Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

События

Заявление Канцелярии Главы Российского Императорского Дома

Ее Императорского Высочества Государыни Великой Княгини Марии Владимировны в связи с определением Генеральной Прокуратурой РФ новой позиции, заключающейся в отрицании факта принятия ею решения об отказе в реабилитации Святых Царственных Страстотерпцев, 24 мая 2006 года.


Ее Императорского Высочества Государыни Великой Княгини Марии Владимировны
в связи с определением Генеральной Прокуратурой РФ новой позиции, заключающейся в отрицании факта принятия ею решения об отказе в реабилитации Святых Царственных Страстотерпцев, 24 мая 2006 года

Начальник управления по обезпечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами Генеральной Прокуратуры РФ О.Т. Анкудинов представил в Тверской районный суд Москвы дополнительные «Возражения на заявление адвоката Лукьянова Г.Ю. в интересах Великой Княгини Марии Владимировны Романовой» от 23 мая 2006 года за № 12/13-3849-96 следующего содержания:
«Лукьянов Г.Ю., оспаривая якобы имеющееся решение об отказе в реабилитации (в выдаче справок о реабилитации) Императора Николая II и Членов Его Семьи, просит «обязать Генеральную Прокуратуру Российской Федерации устранить в полном объеме допущенные нарушения прав Романовой Марии Владимировны путем выдачи ей справок о реабилитации» Императора Николая II и Членов Его Семьи.
Должен сразу оговориться — никаких решений об отказе в реабилитации Императора и Членов Его Семьи должностными лицами Прокуратуры не принималось (?! — Канцелярия Е.И.В.). В связи с обращениями адвоката ему направлялись всего лишь разъяснения той правовой ситуации, в которой оказались его заинтересованности (? — Канцелярия Е.И.В.).
Сущность этих ответов сводится к следующему — «требования о реабилитации, основанные не на законе, а на соображениях, значимых для заявителя, не могут быть удовлетворены правовыми средствами, а иными прокуратура не располагает».
В соответствии со статьей 8 закона «О реабилитации жертв политических репрессий» органы прокуратуры с привлечением по их поручению органов государственной безопасности (так в законе) и внутренних дел устанавливают и проверяют дела с неотмененными до введения в действие настоящего Закона решениями судов и несудебных органов на лиц, которые были:
— осуждены за государственные и иные преступления;
— подвергнуты уголовным репрессиям по решениям органов ВЧК, ГПУ — ОГПУ, УНКВД — НКВД, МГБ, МВД, прокуратуры и их коллегий, комиссий, "особых совещаний", "двоек", "троек" и иных органов, осуществлявших судебные функции;
— необоснованно помещены по решениям судов и несудебных органов в психиатрические учреждения на принудительное лечение;
— необоснованно привлечены к уголовной ответственности и дела на них прекращены по нереабилитирующим основаниям;
— признаны социально опасными по политическим мотивам и подвергнуты лишению свободы, ссылке, высылке по решениям судов и несудебных органов без предъявления обвинения в совершении конкретного преступления.
Таковы положения закона (ст.ст. 3, 5, 8), ни одно из этих положений к трагедии Царской Семьи неприменимо.
Лукьянов Г.Ю. упрекает авторов адресованных ему ответов в том, что они не аргументируют их ссылками на закон. Это не так. В частности, в ответе за моей подписью было отмечено, что достоверных свидетельств существования каких-то официальных решений судебных или несудебных органов о применении к погибшим репрессии, как этого требует действующее реабилитационное законодательство, не имеется, что не позволяет нам, руководствуясь ими (так в тексте О.Т. Анкудинова — Канцелярия Е.И.В.), принять решение о реабилитации.
Ссылка на реабилитационное законодательство в целом, а не на какую-то определенную норму была сделана в понимании того, что переписка ведется с профессиональным юристом, имеющему (так в тексте О.Т. Анкудинова — Канцелярия Е.И.В.) серьезную репутацию. Кроме того, имелось в виду и то, что применительно к рассматриваемому случаю реабилитационное законодательство следует оценивать исходя не из конкретных законоположений, а в их системной связи (?!! — Канцелярия Е.И.В.).
Обстоятельства гибели бывшего Императора и Членов Его Семьи детально выяснялись в рамках расследования уголовного дела, возбужденного 19 августа 1993 года в отношении лиц, совершивших их убийство. Решений судов или внесудебных органов в отношении членов Царской Семьи не найдено. Обнаруженные телеграммы, письма, а также публикации и воспоминания очевидцев в соответствии с законом эти решения заменить не в состоянии.
В адресованном в суд заявлении Лукьянов Г.Ю. ссылается на многочисленные правовые акты, так или иначе касающиеся прав человека и гражданина. Мы к этим актам относимся с не меньшим уважением, но к рассматриваемому спору они никакого отношения не имеют. Никакой заинтересованности в умалении чьих бы то ни было прав у нас нет. Дискуссия идет о другом — нет, повторяюсь, решения, которое позволило бы удовлетворить требования адвоката.
Он предлагает нам воспользоваться статьей 8 Закона «О реабилитации жертв политических репрессий», и коль мы не видим, как он считает, оснований для реабилитации, подготовить и направить в суд соответствующее заключение «об отказе в реабилитации». Такие рекомендации не соответствуют ни содержанию статьи 8, ни нашему отношению к существу проблемы. В соответствии со статьей 8, а также и 9, органам прокуратуры предписывается как следует действовать по результатам проверки определенных дел. Как уже сообщалось Лукьянову Г.Ю., никаких дел в отношении Царя и Членов Его Семьи нет. Есть лишь дело в отношении их убийц. Поэтому последовать его рекомендациям мы не можем — закон не позволяет, но и при наличии дела мы этим рекомендациям также не последовали бы, поступив совсем иначе (?!! — Канцелярия Е.И.В.).
В завершение. Реабилитация — это не только восстановление, но и освобождение от тяготеющего над тем или иным лицом облыжного, вздорного и тому подобного обвинения. Судя по тем реконструкциям, которые пытается представить адвокат, екатеринбургские комиссары не сумели или, точнее, не успели обвинить Царя. По крайней мере, формальных свидетельств, как мы подчеркиваем, тому нет, но даже если бы и успели, их обвинение вряд ли бы чего-то стоило. В этой связи закономерен вопрос — так от чего же нужно освобождать (реабилитировать) несчастную Семью? Более того — не является ли умалением человеческого достоинства сама идея о реабилитации заведомо для всех ни в чем не повинных людей? (?!! — Канцелярия Е.И.В.)
Прошу в удовлетворении заявления адвоката Лукьянова Г.Ю. отказать».
Приведенные должностным лицом Генеральной Прокуратуры РФ О.Т. Анкудиновым доводы вновь не отвечают требованиям Закона и противоречат материалам уголовного дела № 16-123666-93 «по обстоятельствам обнаружения останков неопознанных лиц в окрестностях г. Екатеринбурга 13.07.91 г.», «Справке о вопросах, связанных с исследованием гибели семьи Российского Императора Николая II и лиц из его окружения, погибших 17 июля 1918 г. в Екатеринбурге» от 23 января 1998 года, представленной Генеральной Прокуратурой РФ в правительственную «Комиссию по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков Российского Императора Николая II и Членов Его Семьи», а также прежним ответам Генеральной Прокуратуры РФ по заявлениям Главы Российского Императорского Дома Ее Императорского Высочества Великой Княгини Марии Владимировны, касающимся реабилитации Святых Царственных Страстотерпцев, по следующим основаниям.
В силу пунктов 1, 2, 3 статьи 10 «Рассмотрение и разрешение в органах прокуратуры заявлений, жалоб и иных обращений» Федерального Закона «О прокуратуре Российской Федерации», в органах прокуратуры, в соответствии с их полномочиями, разрешаются заявления. Решения, принятые прокурором, не препятствуют обращению лица за защитой своих прав в суд. Поступающие в органы прокуратуры заявления рассматриваются в порядке, который установлен федеральным законодательством. Ответ на заявление должен быть мотивированным. Если в удовлетворении заявления отказано, заявителю должен быть разъяснен порядок обжалования принятого решения, а также право обращения в суд.
Вышеуказанные нормы права возлагают на прокурора юридические обязанности разрешать заявления в порядке, установленном федеральным законодательством, и принимать по ним решения, а также мотивировать ответ на заявление, и если в удовлетворении заявления отказано, прокурор обязан объяснить заявителю порядок обжалования принятого решения и право на обращение в суд.
Однако вместо того, чтобы надлежащим образом соблюдать требования Федерального Закона «О прокуратуре РФ» при разрешении заявления Главы Российского Императорского Дома Ее Императорского Высочества Великой Княгини Марии Владимировны о реабилитации Членов Российского Императорского Дома, прокурор О.Т. Анкудинов незаконно отказал в реабилитации Святых Царственных Страстотерпцев, а в своих последних возражениях пытается представить свое незаконное решение как «всего лишь разъяснения той правовой ситуации», в которой оказались некие «заинтересованности» адвоката Г.Ю. Лукьянова.
Следует пояснить, что, во-первых, никаких «заинтересованностей» адвоката Г.Ю. Лукьянова в данном вопросе не существует, поскольку он имеет статус представителя Главы Российского Императорского Дома Ее Императорского Высочества Великой Княгини Марии Владимировны в соответствии с действующим законодательством РФ и действует от ее имени и по ее поручению. Постоянные адресования ответов за подписью должностных лиц Генеральной Прокуратуры РФ на имя «адвоката Г.Ю. Лукьянова» без упоминания его юридического статуса представителя Главы Российского Императорского Дома Ее Императорского Высочества Великой Княгини Марии Владимировны не соответствуют правовой действительности и создают ложное представление, что у адвоката Г.Ю. Лукьянова отсутствуют полномочия действовать от имени Ее Императорского Высочества и он действует самочинно. Во-вторых, в заявлении Главы Российского Императорского Дома Ее Императорского Высочества Великой Княгини Марии Владимировны от 1 декабря 2005 года содержалось требование о реабилитации Государя Императора Николая II и Членов Его Августейшей Семьи, а не о разъяснениях каких бы то ни было правовых ситуаций. В-третьих, Закон требует от прокурора принимать решения по заявлению, а не давать не требующихся разъяснений, используя свои дискреционные полномочия.
Из ответа за подписью прокурора О.Т. Анкудинова от 2 февраля 2006 года на заявление Главы Российского Императорского Дома Ее Императорского Высочества Великой Княгини Марии Владимировны о реабилитации Святых Царственных Страстотерпцев усматривается, что это заявление рассмотрено и «требования о реабилитации, основанные не на законе, а на соображениях, значимых для заявителей, не могут быть удовлетворены правовыми средствами, а иными прокуратура не располагает». Но, не удовлетворяя требование заявителя о реабилитации, прокурор О.Т. Анкудинов одновременно считает, что им не принято никакого решения. Однако неудовлетворение требования и есть принятие решения об отказе (пункт 3 статьи 10 Федерального Закона «О прокуратуре РФ»). Иные утверждения противоречат логике и Закону, наделяющему прокурора правом удовлетворить заявление заявителя или отказать в удовлетворении.
Заместитель Генерального прокурора РФ С.Г. Кехлеров в своем ответе от 17 марта 2006 года также принял решение об отказе в удовлетворении рассмотренного Генеральной Прокуратурой РФ заявления от 27 февраля 2006 года, утверждая, что «юридических оснований для удовлетворения Вашей жалобы не имеется» (см. Заявление Канцелярии Главы Российского Императорского Дома от 29 марта 2006 года).
Необоснованным является заявление прокурора О.Т. Анкудинова о том, что «ни одно» из положений Закона РФ о реабилитации жертв политических репрессий» «к трагедии Царской Семьи неприменимо». Процитированный им пункт «е» статьи 3 означенного закона напрямую применим к Царской Семье, признанной социально опасной по политическим мотивам и подвергнутой лишению свободы и ссылке по решениям несудебных органов Советской власти.
Существование решений несудебных органов о политических репрессиях и о казни Государя Императора Николая II подтверждено материалами следствия и документами высших органов государственной власти РСФСР — Всероссийского центрального исполнительного комитета и Совета народных комиссаров.
Вызывает крайнее удивление, что прокурор О.Т. Анкудинов считает свои слова «как того требует действующее реабилитационное законодательство» ссылкой на Закон. Совершенно непонятно, как можно при оценке реабилитационного законодательства установить «системную связь» конкретных законоположений, не исходя из них.
Прокурор О.Т. Анкудинов предоставляет не соответствующие действительности сведения относительно того, что 19 августа 1993 г. уголовное дело возбуждено в отношении лиц, совершивших убийство Святых Царственных Страстотерпцев. На самом деле, как явствует из постановления заместителя Генерального прокурора РФ государственного советника юстиции 2 класса М.Б. Катышева от 6 декабря 1995 года, «уголовное дело возбуждено Генеральной Прокуратурой Российской Федерации 19 августа 1993 г. в связи с обнаружением в окрестностях г. Екатеринбурга в июле 1991 г. скелетированных останков девяти человек со следами повреждений, причиненных холодным и огнестрельным оружием».
В соответствии с Государственным стандартом РФ «Делопроизводство и архивное дело. Термины и определения» (ГОСТ Р 51141-98), дело — это «совокупность документов или документ, относящихся к одному вопросу или участку деятельности, помещенных в отдельную обложку». Поэтому не соответствует действительности утверждение прокурора О.Т. Анкудинова, что «никаких дел в отношении Царя и Членов Его Семьи нет». Представленное в Генеральную Прокуратуру РФ Заявление Главы Российского Императорского Дома Ее Императорского Высочества Великой Княгини Марии Владимировны с приложенными документами в силу приведенного определения ГОСТа Р 51141-98 является делом «в отношении Царя и Членов Его Семьи».
Неясно, что имел в виду прокурор О.Т. Анкудинов, утверждая, что «и при наличии дела мы этим рекомендациям (прокурор О.Т. Анкудинов так именует требование представителя Главы Российского Императорского Дома адвоката Г.Ю. Лукьянова направить дело о реабилитации Царственных Страстотерпцев в суд — Канцелярия Е.И.В.) также не последовали бы, поступив совсем иначе».
Целью Закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий» является «реабилитация всех жертв политических репрессий, подвергнутых таковым на территории Российской Федерации с 25 октября (7 ноября) 1917 года, восстановление их в гражданских правах, устранение иных последствий произвола». Поэтому вопрос прокурора О.Т. Анкудинова «Так от чего же нужно освобождать (реабилитировать) несчастную Семью?» не закономерен. А следующий его вопрос «Не является ли умалением человеческого достоинства сама идея реабилитации заведомо для всех ни в чем не повинных людей?» просто абсурден, ибо обезсмысливает идею реабилитации жертв политических репрессий. Положительный ответ на указанный вопрос означал бы, что акты реабилитации миллионов безвинных жертв коммунистического террора умалили их человеческое достоинство, что в корне противоречило бы букве и духу Закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий», предназначение которого заключается в восстановлении в правах, а не в умалении человеческого достоинства.

А.Н. Закатов,
директор Канцелярии Е.И.В.


Г.Ю. Лукьянов,
адвокат Главы Российского
Императорского Дома

См. также

26.05.2006
907
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
1
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть


Добавьте в соц. сети:





Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru