‣ Меню 🔍 Разделы
Вход для подписчиков на электронную версию
Введите пароль:

Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.

Православный
интернет-магазин





Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Господь укрепляет тех, кто себя не жалеет

Интервью с новой настоятельницей самарского Иверского женского монастыря игуменией Любовью.

Интервью с новой настоятельницей самарского Иверского женского монастыря игуменией Любовью.


Настоятельница самарского Иверского женского монастыря игумения Любовь (Чусова).

24 августа 2023 года под председательством Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла состоялось очередное заседание Священного Синода Русской Православной Церкви. Священный Синод постановил: В связи с прошением Преосвященного Митрополита Самарского и Новокуйбышевского Сергия назначить монахиню Любовь (Чусову) на должность игумении Иверского женского монастыря города Самары.

- Дорогая матушка, прежде всего позвольте поздравить Вас с этим высоким назначением. Для Вас оно стало неожиданностью?

- Одно могу сказать: я этого не искала, - ответила игумения Любовь.

- Вы присутствовали на этом заседании Священного Синода?

- Нет. Меня вызвал на собеседование председатель Синодального отдела по монастырям и монашеству Митрополит Феогност, и после собеседования нужно было проходить стажировку в Дивеево. Две недели я проходила стажировку под чутким руководством дивеевской игумении, матушки Сергии. Что меня поразило - они очень похожи с приснопоминаемой нашей матушкой схиигуменией Иоанной - то же материнское тепло и забота. Конечно, не только ко мне, но и ко всем сестрам. Вот кто я - и кто матушка Сергия! Но: она идет - и я рядом. Долгая служба, матушка облокачивается на аналой и показывает мне на другую сторону аналоя: «Матушка, облокотись, тяжело стоять». Свечку выносят игумении - она: «И матушке!» Удивительная любовь и внимание. Очень много дала мне матушка Сергия за эти две недели. И самое главное, что я почерпнула для себя: и наша почившая матушка Иоанна, и матушка Сергия - они себя не жалели. Возраст, болезни… - а они себя не жалели.

На Преполовение Пасхи насельницы Дивеевского монастыря всегда идут Крестным ходом вокруг всего села. Это двенадцать километров. Матушка Сергия была больна, два дня держалась высокая температура. А в среду праздник Георгия Победоносца, мы отстояли Литургию и после службы пошли Крестным ходом. Причем в этом году Крестный ход обошел не только Дивеево, но еще и набережную захватили, то есть путь еще увеличился, и на источнике молебен отслужили. И матушка игумения, задыхаясь, шла вместе со всеми. В девять, после ранней Литургии, мы вышли, в два часа закончился Крестный ход. Пошли на обед, и я спрашиваю: «Ну сегодня уже по Канавке не пойдем?» Матушка ответила: «Пойдем». И ведь пошла.

Матушка Сергия бывает на всех службах. Утреннее и вечернее правила, Литургия, правило монашеское в 4 часа она сама читает. Когда она всё успевает? У меня так не получается, времени не хватает, а у нее-то монастырь какой!

Такой вот дух, себя не жалеет ради Христа. Больная, не больная… А матушка Иоанна? После больницы, с температурой, чуть живая, после операции - я видела, в каком состоянии она была в больнице, когда мы ее навещали, и думала: ну, матушка нескоро теперь сможет приходить на службу. Ее выписывают, и вот суббота, всенощная - и ее просто под руки ведут в храм! Ну куда, ну зачем?! А в воскресенье она уже сама пришла. И Господь помогает матушкам - за то, что они себя не жалеют. Помогает и укрепляет.

Ну а сейчас Господь так устраивает, что у меня нет даже времени себя пожалеть, хоть я люблю это делать. У нас по благословению Митрополита Сергия сейчас и скит благоукрашается, в прошлом году было много отремонтировано. Уже 26 лет там существует воскресная школа, а сейчас Владыка строит там детский епархиальный центр. В прошлом году отремонтирован сестринский корпус. И стройка там не прекращается.

- Вы ведь уже много лет в монастыре. А как получилось, что именно сюда пришли?

- В 96-м году я работала в школе - преподавала русский язык и литературу - и ходила в храм. В те годы в храме были одни бабушки. Я была одна молоденькая, и бабушки меня, конечно, очень любили. Всегда радовались, когда встречали в храме. В Саратовской области, где я жила, поблизости не было монастыря, был - в Саратове, далеко, и наши прихожанки-бабулечки ездили по разным монастырям. Часто ездили в Псково-Печерский монастырь, там сильные духовники.

Великим постом 96-го наши паломницы решили съездить в Самарский Иверский женский монастырь. Предложили и мне поехать с ними, я с радостью приняла это: очень хотелось посмотреть монастырь, помолиться в нем. Вот начнутся каникулы, и поедем. Бабулечки обещали меня дождаться. Но когда я в следующий раз пришла на службу, ко мне подходит Клавдия Филипповна и говорит: «Они уже уехали, потому что хотели на первой седмице Поста помолиться в монастыре. Но ты не переживай. Если хочешь, я поеду с тобой» - «Конечно, хочу!»

Мне было двадцать два года, ей семьдесят восемь. Она говорила: «Нам с тобой вместе сто лет». Клавдия Филипповна почила как монахиня Василисса. У нее отдельная история… Они втроем, три женщины, нашли место, где близ города Пугачева был монастырь, и с Божией помощью восстановили его. Поднимали людей, организовывали, реставрировали храм, корпус сестринский, а окормлялись они у нашей самарской матушки игумении Иоанны. Со всеми вопросами приезжали к матушке, а вопросов было много. Потом уже саратовский Владыка назначил игумению, матушку Севастиану, а матушка Севастиана считала себя духовной дочерью матушки Иоанны. Они были одного возраста, в один год и даже один месяц родились. И почили тоже с разницей в три недели… Такая вот просто удивительная связь.


Митрополит Сергий совершает чин поставления матушки Любови во игумении. 30 августа 2023 года.

…Приехали мы с Клавдией Филипповной в Самару - помолиться, посмотреть, что такое монастырь. Я ехала с такой мыслью, что в монастырь приходят, если несчастная любовь или родители умерли, жить негде. Такие фильмы тогда были, закладывали в нас такое представление о монашестве, что это нечто вынужденное, подневольное, от безысходности. А на территории монастыря первой, кто нам встретился, была девочка шестнадцати лет, Олечка. И так получилось, что нас с ней вместе определили на послушание. Я с ней разговорилась. Оказывается, у Оли есть где жить и родители живы. Всё у нее хорошо. И тогда у меня внутри был вопрос: а почему же она тогда сюда пришла?

И вот с одной паломницей мы были на послушании (она потом тоже монахиней стала), вместе мыли посуду, и она так пристально за мной наблюдала. Спрашивала: «Ты что-нибудь чувствуешь?» Я плечами пожимала: да нет, ничего не чувствую. «А что я должна чувствовать?» - «Ниче, ниче…» - улыбается. На следующий день мы опять вместе на послушании, и опять тот же вопрос и тот же ответ: ничего не чувствую. И вот мы прожили пять дней, нужно уезжать… - и тут я почувствовала! Почувствовала, что не могу отсюда уезжать!

Побежала к иконе Матери Божией. Плачу, плачу, слез не могу остановить… И вдруг смотрю на Матерь Божию, а Она улыбается! Потом я с одной сестрой разговаривала, она говорит: «А ты знаешь, что Матерь Божия со Своей иконы иногда улыбается?» - «Да, - говорю, - я это видела. Думала, что это у меня что-то со зрением».

Подбегаю к матушке игумении Иоанне, говорю: «Матушка, я так не хочу от вас уезжать!» - «Ну и оставайся с нами». Но мне же нужно было школьников четвертую четверть доучить. Матушка говорит: «Не переживай, приедешь через полтора месяца».

Какой там полтора месяца! Я еле-еле дожидалась пятницы, садилась в поезд и всю ночь ехала, субботу-воскресенье я была здесь, в воскресенье ночью опять поезд - и на работу. Так и прошли эти полтора месяца. Закончили четвертую четверть, и 1 июня я приехала уже окончательно в монастырь.

Сначала мое послушание было в церкви, и я очень благодарна за это матушке. Потому что церковные службы каждый день, утро-вечер, это очень важно - укрепляешься духом. Но это было непросто… Сейчас уже и здоровье не то, и настрой другой, наверное. Утром подъем в полпятого, открываешь храм и целый день ты в нем после службы убираешься, моешь-чистишь. Храм мы мыли вместе с матушкой Гавриилой, и мое послушание было еще мыть весь первый этаж трапезного храма, туалет - это всё было мое. К четырем часам уборка заканчивается и начинается вечерняя служба. И после нее нужно было помочь картошку почистить. А с 10 до 12 ночи я всё лето, три месяца, еще и Псалтирь читала. Три часа на сон - весь мой отдых. Помню, как я стояла на полунощнице и просыпалась от того, что падаю.

- Плоть немощна, дух же бодр…

- Ну а в декабре 96-го года матушка меня назначила на послушание секретаря обители. И вот это послушание я несла до 1 февраля 2023 года. До назначения меня настоятельницей. Все эти годы я была рядом с матушкой Иоанной, каждое утро начиналось с того, что я шла и получала благословение игумении, мы обсуждали все наши рабочие вопросы. И, конечно, этот опыт общения с матушкой несравним ни с чем. Матушка - вы сами знаете, это целая эпоха. Это тот человек, который здесь всё устроил. Весь строй монастырской жизни. Всё!

- Говорят, есть игумении молитвенницы, а есть строительницы. А в матушке Иоанне гармонично совмещалось одно с другим.

- Матушка когда сюда приехала, плакала, переживала: жила ведь в Золотоноше, где монастырь был в лесу, электричества не было, зато они жили в тиши своим таким миром. А тут - город-миллионник, областной центр, и монастырь почти с нуля надо было восстанавливать. Но благодаря тому, что матушка была молитвенница, ей всё и удавалось. Матерь Божия никогда не оставляла, и люди находились, готовые помочь. И матушка очень многое нам дала своим примером. Я вспоминаю, как вот папа: он воспитывал своим примером. Никогда не учил: дочка, вот так делай, а вот так нельзя. Какие мудрые были родители.

- Они были верующие?

- Мы стали воцерковляться уже в 90-х годах. Бабушка учила меня молиться - «Отче наш», «Богородицу» я знала, «Живый в помощи» учила. И я училась… - по-детски, насколько мог усвоить ребенок. В церковь заходила, свечки ставила. Но вот осознанно стали воцерковляться уже в 90-х годах. Промысл Божий о каждом человеке удивительный.

- Были в Вашей жизни встречи с людьми высокого духа...

- Да - и батюшки, и матушки блаженные. Ты приходишь к ним, вся взъерошенная, в душе суета и пустота, смотришь: такая любовь и умиротворение… - и становится стыдно за свое внутреннее состояние. Если они и обличали, то делали это не как мы, а с большой любовью. Когда ты видишь эту любовь, ты понимаешь, что как Господь нас любит - несмотря ни на что, - так любят и они. Матушка, как и мой папа, тоже не говорила: так делай, а так не делай. Она показывала своим примером. И если видела, что это я сейчас не пойму и не приму, она молилась. До меня уже потом стало доходить, что матушка молилась о том, чтобы я поняла.

Не так просто было отходить от мирских представлений. В 96-м году нам передали под скит трудовой лагерь заброшенный. Стены в полкирпича. Без окон, без дверей. И нужно было всё это восстановить. Но в первую очередь, как матушка говорила, - сестры пришли не в колхоз. Нужно поставить храм. Но это же - 90-е годы. Нам кушать нечего было, денег нет. Я недоумеваю: как матушка храм собирается строить?! Она говорит: «С Божией помощью». Думаю: «Как с Божией помощью? Денег-то нет!» - «Матерь Божия поможет». Ну как же Она поможет, если денег нет!

Но однажды было мне такое вразумление. Женщина озирается по сторонам и спрашивает меня: «А здесь строится какой-нибудь храм?» - «Строится на скиту». И она рассказывает: «У меня дочь очень сильно болела, и я всё время молилась Царице Небесной, просила помочь. И вот на грани ночи и утра непонятное состояние - сон? явь? Я лежу в постели, и вдруг разверзается потолок, и Матерь Божия на облаке спускается ко мне. Неимоверной красоты! Обращается ко мне по имени: «Валентина, я знаю, тебе очень тяжело, но ты сколько сможешь денег собери и отнеси в Иверский монастырь. Там строится храм». Когда я это услышала, у меня мурашки по всему телу. Мне надо было услышать этот рассказ для моего вразумления. Что Матерь Божия, а не мы, Она Сама строит храм, заботится о обители. Теперь вот стоит на скиту красавец двухэтажный храм. А ведь было просто нереально в 90-е годы построить такой храм.

И столько было подобных ситуаций - казалось бы, безвыходных. В одну дверь стучимся, в другую, третью… - везде отказ. И вот уже когда доходишь до такого состояния, что просто вопишь: Господи, помоги! - приходит игумения в очередную инстанцию, а там наш прихожанин. И: «Ой, матушка! Какой у вас вопрос?» - «Да вот такая неразрешенная ситуация…» - «Давайте, поможем!» И всё раз, раз - и решается. Матушка говорила мне: «Вот запомни: не имей сто рублей, а имей сто друзей». И сколько раз мы на себе правоту этой пословицы испытали и продолжаем испытывать. Матерь Божия никогда нас не оставляет.

- Ну а вот сейчас строительство внутри монастыря, в этом комплексе, уже закончено?

- Нет, мы сейчас заканчиваем строительство хозяйственного корпуса. Проектируем строительство гимназии для девочек на территории Иверского монастыря. Сейчас они занимаются в этом корпусе, а тогда у них будет свой городок.

- Давайте поговорим об Иверской гимназии. Как получилось, что она появилась в монастыре.

- Немножечко предыстории. Я с детства мечтала стать учителем. Сейчас самой смешно: десятилетний ребенок выписывал «Учительскую газету», «Русский язык в школе» - то есть те газеты, которые выписывали учителя. Покупала методические книги, которые можно было купить. Готовилась быть учителем. Уговорила директора создать в нашей школе педагогический кружок, и мы проводили уроки у младших классов, учителя доверяли нам проверять тетради. Стать учителем - это была мечта и цель моей жизни. И когда я уходила в монастырь, самым сложным было с учениками расстаться, очень тяжело было. Уже будучи в монастыре, в паломничестве я подошла к батюшке в Гефсиманском скиту Троице-Сергиевой Лавры и поделилась этой своей печалью. А он утешил: «Не переживай! Сейчас во многих монастырях открываются воскресные школы…»

И прошло 27 лет. Владыка 25 февраля, на праздник Иверской иконы Божией Матери, благословил нас на создание женской гимназии. С радостью восприняли мы это благословение Владыки. Есть в селе Акатово Клинского района Московской области Александровская Православная гимназия для девочек при Свято-Троицком Александро-Невском ставропигиальном женском монастыре. Мы поехали туда посмотреть их опыт, чтобы решить, с чего начать. Мы ездили к отцу Димитрию Лескину в Тольятти, где уже много лет существует классическая гимназия. Ходили в Серафимовскую гимназию в Самаре, в «Благое отрочество» на Мехзаводе. И что-то для себя мы там брали, начало складываться представление о том, что мы хотим.

Господь стал посылать людей - у нас год назад как раз была создана воскресная школа, она называлась «Иверский берег», в ней были преподаватели замечательные. Учившиеся у нашего преподавателя по изобразительному искусству девочки участвовали в различных художественных конкурсах и выставках, занимали призовые места. Было 17 грамот за первые, вторые и третьи места. И даже на международной выставке, проходившей в Самаре, наша девочка получила гран-при.


1 сентября 2023 года. Митрополит Самарский и Новокуйбышевский Сергий и игумения Любовь (Чусова) на открытии Иверской гимназии.

Мы позвали в гимназию учителей, которые преподавали у нас в воскресной школе, и как-то Матерь Божия стала приводить людей, которые горели одним духом, желанием создать Иверскую гимназию. Матерь Божия Сама ее покровительница, Она здесь хозяйка.

И девочек-учениц тоже Пресвятая Богородица привела сюда каждую своим путем. Одна семья военного только-только переехала в Самару, и вот они идут по набережной, и пятилетняя девочка убежала вперед, подбегает к вратам монастыря - и останавливается. Родители с еще одной, семилетней дочкой, подходят: о, монастырь! Заходят - и здесь увидели объявление о том, что у нас открывается гимназия. Таким чудесным образом люди еще мало знакомые с Самарой пришли к нам, теперь их старшая дочурка учится в гимназии. И до сих пор - уже учебный год начался, - нам звонят: «В монастыре открылась гимназия? Мы только что узнали…»

- «Благовест» читать надо! Мы же давали объявление. Итак, у вас пока первый класс?

- Первый. Мы тоже учимся вместе со своими девочками, для нас это внове. Педагоги все очень грамотные, с большим опытом работы за плечами. Самое главное, они любят детей, и дети и родители это чувствуют. Родители говорят: «Мы счастливы, что наши дети учатся здесь». У нас двенадцать учениц…

- Апостольское число! Ну, даст Бог, будет и семьдесят, и больше.

- Со временем - будет воля Божия, и в гимназии всё будет.

- Директор гимназии - матушка, Вы?

- Да…

- Есть такое желание - прийти и самой провести урок?

- Конечно, есть. Но на мне пока больше административных вопросов. Времени с февраля прошло не так много, еще не всё у нас до конца так, как мы это видим, сделано. Ждем вот интерактивную доску… Не всё нужное еще закуплено, и денег на это не хватает. Но потихонечку всё делаем и будем делать.

- А с чего начался ваш первый учебный год?

- С паломничества. Мы с преподавателями решили поехать в воскресенье в Ташлу, чтобы помолиться у чудотворной иконы перед началом учебного года, благословиться у Матери Божией. К нам присоединились и девочки с семьями, кто пожелал. И, конечно, приехали под большим впечатлением - и взрослые, и дети.

- Когда начинаешь новое дело, так нужно, чтобы было на кого опереться.

- Если бы таких людей не было, так ничего бы и не было. Педагоги - одно целое, единая семья. Когда у нас одно желание, один дух - это просто окрыляет. И помогает в работе. В гимназии есть духовник, Владыка благословил - отец Александр Мищенко.

- Из Новокуйбышевска?

- Да. Утро в гимназии начинается с молитвы. Батюшка каждое утро приезжает, благословляет, беседует с детками. Мы планируем, что будут беседы и с родителями. Есть планы, мечты, и мы надеемся с Божией помощью всё это в жизнь претворить.

А как деятельно помогает нам Митрополит Сергий! Для нашего Владыки Сергия вообще нет мелочей. Он во всё вникает со всем вниманием. Вот мы сделали рекламный плакат - казалось, всё в нем отразили. Владыка одним взглядом посмотрел - и четко сказал: «Вот это и это убрать, а это добавить. А потом еще раз принесете мне». И всё направление - в монастыре, в гимназии - задает Владыка. Видно, как дорога ему обитель. Он смотрит далеко вперед и предусматривает те ситуации, которые ты даже не можешь предугадать. А Владыка видит их заранее - вот что значит Архипастырь, благодать Божия на нем, ну еще и сам Владыка у нас такой. Матушке старец говорил: «Берегите своего Владыку, таких архиереев очень мало». Он по-отечески относится к сестрам. А как Владыка любит детей! Когда открывалась гимназия, Владыка весь светился от радости. Сам отслужил для наших девочек молебен полным чином. Каждую благословил, окропил святой водой, каждой подарочек вручил. И о том, какие подарочки должны быть, тоже позаботился. Какая иконочка, какая книжечка - принесите, покажите. Каждую книжечку подписал девочкам в благословение. Ну вот всё - до мельчайших мелочей. Пока шел ремонт, Владыка каждый день интересовался: «Матушка, как там в гимназии? Что там?» Сам приезжал, смотрел. Владыка - ну вот отец наш.

- Первые дни Вашего игуменства были трудными? Или «были» - не то слово?

- Вот когда я только пришла в монастырь в 96-м, папа приехал навестить. Матушка Иоанна - она очень внимательная была - подошла к папе, благословила его и говорит: «Вы знаете, как Господь сказал: «Иго Мое благо, и бремя Мое легко» (Мф. 11:30).

Казалось бы, как так, разве бремя - бремя же! - может легким быть? Как может быть иго - благим? А вот у Господа так. И эти слова я запомнила на всю жизнь. Они были сказаны для папы моего, но и для меня тоже.

- Матушка, Вы всю жизнь живете с именем Любовь, или когда-то оно было другим?

- Это имя я получила в иноческом постриге в 97-м году. А в марте этого года был мой монашеский постриг, и Владыка оставил мне это имя. Ну а в миру… - я уже и забыла прежнее имя. И когда в каких-то светских организациях ко мне обращаются по имени-отчеству, невольная мысль: с кем это они говорят?

- Родители Ваши живы?

- Мама жива, а папа упокоился.

- И какая благодать, что в монастыре о них каждый день идет молитва.

- Знаете, когда человек приходит в монастырь, поначалу - да и потом время от времени, бывает, приходят помыслы о том, чтобы уйти. Помню, я год прожила в монастыре, и эти помыслы начали одолевать: может, это вообще не мое. Молча переживала, боролась с помыслами. А матушка всегда прозревала такие наши искусительные помыслы. И рассказала мне про одну сестру в Золотоноше. Та решила уйти из обители, ничего никому не сказав. Только ночь переночует, а когда утром сестры уйдут в храм, возьмет свою сумку и уедет. И вдруг ей ночью снятся родители. Плачут, со слезами стоят перед ней на коленях и говорят: «Дочка! Ради того, что каждый день за нас молятся на Литургии, терпи всё!» Она проснулась в горючих слезах. Прибежала в храм и рассказала обо всём. Вот насколько велика эта милость, что нас и наших сродников здесь поминают. Терпи всё - только ради этого. Потому что самое главное - Литургия. «Хлеб Небесный» - названы проповеди Святителя Серафима (Звездинского) о Божественной литургии. И мне нравится, как Святитель Николай Сербский очень доступно объясняет, что такое Литургия. В ней всё. Не будет Литургии - не будет жизни.

- Дай Бог, матушка, чтобы у вас в монастыре было - как одна читательница нам всегда желает: «Пусть будет всё у вас по воле Божией и по великой милости Его!»

- Самое главное, чтобы всё было по воле Божией, не по человеческой. Потому что если по Божией воле, то всё перенесешь, всё выдержишь. Главное - Божью волю исполнять, а не свои какие-то хотения. Сохранить обитель в таком виде, как матушка ее оставила. Сохранить традиции - молитвенные, церковные.

- Слава Богу, что с Вами те монахини, что давно уже в монастыре, они Вам помощь и опора, и вы вместе во всех делах.

- Мы вместе столько лет! Вся осознанная моя жизнь здесь прошла. И просто даже не представляешь себе иной какой-то жизни, другой обители. Это наш дом. И в то же время это Дом Матери Божией. Помню, в 90-х годах одна матушка посылает меня на послушание - окна мыть. «Матушка, как мне их мыть?» - «Как дома. - Помолчала и сама себе возразила: - Нет-нет, не как дома. Лучше. Здесь Дом Матери Божией!»

- Матушка, есть ведь у Вас еще один великий и очень отзывчивый помощник…

- Святой праведный Александр Чагринский!.. Уже много раз писали - и в «Благовесте» тоже - о том, как по воле Божией произошло это чудо, что в нашем монастыре находятся его честные мощи. Как матушка Иоанна еще в юности прочитала о нем в шеститомнике «Отечественные подвижники благочестия», и именно его житие особенно поразило ее, матушка много лет молилась за его упокой.

И уже в Самаре, прожив год в монастыре, она разговорилась об отце Александре с тогда духовником обители иеромонахом Софронием, ныне он Епископ Кинельский и Безенчукский. Батюшка говорит: «А я знаю, где его могила». - «Батюшка, поедем туда!» - «Матушка, это в поле, там такие сугробы - не пройти и не проехать». - «Не пройдем, так проползем!» И в самом деле, по сугробам в человеческий рост они ползли к могилочке батюшки Александра.

На месте упокоения старца монастыря тогда уже давно не было, всё было разрушено. И в конце 90-х Владыка благословил обрести мощи отца Александра и определил им быть в нашем монастыре. И у нас появилась своя святыня.

Стали готовить материалы к прославлению и выяснили, что родственники отца Александра, служившего в Балаково, в тридцатые годы, опасаясь репрессий, переехали в Москву. Мы вышли на Николая Николаевича Юнгерова, правнука батюшки, и он нас с радостью принял. Но - там же были разные ветви - часть родственников тепло откликнулись, мы с ними общались, другие как-то остерегались, потому что очень глубоко был страх из не так еще давно прошедшего времени, а третьи просто категорически отказались с нами общаться - тоже из-за этого страха. Но удивительно, как ведет, как вымаливает свой род батюшка Александр! Уже на прославление батюшки приезжали не только те потомки, которые сразу откликнулись, но и те, кто поначалу сомневались, не лучше ли поостеречься. В одной из этих семей сын некрещеный был. И вот Промысл Божий! Этот некрещеный юноша познакомился с верующей девушкой, она в церковном хоре пела, бабушка привела ее к вере. И под влиянием любимой девушки он окрестился, они повенчались.

Родился малыш, и как-то в разговоре о Боге этот молодой человек вспоминает, что у него ведь есть родственник - прославленный святой! Жена так и загорелась: «Где это? Я хочу поехать к нему, помолиться!» Взяли билеты на самолет и прилетели в Самару с новорожденным ребенком. Пришли в монастырь. Я спрашиваю: «Как зовут сыночка?» - «Сашенька». - «А сколько ему?» - «Да вот вчера исполнилось пять месяцев». - «Так он родился 4 января?!» Мальчик родился как раз в день памяти своего предка, святого праведного Александра Чагринского - и, не зная об этом, ребенка назвали его дорогим именем.

И тоже несколько лет назад была история. Из Москвы приехал потомок как раз из той ветви, в которой особенно боялись с нами общаться. Приезжает и рассказывает. У него саркома колена в самой запущенной стадии. И он во сне видит батюшку (а он уже знал о том, что отец Александр святой). И батюшка ему говорит: «Поезжай в Самару, поклонись моим мощам и большому Кресту».

Про мощи Саша (его тоже Александром зовут) понял, про Крест - не понял. И они приезжают Великим постом на Крестопоклонную в субботу, когда в храм для поклонения выносят Крест. Люди были до этого далекие от Бога, а благодать их так коснулась, что они не хотели уезжать, и уже для себя решили, что снимут какое-то жилье и будут жить здесь.

И когда Саша вернулся в Москву и пришел в больницу на очередную диагностику, врачи не обнаружили на его колене и следа от саркомы. Смотрели на него, на снимок. Послали повторно на снимок: ничего! «Что вы делали?» - «Поклонился мощам батюшки и большому Кресту…»

Дивный батюшка Александр! И настолько он нам близок, исполняет наши прошения, с какими обращаемся к нему. Это, конечно, милость Божия, что такая святыня - мощи батюшки Александра пребывают в нашем монастыре!

…Когда вспоминаешь прожитые в обители годы, то понимаешь, что рядом с тобой были святые. Непрославленные, тихие и незаметные, но - люди святой жизни! И только жалко, что сейчас их нет с нами рядом.

Конечно, духом они нас не покидают. Вот и протоиерей Стефан Вахрушев был старец, духовник нашей обители. Он очень любил нашу обитель, любил сестер, для каждой у него находилось слово поддержки.

И ныне здравствующий Епископ Софроний - всего 21 год был будущему Владыке, когда его назначили к нам духовником. Здесь ведь нужен очень опытный священник, проживший долгую жизнь, а Владыке - тогда иеромонаху - Господь дал такую мудрость, что матушка говорила: «Никогда отец Софроний меня не подвел своим советом». Сестры в возрасте приходили на исповедь к молодому батюшке, и он всегда находил слова поддержки и утешения, такой совет, что помогал настроить духовную жизнь.

Сейчас монастырь живет благодаря тому, что было заложено тогда, в трудные годы становления, 90-е годы. Заложено Владыкой Сергием, Владыкой Софронием, отцом Стефаном, матушкой игуменией Иоанной. И те наши матушки, которые отошли в мир иной, - пример для нас. Каждую сестру вспоминаешь - удивительные такие матушки!..

Ольга Ларькина.

932
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
15
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Содержание:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Православный
интернет-магазин



Подписка на рассылку:



Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:
Пожертвование на портал Православной газеты "Благовест":

Вы можете пожертвовать:

Другую сумму


Яндекс.Метрика © 1999—2024 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru