‣ Меню 🔍 Разделы
Вход для подписчиков на электронную версию
Введите пароль:

Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.

Православный
интернет-магазин





Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

О церковнославянском языке

Статья Директора Канцелярии Российского Императорского Дома кандидата исторических наук Александра Закатова.

Статья Директора Канцелярии Российского Императорского Дома кандидата исторических наук Александра Закатова.

Об авторе. Александр Николаевич Закатов родился 19 июля 1972 года в Москве. Директор Канцелярии Главы Российского Императорского Дома Великой Княгини Марии Владимировны. Кандидат исторических наук, доцент. Преподаватель на кафедре истории, философии и социальных наук Московского государственного университета геодезии и картографии. Член Императорского Православного Палестинского Общества и действительный член Международной Славянской Академии наук, образования и культуры. Член Союза писателей России. Живет в Москве.

В церковной, а чаще в околоцерковной среде нередко слышатся призывы к постепенному отказу от церковнославянского языка. Причем подобные мнения высказываются или поддерживаются не только откровенными модернистами и последователями идеологии обновленческого раскола ХХ века, но иногда и людьми с достаточно традиционным православным мировоззрением.

Главным аргументом является тезис о «непонятности» церковно-славянского языка для большинства верующих, а тем более, для только начинающих приобщение к жизни Церкви. Далее следует утверждение, что церковнославянский язык препятствует воцерковлению и якобы мертвит молитву, превращая ее в произнесение архаичных слов, смысл которых не доходит до ума и сердца. А молиться, дескать, нужно на том языке, на котором человек думает и говорит.

В качестве образцов приводятся наиболее трудные для понимания фрагменты Священного Писания и Богослужения. Вот, например, цитата из Книги пророка Исаии: «Судяй кийждо ближнему, и брату помощи, и речет: превозможе муж древоделатель и ковачь бияй млатом, вкупе проковаяй: овогда убо речет: спаяние добро есть, утвердиша я гвоздьми, положат я, и не подвигнутся» (Ис. 41: 6-7).

«Попробуйте, - говорят сторонники перехода на современный язык, - перевести этот текст без словаря, не заглядывая в Синодальный перевод! Да это же какая-то абракадабра для современного человека…»

Что можно сказать в ответ?

Да, проблема понимания существует. Вообще трудности встречаются в любых языках. А в священных и торжественных текстах сам строй речи бывает непривычен, и это препятствует мгновенному пониманию.

Но подобные тексты создаются для глубинного осмысления, поэтому и пишутся таким образом, чтобы их воспринимали не как sms или новости Авто-радио.

Да не упрекнут меня в пропаганде греха гортанобесия, но позволю себе такую аналогию: фастфуд можно проглотить для быстрого утоления голода, а изысканное блюдо следует распробовать и насладиться его вкусом, тщательно прожевав. Соответственно, блюда фастфуда и блюда «высокой кухни» готовятся по-разному, из различных ингредиентов, различного качества и содержания.

Если речь идет о пище духовной, то тем более следует различать утоление первичного духовного голода, с одной стороны, и приобщение к Божественной красоте, с другой.

Для первого нужны максимальная простота и краткость, употребление привычных повседневных образов, современность в подаче информации.

Для второго (а это, главным образом, Богослужение и келейная молитва) - изящество, возвышенность, одухотворенность, смысловая насыщенность и, не будем бояться этого слова, некоторая таинственность.

И первое не заменяет второго, и не может вытеснить одно другого.

Они всегда должны быть вместе, и каждое - на своем месте.

Нелепо и неплодотворно в наше время произносить проповеди для прихожан на церковнославянском языке. Но столь же нелепо приближать язык Богослужения к разговорной речи.

А если ввести нечто среднее («церковно-русский язык»), то это, скорее всего, окажется «ни Богу свечка, ни ч… кочерга». Для новоначальных такой язык все равно останется непонятным (они на нем не говорят и не думают), а для людей, уже погрузившихся в мир Церкви, он будет неполноценной подделкой.

Возвращаясь к тексту из Книги Пророка Исаии: этот фрагмент действительно непрост. Особенно на слух. Я честно постарался его перевести на современный язык без подсказки. Потом открыл Синодальный перевод, чтобы проверить себя. И убедился, что Синодальный перевод беднее передает смысл, чем церковно-славянский текст.

Итак, вчитаемся (смотри выше) в эти слова пророка Исаии (Ис. 41: 6-7).

Я понял для себя смысл этих стихов так: «Определяющий свое отношение к ближнему и желающий помочь брату скажет: плотник и кузнец достигнут успеха, действуя вместе: и тогда скажет: соединение [результатов трудов каждого] хорошо, скрепили их гвоздями, положат их, и будут они прочными».

Несколько коряво, далеко не так ритмично, как по-церковно-славянски, но понятно и с практической, и с духовной точек зрения. Ясная аналогия для обоснования необходимости сотрудничества.

А вот что гласит Синодальный перевод (перевод нормальный, именно «церковно-русский» для своего времени): «Каждый помогает своему товарищу и говорит своему брату: "крепись!" Кузнец ободряет плавильщика, разглаживающий листы молотом - кующего на наковальне, говоря о спайке: "хороша"; и укрепляет гвоздями, чтобы было твердо» (Ис. 41: 6-7).

Неужели это лучше, чем на церковнославянском? И понятнее? И назидательнее? Или ближе к современному пониманию? Но пониманию чего - технологии производства «спайки»?

Церковнославянский текст требует усилий для понимания, но он закладывает в сознание нечто ценное (пусть и не мгновенно уловимое и выразимое).

«Церковно-русский» текст (в данном случае - в Синодальном изводе) эту задачу решает гораздо слабее.

И выше был приведен еще не самый трудный случай. Иногда мы встречаем искажения смысла, вплоть до противоположных утверждений.

Вот один из примеров. В Первом Послании св. Апостола Павла к Коринфянам по-церковнославянски читаем: «Раб ли призван был еси; да не нерадиши: но аще и можеши свободен быти, болше поработи себе» (1 Кор. 7:21).

Это точный перевод с греческого.

То есть: если ты порабощен, не гнушайся своего положения и трудись добросовестно, но и если освободишься, то чем больше у тебя свободы, тем больше ты должен добровольно ограничивать сам себя.

Что же мы читаем в Синодальном переводе? «Рабом ли ты призван, не смущайся; но если и можешь сделаться свободным, то лучшим воспользуйся».

Церковнославянский текст отражает христианское понимание жизни.

«Церковно-русский» текст выглядит как социально-политическая инструкция, причем с конечным выводом, фактически не совпадающим с истинным смыслом фразы.

* * *

Много копий сломано в полемике об отношении христиан к власти - «всякая» ли власть «от Бога»; это ли утверждает Апостол Павел в Послании к Римлянам? И здесь опять церковнославянский текст ясен и соответствует всему тому, что сказано в Священном Писании о власти. А Синодальный перевод создает идеологическую почву для сервилизма, оправдывая порой чрезмерное соглашательство с любыми политическими требованиями.

Церковнославянский перевод, наиболее близкий к греческому подлиннику, доносит до нас истинный смысл слов Апостола Павла: «Несть бо власть аще не от Бога» (Рим. 13:1). А в Синодальном переводе фраза звучит так: «Ибо нет власти [которая] не от Бога»

Однако славянское слово «аще» означает не «которая», а «если». Сравните с греческим оригиналом, а также с латинским переводом Библии (Вульгата): «Omnis anima potestatibus subjecta esto, non enim est potestas nisi a Deo» (Romanos, 13:1); со староанглийским переводом (Библия Короля Иакова): «Let every soul be subject to the governing authorities. For there is no authority except from God» (Romans, 13:1). Во всех переводах соответствующее словосочетание означает «если не», а вовсе не «которая».

Апостол Павел предписывает повиноваться «властем предержащим», то есть имеющим высшую власть от Бога. Власть же не предержащая, власть, не основывающаяся на Богоучрежденном порядке, - ложное подобие власти, высшим проявлением которой в конце истории человечества станет временное торжество антихриста, которому христианам отнюдь не положено повиноваться.

* * *

Замена церковнославянского языка на что-то новое в Богослужении - неверный и крайне опасный путь. Не потому, что церковнославянский язык «Божественный», «сакральный по сути» и т.п. Эти утверждения по меньшей мере спорны. Но церковнославянский язык ОБЪЕКТИВНО богаче, насыщеннее, и дает гораздо больше возможностей выразить смыслы Божественного откровения. Именно потому, что на нем не говорят и не думают в повседневной жизни, а применяют для разговора с Богом и для выражения самых дорогих и важных мыслей и чувств. Это не минус, а несомненный плюс церковнославянского языка. Усвоение его для носителей русского языка точно не труднее, а существенно легче, чем изучение иностранных языков, так как большинство корней являются общими с корнями современных слов.

О пересчете дат Российской истории

Мнение, что, якобы, для каждого века нужно пересчитывать дату в соответствии с разницей между юлианским и григорианским календарями, имевшей место в момент события - это распространенное заблуждение, навязываемое для того, чтобы разорвать связь исторических событий с церковными праздниками и в значительной степени уничтожить их духовно-культурное осмысление.


Фрагмент памятника «Тысячелетие России», Великий Новгород.

До 1918 года юлианский календарь был в России ОСНОВНЫМ, и он, в соответствии с научным принципом историзма, должен оставаться ОСНОВНЫМ при пересчете всех дат до этого года.

Например, годовщину Куликовской битвы следует отмечать в праздник Рождества Пресвятой Богородицы 8/21 сентября, а не 16 сентября; день рождения Императора Петра Великого - 30 мая/12 июня, в праздник св. Исаакия Далматского, а не 9 июня; годовщину Бородинского сражения - 26 августа/8 сентября, в праздник Сретения Владимирской иконы Божией Матери, а не 7 сентября; день рождения св. Императора Николая II Страстотерпца - 6/19 мая, в день памяти св. Иова Многострадального, а не 18 мая и т.д.

В противном случае ради мнимой и условной «календарной точности» приносится в жертву безценный духовно-культурный пласт, уничтожается осмысленное восприятие огромного количества исторических связей. Например, при пересчете дат «на каждый век» утрачивается понимание религиозных ощущений, испытываемых воинами, отдававшими жизни за Родину в Куликовскую и Бородинскую битвы именно в Богородичные праздники; смысла сооружения в Санкт-Петербурге одного из главных соборов России именно в честь св. Исаакия Далматского; важных составляющих мировоззрения св. Императора Николая II, придававшего значение тому, что родился в праздник св. Иова Многострадального.

В XX-XXI вв. разница между юлианским и григорианским календарем составляет 13 дней, независимо от того, в каком веке произошло событие.

Это в Российской Федерации закреплено, в том числе, законодательно Федеральным законом от 13 марта 1995 г. № 32-ФЗ «О днях воинской славы и памятных датах России».

Все исторические даты до 1918 года в этом Законе указаны правильно по григорианскому календарю, с разницей в 13 дней по отношению к юлианскому календарю, независимо от века.

49
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Содержание:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Православный
интернет-магазин



Подписка на рассылку:



Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:
Пожертвование на портал Православной газеты "Благовест":

Вы можете пожертвовать:

Другую сумму


Яндекс.Метрика © 1999—2024 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru