Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:


Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.






Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Личность

Нужно любить Церковь!

Окончание интервью с настоятелем Покровского монастыря в Чубовке игуменом Петром (Лукановым).

Интервью с настоятелем Покровского монастыря в Чубовке игуменом Петром (Лукановым).

27 декабря исполняется 50 лет настоятелю Покровского монастыря в Чубовке и восстановителю Покровско-Александровского Чагринского монастыря Кинельской епархии Самарской Митрополии игумену Петру (Луканову). В канун своего юбилея отец Петр встретился с редакцией газеты «Благовест» и ответил на наши вопросы. Начало интервью с отцом Петром читайте здесь.

Мечта монаха

- Когда я служил в Иверском монастыре, то начинал каждый день с молебна у мощей святого праведного Александра Чагринского. Ну и, конечно, постепенно проникся… Святой Александр стал мне как родной. Всё вот думал: как бы попасть на то место, где обрели его мощи, где он служил, где когда-то был Покровский Чагринский монастырь. Всё собирался поехать туда, посмотреть, может, храм там доведется построить. Но загруженность в Иверском монастыре была очень большая, и тогда у меня не получилось съездить. И только когда уже в Чубовке обустроил приход, в первый раз побывал на месте бывшего Чагринского монастыря. Но до этого было еще не близко…

- А после Иверского монастыря - прямиком в Чубовку?

- Нет, вышло поинтереснее. Нашел я в ту пору себе прекрасное место, Кольцово. Это такая пустынька в Самарской Луке, можно сказать, мечта монаха. Там небольшой храм, а рядом домик. Что еще нужно?! Пришел к Владыке за благословением, сказал, хочу создать в Кольцово монашеский скит. Показал те места на фотографиях, и Владыка меня понял, благословил. Игумения Иоанна, правда, обиделась, не хотела меня из Иверского монастыря отпускать. Но вскоре эта обида, конечно же, сошла на нет, и мы все равно дружим.

А для меня монашеская мечта вдруг стала реальностью… на полгода. Храм мы отремонтировали, покрасили. Первая служба была как раз на Покров. У меня всё как-то с Покровом связано. Занимался там огородом. Молился. Настоящая скитская жизнь началась, образовалась небольшая общинка. Нам корову пожертвовали, даже трактор, уже начал было огород поднимать. Грибы собирали, ягоды. Тишина кругом! Осенью и в весеннюю распутицу никто не доедет, дороги нет. Зимой тоже, ведь снег не чистят. Только летом и доберешься. Рядом четыре дома всего, да и те дачные, приезжают хозяева только на лето. Волгу не видно, но до нее километр всего. А название Кольцово в честь легендарного атамана Ивашки Кольцо, когда-то там у него стан был.

И кто-то мне позавидовал. Решил, наверное, что я «слишком хорошо устроился». Уж не знаю, кому я там вообще мог помешать. Не буду гипотезы строить. Но вызвали в епархию и сказали: хватит! «Рано тебе на покой».

За родником Божий храм

- Как все-таки Промысл Божий действует причудливо порой!

- Опять попросился в деревню. Вот тогда и прозвучало судьбоносное: Чубовка. Раньше об этом селе ничего не слыхал. Получил указ, приехал в Чубовку и не знаю, с чего начать. Жуть… Обычно приезжаешь, и хоть что-то да есть уже, или здание бывшего магазина, или земля под храм. И можешь с чего-то начинать, что-то делать. А тут - ничего. Ну, передали какой-то холодный сарай. В нем люди от дождя укрывались, когда автобуса ждали. Мышами пахнет, душно. Вот это да! И мысль стучится: надо отсюда бежать. Куда-то проситься, что-то другое искать… Заунывал было, но вот купили иконостас, появились у нас евхаристические сосуды. Как-то постепенно успокоился, начал служить. В вагончике таком служить не хотелось, значит, надо строить храм. Увидел за селом родник, а за ним на возвышенности прекрасное место для храма. И кладбище неподалеку. Как в песне: «За родником белый храм, кладбище старое…» Пошел в администрацию это место просить. Каким-то чудом именно тот бугор никто еще не приобрел, хотя там уже каждую кочку раскупили. Для храма Бог то место берег.

Служу в Чубовке двенадцать лет уже, приехал сюда в конце 2007 года. И сделано уже там немало. Благодаря монастырю о Чубовке сейчас многие знают. Сроднился я с этим селом. Когда-то убежать отсюда хотел, но уже давно успокоился. Село меня приняло. И люди, и монастырь, всё мне близко. Сейчас в нашем селе живет две тысячи человек.

В Чубовке первый храм был построен в 1769 году, он тоже был Покровский. В 1930 году храм закрыли, сделали в храме клуб, а потом совсем разобрали. Где раньше был храм, сейчас стоит сельский клуб. И там уже нет места для храма. Но в память о прежнем храме на старом фундаменте мы построили часовню.

Под Покровом Божией Матери

- Вы обмолвились, что у вас многое с праздником Покрова Божией Матери связано…

- Когда я из Большой Глушицы уезжал в семинарию поступать, мама меня благословила иконой Покрова Божией Матери. В семинарии эта икона всегда рядом с моей койкой на тумбочке стояла. Эта икона до сих пор со мной. Рукополагал меня Владыка Сергий в иеродьяконы, потом и в иеромонахи в Покровском кафедральном соборе Самары. В командировку направили в Волчанку, где тоже Покровский храм. Служил в Мирном в Покровской церкви. И вот сейчас тружусь в двух Покровских монастырях - Покровском монастыре в Чубовке и в Покровско-Александровском Чагринском монастыре (теперь ведь святой праведный Александр Чагринский прославлен в лике святых, и к названию монастыря добавилось его имя). Выходит, живу под Покровом.

- Расскажите о Покровском монастыре в Чубовке.

- Не собирался организовывать монастырь, просто служил на приходе. И вот когда была образована новая Кинельская епархия, Епископ Кинельский и Безенчукский Софроний благословил меня открыть монастырь. Я предлагал подождать немного, ведь многое для этого не готово у нас еще, но надо - значит, надо. И вот сейчас уже у нас настоящий монастырь. Построено два храма, причем в одном храме два престола, второй - на цокольном этаже. То есть, считай, уже три храма у нас. Монастырь открыли в день моего рождения, 27 декабря 2016 года. Я не знал об этом еще, и вот мне говорят: «Отец, посмотри решения Синода». Вечером посмотрел, да, образован Покровский монастырь в Чубовке и я назначен настоятелем. За эти три года многое удалось сделать. Был у нас уже задел крепкий, фундамент, на котором можно строить. Был сильный приход, многие к нам приезжали на службы. А в приходской гостинице жили подолгу страждущие, которых к нам привела беда - алкоголики, наркоманы. Мы старались с ними работать. Одно время даже был у нас реабилитационный центр.

И вот в монастыре мы уже два года служим каждый день, службы не сокращаются. Утром у нас полунощница. После полунощницы молебен, на молебне поминаем страждущих от пьянства, от наркомании. Нас три священника, я и два иеромонаха, отец Лазарь и отец Амвросий. Они наши постриженики, возрастали духовно вместе с нами. В монастыре два иеродиакона, отец Силуан и отец Никандр. Еще служит дьякон Александр Макаров, он женатый человек, живет с женой в Чубовке, там они и нашли друг друга. Мы с отцом Александром вместе учились в семинарии, потом он стал приезжать, помогал в алтаре, затем принял сан дьякона, и сейчас он клирик монастыря. Еще у нас подвизаются монах Серафим, он странник, с образованием, и инок Иаков. Вот такая монастырская община. И это не считая послушников и трудников. Из числа послушников, вероятно, в Великий пост кто-то еще будет пострижен в монахи.

- А вы почувствовали разницу между крепким приходом и монастырем?

- Конечно, почувствовал. Совсем другая жизнь стала. Ведь это постоянное Богослужение, раньше-то мы каждый день не служили Литургию. А сейчас сам ритм Богослужебный многое нам дает, он настолько всё собирает, сплачивает, всё устраивает. Сам я это хорошо почувствовал, когда стал настоятелем монастыря. Теперь совсем другое дело.

Как люди становятся монахами? Как приходят в монастырь? Нужно вначале полюбить храм. Полюбить Церковь! С Богослужением, с ее книгами, с ее Таинствами. Монахом может стать тот, кто захочет бывать в церкви не раз в неделю, а каждый день. Не может жить без церкви. Раз в неделю прийти в храм - это обычная приходская жизнь, это и для благочестивых мирян доступно. За неделю настолько устал, измотался, выдохся, и вот воскресенье. Пойду, хоть в воскресенье помолюсь на Богослужении, исповедуюсь в грехах, причащусь Святых Таин. У многих есть такая потребность хоть раз в неделю быть в церкви. А если не может человек ждать воскресенья? Не может без церкви ни дня... Только тогда и нужно идти в монастырь. Таких людей не много, но они есть.

- Много у вас духовных чад?

- Не веду статистику, но просто знаю всех своих. Много… Духовное чадо - это тот человек, который попадает в сердце и в синодик. Людей уже столько, что всех в памяти не удержишь, и синодик становится необходим. И вот открываешь синодик, читаешь имя и сразу вспоминаешь человека. Его проблемы, его жизнь, скорби, его ближних…

Иногда люди подходят и говорят: батюшка, возьмите меня в духовные чада. А порой так бывает, что и я их не знаю, и они меня толком не знают. Нельзя вот так вот формально, механически поступать. Мы вначале должны духовно сблизиться, а это происходит, когда мы встречаемся, когда вместе молимся на Богослужении, когда принимаю у них исповедь. Когда люди понимают, что я могу что-то им дать духовно. Советы мои, молитвы как-то устраивают их жизнь. И у нас какое-то сродство есть, связь духовная. Всё должно происходить естественно, в каком-то своем духовном порядке. А не то что «запишите в чада». Я чувствую, кто за меня молится. И люди чувствуют мои молитвы, чувствуют, что я их питаю духовно. Понимают: батюшка за них пред Богом предстоит.

Чагринская обитель

- Как вы решились взяться за возрождение Чагринского монастыря?

- В первый свой приезд туда увидел пустырь на святом месте. И все же вот чувствовался там монастырский дух. Особенное место!.. Решил, что хотя бы часовню надо восстановить. Между Чубовкой и Чагринским монастырем 130 километров, путь неблизкий. Но вот взял благословение у Владыки Софрония на восстановление разрушенного до основания монастыря и стал туда два раза в неделю ездить. Вскоре началось строительство. В 2017 году заложили фундамент, а сейчас уже в Чагринском монастыре по воскресным и праздничным дням в построенном заново Покровском храме идут службы. За службы там временно тоже наш монастырь отвечает. Мы и строим, мы и служим. Поеду вот завтра туда служить праздничную обедню (наш разговор проходил в канун Михайлова дня - А.Ж.). Уже знаю сестер, которые хотят в том монастыре подвизаться. Когда будет создана женская монастырская община, то дальше уж пусть они сами. На этом моя миссия у них завершится. Потому что невозможно долго так жить. А пока вот служу сразу на два монастыря.


Покровский мужской монастырь в Чубовке стал центром духовного притяжения для многих паломников.

В монастыре построена часовня на том месте, где был похоронен святой Александр Чагринский. И еще одна часовня возобновлена. В Покровском храме хранится рака со старым гробом и с фрагментами мощей святого Александра. Там же и часть оклада Евангелия, которая была найдена в гробу святого Александра Чагринского, и пузырек для елея, сохранившийся в его могиле. Там же в Покровском храме теперь хранится большая икона, которой закрывали мощи на раке святого. Все эти реликвии украшают Покровский Чагринский монастырь. Их нам передали из Самарского Иверского монастыря.

- Но ведь мало одного только желания возродить монастырь. К тому же монастырь находится на отшибе, там до ближайшего поселка не меньше километра. А такой большой стройке нужно серьезное финансирование.

- Просто мне очень хотелось восстановить Чагринскую обитель. А деньги… Сам не знаю, откуда что берется. Как в старом еврейском анекдоте. Приехала налоговая инспекция к Абраму Абрамовичу, спрашивают: «Вот откуда у вас такой достаток? Несколько домов, автомобили, личный самолет, яхта… Откуда всё это? Откуда берете деньги?» - «Из ящичка», - невозмутимо отвечает тот. - «А в ящичке деньги откуда берутся?» - «Жена кладет». - «А у жены откуда деньги берутся?» - «Я ей даю». - «Ну а у вас-то они откуда?» - «Из ящичка».

Этот ящичек - небесный!.. И когда нужно, Господь для нас этот ящичек приоткрывает. Был такой случай у меня в Мирном. Приехал туда служить, а на месте будущего храма только голые стены стоят. Стал думать, какой бы храм там построить. Нарисовали красивый эскиз будущей церкви. Повесил этот эскиз там на стену. А денег нет. Ходил с протянутой рукой по местным предприятиям, никто, конечно, ничего не дал. А эскиз висит себе и висит. И вот муж с женой из Москвы приехали. Они уроженцы Мирного, их родители там живут, а они в столице бизнесом занимаются. Пришли в строящийся храм, наш эскиз увидели. Он им понравился. «Это вот такой вот храм будет?» - «Да, такой». Улетели в Москву, супруга Елена говорит в самолете: «Андрей (он сейчас упокоился уже, Царствие ему Небесное!), давай храму поможем». Прилетели они в Москву, из своего ящичка денег взяли, снова в самолет - и к нам. Привезли десять тысяч долларов. Большие очень деньги. И дали на храм. Мы на эти деньги храм стали возводить, точно такой, что был на эскизе.

Вот кто-то говорит: «С неба деньги не упадут». Упадут!.. В прямом смысле слова причем. Тот ящичек находится в Божиих руках.

Так и с Чагринским монастырем было. Вначале на помощь пришел Иверский монастырь. Игумения Иоанна (Капитанцева) очень сердечно к этому начинанию отнеслась. Приезжала туда, интересовалась, во всё вникала. И для Богослужения нам много утвари и сосудов передала. А еще откликнулся замечательный человек, Сергей Львович Бранчевский. Он врач-офтальмолог, в Самаре многим известна «Глазная клиника Бранчевского». Мы познакомились с ним еще в Иверском монастыре, когда он приходил туда молиться. У него в семье случилась беда, умерла после тяжелой болезни дочка Настенька. Это несчастье не сломило Бранчевского. Он глубоко верующий человек и очень скромный, смиренный. Когда мы в Чубовке строили храм, он стал к нам приезжать на службы. Вместе с семьей приезжал, молился. Помог нам построить храм. Таких людей очень мало. Это люди слова, люди долга. Сколько лет уже служу, а таких благотворителей, как он, больше не встречал. Другие благотворители ордена и медали получили, о них все знают, а он действует совсем по другим настроениям и мотивам. Даже не знаю, есть ли у него хоть одна церковная награда. А столько ведь сделал хорошего! Вот и в строительстве Чагринского монастыря он нам помог.

- Раз уж заговорили о том самом «ящичке», не могу не спросить: на какой машине ездите? К этому в обществе, как вы, наверное, знаете, возник нездоровый какой-то интерес.

- «Лада Веста». Испытанная машина, наша вазовская. Не уступает многим иномаркам. На следующий год надо мне машину менять, стала сыпаться понемногу, сколько уже на ней наездил. И сразу стали мне со всех сторон советовать... «Тебе по статусу уже другая машина положена… Ты эту машину купи… такая-то иномарка лучше… а такая еще лучше…» Да зачем? Меня всё устраивает. Буду снова брать «Ладу Весту». Да и зачем людей раздражать. Как советует Апостол Павел: «Чтобы не дать повода ищущим повода» (2 Кор. 11, 12). Слышу то и дело в СМИ: вот, священники ездят на дорогих машинах. Да не так это на самом деле. Сколько знаю батюшек, у одного-двух, может, и правда есть дорогие машины, а остальные все на скромных машинах ездят. А то и совсем у них машин нет. На требы их прихожане возят.

…Чтобы уж закончить разговор о деньгах. Жил у меня в Чубовке монах Климент (Мопсиков), несколько лет назад он умер. Он был искусствоведом, талантливый и добрый был человек. Помогал мне в сборе средств на строительство храма. Проводил даже аукционы по продаже картин самарских художников в пользу нашей стройки. И вот он однажды рассказал притчу, не притчу, а скорее аллегорию вот такую. Крупная денежная купюра, ну, например, в пять тысяч рублей, и мятая сотенная - попадают на тот свет. Пять тысяч рублей новенькая, хрустящая банкнота. Видно, как бережно с ней обращались, в каких богатых кожаных кошельках она лежала. А сотня рублей - мятая, надорванная, скотчем подклеенная. И вот сотенную в рай отправляют, а пятитысячную в ад.

- Почему такая несправедливость? - кричит, возмущается крупная купюра. - Чем ты лучше меня?

- А я в церкви чаще бывала.

Будьте как дети

- В Библии юбилеем названы только две даты - 50 и 100 лет. Все остальное лишь круглые даты, особенно никак не выделенные. Так что пятидесятилетие - важный рубеж в жизни человека. Как вы к этой дате относитесь?

- Когда был маленьким, казалось, что 30 лет уже глубокая старость. А ведь это не так совсем. И сейчас, в пятьдесят, не чувствую тяжести лет. С одной стороны, страшно подумать: «О, мне уже полвека!..» А с другой стороны, счастлив, что нисколько не обременен этой датой. В Евангелии сказано: будьте как дети. И в пятьдесят, и в шестьдесят надо этому следовать. Отец Иоанн Букоткин и в семьдесят лет был как ребенок. С ним хорошо было, легко. Он веселился, радовался, как ребенок. Только в этом моем возрасте пятидесятилетнем начинаю хоть немного постигать, что значат эти слова евангельские: будьте как дети. Детство - это свобода от возраста. И мне так же хочется, как в детстве, поиграть в футбол. Просто времени нет, ну, может, уже и физическая форма не та, но все равно вот хочется погонять мяч.

Иногда, очень редко, мы даже и играем в футбол. Какие-то такие временные урывки находим…

Как в детстве, мне хочется вырваться на природу, побыть там в тишине. Мне хочется новых книжек. С удовольствием бы посмотрел те же сказки детские, которые в детстве смотрел по телеку. Я, выходит, нисколько не состарился. Детство - это время множества вопросов, поисков, исканий. Когда ребенок произносит вечное «почему?». И в моем возрасте у меня все еще очень много поисков, много вопросов.

У известного богослова протопресвитера Александра Шмемана есть глубокие слова о вечной детскости Бога. И он там рассуждает, что главное в детскости - целостность. «Это та таинственная способность, - пишет отец Александр Шмеман, - которая позволяет детям, и только детям, нераздельно, всем существом отдаваться как радости, так и горю, благодаря которой ребенок всегда весь целиком во всем, что он делает и к чему он относится. Вот упала у него из рук игрушка, и какое горе, как он плачет, как всё его существо надрывается безысходным горем. Но вот кто-то поднял и вернул ему эту игрушку, и он держит ее в своих маленьких ручонках, и вот он уже снова весь - радость, и залитое слезами лицо сияет такой полнотой жизни, так благодарно и светло, что всё кругом освещено этим светом и ликует этой радостью. Именно эту целостность теряем мы, уходя из детства. И взрослость - это торжество в нас раздвоенности, нецелостности, неспособности уже целиком, без остатка, отдаться ничему; это глубокий, всё разъедающий скепсис, это глубочайшее внутреннее недоверие и как их следствие - страх, отравляющий постепенно наше сознание. Посмотрите кругом себя, и вы убедитесь, что наша цивилизация как раз и построена на этом скепсисе, взаимном недоверии и страхе, имеет в своем сердце эту грустную взрослую раздвоенность».

Да, когда мы взрослеем, становимся сложными и перестаем радоваться. Но ведь сказано: «Если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное» (Мф. 18, 3). У ребенка вся природа оживает. Солнышко ему улыбается, с деревом можно поговорить. Со зверушкой можно быть другом… Вспоминаешь детство и видишь: весь мир был твой! И Бог был рядом. Вот такой простоте и цельности учит нас Господь!

- Святой Иоанн Кронштадтский писал, что Бог и в Своем абсолютном всемогуществе и всеведении - Простое Существо, молиться Ему надо в простоте сердца, с детской доверчивостью…

- Мы с братией недавно решили попеть детские песни. «Прекрасное далеко, не будь ко мне жестоко…» спели. Понравилось, кто-то даже прослезился. Поем дальше: «Облака - белогривые лошадки, // облака, что вы мчитесь без оглядки? // Не смотрите так, пожалуйста, свысока, // а по небу прокатите нас, облака». Или вот еще детская песня: «Умчи меня, олень, в свою страну оленью» И конечно же, с чувством спели мы всем известную песню из фильма «Дети капитана Гранта»: «А ну-ка песню нам пропой, веселый ветер!.. Моря и горы ты обшарил все на свете и все на свете песенки слыхал…» Да это же песня - о Духе Святом! О Его вездеприсутствии в мире!.. Это открытие нас так взволновало. Оказалось, все детские песни с евангельским смыслом, с христианским подтекстом, они все - о Царствии Божьем (да и как же еще понять слова про «страну оленью», про «прекрасное далеко», к которому надо идти «от чистого истока»?).

…А когда мы становимся взрослыми, у нас и песни становятся уже другими: «Напилася я пьяной, не дойду я до дому»

Монашеская песня

- Отец Петр, вы сказали, что вы счастливый человек. Да это и видно по вам. Тогда уж еще скажите, что такое счастье. И как его достичь.

- Счастье - это обрести свой дом. Счастлив человек - когда? Когда у него есть семья, когда у него есть любимая жена, есть дети. Он обрел свой дом, свою семью. Это и есть счастье. А монах счастлив, когда он обрел Бога. Я очень люблю Церковь. Это мой дом. Литургия, Евхаристия - это мой алтарь, это мой очаг. Там я согреваюсь, там я нахожу Бога. Я счастливый человек.

Не помню, когда меня уныние посещало… Ну, иногда бывает, что-то взгрустнешь, настроение плохое. Так надоест иногда и эта стройка, и заботы, проблемы, дела. Вот всю эту печаль враг на тебя насылает… Сразу бежишь в храм. Прочитаешь каноны, почитаешь кафизмочку Псалтири, приложишься к иконе - и всё проходит тут же. Всякая печаль исчезает. А уж когда Литургию отслужишь, то ног не чуешь под собой, просто летаешь.

- Загадывать вперед дело неблагодарное. Но все же… Как бы вы хотели встретить свое 50-летие? Как хотели бы провести день 27 декабря?

- Обязательно постараюсь служить в этот день. Это самое главное, молитвой буду встречать юбилей. А потом посидим за столом общиной, поговорим, повспоминаем. Может, и песню споем.

- Когда вы последний раз держали гитару в руках?

- Наверное, месяца три назад. В моей монашеской келье есть и гитара, но я ее редко в руки беру, только если какой-то артист с концертом к нам приедет. Ну, тогда, бывает, подпою, подыграю.

- Какую песню споете в свой юбилей?

- Есть такая песня - «Вьюн над водой». Старинная русская народная песня. Ее, наверное, и спел бы я от души. «Вьюн над водой развевается, парень молодой собирается…» Вынесли ему сундуки полны добра. - «Это не мое, это батьки моего». Вывели ему вороного коня. - «Это не мое, это дядьки моего». Вывели ему свет-Настасьюшку красу. «Это не мое, это брата моего». Смотрите, какие главные искушения он преодолел: богатством, властью, женской красотой… И тут вынесли ему посох и суму… - «Это вот мое, Богом даденное». Монашеская песня! Такой песней и встречу свой юбилей.

Подготовил Антон Жоголев.

439
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
7
3 комментария

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2020 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru