Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)


​Жаркое из шоколада

Рассказ для детей.

Рассказ для детей.

Об авторе. Протоиерей Леонид Коркодинов — настоятель прихода в честь Святителя Николая Чудотворца в селе Усолье Шигонского района Самарской области. Отец четверых детей. А еще протоиерей Леонид пишет рассказы для детей и взрослых, он автор сборников «Жаркое из шоколада» и «Ванины рассказы». Член «Содружества детских писателей» (г. Сызрань). 

Братское правило

Мы с братом Сашкой очень любим конфеты, особенно шоколадные. А маме не нравится, что мы готовы их есть целыми горстями. Говорит, что это очень вредно. Но разве может быть вредно то, что так вкусно? Ещё говорит, что мы хорошие дети и поэтому должны слушаться.

С братом у нас разница в два года, и я старший. Живём мы дружно и делим всё по-братски. Раньше я не понимал, как это — делить по-братски, и прямо спросил у мамы:

— Мама, научи делить!

Она сказала, что когда хочешь поделиться с братом конфетой или печеньем, да и не важно чем, то всегда себе оставляешь меньшую половину, а брату отдаёшь большую. Я это быстро запомнил и решил, не откладывая на потом, поделиться с братиком шоколадным батончиком, который нам на двоих принесла бабушка. Я подбежал к нему и сказал:

— На, Сашка, подели по-братски.

Жалко, что младший брат не знал ещё про это братское правило и поделил просто поровну. «Так и я смог бы разделить, но это ведь — не по-братски!» — с горечью подумал я.

От сладкого к горькому, или Ещё одна загадка

На праздник Рождества Христова нам надарили кучу сладких подарков! А вместе с новогодними гостинцами от Деда Мороза на двоих у нас получился целый большущий пакет с разносортными конфетами, шоколадками, мини-рулетами и другими сладостями, не считая мандаринов с яблоками. В праздничный день родители увлечённо разговаривали за накрытым столом с гостями и потеряли бдительность, и вот я, как старший, предложил брату начать есть наши подарки. Мы взяли огромный пакет, где было всё наше сокровище, ушли в свою комнату и, усевшись прямо на полу, принялись вытаскивать поочерёдно из него содержимое. Сначала мы решили есть то, что повкуснее, а остальное оставить на потом. Я съел «трюфель», «несквик» и ещё пару каких-то конфет. И так получилось, я даже не заметил как, что мой родной брат съел подряд две маленькие вкусные шоколадки с орешками.

— Ты чего это ешь мой подарок? — возмутился я.

— Это почему твой, где написано? Тут всё общее! — отбрыкнулся он.

— Я видел, что ты две одинаковые шоколадки съел! — не успокаивался я.

— Чем докажешь?

— Очень просто! — я был старше и соображал побыстрее брата. Я вытащил из-под его рукава две одинаковые обёртки и тут же, как следователь, нашедший улику, торжествующе посмотрел на подозреваемого.

— Ну, что теперь скажешь? Попался? — в моём голосе звучали нотки победы.

— А это не мои, — спокойно сказал он.

У меня от такого ответа на время пропал дар речи.

— Как не твои? — спросил я, проглатывая слюну: в горле всё мгновенно пересохло. — А чьи?

— Твои, конечно, ты что, не помнишь? — брат врал даже не краснея.

Папа всегда говорит, что маленьких бить нельзя! А как тут стерпеть? Мало того — мою шоколадку съел, так ещё и издевается! Я тут же без разговоров набросился на него, схватил за плечи и постарался опрокинуть на пол. Сашка, наверное предвидя такой поворот событий, постарался бежать, но не успел. Мои пальцы так крепко держали его за рубашку, что вырваться не было никакой возможности. Мы бухнулись на пол, и я оказался сверху. Оседлав брата, я прижал его руки к полу. Он лежал на лопатках. Но тут он изловчился и сильно стукнул меня коленом по спине, я на миг ослабил руки. Сашка тут же этим воспользовался и вырвался из моих оков. Мы стали кататься по полу, громко кряхтя. Наши ноги безпорядочно дрыгались в разные стороны, и в какой-то момент моя левая нога случайно задела ножку журнального столика, на котором стояла огромная хрустальная ваза с водой. Кроме воды, в ней ещё были мамины цветы — подарок папы к празднику.

Столик качнулся, и всё его содержимое, как в замедленном кино, на наших глазах стало необратимо падать вниз. Через мгновение раздался звон разбитого стекла, а мы с братом оказались в луже. На шум прибежали из соседней комнаты родители вместе с гостями и увидели всю эту картину: мы с братом на полу мокрые, мятые, рты в шоколаде, он без ворота на рубашке, я без пуговиц, цветы на паркете, конфеты раскиданы по полу вперемешку с пустыми фантиками, а любимой маминой вазы вообще больше нет!

— Что здесь случилось? — строго спросил папа. Мы испуганно переглянулись. Я, конечно, был рассержен на брата, но сейчас, заметив его несчастный вид, проникся жалостью.

— Это я во всём виноват! — опустив низко голову, пробормотал я. — Сашка ни при чём! — уже более смело сказал я через секунду. Младший брат с благодарностью посмотрел на меня.

— Это видно, что ни при чём! Вон рубаха у него совсем как новая! — пошутил папа, гости улыбнулись, а нам почему-то нисколечко не стало смешно. — Думаю, оба хороши! Но то, что брата защищаешь — молодец! Это по-братски! — папа тоже улыбнулся и посмотрел в сторону мамы и гостей. Он мной гордился в этот момент.

«Как же так? — думал я. — Ведь по-братски — это совсем наоборот?! Меньше себе, а больше брату! Здесь скрыта какая-то загадка». Я задумался.

Неожиданный поворот

Отбывая наказание, мы вдвоём собирали воду тряпками в ведро, и младший брат старался больше меня успеть собрать. Он ещё сильнее перепачкался и вымок, и мама, убрав за нами стекло, повела его в ванную. Он не хотел уходить и стал сопротивляться, упираясь ногами в пол.

— Саша, не капризничай, — резко сказала мама и, взяв его на руки, понесла в ванную комнату. Санька заплакал.

— Я хочу Ване помогать, я тоже виноват, я его обидел! — заверещал он. — Почему меня — мыться, а ему — убирать? Это не по-братски! — младший брат оказался настоящим братом. Мне стало на душе легко и радостно. Вода с журчанием выжималась из моей тряпки в ведро, и эта работа мне уже не казалась наказанием. Я быстро всё убрал.

«Хорошо иметь брата», — подумал я.

Вечером мама строго сказала, что сладкий пакет спрячет и будет выдавать нам по две одинаковые конфеты в день, а то, говорит, у вас опять ссора будет. Мы с братом переглянулись и подмигнули друг другу. Я это сделал ловко, а он дважды моргнул смешно обоими веками. Я заулыбался.

— Ты чего такой весёлый? — спросила мама. Я промолчал.

Мама не знала, что мы уже помирились и нашу братскую дружбу не смогут разрушить теперь никакие конфеты.

Братья — это сила!

Прошло две недели, и однажды в выходной день мама решила испечь для всех пирожков. Пирожки у нас с братом всегда были на втором месте после конфет. Она с утра замесила тесто, приготовила начинки из яблок, творога и картошки и пошла будить нас.

— Мама, а что у тебя жарится? — спросил сонный Санька. Он, как всегда, любопытничал.

— Ничего пока, но скоро будут печься пирожки. Ты ведь любишь пирожки? — спросила мама и почему-то стала щекотать Сашку по рёбрам. А тот, будто его пытают, чтобы выведать великую тайну, стал громко верещать и извиваться, как удав. Тайны он не успел выдать, так как мама вдруг замерла на несколько секунд, принюхиваясь к воздуху из кухни, и устремилась, как спринтер, к плите. Мы, как были в пижамах, ринулись за ней.

На кухне пахло прямо как на шоколадной фабрике. Мама рванула дверцу духовки, и мы увидели растёкшуюся по противню шоколадную коричневую лужу, из которой островками торчали разноцветные обёртки. Это были наши конфеты!

Оказывается, мама, как опытный разведчик, спрятала пакет не в шкаф, как обычно, а в духовку.

— Дети, — она виновато посмотрела на нас, — я включила духовку на разогрев, пока тесто подходит. А про мешок-то с конфетами я совсем забыла! Теперь вы остались без них! Но ничего, будут пирожки, не расстраивайтесь!

Мы с братом мужественно переглянулись и пошли переодеваться.

Конечно, было немножко горько наблюдать, как мама отдирает шоколадное жаркое от стен духового шкафа и противня, а потом выбрасывает его в мусорное ведро. Но для нас с братом конфеты и шоколад были уже не так важны. Мы узнали великую тайну: то, что мы — братья!

— Сашка, — сказал я, — а давай поможем маме печь пирожки!

— Давай, — с радостью согласился он.

— Тогда бежим в ванную, — я вспомнил, как папа учил нас чистоплотности.

— Там же нет пирожков! — удивился брат.

— Руки мыть, чудак-человек! — необидно сказал я.

Вымыв руки с мылом, мы примчались на кухню и стали дружно раскладывать начинки на мягкое тесто. Каждый из нас старался успеть больше слепить пирожков, чтобы маме меньше работы осталось. Мы так решили, пока мыли руки: хоть мама и не брат нам, всё равно возьмём её в своё братство.

Постепенно на месте шоколадного жаркого на противне стали появляться разнокалиберные пирожки. У меня они получались высокие и узенькие, а у Сашки — плоские, но такие толстенные! Он их сверху ладошкой всё время прихлопывал. От этого мука подлетала высоко вверх, залезала нам в рот и щекотала в носу. Я не вытерпел и чихнул, и тут вошла на кухню мама.

— Ух ты, какие вы молодцы, какие дружные братья! — похвалила она нас, увидев нашу работу. — И мне даже почти не оставили, — она ласково улыбалась. — Видно, что трудились на славу, мука вон даже на холодильнике.

После маминых слов мы с братом почувствовали в себе большущие силы и чуть ли не хором сказали:

— Мы ещё и не так можем!

Мама бережно обняла нас.

— Завтра борщ будем варить, — заговорщически на ушко прошептал я брату.

Простое счастье

Перед обедом из гаража вернулся папа.

— Как у нас вкусненько пахнет! — с порога воскликнул он.

— Ты пропустил много интересного, — сказала ему мама, выйдя навстречу. Пока мы с Санькой были в ванной, отмывая мучные руки и щёки, она поведала папе всё: и про шоколадное жаркое, и про нашу дружную помощь.

— Ну что, братья по несчастью, обидно остаться без конфет? — спросил нас за обедом отец.

— Не в конфетах счастье, — всем на удивление выдал Сашка.

— А в чём же? — спросил за всех папа. Мы уставились на Саньку. Я-то знал, что Санька больше всего мечтал о собаке, ну или о велосипеде. А младший брат посмотрел сперва на родителей, потом на меня и сказал совсем по-взрослому:

— Наверное, в дружной семье!

Мы притихли за обеденным столом. А папа встал, подошёл к Сашке и крепко его поцеловал. Мне почему-то стало так радостно, что я даже не знал, куда деться от счастья, и поэтому прижался к маме. В ответ она ласково потрепала меня по волосам. «Я на всю жизнь запомню этот миг», — подумалось мне.

А потом мы долго все вместе смеялись, когда пили горячий чай, запивая им душистые пирожки, от которых шёл нежный аромат шоколада.

Рис. Максима Багдасарова.

Дата: 6 октября 2017
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
2
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru