабилитации нуждается, как правило, 95-96 процентов наших семей. Но если в XIX веке в любом селе был храм, а в сегодняшнем городском микрорайоне все эти сельские 300 домов легко умещаются в три девятиэтажки. А до храма километра четыре, а то и больше. То есть если бы мы жили так, как прежде, то возле каждых трех девятиэтажек должен стоять храм. Но, к сожалению, даже те храмы, что высятся сейчас в городах, полупустые.
Возвращаясь к теме пьянства… Весной этого года на коллегии Минздрава были названы такие цифры: примерно один миллион сто тысяч смертей в год от сердечно-сосудистых заболеваний. Было принято решение — как всегда экстенсивное: построить 12 кардиологических центров. Можете себе представить: затратить миллиарды рублей и определенное количество лет на строительство, приобрести оборудование, найти и создать команды, а потом начать решать эту проблему…
Я напомню, что в оболганное и забытое время плохо очень исполненного «сухого закона» с 85 по 87 неполный год было спасено множество людей: смертность от сердечно-сосудистых заболеваний снизилась на 100 тысяч человек. Производительность труда поднялась на 16 процентов, рождаемость возросла на 27 процентов, и спасено было, по подсчетам специалистов, как раз около одного миллиона ста тысяч человек. За это короткое время! Потому что основная причина смерти — инфаркт и инсульт. Молодые парни, от 18 до 40 лет, погибают от инфаркта и инсульта, 70 процентов в состоянии сильного алкогольного опьянения.
И если бы сказать: «Родина в опасности!» — и подсказать людям, как бороться с этим злом, то, наверное, каждый, безпокоясь о себе, о своей семье, мог бы начать с себя и своей семьи в воспитании антиалкогольном, и затем уже распространить это на ближайшее окружение. То есть это мы можем делать сами.
— Даже без миллиардных затрат…
— Для формирования культурной среды — хотя бы той, где мы с вами пребываем — нужно понимание властью своей роли, без тесного взаимодействия с властями очень тяжело что-то важное сделать. Но понимание приходит к власти только тогда, когда мы ее постоянно безпокоим своими вопросами. Я во многом опираюсь на опыт и знания и, самое главное, благодатную силу нашего Владыки, Архиепископа Костромского и Галичского Александра. Он очень сильный молитвенник. И, второе, у нас все руководители — и губернского, и городского уровня — очень уважают Владыку за ту настойчивость, которую он вносит в решение многих проблем.
Мы сегодня в своей работе стараемся донести, что святая обязанность властных структур — служить развитию социокультурного пространства. Потому что решая только экономические проблемы, невозможно вообще ничего сделать.

Нравственный закон

— А сами вы как пришли к Православию? Вы выросли в Православной семье?
— Нет, нет. Случилось в моей жизни горькое обстоятельство, мы развелись с супругой, и та женщина, которая стала моей избранницей, супругой, привела меня в храм. Хотя и сама она была еще не полностью воцерковлена. И мы потихонечку, по шажку — по шажку пришли в храм, а затем уже долгие годы осознаем, что такое — быть Православным человеком. Мы врачи, супруга и сейчас трудится врачом в своей отрасли: частная практика и муниципальная деятельность. А я лет восемь занимался общественной деятельностью, некоторое время был заместителем мэра, и сейчас вот уже около пяти лет занят служением Церкви. Непростая работа, много всяких сложностей, но есть понимание того, что ты делаешь и для чего это. Это очень важно.
У нас с супругой столько батюшек знакомых… Мы приписаны к Ильинскому приходу. Но мы часто бываем то в Богоявленском монастыре, то в сельских храмах, которые в пределах нашего Костромского района расположены, потому что у супруги очень много пациентов среди Православного люда — священников, матушек, детишек, и нам приходится постоянно ездить, кого-то консультировать. Мы часто не знаем, где у нас будет следующая воскресная или праздничная Литургия. Такая вот кочевая жизнь… Хотя духовник у нас один, и мы стремимся чаще бывать у него.
Меня радует, что у нас в Костромской епархии много хороших батюшек, сильных молитвенников. Я уже не мыслю того, чтобы отправиться в дальнюю дорогу, не попросив благословения и святых молитв. В нашей епархии тринадцать действующих монастырей, пусть там братии не так много, но ее молитва вливается в общую канву молитвы за свою землю. За Костромскую и за Российскую.
— В вашей епархии такие великие святыни, Ипатьевский монастырь, Феодоровская икона Божией Матери…

— Стараниями Владыки Александра Феодоровская икона, наша святыня, стала «путешественницей». От этого даже легкое чувство обиды… Вот недавно икону возили в Тюмень, и к ней пришло столько народа! Я очень люблю Север, Сибирь, потому что я три года, будучи молодым врачом, отработал на полуострове Ямал и очень благодарен этому времени! Уроки жизни, уроки обретения стержня своего очень многое дают порой даже в экстремальных ситуациях — врачебных, житейских и прочих. Север непрост… Так вот наша Феодоровская икона была и на Дальнем Востоке, и во Владивостоке (там к ней 150 тысяч человек пришло!); она была на Саратовской земле, в Санкт-Петербурге, в Архангельске… — во многих краях она побывала за последние годы. И мы видели воочию свидетельства помощи Божией по молитвам у святынь. И конечно, мы чувствуем помощь этой святыни. Я напомню, это была семейная икона Александра Невского. С этой иконой связаны и победы на Чудском озере, с нею четыре раза разбили ордынские войска за время татаро-монгольского ига. У нас в епархии есть и другие святыни, если не ошибаюсь, шесть явленных икон. Сонм святых, большинство из которых ученики Преподобного Сергия Радонежского, его соработники. А в небольшом городке на севере Костромской области Солигаличе, который едва насчитывает семь тысяч человек населения, сегодня тринадцать храмов! Один из которых мог бы украсить любой областной центр — храм Рождества Пресвятой Богородицы. Высота его до купола, когда изнутри стоишь, около 40 метров, можете себе представить!
И вот эти святыни потихонечку начинают восстанавливаться. Трудами Архиепископа Костромского и Галичского Александра за последние 16 лет очень много храмов восстановлено. В нашем миссионерском отделе стараниями председателя, отца Виталия Шастина, сегодня действует программа «Возрожденный приход», и восстанавливаются многие храмы, сельские прежде всего. Здесь выполняется простой нравственный закон — самый главный закон! Много существует разных теорий и законов, но жизнь-то идет, мы это видим, по великому нравственному закону. И по этому закону не живет род без праведника, не живет село без церкви, а город без святого. По этому простому закону сегодня все и происходит. Восстановление церкви означает восстановление села, которое, к сожалению, в нынешней России находится в глубокой разрухе. Мы же когда стараемся только экономическими мерами поднять его, вряд ли добьемся успеха. Потому что надо думать о святости. Надо помнить о своем главном предназначении. А предназначение России — быть основанием Престола Божия. Только тогда нам еще дастся время на то, чтобы исправить все, что мы натворили собственными руками.
— У вас богословское образование?
— Сейчас у меня пока два образования: врачебное и юридическое. Я заканчиваю третий курс на катехизаторском вечернем отделении Духовной семинарии. В последнее время интерес к такому обучению возрос многократно. И вечернее наше отделение составляет значительную часть всего семинарского образования. Потому что это работа на будущее. Здесь занимаются преподаватели Основ Православной культуры, библиотекари, экскурсоводы и многие другие. Те, кто хотел бы не просто прикоснуться к Православию или знать на каком-то среднем уровне основные вероучительные моменты, а знать на очень хорошем уровне.
Еще одна важная тема, которой мы занимаемся вплотную, — семейное воспитание. На лекциях и семинарах у нас проходят занятия и с военными, и с пожилыми людьми, и со старшеклассниками и студентами всех типов учреждений по программе «Основы семейной жизни». Этот курс помогает подрастающим детям определиться с тем, как им строить семейную жизнь. Нигде ведь эту дисциплину, по сути, не преподают. Рассказать о том, чем отличается любовь от влюбленности, что любовь — это жертва в высочайшем понимании этого слова; о роли мужчин — для юношей отдельная тема разговора; о женственности и как ее найти в девушке. О таких глобальных вопросах, как семья в современном обществе. Или об антропологии: «Тело — храм души». Такая вот тема о духе, душе и теле. И многие-многие другие вопросы для того, чтобы юноша или девушка могли определиться в этом мире, чтобы не сделать каких-либо ошибок. И я вижу в основном, слава Богу, у моих слушателей открытый взгляд. Глаза, которые на самом деле являются зеркалом души, глаза, которые хотят знать. Понимаете?.. Да, хотя и редко, но я вижу все-таки глаза, которые ничего уже не хотят знать, которые все знают. Поверьте, это страшно заглянуть в такие глаза — пустые, бездуховные. К счастью, пока глаз открытых, которые хотят познать что-то, может быть, душу свою полечить, может быть, прикоснуться к Богу, почувствовать Его присутствие — их намного больше. Это дает надежду.
Для меня очень важно принимать участие в таких мероприятиях, как эта Православная выставка. Очень радостно, что эта выставка прошла в Самаре, потому что, поверьте, взгляд постороннего человека может быть более безпристрастным, — город очень напряжен. Может быть, потому что люди в нем не светятся… Иностранцы всегда отмечали, что мы, русские, люди закрытые, не улыбаемся всем и всюду. И хочется сказать, что нынешняя выставка, да любое Православное мероприятие такого масштаба не может не коснуться людей своей святостью, благолепием. Для того чтобы начать менять ситуацию. Для того чтобы понять, что мы все составляем единое целое. Эта вот связь, взаимопомощь и поддержка в добрых делах и начинаниях, особенно духовно-нравственного содержания, — для них нет расстояний. Я с удовольствием приехал из Костромы для того, чтобы понять, почувствовать атмосферу, которая на таких мероприятиях в городе, регионе присутствует. И для того, чтобы в чем-то помочь, и что-то взять для себя самое ценное… И сравнить, проанализировать причины тех или иных явлений как со знаком плюс, так и со знаком минус. И делать выводы: как нам двигаться дальше, что сделать для того, чтобы люди научились понимать друг друга. Я позволю себе процитировать Митрополита Антония Сурожского, поскольку он тоже был врачом: сегодняшние человеческие отношения скорее следует называть человеческими столкновениями. Нужно уметь строить человеческие взаимоотношения, хотя это и очень непросто, вот этому мы всю жизнь и учимся.
…Я бы очень хотел побывать снова на своем любимом Севере, чтобы и сравнить сегодняшнюю атмосферу с обстановкой двадцатилетней давности, когда я там работал, и что-то почерпнуть полезное. Потому что малые народы очень пострадали в советское время от бездумных решений — строительства тех же детских интернатов, разрушавшего семьи. Малым народам прививали не самые лучшие качества. И все же в этих условиях народности смогли выжить, выстоять — этот опыт ценен.
— Что вы можете сказать о наступившем сейчас финансовом кризисе?
— Неверие имеет своим крайним проявлением атеизм, материализм и мировоззрение потребления — крах которого мы видим сегодня во время кризиса.
Но кризис ведь и целительным действием обладает. Такие кризисы, как сейчас переживает мир, оздоравливают общий организм, потому что заставляют понять, что есть и другие ценности, кроме материальных. И они — вечны.

На снимках: Дмитрий Анатольевич Бурков; Феодоровская икона Божией Матери — великая святыня Костромской епархии и России; эти брошюры выпущены в духовно-просветительском центре «Кострома».

Ольга Ларькина
13.02.2009
Дата: 13 февраля 2009
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
13
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru