Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

​«Для меня кино — это путь к Богу»

Интервью с режиссером-мультипликатором, директором кинокомпании «Избор» Станиславом Подивиловым.

Интервью с режиссером-мультипликатором, директором кинокомпании «Избор» Станиславом Подивиловым.

См. также...

На кинофестиваль «Свет лучезарного Ангела» в Самару режиссер Станислав Подивилов привез мультфильм «Пересвет и Ослябя». В кинозале ТК «Амбар» аниматор представил свою работу, а перед просмотром рассказал самарским подросткам о духовном значении Куликовской битвы. После показа фильма он дал возможность ребятам примерить на себя кольчугу, шлем, подержать в руках древнерусский меч… Не было отбоя от желающих сфотографироваться в доспехах древнерусского ратника. А тем временем московский режиссер объяснял мальчишкам особенности сражений той далекой эпохи…

Станислав Анатольевич Подивилов вышел ко мне на интервью в сшитом им самим костюме древнерусского князя. Я еще подивился тому, как органично этот костюм на нем сидит словно влитой. Что-то княжеское было и во всем облике моего собеседника. И вот оказалось, что Станислав Анатольевич крещен с именем Вячеслав, и его покровитель славянский князь святой Вячеслав Чешский. И сразу кое-что стало проясняться в собеседнике. Но все же во время нашего разговора мне еще много чему пришлось подивиться.

Твой крест

— Какой из своих мультфильмов вы больше всего любите?

Режиссер Станислав Подивилов.

— Наверное, «Твой крест». Он был первый в древнерусской серии моих работ. В душе он до сих пор у меня сидит. Это иллюстрация известной притчи про то, как человек возроптал на тяжесть своего жизненного креста, и ему было предложено самому выбрать из множества крестов какой-то крест для себя. И выбрал он в итоге как раз именно тот из них, который и был его крестом. Эта притча меня как молнией поразила. Я ее впервые прочел в детской книжке писателя Георгия Юдина. Как она туда затесалась, не знаю. У притчи о крестах множество интерпретаций. И писатель предложил свою, пересказал ее несколько на свой лад. Но я и в этом весьма вольном переложении известной притчи увидел гениальную простоту. История эта ведь очень простая. Вроде бы даже до банальности простая. А между тем здесь как раз тот случай, когда хочется воскликнуть: все гениальное просто! В ней кроется духовная простота, идущая от Бога. Хотя мы и не знаем наверняка, кто первым эту притчу произнес, но она была явно навеяна Духом Святым.

Мое объяснение притчи в фильме тоже простое. Господь создал каждого из нас неповторимой личностью, и каждый человек для Бога дорог. Потому и крест жизненный у каждого свой. Каждый человек — это Вселенная. Не бывает каких-то «вторичных» крестов, особенно тяжелых крестов или, наоборот, легких… Они все одинаково тяжелые. И вопрос только в том, примет ли свой крест человек и понесет ли по жизни… Ведь что такое нести крест? Это значит соединиться с Богом в творческом замысле Бога о каждом из нас. Постараться понять, что Господь задумал лично о тебе, и начать жить по этому замыслу. И когда человек начинает двигаться по этому пути, он ощущает такую радость, какую не дает ничто другое в этом мире. Потому что это сотворчество с Самим Богом! Человек — образ Божий, и он создан для сотворчества с Богом, такими нас устроил Господь. И как раз об этом говорит притча. Если ты смиряешься со своим крестом, то все у тебя в жизни выправляется, и ты становишься по-настоящему счастлив.

Моему герою вначале достался не его, а как бы более почетный княжеский крест. Но этот крест оказался… мечом! У многих есть такое расхожее представление, что если человек облечен властью, то он лишь пользуется сладкими плодами этой власти. Но ведь это совсем не так. Власть и связанная с ней ответственность за судьбу других людей — это большая тяжесть. И герой мультфильма в итоге берет свой, обычный, простой крест. Который ему и предназначался.

— А как вы сами несете свой крест режиссера Православного мультипликационного кино в наше жесткое, да еще и кризисное время? Не ропщете ли временами на тяжесть своего столь необычного и даже, наверное, так можно сказать, причудливого креста?

— Наверное, это действительно чудо, что мои фильмы вообще доходят до зрителей. Каким-то загадочным для меня самого образом мы получаем финансирование на все наши проекты. Федеральные деньги от Министерства культуры каким-то чудом выделялись. Но препятствия на этом пути бывали колоссальные. Я чужой в современной кинематографической среде. Меня вообще аниматоры не считают за режиссера, типа, я лишь «выполняю заказ Церкви». Есть в их среде такое деление: «арт» — и «не арт» кино. Так вот, я для них — «не арт». Ну и пусть их думают, что хотят. Лишь бы зрителям нравилось. Лишь бы была от моих картин духовная польза…

Но есть и люди, которые мне помогают и меня понимают. Мои мультфильмы не для фестивалей делаются. Хотя все мои работы получали призы на различных фестивалях. Например, «Твой крест» получил диплом на римском фестивале анимационного религиозного кино «Религия сегодня». Главное для меня — «приз зрительских симпатий».

Кадр из мультфильма «Твой крест».

— Я вот вчера заплакал, когда смотрел ваш фильм. Своим слезам я поверю больше, чем чьему-то там предвзятому мнению.

— Раскрою вам секрет: я иногда смотрю свои фильмы и тоже плачу. Странная вещь. Я ведь не плаксивый вообще-то, не слишком эмоциональный, а слезы почему-то текут…

Спокойно отношусь к тому, что мои фильмы скачивают и смотрят в интернете. Я ведь и делаю мультфильмы для того, чтобы их смотрели. И потому разрешаю безплатно показывать мои работы на разных телеканалах.

Мои фильмы собрали в интернете уже почти миллион просмотров. Нашелся доброхот, который перевел мои мультипликационные ленты на настоящий английский язык. Нашел англичанина, живущего в России, с его помощью дублировал фильмы и выложил их в англоязычный интернет. А недавно я узнал, что в Православных воскресных школах Франции и Австралии детям показывают мои фильмы.

А однажды в свой день рождения я молился в Троице-Сергиевой Лавре, и игумен Киприан (Ященко) прямо из храма меня вытащил за руку в актовый зал Лавры, где проходили занятия богословских курсов для мирян. Я показал слушателям курсов, а их оказалось сотня человек в аудитории, свои фильмы. Люди растрогались. Потом ко мне подошла женщина, она работает в воинской части, где солдатики реально участвуют в разных важных операциях. И сказала мне такое: мы знаем ваш мультфильм «Пересвет и Ослябя». Его показывают в нашем Доме офицеров. И когда офицеры выходят из зала, многие крестятся и произносят один и тот же возглас: «С нами Бог!». Для меня это очень высокая оценка.

Мой предок кого-то сильно подивил…

— Из каких кирпичиков сложил вас Господь?

— Мой родной город Челябинск. Наш род из уральских казаков, из поселения Беликуль. По семейному преданию, из тех мест и наша фамилия Подивилов. Видно, наш предок кого-то сильно подивил.

— А мультипликатор и должен удивлять…

— Я не специально это делаю. Но так уж вот иногда получается.

…Дед по отцу, Ефим Подивилов, в сорок лет с небольшим умер прямо у станка в 1944 году. Он работал на Челябинском тракторном заводе, в войну там выпускали танки. Дед и жил в ту пору прямо на заводе, у станка, и вот так и умер. Отдал свою жизнь за Родину.

Отец мой был кузнецом на том же Челябинском тракторном. Он делал формы для литья, а это работа ювелирная. После войны отец мой остался один со своей мамой. И хотел стать художником, у него был талант. Он вообще был широко одаренный, великолепно пел, на гитаре играл, танцевал, и к технике у него тоже душа лежала. Просил маму: «Хочу быть художником, пусти меня учиться». А мама не отпустила его. Потому что после войны было очень тяжело. Она сказала: «Сынок, надо для пропитания идти на завод». И он пошел на завод, по послушанию матери. Но у него всю жизнь была мечта стать художником. Он выучился сам рисовать, рисовал акварели очень красивые. Если бы он учился хотя бы чуть-чуть, он стал бы талантливым профессиональным художником. Но он воплотил свою мечту во мне и в моем старшем брате Анатолии — мы с братом учились в Челябинском художественном училище. Это хорошее образование, и оно дало мне возможность после службы в армии (служил на Байконуре) с первого раза поступить в Москву, во ВГИК. Меня заметил замечательный классик кукольной анимации Станислав Михайлович Соколов. Я сдал экзамены и поступил к нему на курс «художник-постановщик анимационного кино».

…Мои родители весной 1986 года поехали отдыхать в Белоруссию и оказались в нескольких десятках километров от Припяти. Когда Чернобыль рванул, они были почти что в эпицентре катастрофы. Никто тогда не знал еще о случившемся, и только экскурсовод им тихонько на ухо шепнул: «Скорее бегите отсюда!». Они тут же уехали домой, но все же успели хватануть радиации. Приехали, и уже через месяц отец заболел: язва желудка. Потом инфаркт, а вскоре и инсульт. И у мамы тоже начались проблемы со здоровьем. Представьте только трагедию моего отца! Всю жизнь он мечтал дожить до пенсии и начать рисовать, заняться наконец любимым делом. Сам кисточки делал, себя готовил к творчеству… Мечтал о пенсии. А тут вот такое… Инсульт, парализована речь, и правая рука тоже парализована. Это была трагедия! Но он смог себя преодолеть и начал рисовать левой рукой. И свою мечту в течение года он все же осуществил. Он нарисовал замечательные рисунки, философские, красивые очень. Я забрал его из Челябинска в Москву, и здесь он уже крестился, и умер под самую Пасху. Тихо, мирно отошел ко Господу, примирившись с Богом, накануне исповедался и причастился. Таким был его крест.

«Необыкновенное путешествие Серафимы»

Я работал одним из четырех режиссеров-постановщиков первого нашего полнометражного Православного мультфильма «Необыкновенное путешествие Серафимы». Съемки проходили очень необычно, можно сказать, чудесно, ведь на нашу работу влиял сам Преподобный Серафим Саровский.

Началось все с того, что мой друг, мультипликатор Сергей Антонов, повез двух своих дочерей в Дивеево. Сам он тогда был еще человеком невоцерковленным (только на съемках нашей картины он начал исповедоваться и причащаться), но однако же Дивеево его очень впечатлило. Там он подошел к мощам Батюшки Серафима и попросил его о том, чтобы святой помог ему снять… полнометражный мультфильм!

И вот через какое-то время к нему в руки попадает этот масштабный проект. Это было как чудо! Так как он сам еще не был до конца готов к такой важной церковной работе, он попросил меня ему помочь. И мы вдвоем этот сценарий обсуждали.

Тут и моя жена помогла. Анна Подивилова тоже окончила ВГИК, она художник по костюмам. Так вот, она подсунула мне книжку про Серафима Саровского. А у нас ведь сын Серафим! У нас долгое время не было детей. Помолились мы сугубо Батюшке Серафиму… И на летнего Батюшку Серафима, 1 августа, жена начала рожать. Сын у нас родился 2 августа, но роды начались 1 августа, в день Преподобного Серафима… И мы это восприняли как некое благословение Батюшки Серафима Саровского.

— Мне это особенно приятно услышать. Ведь я родился 1 августа! А жена моя Людмила родилась 15 января — на «зимнего» Преподобного Серафима…

— И вот эту книжку я принес Сергею. Она ему тоже уже попадалась на глаза. И всё сложилось! Я пригласил автора книги, замечательного писателя Тимофея Веронина, он преподает литературу и русский язык в Свято-Тихоновском Богословском институте. И началась работа.

Не первом этапе работы Батюшка Серафим нас холил и лелеял, во всем давал зеленый свет. Даже организовали для съемочной группы поездку в закрытый Саров. Мы спускались там и в подземную часть Саровского монастыря. Молились в келье Батюшки Серафима, посетили его ближнюю и дальнюю пустыньки. Но это было еще только начало. А вот потом уже начались искушения. Были большие проблемы и в творчестве, и с деньгами.

Мы писали сценарий три (!) года… Пока не вмешался сам Батюшка Серафим. К нам присоединился тогда третий режиссер — по диалогам. Это нормально для большого кино. Но мы никак не могли договориться, не складывалась единая концепция сценария. И мы не могли найти актера, который бы озвучивал Батюшку Серафима. Хотели пригласить на эту озвучку Владимира Заманского. Еще в 1980-е годы он с женой переехал в Муром и поселился вблизи храма, вел строгую молитвенную жизнь. На телефонные звонки он не отвечал. И мы даже поехали к нему в Муром. Через храм мы попытались с ним связаться, но оказалось, что в то время он сильно болел. Но раз уж приехали мы в Муром, не хотелось возвращаться в Москву с пустыми руками. Мы уже были на полпути к Дивеево, и тогда мы поехали туда. Нас великолепно приняли, поселили в священнической гостинице. Сходили помолились на Канавку, помолились на вечерней службе. И… прямо в гостинице написали сценарий всего за три часа! Все противоречия вдруг ушли, и сценарий сложился окончательно. Оставалось только его отшлифовать.

А на озвучивание роли Преподобного Серафима пришел к нам в картину замечательный артист Александр Михайлов! С ним было очень легко работать, вся группа его очень уважала. Он ведь звезда (фильм «Любовь и голуби» вся страна смотрела), но пришел он без всякого апломба на проект, где собралась молодая команда. И полностью доверился создателям ленты. Никто ведь тогда еще не знал, как делать Православный мультфильм, это был первый такой опыт. И артист проявил большое смирение. Потому-то он и сумел справиться с такой необычной ролью — говорить «за святого»! Ведь у каждого известного актера есть набор своих актерских приемов. Но тут Александр Михайлов сумел начать все заново, попытался отодвинуть прежние наработки и сделать что-то новое. Думаю, ему это удалось.

И еще он большую часть своего гонорара отдал своим студентам. Он преподает актерское мастерство и по возможности помогает своим студентам. Вот и в этот раз он свой весьма приличный гонорар разделил между студентами, себе оставил лишь очень небольшую сумму. А до этого в три раза урезал свой гонорар. Такой вот человек удивительный.

— Как кинематографическое сообщество восприняло «Серафиму»?

— Я был в Питере на премьерном показе (мы распределились — кто-то в Саров поехал, кто-то проводил показ в Москве, а мне выпал Питер). Поначалу кинокритики и работники кино были настроены весьма скептически, журналисты всё искали какого-то подвоха. Но после показа фильма настроение изменилось. Ни одного отрицательного отзыва на премьерном показе не было.

Да и в целом мультфильм наш почти окупился. Кассовый сбор был 90 миллионов рублей. Это как сбор со среднего класса голливудского кино. Конечно, мультфильм не полностью окупился, но по крайней мере основные средства, в него вложенные, вернулись.

…Этот фильм показывал в доме престарелых мой знакомый, который занимается благотворительностью. И там была одна скептически настроенная пожилая женщина. У нее был крестик даже, но она его не хотела носить, говорила, что неверующая и что Церковь ей не нужна. И вот после показа фильма она попросила освятить ей крестик. Я думаю, это знаковый момент. Фильм наш свое дело делает.

Ручная работа

— Что такое современный мультфильм?

— Есть такое понятие: ручное творчество — то, что сделано своими руками. Мультфильм и есть ручная работа.

Мы со сценаристом Кириллом Кирилловичем Немировичем-Данченко интеллектуально разрабатываем особый жанр религиозного кино, хотим, чтобы это кино работало. «Твой крест», «Это мой выбор» — там всё живет. Я это сознательно придумал. Много экспериментировал с анимацией, чтобы уйти от глянцевости компьютерной.

Есть диснеевская анимация, она сегодня диктует определенную форму подачи фильма, и от этого надо нам было уйти. Уйти подальше от диснеевских мультиков… И я придумал живую фактуру. Технически это было тяжело сделать. Потому что вместо заливки компьютерной в каждый кадр, в этот кусочек окрашенный мы вставляли фактуру, нарисованную на бумаге акварелью. Это очень трудно, это же не компьютерная графика, у нас все вручную.

Я потому и не до конца удовлетворен фильмом «Необыкновенное путешествие Серафимы»: мы пытались, но до конца все же не смогли преодолеть компьютерную заданность. Это все-таки трехмерное кино, и мы всеми силами там пытались преодолеть глянцевость, которая как бы изначально заложена в трехмерном кино. Ну а мои мультфильмы все рисованные целиком. И в «Серафиме» текстуры тоже рисованные, ручные, мы их как бы натягивали на трехмерные объекты. Пытались уйти от компьютерной заданности, для этого нам программисты даже написали специальную компьютерную программу, чтобы набор этих компьютерных штампов как-то сломать. Но до конца нам это не удалось сделать. Потому что компьютер это одно, а живая рука художника-мультипликатора это совсем другое. Потому что глаз ловит механичность компьютерных движений, которых совсем нет в рисованной картинке. Потому что художник ведь рисует руками! Мы каждый кадр рисуем по компьютеру, на планшете, но ведь руками! У нас изображение — 25 кадров в секунду, а в нашем фильме идет минимум 12 кадров в секунду, и что это дает? Ты по одной и той же линии проводишь 12 раз, но ведь идеально ровную линию рукой невозможно провести, всегда эта линия будет вибрировать еле заметным образом. И это-то как раз дает картине ощущение жизни. А в трехмерном кино это невозможно. Если там контур есть, то он везде одинаковый. Он не вибрирует. Потому что линию проводит компьютер, а не живая человеческая рука. В вибрации — жизнь! А при отсутствии вибрации из-за компьютерной точности при трехмерном кино появляется ощущение какой-то мертвенности, технологичности, чего-то неживого.

— Сценарист ваших фильмов Кирилл Кириллович Немирович-Данченко один из ближайших помощников Главы Российского Императорского Дома Государыни Марии Владимировны. А вы как относитесь к монархическому движению?

— Как только было создано Российское монархическое движение, Кирилл Кириллович Немирович-Данченко стал его председателем, а я почти что со времени основания движения входил в правление этой организации. У меня есть награды от Государыни Марии Владимировны — орден Станислава III степени (обращаю внимание! Меня ведь зовут Станислав!) и юбилейная медаль в честь 400-летия Дома Романовых. Государыня видела все мои фильмы и их одобрила. За свое кино я и получил от нее награды. А с Кириллом мы учились на высших режиссерских курсах, жили в общежитии в одной комнате, так вот нас Господь свел. Он учился на игровом отделении, я на анимационном. И с тех пор мы дружим, работаем вместе.

А еще я, можно сказать, «придворный художник» Государыни. Те наградные листы, которыми Государыня Мария Владимировна награждает вместе с медалями и орденами достойных людей, сделаны по моему дизайну. Они очень красивые, выполнены в русском стиле. И последнее официально существующее родословное Древо Императорского Дома тоже я рисовал.

— Вы второй режиссер-мультипликатор, у которого я беру интервью. Первым был Юрий Кулаков. Он режиссер фильма про святого князя Владимира. Что скажете о том первом большом проекте?

— На этот фильм было взято благословение у Митрополита Питирима (Нечаева). Я считаю, создатели ленты благословения не исполнили. Фильм должен был рассказывать в первую очередь о человеке, который крестил Русь. Ведь он основатель нашего народа. Его жизнь до крещения, может, кому-то и интересна, но для нас это совсем крохотная часть интереса. Благословение было дано именно о святых деяниях князя фильм снимать, а не рассказывать о поступках и грехах его молодости. Кулаков, по крайней мере во время работы над фильмом, был далек от Православия, по мировоззрению он был полуязычник. Потому и снял он кино близкое к язычеству. Но если вы берете благословение на Православное кино, то уж и снимайте кино Православное. А то ведь могли бы снимать что угодно и про кого угодно, но при чем же здесь тогда крестивший Русь святой князь Владимир?! Да, фильм получился талантливый, сделан он по последнему слову тогдашней мультипликационной техники. Но вопрос о таланте для меня второстепенный. Можно сделать кино на коленке, с кучей киношных огрехов. Но если оно работает и зрителей как-то подвигает к высокому, это хорошо. А если снял гениальное кино, но ни к чему высокому оно не зовет, это плохо. Есть такой гениальный британский режиссер Питер Гринуэй. С точки зрения режиссуры его фильмы просто шедевры. Но духовная суть его картин едва ли не сатанинская. Гениальность и талантливость ни о чем еще не говорят. Сатана ведь был вначале самым приближенным к Богу ангелом, самым прекрасным и талантливым до своего отпадения… Я бы не стал эти слова относить напрямую к создателям фильма о князе Владимире. Но, на мой взгляд, их картина не удалась.

Через четыре года будет отмечаться 800-летие со дня рождения святого князя Александра Невского. У меня уже есть сценарий большого мультфильма об этом святом. И вот сейчас занимаюсь поиском денег на эту очень большую работу. Постараюсь сделать об Александре Невском хорошее Православное кино.

Винни-Пух и другие…

— Какой у вас самый любимый мультик?

— «Винни-Пух»! Я учился на высших режиссерских курсах в мастерской режиссера Федора Савельевича Хитрука. Это классик мультипликации. Федор Савельевич — 
мудрый и глубоко нравственный человек. И он бы не смог сделать такой замечательный мульт-фильм, если бы сам не был таким же добрым и мудрым, как его Винни-Пух. Ведь в конечном итоге каждый художник пишет свой автопортрет — абсолютно каждый! Это отображается в любом виде искусства, будь то живопись, будь то кино. Это неизбежно! Даже иконописец рисует свой портрет. Потому и когда иконописец пишет икону, ему надо строго поститься, чтобы образ свой максимально очистить, чтобы отображалось на иконе то лучшее, что есть в тебе самом.

Вот и Винни-Пух — это в чем-то портрет Хитрука. Он такой же добрый, умный и глубокий человек, как его герой. Гениальная простота! Потому фильм так и держит, а не можешь понять, почему. Держит он тебя у экрана именно гениальной простотой своей.

Это в некотором смысле даже духовное кино. Его можно с христианской точки зрения разбирать кадр за кадром. Каждый эпизод как притча! Закладывал ли туда Федор Савельевич сознательно религиозный смысл? Скорее всего, нет. Он не был религиозным человеком. Но его доброта делала его мудрецом. А еще я все же думаю, что где-то в глубине он был верующим человеком. Когда я снимал свой дебютный фильм про Рождество, он давал мне очень точные, заинтересованные и деликатные советы…

…В быту был он прост. Ко всем людям хорошо относился. Любил своих студентов. У него не было любимчиков — всех одинаково любил. Был спокойный и мягкий в разговоре. Только такой человек и мог снять один из лучших в мире мультиков.

— А Норштейн?..

— Это совсем другой человек. Я учился и у него. Его творчество очень люблю и уважаю («Ежик в тумане», «Лиса и заяц» и др.). Но с ним все сложнее. Для меня важен один биографический момент: его сын — иконописец! Сам Юрий Борисович не стал верующим человеком, а вот сын Борис стал. И его сын в одиночку расписывал храм, почти не получая за это денег. Для меня этот факт решающий. Все остальное пускай судит Господь.

— Теперь давайте поговорим о западных мультфильмах.

— Вы, наверное, ждете от меня, что я сейчас скажу, как там все плохо, как все ужасно… Но человеческие пути сложнее, чем мы полагаем. И там, на Западе, тоже есть достойные работы, достойные режиссеры, которые стараются делать доброе кино. Я очень люблю американские мультфильмы студии «Пиксар», а также «Валли» — это название мультфильмов про робота. Это хорошее кино. Первый мультфильм «Тачки» тоже нравственное кино. И Голливуд ведь бывает разный. Сказать, что все там плохо, значит слишком упростить ситуацию. Да, это мощная машина киноиндустрии, которая отрабатывает госзаказ, но есть и исключения из правила.

«Маленький принц» французский — неплохой, но все-таки одноразовый фильм. Там есть хорошие находки анимационные, но зачастую это не их собственные находки, а позаимствованные у гениального японского режиссера-мультипликатора Миядзаки. Этот гениальный режиссер генерирует новые идеи. Но несмотря на огромную одаренность, его кино в значительной мере языческое, мрачное, оккультное. А вот творческие решения у него блестящие.

— Сейчас много споров о «Маше и Медведе»…

— Я знаю режиссера и продюсера этого мультфильма Олега Кузовкова, он замечательный человек. Мы оба начинали на студии «Пилот» у известного режиссера Александра Татарского («Падал прошлогодний снег», «Пластилиновая ворона»). Церковная общественность «Машу и Медведя» не приняла. Но я бы не стал высказываться категорично. Это кино для взрослых. Взрослые видят на экране как будто бы своих детей и начинают больше думать о своих детях. Я такое кино не отрицаю. Да, кинодевочка в «Маше и Медведе» хулиганит и как бы провоцирует детей на такое же далеко не пай-поведение. Но это же кино для семейного просмотра. Нормальные родители будут смотреть это кино вместе с ребенком и немножко пояснять происходящее на экране, и тогда все будет нормально. Потому что если родители бросают своего ребенка одного перед телевизором, то и от самого хорошего кино может быть вред. Все нужно объяснять. И мои фильмы взрослым иногда нужно объяснять своим детям.

Человек ведь существо обучаемое. Протоиерей Андрей Ткачев в одной из своих проповедей точно отметил, что не только в известном мультике, но и в жизни встречались маугли — дети, которых находили в джунглях. Но их судьбы складывались далеко не так ярко. Оказалось, что дети после трех лет, если они это время находились вдалеке от людей, уже не адаптируются в человеческое общество, они не обучаются языку и быстро гибнут. Господь так устроил человеческое существо, что оно обучаемое. Чему ты его научишь, то из него и получишь. Потому и так важна культура. Я всегда спорю с теми работниками кино, которые в своем снобизме утверждают, что они снимают фильмы «для себя» и кино, мол, на самом деле ни на что не влияет. Это ложь, еще как влияет! Вот потому и Голливуд целенаправленно гнет свою линию — воспитывает человека определенного, нужного им сорта(для хорошего кино там тоже есть своя ниша). А это «усредненный» человек, нечто серое, безнациональное, безрелигиозное, аморфное, но при этом хороший потребитель.

Я считаю, мы должны дать людям другое кино, дать зрителю выбор. И потому начал снимать кино на религиозные сюжеты. Меня, наверное, можно назвать церковным мультипликатором. Ведь мои работы сделаны или по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, или при содействии Издательского совета Московской Патриархии. Мне много помогал протоиерей Владимир Силовьев.

Ведь другие темы, кроме церковной, мне в кино неинтересны. Хотел бы вот только успеть снять еще три или четыре мультфильма (со здоровьем у меня не очень). Сколько уж смогу… Прошу молитв у читателей, у Православных людей. Физических сил не хватает, а противодействие духовное сильно…

Я первым встал на этот церковный путь в мультипликации, но сейчас я уже не один такой. Есть две молодые вгиковские выпускницы, Наталья Федченко и Любовь Апраксина, они уже сняли фильмы «Путеводительница», «Заступница». Это хорошие работы, талантливые. За ними будущее.

Это мой выбор

— Каким был ваш духовный путь?

— Для меня кино — лишь средство, путь к Богу. Во ВГИК я поступил в конце 1980-х. А в начале 1990-х уже работал на «Пилоте» у Татарского ассистентом режиссера-постановщика. Потом я крестился и вообще ушел из кино. Мой духовник благословил меня учиться иконописи. И я вернулся в кино через иконопись, и лишь через несколько лет. Сначала мне батюшка-духовник (он, как и я, живет в Мытищах) не благословлял работать в кино. А потом он мне сказал такую вещь: «Благословляю, но с условием, что ты сможешь писать иконы со скоростью двадцать пять кадров в секунду!». И он понял, и я это ощутил, что я все-таки кинематографист по натуре, а не иконописец. Иконопись должна забирать всего человека, без остатка. А меня все-таки тянуло в кино, человек я страстный. В иконописи же страсти быть не должно. А у кино другой совсем язык, более страстный. Страстность — это эмоции, и кино без эмоций не будет работать. Грех — это же просто промах, ошибка. Но тот же гнев, например, при правильном отношении можно и нужно использовать, нужно гневаться на свои страсти, на свои срывы… Так же и в кино: если ты используешь страстное начало в нужном направлении, это нормально. А еще иконы нельзя писать без молитвенного сосредоточения и без мира в душе. И когда делаешь кино, надо тоже особенным образом настраиваться на работу. И когда ты внутренне окажешься готов к этой работе, тогда сразу и деньги откуда-то появляются, и помощники приходят. Это не моя заслуга. Это духовный закон.

— Ваш путь к Богу был прямой? Как у лесоруба из вашего мультфильма «Это мой выбор»?

— Нет, к сожалению. Пришлось пережить мне страшное духовное падение. Это произошло в начале перестройки, когда всюду пропагандировалось самовольное целительство. Вот и я попался в эти сети. К тому же моя бабушка по материнской линии была знахарка, а этот страшный «дар» ведь может передаваться… Самая засада была в том, что когда я пытался лечить других людей, то, как и моя бабушка, считал, что этим служу людям, делаю им добро. Моя бабушка родом из-под Смоленска, лечила в деревне всю округу. Врачей-то рядом не было. При этом она была верующая. И у меня вдруг стало «целительство» получаться. Я за это не брал с людей ни копейки.

Но в какой-то момент Господь дал почувствовать, что та сила, которая через меня воздействует на больных, она не от Бога. Так началось мое долгое и мучительное выздоровление от гордости. Потому что так просто бесы не отпускают. Пришлось с боями выдираться — и пришлось заплатить очень большую и страшную цену. При родах умер мой сын… Считаю, это моя прямая вина, плата за мои неправильные духовные искания. У меня нет никаких оправданий! Верно сказано: благими намерениями выстлана дорога в ад. Человек может полагать, что делает добро, но если он с черного хода лезет куда не нужно, он тем самым однозначно ломает всю свою жизнь. Только по милости Божией я как-то вырвался из этого кошмара. Это не моя заслуга… Во ВГИКе по той же причине трое человек сошли с ума. Мой друг сошел с ума, талантливейший оператор, он учился у Княжинского и у Юсова, которые фильмы самого Тарковского снимали! Бесы его чуть не выбросили из окна… Все закончилось очень плохо, психическим расстройством.

Потом Господь послал мне любимую супругу, мы с ней вместе начали в храм ходить, молиться, встали на путь спасения. Без Церкви не спастись. Это не просто слова, я за них отвечаю своей жизнью.

— Вы счастливый человек?

— Да, счастливый. У меня великолепная супруга, у меня трое замечательных детей, у меня любимая работа… Правда, я уже почти три года простаиваю. Но к этому отношусь спокойно. Господь лучше знает, что мне нужно. Недавно похоронил трех близких людей. Умер брат от рака, потом тесть и мама умерли, тоже от рака. Все три года провожал близких в последний путь. Господь видел это и, наверное, потому не посылал мне большой работы. Но сейчас я возвращаюсь к работе. У меня своя кинокомпания «Избор» (по-славянски «Выбор»). Снимаю религиозное кино. Это мой выбор.

И вечный бой…

— В Самару вы привезли фильм «Пересвет и Ослябя». Какой открылась вам Куликовская битва?

— Противник святого Димитрия Донского, князь Олег Рязанский, оказывается, тоже святой нашей Церкви. А ведь он дружил с Мамаем и даже собирался выступить вместе с ним против Димитрия Донского…

Как это объяснить?

Станислав Подивилов рассказал самарским школьникам о Куликовской битве.

На Куликовской битве с каждой стороны было примерно по 250 тысяч воинов. Сошлись огромные армии по тем временам! А возвращались домой наши ратники числом не больше 40 тысяч. Из них многие были изранены в бою. Остальные полегли на Куликовом поле. Выжившие наши воины проходили рязанскими землями. И вот князя Олега Рязанского обуяло сильнейшее искушение: неожиданно напасть на обезсиленных в битве русских ратников и навсегда покончить с Димитрием Донским. Но он… не поддался! Иногда человека делает святым не какой-либо совершенный поступок, а как раз наоборот, не совершенный им поступок.

Когда Олег Рязанский узнал, что Димитрий Донской взял благословение у Преподобного Сергия Радонежского, ему стало все понятно. Бояре боялись вначале ему об этом сказать, а когда он все же узнал, то понял: всё! Бог на стороне Москвы. Мамай обречен, он проиграет битву!

И вот изможденные русские воины оказались в его владениях, по сути, у него в руках. Он мог напасть на них и без особого труда победить. Преподобный Сергий духом прознал об этом его искушении и прислал к Олегу Рязанскому келаря из Троице-Сергиева монастыря. О чем они говорили, «история умалчивает». Но думаю, что разговор был прямой и жесткий. Святой Сергий передал ему свою волю: не смей!.. И после этого разговора Олег взял семью свою и от греха подальше уехал в Литву. Русским воинам больше ничто не угрожало…

Олег Рязанский смирился перед волей Божией. И вся дальнейшая его жизнь выправилась и пошла как должно. Этот выбор сделал его тоже святым.

— В чем заключалась победа Пересвета в поединке с Челубеем?

— Есть несколько дошедших до нас преданий об этом поединке. И согласно одному из них Пересвет не погиб, а вернулся в строй, доскакал до нашего войска. Но это, конечно, не так, и летописец прямо свидетельствует: Пересвет погиб так же, как и Челубей.

В чем же тогда его победа? А все понимают, чувствуют, что именно он победил…

Господь до крайности уважает свободную волю человека.

Кадр из мультфильма «Пересвет и Ослябя».

Что такое был тогда поединок? Еще с древних времен было так: перед боем сходятся самые сильные воины и определяют, на чьей стороне высшие силы. Мамай выставил своего богатыря, чтобы понять, за кого боги. А мы по благословению провидевшего всю битву Сергия Радонежского выставили против него христианского воина — монаха! Оба участника поединка погибли, этим Бог хотел сказать всем нашим воинам: добейтесь победы сами! Надо вам победить самим. Если бы Пересвет остался живым, а его грозный соперник был бы повержен, по сути, битва была бы на этом закончена. Мамай сразу бы понял, каков будет исход битвы, и дал бы приказ отступать. Но Богу было угодно испытать весь наш народ. Пересвет воодушевил русских, развеял миф о непобедимости монголов, когда само это слово вызывало у наших предков страх. Он выступил против доселе непобедимого воина-гиганта, воина-колдуна, языческого жреца. Вышел на него лишь с одним копьем, без доспехов, без щита — в схиме! Он полностью предал себя в волю Божию. Он должен был умереть, словно бы говоря своей смертью: а дальше уж вы сами… Если бы Пересвет несомненно, явно бы победил и сам бы остался при этом в живых, то не было бы этого «а дальше уж вы сами».

Челубея в поединке ни один воин до этого не мог победить. Но не из страха другие русские воины не вышли на поединок с ним. Они не боялись. Нет! Но испытывали груз колоссальной ответственности за исход поединка. А Александр Пересвет был укрепляемый Богом монах, да еще ученик Сергия Радонежского.

В этом ключ к духовному пониманию Куликовской битвы…

У этого моего фильма есть и личная предыстория, достаточно трагичная для меня.

Когда моему старшему сыну исполнилось 17 лет, он сказал, что не хочет служить в армии. Для меня, для уральского казака, это стало шоком. Как же так?.. Я стал пытаться искать какие-то аргументы. Понятно, у сына подростковый возраст, идет какой-то внутренний протест… И тут я вспомнил про Пересвета и Ослябю! Этот фильм стал криком моей души. Так хотелось ребятам (и не только своему сыну) разъяснить обязательность службы в армии, что надо, ну, надо… И этот фильм оказал свое влияние. Мой сын сознательно пошел служить в армию и служил снайпером в разведке специального назначения. Отслужил — и вернулся домой мужиком. Я его очень уважаю и люблю. Его Святославом зовут.

Подготовил Антон Жоголев.

376
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru