Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:


Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.






Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Рахманинов

Своими рассуждениями о музыке великого русского композитора делится профессор Московской консерватории Вячеслав Медушевский.

Своими рассуждениями о музыке великого русского композитора делится профессор Московской консерватории Вячеслав Медушевский.

Об авторе. Вячеслав Вячеславович Медушевский родился в 1939 году в Москве. Доктор искусствоведения, профессор Московской консерватории, Заслуженный деятель искусств Российской Федерации, член Союза композиторов России. Автор книги «Духовный анализ музыки» (2014 год). Живет в Москве.

Ценим ли мы, как должно ценить, имя Сергея Васильевича Рахманинова, чья музыка являет собой гимн всепобеждающей, огромной, как океан, небесной любви и силы, пролившихся в его мелодии?

Победитель III Международного конкурса пианистов имени Сергея Рахманинова (2002 г.) православный японский пианист Садакацу Цучида в интервью произнес удивительные слова. На вопрос, почему он играет произведения одного только этого композитора, пианист ответил: «Я пока не нахожу композитора, который был бы выше Рахманинова. В нем весь Бах, Бетховен, Шопен».

Потрясают свидетельства Библии о могуществе музыки. По воле Божией от трубного гласа пали каменные стены Иерихона. Елисей призвал гуслиста, и под чудные звуки сошел на пророка Святой Дух. Давид игрой на арфе отгонял от царя Саула злого духа. Действуют ли доныне чудесные энергии музыки? Смертельной болезнью заболел известный певец Хосе Каррерас. Но он верил, что божественно прекрасная и мужественная музыка Второго фортепианного концерта Рахманинова способна принести ему исцеление. Без устали вслушивался он в покаянные, утешающие и соединяющие с Богом звуки - и болезнь отступила!

И все же примеров чудотворного действия музыки сейчас меньше, чем в древности. А почему? Изменилась музыка? «Время может изменить музыкальную технику, - говорил Рахманинов, - но оно никогда не изменит миссию музыки». Без чувства миссии, по слову композитора, невозможно выйти на сцену. Миссия - посланничество. Кто посылает исполнителя? Композиторы? Но они сами служители красоты, а не авторы ее. Бетховен говорил, что каждая нота его Скрипичного концерта продиктована Всевышним.

Откуда же явилась дивная красота музыки Рахманинова, одновременно и несказанно нежной, и небывало могучей, однако не агрессивной, а вдохновенно отважной, словно желающей душу свою положить за весь мир? Стоит так задать вопрос, как тут же приходит ответ: а Кто вообще принес на землю это необыкновенное единство нежности и мужества, божественной силой восстановив в человеке распавшееся единство его души? Кто сказал: «Огонь пришел Я низвести на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся»? Огонь святой Божией любви, чистой и непобедимой, покорил своей красоте многие народы.

Удивительным образом было воспринято Православие в Японии. На проповедь святого равноапостольного Николая Японского (Касаткина) первыми откликнулись… самураи, люди чести и воли. Один из них, языческий жрец, пришел в храм с твердой решимостью убить святого. Но, дожидаясь окончания службы, был потрясен кроткой силой его христианского духа. Созерцая чудесную перемену в душе - принял святое крещение, затем стал первым японским православным священником.

Музыка Рахманинова вобрала в себя огонь ревностной божественной любви - отсюда ее необыкновенная сила.

Третий фортепианный концерт… Открывается он тихой, смиренной темой, выросшей из интонаций церковного знаменного распева. Ее кротость напоена неотмирно-спокойной внутренней свободой. Знаем ли мы, что есть кротость? По слову святого Иоанна Лествичника, это - «несокрушимая скала в океане житейской раздражительности». Волны свирепо обрушиваются на нее, бьют со всех сторон, а она не колеблется, красотой любви победно сияет в мире.

В музыке первой части концерта эта исходная тема - словно невидимый Китеж-град Святой Руси. Разом всё умиряется в душе, и чувствует душа в себе покой, который сильнее всех бурь мира.

А как заканчивается концерт? В последней, третьей его части, после невероятно яростного, неуклонно нарастающего натиска судорожных ритмов, вдруг - словно в пояснение мысли св. Иоанна Лествичника - победно и могуче взмывает в небеса гимническая тема. Не могла родиться изумительная мелодия нигде, кроме как под пером гения из среды нашего народа, - в ней слышится ширь Руси (как известно, это понятие не столько этническое, сколько духовное!). Знающие историю - знают, какая сила сроднила множество разноликих племен в соборное единство (по слову Писания, «некогда не народ, а ныне народ Божий»), тысячекратно умножила население страны, небывало раздвинула ее территорию, предварительно до безграничности расширив народную душу, и хранила ее более тысячи лет, доколе та сама не отказалась от нее.

Как нужна музыка Рахманинова современной культуре! Особенно - молодым людям. Разве хотят они быть трусливыми и пошлыми? Однако силу дает только любовь. Ревнуя о музыке Рахманинова, японский пианист Садакацу Цучида спрашивал своих соплеменников о том, почему для них Рахманинов не стал самым любимым композитором, как стал для него. Почему не каждый человек принимает вдохновенную красоту в сердце? Эта тайна очень волновала Садакацу. Выпытывая ее у знакомого японца, он получил неожиданно глубокий ответ: «Знаешь, любить эту музыку очень ответственно - после нее нужно жить совсем по-другому».

Да, это ответ и всему, что сейчас зовут «попсой». Дрыгаться в конвульсивных ритмах, «отрываться по полной» - признак крайней слабости души, малодушно отказавшейся от великого призвания ее в вечности, от подъемной силы любви, единственной творческой силы в мире, а с ней - и от духовной, вдохновенно-ликующей воли, отваги и мужества, которое святые отцы определяли как твердость стояния в Истине любви.

Музыка Рахманинова дарована России и миру в эпоху глобального отступления человечества от веры, молитвы и всех духовно-нравственных оснований жизни. Творчество Рахманинова - голос совести для мира.

Произведения, завершающие творческий путь великих композиторов, часто несут в себе особое символическое значение. «Симфонические танцы» Рахманинова освещены отблеском эсхатологии - учения об окончании истории. Это произведение невозможно правильно воспринять без знания Апокалипсиса, завершающей книги Библии. В начале третьего тысячелетия земля вздрогнула, почувствовав близость осуществления последних пророчеств Библии.

В произведении три части. В начале первой музыковед В. Грачев слышит четырехкратный трубный глас и топот апокалипсических всадников. Вальсовое движение второй части - словно боль и возвышенный плач о человечестве, отвергнувшем небесную любовь. Ключ к третьей части - интонации средневековой латинской мелодии Dies irae («День гнева»). Здесь ее появление истолковано в точном апокалипсическом смысле.

Для людей, отошедших от Церкви, само слово апокалипсис - синоним чего-то страшного. Но это слово означает «Откровение». Это радостная книга. Людям, сохранившим верность Богу в грядущие времена уныния народов, Господь говорит: «Восклоните головы».

Таков дух произведения Рахманинова. Ни тени в нем расслабленности, уныния, ужаса. Оно сурово, собранно, подтянуто и горит вдохновенной отвагой, источник которой есть вера.

Сам композитор был человеком мужественным - несмотря на то, что порой унывал, сомневался в своих силах (ведь и святые - не те, кто никогда не падает, но кто, упав, встает и борется с грехом до крови и увенчивается Богом). И вот свидетельство его мужества: вряд ли найдется еще один композитор или писатель на земле, на которого так яростно ополчился бы весь мир, притом не за формальную холодную новизну, ставшую всех терроризирующей модой, а за верность традиции вечной жизни. И ведь кто уничижал творчество гения? Не мелкие газетные шавки, а популярные тогда, известные критики. Почему? Ответ дает православный композитор Георгий Свиридов. Первые десятилетия ХХ века в искусстве были временем музыкального демонизма разного рода (язычество, скифство, балаган, сарказмы, злой гротеск). Православные же корни музыки Рахманинова угадывались и вызывали злобу. А после революции на творчество Рахманинова и вовсе навесили ярлык: «фашизм в поповской рясе».

Где ныне злые критики? Они забыты, а музыка Рахманинова, вечно живая и вдохновенно сильная, победно воцарилась в концертных залах мира. Рахманинов, смиренно сомневаясь в своих собственных силах, верил - и писал об этом, имея в виду не себя, но творчество гениев: не может умереть то, что создано Божественной любовью. Этой верой он руководствовался в жизни и творчестве. В интервью одной газете сказал: «Всем, что собой представляю, я обязан Богу. Одному Ему».

.

47
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
3
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2019 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru